Пристегнул сестру к батарее и натянул

07.04.2020 0 Автор admin

Дело было когда мне было 14 лет. Тогда я только начала узнавать о сексе. Мама и отец отправили меня на лето к бабушке в деревню,я была не очень рада, но выбора у меня не было и меня никто не спрашивал по этому поводу. А моя тётя(мамина сестра) отправила туда же своего сына,ему было 16 лет.
Всё лето мы играли, веселились. В деревне было много подростков по мимо нас с братиком.
Мы спали вместе, т. к у бабушки не было много кроватей.Кровать было не большой и мне было очень не комфортно,но опять же выбора у меня не было. Каждую ночь я почему то просыпалась от того, что рука Игоря(брата) лежала на моей не сформировавшийся груди. Каждый раз я думала, что это у него во сне так получается. » С кем не бывает» — думала я. Но я поняла, что это не случайно, когда один раз утром Игорь сказал » Мне так нравится спать трогая твою грудь». Я была в шоке, но опять просто подумала, что он шутит.
Через неделю, он спросил меня : » А ты когда — нибудь целовались с языком?». Я конечно же ответила, что нет, на что он полез целоваться, я начала его отталкивать, но он сказал, что если я его не поцелую, он будет бить меня. Я начала целоваться с ним, мне совершенно не понравилось, слюней было очень много, мне было противно. И так было каждый день. Мы целовали каждое утро и вечер, пока никто не видел.
Но один раз он пошёл дальше, когда мы целовались, он стал лезть рукой ко мне в трусики. Я спросила его, что он делает, на что он ответил, что я сама должна знать не маленькая же. Я сказала, что не надо этого, но он сказал, что у него есть фото где мы целуемся и он покажет моей маме. Не знаю почему, но я ему поверила. Он заставил меня раздеться, раздеть его и ублажать его ртом. Потом он положим меня на спину и вошёл в меня. Мне было очень больно.
Через две недели мы разъехались по домам, об этой истории я стараюсь не вспоминать, но когда он приезжает к нам в гости, он постоянно улыбается мне и подмигивает.
Я боюсь рассказать родителям потому,что боюсь их осуждения.Но и жить я с этим уже не могу!!!

Сестра вместо мамы

Вот уж двадцать лет ,жизнь этой мужественной, много выстрадавшей милой женщины у меня на виду. Зовут её Ириной, Ириной Алексеевной, она учительница истории и моя коллега. Я, имевшая родителей до своего пенсионного возраста, получавшая и материальную поддержку, не скрою, у папы-ветерана была солидная пенсия, отчетливо себе представляю растерянность, страх, боль утрат восемнадцатилетней Иры, потерявшей маму, а через неделю ещё и отца.

На её юных руках остался восьмилетний братишка, Юра. Ира училась в педучилище небольшого городка, ей остался один год до конца учёбы, она бы вытянула последний курс, но маленький Юра, первоклассник, оставался один. Конечно, место в интернате для сироты всегда найдется, но стыла кровь от жалости к этому глазастому , родному существу, лишившемуся, велением Бога, родителей .Их осталось двое, самых родных друг другу людей, не было даже бабушек. Пожить бы немного мальчику в семейном тепле, а Ира устроилась бы на работу, вернула брата к себе. Ира решила обратиться с просьбой к одной из двоюродных сестер по материнской линии, тем более, что она на похоронах, утешая Иру, пообещала поддержать её с братом.

Дело ещё в том, что девочкой, двоюродная сестра Нина, несколькими годами старше Иры, тоже лишились матери, и её приняла в семью Ирина мама, даже успела выдать племянницу замуж. Конечно, у девочки был отец, он её не оставлял без помощи, но жила она у тети. Не будем осуждать Нину, она отказалась взять Юру, сослалась на мужа, он возражал против чужого ребенка в своей семье-возможно и так. Горе расставания с братишкой, его будущая, неприглядная жизнь в интернате, худенького, маленького первоклассника, с новой силой охватило Иру. Так и вышло, интернат.

Ира доучивалась, мотаясь к мальчику в соседний городок, прекрасный, старинный Рыльск. Но в Ириной душе он оставил неизгладимый след горя, слёзы душили её, когда оторвав от себя ребенка, она покидала город. Прошли годы- мир не без добрых людей, Ире помогли с жильем, она уже жила в областном центре, заочно закончила пединститут, Юра заканчивал школу. Было бы всё неплохо, конечно, приходилось экономить на всем, а ещё — Ире было уже около тридцати, пора бы и замуж. Брат, за которым нужен был пригляд, житье в одной комнате семейного общежития никак не способствовали замужеству.

