Сколько учиться на хирурга?

24.09.2019 0 Автор admin

Особенности получения хирургического образования

Хирургия предполагает оперативный метод лечения острых и хронических заболеваний, травм. Это широкая область медицины, в рамках которой есть много направлений и соответственно врачебных специальностей.

Профессия хирурга включает владение техникой оперативного вмешательства. Кроме того, врач этого профиля должен проводить диагностическое обследование, наблюдение и лечение больного в предоперационном и послеоперационном периоде.

Стоит ли учиться на хирурга?

Профессию хирурга выбирают многие выпускники медицинских ВУЗов. Обычно еще на ранних этапах обучения часть студентов обнаруживает интерес и склонность к этому виду медицинской деятельности.

Преимущества профессии хирурга оцениваются по-разному. В целом, большинство врачей признает, что эта специальность является призванием, требует особых внутренних качеств.

«Плюсы» профессии хирурга

  1. Очевидные и быстрые результаты работы. Обычно хирург радикально вмешивается в течение заболевания, поэтому в послеоперационном периоде в состоянии пациента наступают значительные изменения. Эффект от хирургического лечения заметен и больному, и врачу.
  2. Престиж. Хирургическая помощь часто является единственным шансом спасти жизнь пациенту. В обществе труд врачей этого профиля заслуженно признается сложным и ответственным.
  3. Востребованность. Во всех областях медицины ощущается нехватка квалифицированных кадров. Особенно много вакантных мест именно хирургического профиля. Специалисты всегда требуются в государственные лечебные учреждения. Хирурги (особенно узкого профиля) без труда находят работу и в коммерческих клиниках.
  4. Профессиональное признание. Результаты работы терапевта в борьбе с хронической патологией мало заметны и зависят во многом от особенностей организма пациента и течения заболевания. Эффективность оперативного вмешательства чаще определяется именно мастерством врача. Из-за этого талантливый хирург всегда может рассчитывать на признание коллег, благодарность и уважение пациентов.
  5. Возможность высокого заработка. На самом деле, к сожалению, большинство хирургов получают весьма скромное вознаграждение за свой тяжелый труд. Тем не менее, ряд хирургических специальностей могут обеспечить хороший доход. В первую очередь это относится к пластической хирургии, оперативной стоматологии, гинекологии.

Выбирая профессию хирурга, будущий врач должен трезво оценивать свои способности и возможности. Учится стоит только тем, кто чувствует призвание к данной деятельности.

Реальная жизнь врачей хирургов — что Вас ждет?

Труд хирурга не зря признан одним из самых тяжелых.

«Минусов» у профессии хирурга много

  1. Тяжелый график работы. Дежурства в выходные дни и ночные часы, экстренные вызовы, сверхурочная работы сопровождает хирургов в поликлиниках, стационарах, и даже коммерческих лечебных учреждениях.
  2. Тяжелые условия труда. Выполнение операций предполагает многочасовые нагрузки, работу в условиях искусственного освещения, вынужденную позу, контакт с асептиками и антисептиками, биологическими жидкостями. Врач подвергает большому риску собственное здоровье. Высока вероятность поражения костно-мышечной, сердечно-сосудистой, нервной систем, снижения зрения, аллергических и инфекционных заболеваний.
  3. Психологические нагрузки. Хирургия — это постоянная психологическая нагрузка. Работа специалиста максимально ответственная. Любая ошибка может привести к смерти пациента. Даже при идеально проведенной операции исход заболевания может быть неблагоприятным. Экстренные вмешательства требуют мгновенной мобилизации не смотря на самочувствие и обстоятельства. Кроме того, сверхурочная работа и ночные смены сами по себе являются стрессом для врача. Все это постепенно может приводить к «эмоциональному выгоранию» и развитию психогенных заболеваний.
  4. Вероятность судебных разбирательств. Неблагоприятные результаты операций могут стать причиной административных и судебных разбирательств. Особенно много прецедентов признания вины врача относится к пластической хирургии.
  5. Низкая оплата труда. В государственных учреждениях зарплата хирурга достаточно низкая. Это вынуждает врачей брать максимальное количество ночных дежурств, работать на полторы ставки, устраиваться дополнительно в коммерческие центры, а иногда и уходить из профессии

Отрицательные стороны работы не останавливают тех студентов, кто решил посветить себя хирургии.

Учиться на хирурга достаточно долго. На сегодняшний день для получения сертификата необходимо закончить медицинский ВУЗ (6 лет) и пройти интернатуру (1 год) или ординатуру (2 года).

Дальнейшая специализация может потребовать обучения на курсах сроком 4 месяца.

Кроме того, каждые 5 лет хирург должен подтверждать свой сертификат, проходя учебу на факультете усовершенствования врачей.

Предполагается, что скоро в России будут действовать новые стандарты медицинского образования. Обучение на хирургические специальности будет занимать еще больший срок, так как интернатура исчезнет, а в ординатуру можно будет поступать только после нескольких лет работы участковым врачом. Ординатура по новым стандартам может стать дольше — от 2 до 5 лет.

Обзор лучших ВУЗов в России, где учат на хирурга

Во всех факультетах последипломного образования медицинских ВУЗов есть хирургические специальности. Это значит, что сертификат специалиста можно получить практически в любом медицинском институте.

Рейтинг медицинских ВУЗов России позволяет выбрать лучшее образовательное учреждение для получения специальности.

В настоящее время самыми престижными признаны:

  1. Российский медицинский университет им. Н. И. Пирогова
  2. Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. акад. И. П. Павлова;
  3. Северо-Западный государственный медицинский университет им. И. И. Мечникова;
  4. ПМГМУ им. И. М. Сеченова;
  5. Сибирский государственный медицинский университет;
  6. Воронежская государственная медицинская академия им. Н. Н. Бурденко;
  7. Саратовский государственный медицинский университет имени В. И. Разумовского;
  8. Омская государственная медицинская академия;
  9. Уральская государственная медицинская академия;
  10. Самарский государственный медицинский университет.

