Рассказы о рождественских чудесах

26.08.2018 0 Автор admin

В этой книге собраны самые трогательные рождественские рассказы знаменитых русских писателей – Достоевского, Куприна, Чехова, а также менее известных – Евгения Поселянина, Павла Засодимского и многих других. Предлагаем всем вместе разделить согревающую сердце рождественскую радость!

Составитель Татьяна Стрыгина
Рождественские рассказы русских писателей

Дорогой читатель!

Выражаем Вам глубокую благодарность за то, что Вы приобрели легальную копию электронной книги издательства "Никея".

Если же по каким-либо причинам у Вас оказалась пиратская копия книги, то убедительно просим Вас приобрести легальную. Как это сделать – узнайте на нашем сайте www.nikeabooks.ru

Если в электронной книге Вы заметили ка-кие-либо неточности, нечитаемые шрифты и иные серьезные ошибки – пожалуйста, напишите нам на info@nikeabooks.ru

Спасибо!

Серия "Рождественский подарок"

Допущено к распространению Издательским советом Русской Православной Церкви ИС 13-315-2235

Федор Достоевский (1821–1881)

Мальчик у Христа на елке

I
Мальчик с ручкой

Дети странный народ, они снятся и мерещатся. Перед елкой и в самую елку перед Рождеством я все встречал на улице, на известном углу, одного мальчишку, никак не более как лет семи. В страшный мороз он был одет почти по-летнему, но шея у него была обвязана каким-то старьем, – значит, его все же кто-то снаряжал, посылая. Он ходил "с ручкой"; это технический термин, значит – просить милостыню. Термин выдумали сами эти мальчики. Таких, как он, множество, они вертятся на вашей дороге и завывают что-то заученное; но этот не завывал и говорил как-то невинно и непривычно и доверчиво смотрел мне в глаза, – стало быть, лишь начинал профессию. На расспросы мои он сообщил, что у него сестра, сидит без работы, больная; может, и правда, но только я узнал потом, что этих мальчишек тьма-тьмущая: их высылают "с ручкой" хотя бы в самый страшный мороз, и если ничего не наберут, то наверно их ждут побои. Набрав копеек, мальчик возвращается с красными, окоченевшими руками в какой-нибудь подвал, где пьянствует какая-нибудь шайка халатников, из тех самых, которые, "забастовав на фабрике под воскресенье в субботу, возвращаются вновь на работу не ранее как в среду вечером". Там, в подвалах, пьянствуют с ними их голодные и битые жены, тут же пищат голодные грудные их дети. Водка, и грязь, и разврат, а главное, водка. С набранными копейками мальчишку тотчас же посылают в кабак, и он приносит еще вина. В забаву и ему иногда нальют в рот косушку и хохочут, когда он, с пресекшимся дыханием, упадет чуть не без памяти на пол,

…и в рот мне водку скверную
Безжалостно вливал…

Когда он подрастет, его поскорее сбывают куда-нибудь на фабрику, но все, что он заработает, он опять обязан приносить к халатникам, а те опять пропивают. Но уж и до фабрики эти дети становятся совершенными преступниками. Они бродяжат по городу и знают такие места в разных подвалах, в которые можно пролезть и где можно переночевать незаметно. Один из них ночевал несколько ночей сряду у одного дворника в какой-то корзине, и тот его так и не замечал. Само собою, становятся воришками. Воровство обращается в страсть даже у восьмилетних детей, иногда даже без всякого сознания о преступности действия. Под конец переносят все – голод, холод, побои, – только за одно, за свободу, и убегают от своих халатников бродяжить уже от себя. Это дикое существо не понимает иногда ничего, ни где он живет, ни какой он нации, есть ли Бог, есть ли государь; даже такие передают об них вещи, что невероятно слышать, и, однако же, всё факты.

II
Мальчик у Христа на елке

Но я романист, и, кажется, одну "историю" сам сочинил. Почему я пишу: "кажется", ведь я сам знаю наверно, что сочинил, но мне все мерещится, что это где-то и когда-то случилось, именно это случилось как раз накануне Рождества, в каком-то огромном городе и в ужасный мороз.

Мерещится мне, был в подвале мальчик, но еще очень маленький, лет шести или даже менее. Этот мальчик проснулся утром в сыром и холодном подвале. Одет он был в какой-то халатик и дрожал. Дыхание его вылетало белым паром, и он, сидя в углу на сундуке, от скуки нарочно пускал этот пар изо рта и забавлялся, смотря, как он вылетает. Но ему очень хотелось кушать. Он несколько раз с утра подходил к нарам, где на тонкой, как блин, подстилке и на каком-то узле под головой вместо подушки лежала больная мать его. Как она здесь очутилась? Должно быть, приехала с своим мальчиком из чужого города и вдруг захворала. Хозяйку углов захватили еще два дня тому в полицию; жильцы разбрелись, дело праздничное, а оставшийся один халатник уже целые сутки лежал мертво пьяный, не дождавшись и праздника. В другом углу комнаты стонала от ревматизма какая-то восьмидесятилетняя старушонка, жившая когда-то и где-то в няньках, а теперь помиравшая одиноко, охая, брюзжа и ворча на мальчика, так что он уже стал бояться подходить к ее углу близко. Напиться-то он где-то достал в сенях, но корочки нигде не нашел и раз в десятый уже подходил разбудить свою маму. Жутко стало ему, наконец, в темноте: давно уже начался вечер, а огня не зажигали. Ощупав лицо мамы, он подивился, что она совсем не двигается и стала такая же холодная, как стена. "Очень уж здесь холодно", – подумал он, постоял немного, бессознательно забыв свою руку на плече покойницы, потом дохнул на свои пальчики, чтоб отогреть их, и вдруг, нашарив на нарах свой картузишко, потихоньку, ощупью, пошел из подвала. Он еще бы и раньше пошел, да все боялся вверху, на лестнице, большой собаки, которая выла весь день у соседских дверей. Но собаки уже не было, и он вдруг вышел на улицу.