Были у Иры женихи — она общительная, певунья, плясунья, не заметить её нельзя. Звал замуж, неплохой, казалось, человек, в свой дом, но без брата, Ира сразу прекратила отношения. Добросердечные соседки взялись устраивать Ирину жизнь, подыскали неплохого кандидата в женихи — познакомили. Повез её ухажер в кафе, за рулем не пил, шутил, в качестве мужа, казалось, был бы совсем неплох. Однако, в дороге, видя, что Ира устало прикрыла глаза, поддержал её: «Ещё два килОметра , и дома». После этих слов Ира знала, что они больше не увидятся. Но небеса творили свои дела.

По школьным делам пришлось как-то присутствовать на допросе ученика, там она и встретилась с будущим мужем-адвокатом. В разводе, есть сын, но потянуло друг к другу, оформили отношения. Наша учительская компания заявилась в ЗАГС с поздравлениями, цветами, искренними пожеланиями. Всё налаживалось, брат учился в военном училище, Ира наконец оперлась на надежное плечо, могла позволить себе уже многое. Ушли в прошлое летние месяцы с положенным отпуском в сорок восемь рабочих дней, которые Ира проводила в поездах дальнего следования в качестве проводницы. Деликатная, с красивой речью, не прибегающая никогда к сквернословию, смотрелась Ира белой вороной в суете транспортных дел. Но растущему Юре нужна была обувь к зиме, а самой бы неплохо поменять вытертое на рукавах пальто. Стиснув зубы, мыла туалеты, выслушивала замечания начальника поезда в традиционном, для этого случая, наборе слов, выживала, как могла.

Родня, оставшаяся в прошлом, не надоедала. Как-то Ира ездила в свои родные места, оформляла наследство на земельный участок. Встретилась с соседями, поговорили, повспоминали, рассказала о своей нынешней жизни, да и по её внешнему виду было ясно-не бедствует. Но однажды Ире позвонили ,взволнованный женский голос, переходящий в плач, принадлежал двоюродной сестре Нине. У неё случилась беда, старший сын таксовал и попал в ДТП .Сам уцелел, но погибла пассажирка, парень ранним, осенним утром вез её в аэропорт, когда на пути оказался оставленный без предупредительных знаков, прицеп. Водителю грозил тюремный срок, мать была в отчаянии и кроме, как к Ире, ей больше обратиться не к кому, нужен хороший адвокат. Адвокат, понятно, нашелся, смягчающие обстоятельства помогли срок обратить в условный. Всё обошлось без материальных затрат для обвиняемого, кроме выплаты компенсации родственникам погибшей. Приехала Нина, с деревенскими гостинцами и упав в ноги Ире, разрыдалась, прося прощение. Оказывается, муж-то, как раз и не возражал против приема в семью Юры, он был хорошим человеком, но Нине показалось, что мальчик будет её тяготить, а вдруг, Ира оставит его и дальше –молодая, а брат станет помехой-вот она и придумала отговорку, якобы муж против. Мало того, умирающая тетя взяла с неё слово позаботиться о мальчике, помочь Ире, пока та училась и Нина пообещала. Муж тетин был слаб характером, мог и не выдержать свалившегося на него горя, что и произошло впоследствии. Нина считала, что нарушение данного слова привело к беде в её семье, просила прощения у Иры, была на могиле у Ириной мамы, винилась над холмиком. Что же Ира? А ничего, обласканная судьбой в свои зрелые годы, не забывающая юность и молодость, щедро омытые слезами и потом, Ира оказалась на высоте. Великодушие, благородство всегда были при ней. Сейчас у неё проживает Нинина младшая дочь, ставшая студенткой