Традиционно военно-медицинские ВУЗы готовят сильных специалистов хирургического профиля. Военно-медицинская академия имени С. М. Кирова считается ведущим образовательным учреждением в этой области.

Сколько стоит стать хирургом — стоимость хирургического образования в России

Обучение на хирурга состоит из обучения на медицинском факультете в ВУЗе и последипломного образования (интернатура или ординатура). Во всех образовательных учреждениях есть бюджетные места для абитуриентов.

Таким образом, поступить в институт можно бесплатно, при условии хороших результатов ЕГЭ.

Платное образование в ВУЗе на лечебном или педиатрическом факультете стоит от 60 000 рублей в год. За шесть лет учебы сумма составляет от 360 000 рублей.

Последипломное образование может быть платным или бесплатным. За счет бюджета в обучаются медики по целевому направлению из регионов, и выпускники с высоким средним баллом. Иногда в интернатуре по хирургии есть свободные места — а значит, продолжить образование бесплатно могут и студенты с низким средним баллом.

Платное последипломное образование наиболее востребовано для узких специальностей (офтальмолог, ЛОР-врач, уролог и т.д.).

Обучение в интернатуре стоит от 60 000 рублей.

Полный курс ординатуры обойдется в сумму от 120 000 рублей.

Хирург

Хирург – врач, выполняющий оперативные вмешательства, специализируется на диагностике и лечении травм, заболеваний, патологических процессов разного характера. Хирург может заниматься лечением людей (врач) и животных (ветеринар), также в отдельную группу относят стоматологов и подологов. Профессия подходит для абитуриентов, которые из всех школьных предметов выделяют химию, биологию, математику и русский язык. Профессия подходит тем, кого интересует химия и биология (см. выбор профессии по интересу к школьным предметам).

Кто такой хирург?

Хирург – популярная и очень востребованная профессия. Хирурги в разных странах мира получают самую высокую заработную плату, если сравнивать с педиатрами, акушерами-гинекологами, терапевтами и другими представителями медицинских специальностей. Они должны обладать очень развитой мелкой моторикой, отличным зрением и выносливостью, ведь длительность операции может достигать 18 часов.

Выделяют общую, онкологическую, лапароскопическую, сосудистую, колоректальную, торакальную, эндокринную, травматическую хирургию, трансплантологию и другие разделы – врачи могут выбрать один или несколько. Стоит упомянуть о направлениях и областях, связанных с хирургией:

  • протезная хирургия, благодаря которой возможна замена поврежденных или утраченных участков тела на современные протезы;
  • офтальмохирургия, направленная на восстановление функций зрения с помощью оперативного вмешательства;
  • нейрохирургия, необходимая для лечения нервной системы (также периферическая система, головной и спинной мозг);
  • хирургия в области акушерства и гинекологии, необходимая для решения вопросов, связанных с женской репродуктивной системой: хронические и приобретенные заболевания, беременность, роды и послеродовое восстановление;
  • андрологическая и урологическая хирургия, в рамках которых выполняется оперативное лечение заболеваний органов мужской репродуктивной и мочеполовой систем соответственно;
  • пластическая хирургия, направленная на восстановление формы и функций, коррекцию органов и тканей.

Существуют челюстно-лицевая и абдоминальная хирургия – более 15 областей и направлений. В отдельную группу стоит отнести ветеринарную хирургию, которая позволяет лечить животных: КРГ, МРС, птицы, домашние животные, рептилии и другие. Деятельность любого хирурга связана не только с операциями, но и с ранней диагностикой, профилактикой, консервативным лечением.

Особенности профессии

Хирурги бывают детскими и взрослыми, возрастная группа пациентов определяется еще во время выбора узкой специализации. Эта профессия является одной из самых значимых и сложных в сфере медицины, ведь хирургов ожидают долгие годы обучения и практики. Они несут огромную ответственность, ежедневно проводя многочисленные длинные и короткие оперативные вмешательства. Однако операции (диагностические, паллиативные, радикальные) – это не единственная обязанность хирургов, рассмотрим их деятельность более детально:

  • использование современных методов диагностики: пальпация, визуальная, биопсия, лабораторные исследования, УЗИ, рентгеноскопия и другие;
  • консультативные мероприятия с пациентом и членами его семьи;
  • изучение анамнеза и выбор оптимальной схемы лечения с учетом возраста, индивидуальных особенностей пациента;
  • подготовка пациента к оперативному вмешательству: питание, медикаменты и другие этапы;
  • послеоперационная реабилитация и последующая профилактика рецидивов.

Помимо медицинских манипуляций хирург занимается ведением сопроводительной документации. В паре с ним работают одна или несколько хирургических медсестер, а также анестезиолог-реаниматолог, отвечающий за наркоз и восстановление пациента после него. Хирург должен обладать огромным багажом знаний: основы анестезиологии, иностранные языки, терапия, диетология, роботизированная хирургия и другие. Постоянное обучение и повышение квалификации, практика – это то, что делает из молодого хирурга опытного специалиста.

Плюсы и минусы профессии

Плюсы

  1. Профессия уважаемая в медицинском сообществе.
  2. Возможность пройти переподготовку и получить более узкую специализацию.
  3. Хирурги ежедневно спасают жизни людей, поэтому профессия имеет неоценимое социальное значение.
  4. Достаточно высокие заработные платы, особенно это касается хирургов, работающих в частных клиниках.
  5. В перспективе можно получить вакансию в клинике за границей.
  6. Молодые хирурги могут получать невысокую заработную плату, однако она постепенно возрастает по мере повышения квалификации.
  7. Возможен быстрый карьерный рост.
  8. Каждый хирург может заниматься научной деятельностью.
  9. Современные технологии существенно облегчают деятельности врача, ведь уже сегодня существуют робот-ассистированные хирургические системы «da Vinci», разнообразные лазеры, лапароскопы.