Господи, какой город!

Рождественские рассказы для детей

Никогда еще он не видал ничего такого. Там, откудова он приехал, по ночам такой черный мрак, один фонарь на всю улицу. Деревянные низенькие домишки запираются ставнями; на улице, чуть смеркнется – никого, все затворяются по домам, и только завывают целые стаи собак, сотни и тысячи их, воют и лают всю ночь. Но там было зато так тепло и ему давали кушать, а здесь – Господи, кабы покушать! и какой здесь стук и гром, какой свет и люди, лошади и кареты, и мороз, мороз! Мерзлый пар валит от загнанных лошадей, из жарко дышащих морд их; сквозь рыхлый снег звенят об камни подковы, и все так толкаются, и, Господи, так хочется поесть, хоть бы кусочек какой-нибудь, и так больно стало вдруг пальчикам. Мимо прошел блюститель порядка и отвернулся, чтоб не заметить мальчика.

14 добрых рождественских историй, которые обязательно нужно прочитать своим детям

Был вечер. Канун Рождества. На улице тихо, ни души.

Наша семья собралась за праздничным рождественским столом. Все были немного возбуждены, желали друг другу всего самого хорошего: ведь в святой вечер обязательно сбываются самые заветные желания. Мы разговаривали о вере во что-то неисполнимое. Каждый активно спорил. Отец считал, что чудес не бывает. Я слушала его красивую речь, но осталась при своем мнении: если не верить в чудеса, как же жить?!

В разгар спора я вышла во двор подышать свежим январским воздухом. Нелюбовь дискуссиям, наверное, передалась от моей матери. От моей родной, потерянной мамы. 5 лет назад мама героически погибла, спасая меня и весь наш дом от пылающих языков пламени. Благодаря ей, выжило много детей. Перед нашим побегом из горящего дома она сказала, как сильно, всей душой любит меня. Перед самым выходом упала горящая балка, преградив дорогу. Нас разделило. Я помню, как я долго плакала и кричала. Думала, что останусь сиротой. Какой смысл жить без нее, моей любимой мамочки!

И вот после недолгих скитаний меня приняли в семью и полюбили. В глубине души мне что- то подсказывало, что мама жива.

Из моих уст полилась праздничная молитва. Я люблю обращаться к Богу, он мне помогает справиться в этой жизни. Потом меня позвал мой брат, сводный брат, ложиться спать. Ведь завтра мы должны были поехать в город на рождественскую елку.

Рождественское дерево ставили абсолютно для всех. Для бедных и богатых, для маленьких и больших, для верующих и светских. Там всегда было весело. Раздавали сладости, пели, танцевали, славили рождение Христа…

В этом году ёлка стояла во всей красе. Она была намного больше прежней. Яркие огоньки сияли, словно звездочки на ночном небе, шары переливались на свету, мишура блестела волшебными серебряными и золотыми лучами. Мы с братом побежали плясать вместе с православным ансамблем. Спустя час начались разнообразные конкурсы. Наша семья тоже приняла в них участие. За последние годы мы никогда так не смеялись и не радовались. Все были довольны. Потом родители сказали о том, что мы поедем в гости к людям, с которыми они только что познакомились. Наши новые знакомые, отец с дочерью, выглядели дружелюбно.

Их дом выглядел очень просто. Но простота не мешала красоте. Внутри все было убрано с невероятным вкусом. Мужчина показал нам свою обитель, кроме кухни. Сказал, что не стоит пока тревожить его жену, готовящую праздничный ужин. В гостиной начались разговоры. Но так как я этого особо не люблю, то решила все- таки взглянуть на женщину, хлопочущую на кухне. Подойдя ближе, я оторопела. Эти каштановые волосы, заплетённые в пучок, эта осанка, которой нет грациозней во всем мире. Мама… Я тихо прошептала: «Мамочка». Она медленно повернулась и бросилась в объятия. Сколько было счастья в моей детской душе!

Мама отстранилась. Посмотрев мне в глаза, она заплакала. Она стала извиняться передо мной, стала говорить, что не могла меня долго найти, а потом ей сказали, что я погибла. Сказала, как сильно и неописуемо меня любит.

Вот оно рождественское чудо. Чудо, которое подарил сам Бог. Я свято верю – в рождественскую ночь могут исполниться самые заветные желания!