отношения с мамой и сестрой

Здравствуйте. Мне 30 лет. Замужем, сыну 2 года. Живем далеко от родителей как моих, так и мужа, в другой стране. С рождением ребенка мама приезжала каждые полгода, помочь и самой побыть с внуком (те ее никто не заставлял против ее воли). И вот месяц назад они приезжали вместе с моей младшей сестрой. После этого хожу сама не своя, помогите, пожалуйста,разобраться в себе. С сестрой у нас в общем равнодушные отношения, я не ожидала особых проявлений любви, но хотела наладить более теплые отношения, поэтому я сама пригласила их с мамой. В итоге чувствую себя «использованной». Наверное, я не права… Перед их приездом мы говорили неоднократно, что очень устали, что любая их помощь будет для нас огромным подарком. Нам отвечали — конечно, конечно, для этого мы и едем. В итоге — сестра поиграла с ребенком 3 раза, сделала фото и забыла про него на оставшиеся 2.5 недели (они гостили 3 недели). Мне было сказано — я приехала отдыхать и отсыпаться. Мама выдала шутку — Маше бы з\плату платить, тогда бы она играла)))) При этом Маша вставала в 12 к обеду, кушала, шла с мамой гулять и на шоппинг, приходила покушать и шла отдыхать — до 3-4 утра общаться с друзьями по инету. Мама раньше старалась мне помочь, теперь все было только вокруг Маши — она устала, она себя плохо чувствует. Или вот ситуация в магазине — Маша выбирает подарки друзьям. Я ей объясняю, что этих вещей здесь нет. «Я посмотрю». «Хорошо». Через полчаса ребенок начинает баловаться, хотя я его отвлекаю и с ним играю, естественно. Я выхожу из отдела, предупредив Машу. Маша с мамой продолжают смотреть что-то. Потом выходят, я все это время пытаюсь отвлечь ребенка, чтобы остаться возле отдела, чтобы мама с Машей нас не потеряли. Мама»ну что ты психуешь, надо было сразу сказать, что время ограничено, мы то пришли на нормальный шоппинг» В ответ я объясняю, что с 2х летним ребенком время не может быть не ограниченным. Кстати — мама и Маша педагоги. Больше они с нами в магазины и на прогулки не ходили. Поймите меня правильно, я совсем не собиралась повесить на них ребенка и самой с мужем развлекаться — нет, я просила о посильной помощи — поиграть, погулять часок, пока я готовлю или убираю. В итоге я получила еще больше работы, пыталась совместить эту работу с уходом за ребенком((( Очень устала морально. Всем друзьям были куплены подарки, выполнены заказы, мы все ездили на море, ходили в рестораны, отдали им деньги за билеты. Не подумайте, что я жалею деньги и пыталась их заставить «отработать» — нет, я рассчитывала потратить эту сумму на них, мне не жалко этих денег. Меня очень обидело отношение ко мне, как к прислуге. Помогите, пожалуйста, месяц прошел, меня до сих пор трясет — не могу спокойно с мамой разговаривать, а про сестру вообще молчу. Просто всех ситуаций не описать, обида меня грызет….