Минусы

  1. Серьезная ответственность.
  2. Работа связана с нервным перенапряжением, усталостью, постоянным общением и высокими физическими нагрузками. Врач, выполняя операцию, не может присесть ни на секунду.
  3. Высокая загруженность накладывает негативный отпечаток на личную жизнь, ведь нередко хирург проводит в больнице больше времени, чем дома. Ему в любое время звонят коллеги и пациенты, нарушая индивидуальное пространство.
  4. Длительное обучение, минимальный срок которого составляет 8 лет.

Важные личные качества

Основной рабочий инструмент хирурга – его руки, которые должны быть чувствительными, подвижными, хорошо развитыми (имеется ввиду мелкая моторика). Врач должен обладать отличной памятью, самоконтролем, дисциплинированностью, аккуратностью, коммуникативными навыками. В характере хирурга должны присутствовать такие черты, как профессиональная ответственность, врачебная эмпатия, честность, определенная доля альтруизма.

Где учиться на хирурга?

Подготовка хирургов ведется в вузах, освоить эту профессию на курсах или в колледжах невозможно. Хирурги проходят многоуровневое обучение:

  • обучение в течение 6 лет на специалитете «Лечебное дело» (код: 31.05.01) или «Педиатрия» (код: 31.05.02), «Стоматология» (код 31.05.03). Профильный предмет ЕГЭ – химия, обязательный – русский язык, на выбор вуза – физика, биология, математика или иностранный язык;
  • обучение в течение 2 лет в ординатуре.

Сегодня можно поступить в ординатуру по следующим профилям:

  • «Хирургия»,
  • «Детская хирургия»,
  • «Нейрохирургия»,
  • «Пластическая хирургия»,
  • «Сердечно-сосудистая хирургия»,
  • «Стоматология хирургическая»,
  • «Торакальная хирургия»,
  • «Челюстно-лицевая хирургия».

Обратите внимание на то, что в ординатуру «Стоматология хирургическая» могут поступать лишь люди, имеющие диплом по специалитету «Стоматология». Челюстно-лицевые хирурги могут пройти подготовку по любому вышеперечисленному направлению специалитета. Для других профилей ординатуры нужен диплом по специальности «Лечебное дело» или «Педиатрия». В рамках получения более узкой или дополнительной специализации можно пройти профессиональную переподготовку, также каждый врач 1 раз в 5 лет обязан подтверждать свою квалификацию.

Вузы

Российский университет дружбы народов Лечебное дело (Медицинский институт РУДН) Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова Лечебное дело (Факультет фундаментальной медицины МГУ им. М.В. Ломоносова) Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М.Сеченова Лечебное дело (Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М.Сеченова) Национальный исследовательский ядерный университет (МИФИ) Лечебное дело (Медицинский факультет) Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова Лечебное дело (Лечебный факультет МГМСУ им. А.И. Евдокимова)

Лучшие вузы для хирургов

  1. РУДН.
  2. РНИМУ им. Н. И. Пирогова.
  3. МГМСУ им. А. И. Евдокимова.
  4. МГУ им. М. В. Ломоносова.
  5. ДВФУ.
  6. КГМУ.
  7. СЗГМУ им. И. И. Мечникова.
  8. СПбГУ.
  9. СПбГПМУ.
  10. КФУ.

Курсы

МУИР

В МУИР реализуются программы повышения квалификации и профессиональной переподготовки для хирургов и врачей, имеющих разную специализацию. Образовательный процесс адаптирован для врачей, проживающих в разных регионах РФ. Занятия проводятся в очно-заочном формате, а также используются современные методики дистанционного образования. После завершения курса слушатель получает документ государственного образца, дающий право на ведение врачебной практики.

Место работы

Хирурги работают в частных клиниках, государственных амбулаториях и поликлиниках, а также в:

  • медицинских центрах,
  • стоматологических кабинетах,
  • центрах репродуктивной медицины,
  • военно-полевых госпиталях,
  • травмпунктах,
  • станциях скорой помощи.

Нередко хирургов принимают в штат медицинские пункты, функционирующие при крупных компаниях, детских и учебных учреждениях, производственных предприятиях, других организациях разного уровня. Хирург может вести научную деятельность, заниматься обучением студентов в вузах, ссузах или учебных центрах.

MO

В жизни любого человека однажды наступает время, когда он должен решать, что делать после школы, куда пойти учиться, какую профессию выбрать.Кто-то хочет стать юристом, кто-то – зоологом, ну а третий, может быть, пойдет в космонавты. А что, если хочется стать хирургом?

Простой интерес или призвание?


Кадр из сериала «Хороший доктор»

Хирург – та профессия, которую нельзя осваивать из любопытства или сиюминутного желания: для этого она слишком серьезная и относится к классу профессий с повышенным уровнем ответственности. Как же определить, что хирургия – именно ваше дело? Для начала стоит понять, каким должен быть врач этого профиля.

Держать в руках скальпель сможет каждый, а вот провести операцию под силу только человеку с определенным набором личностных качеств. Железная воля, спокойствие, крепкие нервы, а также умение находить выход в любой сложной ситуации – вот портрет профессионального хирурга.

Тест на профориентацию: Быть ли тебе врачом?

Практикующий хирург всегда учитывает, что ход операции может резко измениться, и никто, кроме него, не сможет быстро принять решение, способное спасти человеку жизнь. Если у вас присутствуют все перечисленные качества, то хирургия может стать для вас делом всей жизни.

В каком ритме живут хирурги?


Кадр из сериала «Больница Никербокер»

За исключением поликлиник и платных медицинских центров, хирурги редко работают по нормированному графику: они могут дежурить сутками и проводить долгие бессонные часы в стенах больниц. Спасение людей, несмотря на усталость и недостаток сна, проведение многочасовых операций – важная часть работы, которую они любят и уважают. Эти факторы заставляют человека взвесить все «за» и «против», а потом решить, готов ли он освоить сложную, но почетную профессию хирурга!

Где и сколько учиться на хирурга?

В настоящее время по всему миру открыто множество учебных заведений для будущих работников здравоохранения. Много медицинских вузов и в России:

  • Российский национальный исследовательский медицинский университет имени Н.И. Пирогова Министерства здравоохранения Российской Федерации;
  • Казанский государственный медицинский университет Министерства здравоохранения Российской Федерации;
  • Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет Министерства здравоохранения Российской Федерации;
  • Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет имени академика И.П. Павлова Министерства здравоохранения Российской Федерации;
  • Северный государственный медицинский университет Министерства здравоохранения Российской Федерации;
  • Национальный исследовательский Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева;
  • Нижегородская государственная медицинская академия Министерства здравоохранения Российской Федерации и др.

Знакомство с профессией хирурга начинается с освоения в вузе специальности «Лечебное дело» или «Педиатрия». Обучение длится 6 лет и это самая первая ступень к профессии, ведь после освоения любой из программ и прохождения первичной аккредитации выпускник еще не хирург, а только терапевт или педиатр.

Выпускники «Педиатрии» и «Лечебного дела» продолжают обучение в ординатуре (обычно она длится 2 года): после окончания всего курса первые становятся детскими хирургами, а вторые – взрослыми хирургами. Получается, для того, чтобы стать хирургом, нужно учиться не меньше 8 лет.

Риск как норма: чему врачей не учат в ординатуре

664

Некоторые хирурги признаются: за два года ординатуры они не научились ничему, только заполняли документы. Это люди, которые плохо учились, или что-то не так в системе? Где именно слабые места в подготовке молодых российских врачей? Портал Profilaktika.Media, Фонд профилактики рака и «Настоящая редакция» поговорили с начинающими медиками из разных регионов России.

Мы выбрали героев, которые пошли в профессию по призванию, но ощутили пробелы в своем образовании, когда начали самостоятельно практиковать. Мы понимаем: это частные случаи. Но не можем исключить, что проблема носит системный характер, и в реальности недополучивших знаний врачей гораздо больше.

Что такое ординатура?

Сразу после выпуска из медицинского университета вчерашний студент может пойти работать, например, участковым терапевтом. Однако, чтобы освоить более узкую специализацию, например, онкологию, неврологию, гинекологию, нужно окончить ординатуру.

Эта образовательная ступень мало похожа на обучение в университете: врача-ординатора прикрепляют к отделению в больнице, где он выполняет поручения руководителя и параллельно посещает редкие лекции и зачеты. Качество обучения ординатора во многом зависит от коллектива, в который он попал. Либо будущего врача познакомят со всеми тонкостями выбранной профессии, либо, наоборот, доверят только бумажную работу.

Поступить в ординатуру с недавних пор можно только платно или по целевому направлению. При последнем варианте за будущего ординатора платит организация, направившая его на обучение. Врач, в свою очередь, обязан после ординатуры вернуться в это учреждение и несколько лет работать там.

Плата за обучение — вопрос не праздный. Стоимость двух лет учебы в среднем составляет 500-600 тысяч рублей. Например, год ординатуры в НМИЦ онкологии им. Н. Н. Петрова стоит 240 тысяч рублей. Те, у кого таких денег нет, вынуждены либо идти работать в первичное звено — поликлиники, либо уходить из медицины.

Спасти от кровотечения

Максим Черных даже в детстве оперировал игрушки. Он так мечтал стать хирургом, что в поисках практики отправился в самое пекло — переполненную пациентами областную больницу. Но даже после окончания интернатуры Максим чувствовал, что у него есть не все навыки, необходимые для практики.

Специальность: хирург-онколог

Стаж работы: 4 года

Город: Челябинск

— В детстве у меня был огромный медведь с белой грудкой. Мама однажды пришла и увидела, что на грудке игрушки зеленое пятно. Я его разрезал, что-то там поделал, зашил и намазал сверху зеленкой.

Мне нравится, что я могу найти проблему и решить ее, помочь человеку и даже спасти его. И что я знаю ответы на многие вопросы. Когда пришло время определяться с интернатурой, я выбрал ту кафедру хирургии, где по сравнению с другими теоретической подготовке уделяли больше внимания. Наверное, еще одна моя любовь — дотошность, мне важно все понимать головой, а не просто работать руками.

Недостающий навык: не умел делать некоторые базовые хирургические процедуры и операции, например, плевральную пункцию

— В Челябинске есть областная больница, там дикая нехватка рук: огромный поток, экстренные пациенты, все кипит. Я выбираю это место для интернатуры. Приезжаю в семь утра, поднимаюсь на седьмой этаж в хирургию. В ординаторской — пять хирургов. В ответ на приветствие — полная тишина. Я — интерн, и тут меня не ждут. Все хирурги молодые, старше меня лет на пять, помощники им не нужны. Пришел заведующий, сказал: «Короче, Макс, за оставшиеся полгода ты должен научиться оперировать все грыжи: паховые, пупочные и белой линии живота, один хотя бы пузырь должен прооперировать сам. Вот сидят тунеядцы — хватай одного и садись на шею. Они будут отбрыкиваться, но ты садись». И заведующий ушел. А хирурги, по очереди каждый, меня отфутболили. Решилось все после звонка моего тестя бывшему заведующему отделением — как оказалось, тесть был его учителем. Назавтра я официально был включен в состав операционной бригады на всю следующую неделю.

С сертификатом хирурга я мог работать в трех местах. В абдоминальное отделение (там лечат заболевания и травмы брюшной полости — прим. ред.) было не прорваться. Можно в поликлинику, но это медленная смерть для хирурга. Оставалась гнойная хирургия. Я не хотел, но пошел в туда — в этой же больнице, двумя этажами выше. Там был реальный доступ к пациентам. Про гнойку ничего не знал, кроме того, что читал в книжках – где гной, там и режь. Вот там я и окунулся в настоящую работу хирурга с головой: чуть ли не в первый же день меня пустили в операционную, в перевязочную взяли. Прошла неделя — я уже перевязки сам делал. Еще неделя, и мне дали самому некрэктомию сделать — слоями убирать омертвевшую кожу, чтобы инфекция не распространялась дальше по тканям организма. Я делал это один, потому что у нас была катастрофическая нехватка рук — три человека, между которыми делилось все отделение в сорок человек.