Я сижу на стуле, напротив моя сестра Аня. Она сидит со своим очередным бой-френдом. Мне нет дела до окружающего мира, я откровенно пялюсь на ее сексуальные ножки. Они меня совсем не замечают и мило разговаривают.
Этот момент я вспоминаю до сих пор. Тогда мне было тринадцать лет, и с этого времени я влюбился в две длинные стройные ноги моей старшей сестры. Желание прикоснуться к ним было очень велико. Нет, я не хотел секса с сестрой, понимая, что это не правильно. Но желание поласкать и поцеловать эти ножки сохранилось до сегодняшнего дня, и я ни чего не мог с собой поделать.
Аня — моя старшая сестра, высокая блондинка, стройные ножки, идеальная фигура и очень красивое лицо. Она никогда не стеснялась меня, и могла спокойно ходить по дому в нижнем белье. Вообще ее стиль одежды всегда привлекал взгляд мужчин. Короткие юбки, платья, леггинсы, обтягивающие джинсы и прочие сексуальные вещи. Я всегда видел ее красоту, ее просто невозможно было не заметить. Но я хотел всего лишь поласкать ее ножки.
Пять лет назад она уехала в другой город учиться, очень далеко от семьи и приезжала несколько раз в год. Мне тогда было четырнадцать лет, Ане восемнадцать. С тринадцати лет я стал фотографировать ее ноги. Аккуратно, в любой позе, из любого ракурса. Тогда я специально для этого попросил у родителей фотоаппарат. И вот когда мне его подарили, я стал постоянно, незаметно для сестры фотографировать ее ноги. Все фотографии я скидывал на компьютер, и к восемнадцати годам у меня скопилась довольно таки большая коллекция. Почти каждый день я просматривал свою коллекцию и мечтал о нескольких прикосновениях. Но все это оставалось лишь в мечтах.
И вот мне исполнилось восемнадцать лет. Я окончил школу и поступил в университет в том же городе, что и сестра. У сестренки были каникулы, и она должна была приехать домой. Я очень соскучился по ней и с нетерпением ждал. Наконец-то настал день, когда она приезжала, я отправился на вокзал встречать ее. Немного опоздав, я спешил на платформу. Издалека я увидел блондинку в короткой джинсовой юбке. Это точно была моя сестра. Я подбежал и обнял ее. Она обхватила меня за шею и прижалась ко мне.
— Я так сильно соскучилась, — сказала Аня.
— Я тоже, — радовался я, — Поехали домой, родители уже заждались, наверное.
Через полчаса мы приехали в наш загородный дом. Родители тоже радовались приезду Ани. Мы сели за стол и разговаривали до полуночи. Когда родители легли спать, мы с Аней пошли в ее комнату и болтали почти до самого утра.
Я проснулся, когда сестренка еще спала, и уехал в город по делам. Вернулся после обеда, Аня лежала на гамаке в саду и читала.
— Привет, — крикнула она мне издалека. — Голодный?
— Ага, — кивнул я.
— Иди в дом, — вставая, сказала Аня. — Я сейчас тебя покормлю.
Я вошел в дом, положил сумку на стол в комнате и пошел мыть руки. Послышались быстрые шаги сестренки. Я тщательно вытер руки, и пошел вслед за Аней, на кухню. Она стояла ко мне спиной. Мое внимание сразу же было приковано к ее ножкам. Также мне очень понравилась короткая летняя юбочка. Возникло желание посмотреть что под ней. Мне стало даже немного не по себе от этой мысли. Я сел за стол и стал наблюдать за легкими движениями сестры.
— Нравятся мои ноги? — неожиданно спросила она.
— Ты о чем? — спросил я, делая удивленный вид, — Ты же моя сестра, как ты можешь такое говорить.
— А что же ты тогда на них так уставился? — грозно спросила сестра.
Я был поставлен в неудобное положение и покраснел.
— Тебе показалось, — очень неуверенно и фальшиво сказал я.
Аня повернулась и смотрела на меня, прожигая насквозь.
— А зачем же ты тогда столько фотографий? — спросила она.
Это меня окончательно добило. Я уткнулся в пол глазами и понял, что забыл скрыть папку с моей коллекцией. Аня залезла в компьютер, и наткнулась на нее. Оправдываться не было смысла, я пытался собраться с силами и сказать правду, хотя все уже было и так понятно.
— Да, — выдавил я из себя, — мне безумно нравятся твои ноги.
Стало немного легче. Я поднял глаза и посмотрел на сестру. Аня удивленно смотрела на меня.
— Я в шоке, — сказала она. — Может быть, ты еще и трахнуть меня хочешь?
— Никогда не думал об этом, — робко сказал я, — просто нравятся твои ноги.
— И давно это происходит? — спросила сестра.
— Лет с тринадцати, — ответил я.
— Но как ты мог?! — громко говорила сестра, — Я же твоя родная сестра.
— Аня, — почти закричал я, — вспомни, как ты одевалась и одеваешься сейчас. Ты сама прекрасно знаешь, что у тебя красивая попа, большая грудь, идеальная фигура и длинные стройные ноги. Ты никогда не стеснялась меня, постоянно ходила мимо меня в нижнем белье. Неужели ты не думала, что твой брат, как и все подростки, желает познать женское тело?
Я успокоился и стал овладевать ситуацией.