Шли операции, в это же время работал приемник, поступали пациенты. Это была просто жесть, но мне нравилось! На выпускном экзамене из интернатуры можно было сдавать устный зачет или показать маленькое видео с твоей ассистенцией на операции. Я сделал видео, как выполняю ампутацию бедра сам, и это выделялось на фоне других. Я научился тому, что мне понадобилось уже совсем скоро — после интернатуры меня приняли на работу в это же отделение.

И это была большая удача. Но, к сожалению, я научился не всему необходимому. На самостоятельном дежурстве мне предстояло в одиночку сделать плевральную пункцию (прокол оболочки, покрывающей легкие и стенки грудной полости, чтобы удалить скопившуюся жидкость — прим. ред.), которую до этого я не делал и даже не присутствовал, когда процедуру выполнял кто-то другой — просто не совпало. Такое бывает: например, многие хирурги спустя несколько лет работы ни разу не делали аппендэктомию (удаление аппендикса — прим. ред.) — хотя, казалось бы, это базовая и простейшая операция.

Чем опасно для пациента: риск для жизни

— Мой опытный коллега с прошлой работы рассказал, что сам однажды во время плевральной пункции проткнул селезенку пациента, и пришлось экстренно в операционную везти человека из-за внутреннего кровотечения, так как высок риск смерти. В тот раз все обошлось, и в моем случае я справился тоже. Но это был риск.

Как справился: пошел учиться дополнительно, в ординатуру Высшей школы онкологии (Санкт-Петербург, Россия)

— Помню день в конце первого года петербургской ординатуры: я выписал пациентку, которой сделал первую в своей жизни резекцию желудка (удаление части желудка — прим. ред.). Среди хирургов эта операция считается «вышкой». Желудки не оперируют в некоторых больницах даже хирурги с пятилетним стажем. Недавно мой наставник встречался с однокурсником, который в НИИ работает, тот спросил: «Лех, у тебя там нет случайно кишки какой-нибудь легенькой? Прооперировать хочу». У него девять лет стажа, и он ищет кишку, а я их уже штуки четыре прооперировал. Как бы уровень, да? Два года назад я оперировал свою первую базалиому (одна из разновидностей рака кожи — прим. ред.) в интернатуре и чуть от стресса не умер. Элементарная операция, маленький шовчик. Я когда это делал, с меня сто потов сошло, запотели очки. Если бы я в тот момент думал, что скоро буду желудки сам оперировать, я бы не поверил.

Сколько пациентов: По словам Максима Черных, в гнойное отделение Челябинской областной больницы в среднем поступает более 2000 человек в год.

Максим Черных. Фото: личный архив.

Настроить на жизнь

В школе хирург-онколог Анатолий Атасов заболел мотоциклами и медициной. Но попав на работу, он ощутил, что мало таланта и хорошей реакции, чтобы сохранить жизнь пациента, даже если они подкреплены добротной теоретической подготовкой и практикой за операционным столом.

Специальность: хирург-онколог

Стаж работы: 3 года

Город: Оренбург

– С седьмого класса я прицельно готовился в медицинскую академию. Конкурс — пять человек на место. У меня был план: не пройду — в армию, а потом поступать снова. В итоге прошел с первого раза на лечфак на бюджетное место.

Первую работу нашел на ярмарке вакансий, в радиологии. Но хотелось работать хирургом. И вот однажды после рабочего дня звонит начмед и сообщает, что освободилось место в хирургическом отделении онкодиспансера. Решается судьба путевки в ординатуру по этому направлению. Если я приеду к главврачу в течение часа, то меня возьмут. Я как был в майке, шортах и бородатый, так и прыгнул на мотоцикл. Примчался, главврач спрашивает: «Хочешь работать в хирургии?» Не задумываясь согласился, хотя представления не имел, в чем специфика. Только отдаленно понимал, что буду иметь дело с лечением опухолей головы и шеи. Меня потом радиологи отговаривали: «Да ты что, это гортань, слизь, противно». Но я именно о хирургии мечтал. Здесь много адреналина. Когда в больницу привозят задыхающегося пациента, счет идет на минуты, успеем поставить трубку — будет дышать. В больницу врача могут вызвать и днем, и ночью. Бывает, что после операции выходишь мокрым с головы до ног — такое напряжение. И результат приносит удовлетворение. Если бы не хирургия, я бы угас.

Недостающий навык: умение сообщить пациенту о тяжелом диагнозе.

– Чтобы получить эту работу, нужно было учиться в ординатуре по направлению челюстно-лицевой хирургии в СамГМУ. Я горжусь, что в самарском меде получал знания у именитых профессоров, но практики там не хватало. Нас было десять ординаторов, а пациентов не так много. Мы чуть ли не дрались, чтобы хоть раз в неделю подержать крючки на операции, поэтому через некоторое время я перевелся в Самарский областной онкодиспансер. Вот там получил опыт: меня не загружали бумажками, и я каждый день ассистировал хирургам. Параллельно получил теоретическую подготовку. Вопрос от преподавателя мог прозвучать в любой момент, и материал нужно было знать наизусть, так что каждый вечер я штудировал учебную литературу в библиотеке. На съемную квартиру зарабатывал по выходным: водил маршрутный автобус в Оренбурге. Такой график выжимал все силы, поэтому второй год ординатуры я решил проходить в оренбургском онкодиспансере. Меня приняли врачом-стажером, и мне было не стыдно занять эту должность, потому что я уже получил хорошую практику. Но даже с такой солидной подготовкой в первые годы мне не хватало навыков общения с пациентами. Словом можно ранить и даже убить. Врач должен знать, как сообщать о диагнозе, а я не умел правильно это делать.

В чем опасность для пациента: пациент может не прислушаться к рекомендациям врача и получить рецидив; может совершить самоубийство, если ему неправильно сообщить о тяжелом диагнозе.

– Например, приходит пациент с раком губы. Мы даже не задаем вопрос: «Курите ли вы». Спрашиваем: «Сколько лет вы курите?» Так вот далеко не факт, что после операции он бросит сигареты. Он может сказать: «И что? Я курил и продолжу. Ничего не случится». В таком случае, говорить нужно без обиняков: «У вас рак. Если вы не бросите курить, то умрете». Иногда удается повлиять на человека, и родственники благодарят: «Мы столько лет пытаемся уговорить его бросить курить – бесполезно, а вы что-то ему сказали, и он перестал». Но если не найти подхода к пациенту, что будет? Ясно, что.

Бывают, наоборот, чересчур мнительные пациенты, способные даже на самоубийство после известия о диагнозе. О таких случаях я слышал. Этим людям нельзя с ходу раскрывать результаты анализов, нужно морально подготовить. Мы начинаем издалека, беседуем, если есть возможность, подключаем родственников. Знания психологии важны и для того, чтобы поддержать пациента во время выздоровления. Если он не настроен бороться за жизнь после операции, у него пропадает аппетит, питательные вещества не поступают в организм в достаточном количестве и понеслось: отеки, нагноение раны, швы не держат, падает иммунитет. И человек может умереть, например, от пневмонии, потому что не замотивирован, в том числе, своим лечащим врачом.

Если бы нам преподавали эту дисциплину в ординатуре, можно было бы не изобретать велосипед. Это позволило бы снизить риск импульсивной негативной реакции на сообщение о диагнозе и повысить эффективность лечения.

Как справлялся: советовался коллегами, которые были в доступе, прежде чем что-то сделать

– Перед тем, как сообщить диагноз своему первому пациенту, я тысячу раз переспросил у опытных коллег, с чего начать разговор, как построить беседу. И постепенно уже сам начал это понимать. Но ведь наверняка есть протоколы, которые помогут врачам строить диалог, исходя из индивидуальных особенностей человека. У нас с коллегами негласно сложилось собственное разделение на психотипы. Я получал эти знания с опытом, наблюдая за работой других хирургов. У нас есть медсестра, которая делает перевязки и постоянно общается с пациентами. И если она нам говорит: «Такой-то пациент загрустил», — то мы с ним беседуем, подбадриваем. Когда это удается, то и раны начинают быстрее заживать, и аппетит появляется. А там и выписка. Вот почему так важно понимать принципы, отвечающие за психологическую реакцию людей на стресс, владеть приемами убеждения, знать, каким способом поддержать человека, который опустил руки.

Сколько пациентов: В 2018 году злокачественные новообразования выявлены у 9 825 жителей Оренбургской области.

Анатолий Атасов. Фото: Ольга Голенских.

Навыки общения с пациентами — необходимая для врача дисциплина, которой мировая медицина уделяет много внимания. Протоколы, о которых говорит в своем монологе Анатолий Атасов, действительно существуют. В них описаны стратегии коммуникации с пациентами в разных ситуациях, например, при сообщении плохих новостей людям с онкологическими заболеваниями.

Спланировать лечение

27-летняя Ирина Зароченцева два года работает педиатром в одной из частных клиник Самары. Врачом она мечтала стать с восьмого класса, полюбила педиатрию на старших курсах меда. После окончания интернатуры Ирина поняла, что на некоторые факты, которые считаются традиционными в российской медицине, весь остальной мир смотрит иначе.

Специальность: врач-педиатр

Стаж работы: 2 года

Город: Самара

– Мне важно, что врач — помогающая профессия, я могу проявить сострадание и увидеть результат своей работы. После школы я поступила в Самарский государственный медицинский университет на лечебный факультет. На четвертом курсе у нас начался цикл по детским болезням. Мы ходили в детское отделение больницы им. В. Д. Середавина. Тогда я поняла, что хочу быть педиатром. Специальность я получила в интернатуре, которую проходила на кафедре детских болезней СамГМУ. Как детский врач я постоянно нахожусь в рабочем тандеме с пациентом и его семьей. Это и облегчает, и усложняет дело. Совсем маленький ребенок ничего не может тебе сказать. Всю словесную информацию получаешь от его родных. Ребенок более старшего возраста, как правило, описывает свое состояние сам, а родители, в свою очередь, могут видеть ситуацию по-другому.

Недостающий навык: умение ориентироваться в системе организации медицинской помощи

– Ожидания от работы не совпадают с тем, с чем приходится столкнуться молодому врачу. Когда начинаются практические дисциплины, – терапия, хирургия, акушерство – ты погружаешься, но не видишь профессию в целом, открывается лишь верхушка айсберга. За кадром остается огромное количество важной информации. Например, ты приходишь в палату к пациенту с бронхиальной астмой. И тебе педагог говорит: «Ребята, смотрите, вот пациент А., ему 55 лет, у него такой-то стаж бронхиальной астмы, давайте его посмотрим, соберем анамнез, решим, как будем его лечить». Ты не знаешь, например, какие пациент должен получать льготные лекарства, чем еще его государство должно обеспечивать, как строится этот процесс, можно ли выбить для него современные дорогостоящие медикаменты, есть ли вообще в России возможность их купить? Какие методики лечения доступны? В университете были только пациент и его болезнь. На выходе же оказывается, что ты не имеешь представления обо всей остальной структуре организации медицинской помощи. Большой пласт знаний, касающихся формальной стороны работы, пропускается.

Чем опасно для пациента: повышенная тревожность пациента из-за неуверенности врача, неэффективное лечение из-за неточных рекомендаций

— В каких-то случаях я, наверное, из-за отсутствия опыта назначала слишком много обследований. Наверняка в каких-то ситуациях могла бы пациентов быстрее успокоить. Когда я только начинала работать, совершенно не было опыта принятия этой большой ответственности на себя. Это шок и сплошное беспокойство. Первое время я всем пациентам перезванивала, уточняла – все ли у них в порядке, помогло ли назначенное лечение.

Как справилась: узнала систему, пройдя ее как пациент.