— Прости, — успокоившись, сказала сестра. — Я об этом никогда даже не задумывалась. И чего же ты теперь хочешь?
— Погладить, поласкать, поцеловать твои ножки, — ответил я.
Послышался звук подъезжающей машины. Родители вернулись с работы.
— Забудь об этом, — сказала сестра и вышла встречать родителей.
Оставшуюся часть дня я пытался не встречаться с сестрой. Она целый день провела в саду. Лишь только под вечер она вернулась в дом, собраться в город на очередную вечеринку. Я тем временем пошел в сад и задремал лежа в гамаке.
— Подбросишь меня до города, — послышался голос сестры.
Я вскочил и посмотрел на нее. Она снова в коротком обтягивающем платье, и еще говорит перестать думать о ее ногах.
— Конечно, — не задумываясь, ответил я.
Я переоделся, и мы поехали в город. Всю дорогу мы молчали. Сестра вышла из машины, но неожиданно открыла дверь и села обратно.
— Знаешь, я тут подумала, — говорила сестра, — если уж тебе так нравятся мои ноги, ты можешь их пофоткать.
Она вышла из машины и через несколько минут скрылась за углом. Я отправился домой и завалился спать.
Проснулся я довольно таки поздно, Аня уже была дома и сидела у себя в комнате с моим ноутбуком. Я поднялся с кровати и пошел к ней.
— Извини, я опять твой ноут взяла, — сказала сестра, увидев меня.
— Да ни чего, — сказал я. — Опять на свои ноги смотришь?
— Угадал, — улыбалась Аня, — и как ты умудрился собрать такую коллекцию. Гонял когда-нибудь на фотографии?
— Анют, ну что ты глупости какие-то спрашиваешь, — недовольно сказал я.
— Значит, гонял, — сказала себе под нос сестра.
Мне всегда нравилась и одновременно поражала ее прямота.
— Ну что, сделаешь несколько фотографий? — спросила сестра.
— Когда?
— Прямо сейчас, — сказала Аня и вытянула передо мною свои длинные ноги.
Я быстро сбегал за цифровиком и сделал несколько снимков. Потом еще несколько в другой позе. Так мы провели несколько часов, сестра несколько раз переодевалась, и я фотографировал ее в разных позах и с разных ракурсов. Потом мы разошлись по своим комнатам.
Прошло уже две недели, как моя сестра была дома. Каникулы подходили к концу и нам обоим, в скором времени надо было уезжать. Как вдруг произошел неожиданный случай. Я спокойно валялся у бассейна, когда ко мне подошла моя сестра.
— Мне надо с тобой поговорить, — сказала она.
— Да, и о чем же?
— Мне всегда нравилось, когда ласкают мои ножки, — наконец сказала сестра. — Это можно сказать мой фетиш.
По всему ее виду было видно, что эти слова даются ей очень нелегко.
— И я бы была не против, если бы ты прикоснулся к моим ногам, — продолжала сестра, — завтра, когда уедут родители, ты можешь делать с ними все что захочешь. У меня было очень мало партнеров, которым нравилось играть с моими ногами.
Я был поражен словами Ани. Но в то же время очень рад, сбывалась моя мечта. Весь день, вечер и полночи я думал о том, что я буду целовать и прикасаться к ногам своей родной сестры.
Проснулся я рано, дождался, когда уедут родители и пошел в комнату сестры. Она тоже не спала.
— Выйди на минуту, — сказала сестра из-под одеяла, — я переоденусь.
Я пошел на кухню и попил воды, где то через пять минут я вернулся к сестре. Она лежала на кровати с вытянутыми ногами. Ее бедра были обвязаны полотенцем, нижний край которого был посередине бедер.
— Выше нельзя, — сказала Аня.
Я подошел к ней и сел на колени рядом с кроватью. Меня трясло от возбуждения. Я провел пальцем от ступни до запретной черты. Потом схватился полной ладонью и проделал то же самое в обратном направлении. Сестра закрыла глаза и молча, лежала. Этой же рукой я провел по второй ноге. Через минуту после этого сделал первое прикосновение губами к бедру.
Аня немного дернулась и прикусила губу. Я начал целовать ее длинные ножки. Гладить руками и покрывать поцелуями. То, сжимая, то просто нежно поглаживая, я раз за разом я целовал ноги сестры. И так увлекся этим, что не сразу заметил, что сестра засунула руку под верхнюю часть полотенца, было понятно, что она мастурбирует. Я не решился залезть выше дозволенного, и наслаждался тем, что было дано, и этого было достаточно. Я достал свой раскаленный член, одной рукой я ласкал ножки сестры, второй стал потихоньку подрачивать. Глаза Ани были закрыты, поэтому она не могла видеть, что я делаю. Все закончилось через десять минут, я испустился на пол и остановился. Сестра достала руку из трусов и открыла глаза.
— Ты доволен? — спросила она.
Я, молча, кивнул головой.
— Мне тоже было хорошо, — сказала она. — Выходи, я переоденусь.
Я пошел на кухню и стал ждать сестру. Через несколько минут она зашла в ванну и быстро вышла на улицу. Я тут же побежал проверить корзину с грязным бельем. Прямо сверху лежали ее белоснежные трусики. Я взял их в руку и почувствовал влагу в районе кисоньки. Она кончила, я очень возбудился от этого и в первый раз подумал о том, что бы залезть к