— Мне, можно сказать, повезло — после интернатуры я сразу ушла в декрет. И подготовка к рождению ребенка внезапно стала отправной точкой, после которой я по-другому взглянула на профессию и поняла, сколько всего еще не знаю. Никто не объяснял мне, как у детей лечить ОРВИ, как помогать маме налаживать грудное вскармливание. А это и составляет основу работы педиатра. На один вопрос про условную пневмонию приходится 100 вопросов, типа: «У нас две недели после сада не проходят сопли, нарушен вакцинальный график, что делать?» При этом, в аптеках куча препаратов от ОРВИ. Ты думаешь: «Что я должна назначить? По какой схеме? Почему у трех врачей три разные схемы лечения ОРВИ, а в рекомендациях указана четвертая? На какой клинический опыт я должна опираться? Как я его должна выработать?» Я начала читать и поняла, что нет препаратов, которые влияют на течение ОРВИ, и надо просто дать ребенку питье, жаропонижающее при температуре, промыть нос и проветрить комнату. Тогда все начало вставать на свои места, и жизнь стала проще. Дочку я лечу сама, в поликлинику ходим только делать прививки.

Сколько пациентов: в 2017 году в Самарской области было зарегистрировано 518 882 ребенка от 0 до 14 лет. Большинство из них — пациенты врачей-педиатров.

Ирина Зароченцева. Фото: личный архив.

Принять правильное решение

Нине Крючковой 28 лет, Красноярский медуниверситет окончила с отличием, работает кардиологом в городской больнице. Ее рассказ похож на книгу Михаила Булгакова «Записки молодого врача», в которой калейдоскопом мелькают заученные параграфы учебника по анатомии, но на практике все оказывается иначе. И только смекалка, воля и интуиция помогают врачу не опустить руки перед трудностями. Прошло два века, а опыт врача, по сути, тот же.

Специальность: врач-кардиолог

Стаж работы: 3 года

Город: Красноярск

— Я с детства мечтала стать врачом, делала игрушкам уколы и представляла, как спасаю людей. Мне нравится медицина, потому что в ней есть что-то настоящее. Еще я люблю видеть результаты своего труда. Когда я помогаю конкретному человеку, то получаю моральное удовлетворение и эмоциональный ресурс работать дальше. Для меня важно, что я улучшаю здоровье людей и продлеваю им жизнь. Если не считать моей тяги к естественным наукам, то это моя основная мотивация.

Недостающий навык: умение искать актуальную медицинскую информацию и видеть картину заболевания целостно

— Пока я училась в университете — дежурила в больнице, но все равно в начале работы мне не хватало практических навыков. Например, в книгах описана болезнь, но в реальности у пациента может быть еще несколько сопутствующих заболеваний, причем в разных сочетаниях. Нужно учиться видеть картину целостно. Это очень важный навык. И он не придет с опытом, если отсутствует желание учиться. Хорошо, если бы студентам подавали информацию не как в школе, когда сначала объясняют, а потом спрашивают. А давали бы тему, чтобы человек сам ее изучил, и уже потом спрашивали и вносили коррективы. Навык поиска информации очень помогает в работе. Мы ведь не можем знать всего, поэтому нужно уметь быстро ориентироваться в постоянно меняющемся информационном поле и не пасовать перед новыми задачами.

Чем опасно для пациента: ухудшение состояния из-за неправильно принятых решений

— У меня была пациентка — бабушка 87 лет. Ее беспокоили боли, которые можно было убрать, сделав операцию. Но в ее возрасте риски были огромными. Несмотря на мои объяснения, она настаивала на операции и грозилась покончить жизнь самоубийством, если мы не сделаем ей операцию. Хирурги не хотели оперировать эту женщину. Но пациентка очень просила меня, и я уговорила хирургов. В результате женщина умерла. Я до сих пор прокручиваю детали этой ситуации и думаю, правильно ли я тогда поступила. Работа врача — умение брать на себя ответственность за пациента, а для этого я должна видеть ситуацию целостно, все учесть.

Как справилась: училась у коллег, которые соглашались помочь

— Уже ретроспективно я понимаю, что были рискованные ситуации и во многом мне везло. Хорошо, что рядом были хорошие врачи, готовые объяснять.

Сколько пациентов: смертность от болезней сердечно-сосудистой системы в Красноярском крае по итогам 2018 года составила 496,4 случая на 100 тыс. населения.

Нина Крючкова. Фото: личный архив.

Использовать современный метод

Сначала Анастасия Барсук хотела стать дальнобойщиком, но когда в школе начались химия и биология, поняла, что мечтает о медицине. С этого момента все ее свободное время занимали дополнительные занятия.

Специальность: акушер-гинеколог

Стаж работы: 2 года

Город: Санкт-Петербург

— С седьмого класса я целенаправленно готовилась к поступлению в военно-медицинскую академию. Приходилось читать много литературы и заниматься. Много сил и денег уходило на дополнительное обучение, так как уроков в школе не хватало, чтобы получить высокие баллы ЕГЭ и увеличить свои шансы поступить в вуз. Учиться ради корочки — это не про медицинское образование. Развлечениям не было места в моей жизни. Я не ходила в клубы и не гуляла, как мои сверстники, а сидела и учила все, что было нужно. И все же это было самое лучшее время. Я знала, на что шла и ради чего.

Какого навыка не хватало: владения кольпоскопией и недавно появившимися методами диагностики и лечения

— По большому счету ординатура дает возможность и площадку, где можно научиться многому, но не всему. Область или специфика работы, в которой решает трудиться бывший ординатор, может измениться, и к этому ординатура не готовит. Потому приходиться доучиваться самому. Например, в ординатуре не было курса по кольпоскопии (диагностическая процедура, во время которой врач осматривает влагалище пациентки с помощью специального прибора — кольпоскопа — прим. ред.).

Как справилась: много консультировалась со старшими коллегами, брала дополнительные дежурства.

— В ординатуре, как правило, показываешь себя уже специалистом. Это все очень интересно, но многие жалуются, что не хватает практики. Я считаю, что при желании можно «поклянчить» или попросить побольше дежурств, чтобы получить нужную информацию и практические навыки.

Сколько пациентов: c января по август 2019 года в Санкт-Петербурге родились 39 518 детей.

Анастасия Барсук. Фото: личный архив.

Над текстом работали: Саша Васильева, Анна Вознюк, Светлана Рычина, Полина Фоминцева, Полина Вострикова.

Медицинский кризис: ординатура недоступна, интернатура отменена

Чемпионат мира по футболу и подготовка к нему, похоже, стали прекрасной ширмой для непопулярных законодательных инициатив. За несколько дней, прошедших с момента начала соревнований, Правительство РФ успело увеличить налоги, повысить пенсионный возраст и вступить в «торговую войну» с США. Кроме того, недавно стали известны новые цены на обучение на платных отделениях в ординатуре медицинских вузов — именно после нее терапевты и педиатры становятся хирургами, окулистами, кардиологами. В новой реальности врачебного образования узкая специальность оказалась практически недоступна.

В мае учащиеся узнали, что стоимость ординатуры выросла более чем вдвое. Количество бюджетных мест при этом сократилось. Новые цифры кажутся заоблачными: например, подготовка по программе «Акушерство и гинекология» в Первом МГМУ им. Сеченова на данный момент стоит 748 тыс. рублей за два года, по программе «Стоматология общей практики» — 788 тыс. рублей. При этом для желающих получить профессию акушера предусмотрено всего 15 бюджетных мест, 10 из которых — целевые, то есть предполагают обязательную отработку в компании, оплачивающей учебу. На практике это означает, что «целевик» попадает в своего рода кабалу, когда работодатель в течение оговоренного срока распоряжается им как хочет, в том числе в вопросах, связанных с местом жительства и жильем. И если условия не устраивают молодого специалиста (например, семье с двумя детьми компания выделяет однокомнатную квартиру в ненадлежащем состоянии), жаловаться, как правило, некуда.

Если на бюджет поступить невозможно, а на платное отделение нет денег, это означает одно: приходится выбирать между работой терапевта или медсестры и уходом из медицины. Многие студенты копили на ординатуру в течение всех шести лет обучения по программе подготовки врача-специалиста, но сейчас, за месяц до выпуска, выяснили, что этих средств ни на что не хватит. При этом новые цифры попали в открытый доступ лишь в конце мая — именно тогда было согласовано количество платных мест в учебных заведениях, подведомственных Минздраву. В некоторых вузах ребята обо всем узнавали сами, объявлений со стороны руководства не было: студенты просто следили за обновлениями таблиц с цифрами на сайтах и в профессиональных сообществах в соцсетях.

Ситуация, сложившаяся в высшей медицинской школе, осложняется еще и тем, что в прошлом году в России была отменена интернатура — последипломная практика, которую молодые врачи в течение года проходили в клиниках и больницах. Теперь выпускники сдают трехэтапный экзамен, который позволяет получить аккредитацию врача. Она служит и разрешением на работу, и допуском к ординатуре: экзамены для поступления сюда также упразднены. В результате те, кто не может учиться на платном и не хочет работать медсестрой (медбратом), со студенческой скамьи попадают в первичное звено поликлинической помощи. Студентов это пугает: страшно выходить в поликлинику без практики — как минимум, из-за ведения многочисленной документации.

Впрочем, по словам учащихся, никакого распределения на работу после выпуска сейчас не предусмотрено, хотя некоторые поликлиники оказывают поддержку молодым специалистам, и наблюдается рост зарплат в целом. Молодые врачи предоставлены сами себе, и по сути система толкает их к тому, чтобы не получать узкую специальность. Многие остаются работать на должностях среднего медперсонала или бросают профессию. Выпускники с дипломом врача часто уходят в торговлю: устраиваются медицинскими представителями в фармкомпании и фирмы по продаже медоборудования. Есть и те, кто все начинает заново — например, в туризме или в области производства косметики.

В целом образование в сфере медицины, похоже, превращается в более масштабный аналог двухступенчатой системы «бакалавриат — магистратура», — вот только вторая становится все более дорогой и труднодоступной. В Минздраве говорят, что цель всех этих изменений — внедрить в России европейскую систему непрерывного медицинского образования. Однако на деле отечественная система пока выглядит совершенно иначе.

Для сравнения в Германии врачи тоже учатся шесть лет. В первые два года они осваивают общие предметы, проходят практику как медсестры, медбраться и сиделки, а также сдают первые госэкзамены. Те, кто справился с испытаниями, попадают на 3-й курс, чтобы в течение трех лет изучать базовые направления медицины; теория в рамках программы перемешана с практикой. Здесь можно самому выбирать курсы по любой понравившейся специальности.

На 6-м курсе учащиеся только практикуются: проходят стажировку по терапии (internal medicine), затем — по общей хирургии, в оставшееся время — по выбранной специальности. За этим следует второй госэкзамен, который позволяет получить допуск ко врачебной практике, впрочем, пока не самостоятельной. Выпускники становятся «врачами-ассистентами», то есть не являются специалистами и не могут работать без куратора. Они поступают в резидентуру (аналог российской ординатуры), где в среднем учатся пять лет, приобретая и отрабатывая определенные практические навыки. Только после этого медику присваивается статус врача‑специалиста.

Эксперты говорят, что из-за высокой продолжительности учебы немецкая медицина испытывает кадровый голод, и пока этот вопрос решается за счет иностранных кадров. В России проблемы с количеством специалистов тоже налицо: не так давно фонд независимого мониторинга «Здоровье» Общероссийского народного фронта (ОНФ) выяснил, что в 2017 году общий дефицит врачей в государственных и муниципальных медицинских организациях России составил 21,2%. Сильнее всего недостаток кадров ощущался именно в медицинских учреждениях первого звена: здесь обнаружилось 24,8% незакрытых вакансий участковых терапевтов, то есть четверть мест оставались пустыми. Очевидно, Минздрав нашел способ решить этот вопрос — за счет принудительного ограничения числа медиков, получающих узкую специальность. Вот только как подобная инициатива скажется на здоровье людей, живущих в стране?