Порка ремнем жены

05.03.2020 0 Автор admin

Центр психологической и семейной помощи «Здоровая семья» 8-499-502-41-52, 8-926-609-83-85

Отец нации (и трех мальчиков)
Заводя дискуссию, не следует забывать о ее первоначальной цели -выяснить, нужно ли наказывать детей методом «кнута без пряника». Приведу пример своей семьи. Мне 31 год, работаю менеджером среднего звена в «Вымпелкоме». Жена — ушла, собиралась вернуться 6 лет назд, но умерла. Дети — Павел, 14 лет, Антон 12 лет и Глеб 11 лет. Изначально я был либеральным родителем,ограничивал детей только в вопросах, связанных с крупными покупками за счет карманных денег и осторожно контролировал, с кем дети дружат — чтоб не попадались извращенцы и гомосексуалы различного пола. Два года назад начались проблем. Оба старших пацана на спор с другими детьми воровали в супермаркете (я никогда не задавался возможностью кражи, сам никогда ничего не воровал, потому не контроллировал. Начали постоянно драться, Пашка — еще и хамить, огрызаться. Перестали исполняться элементарные просьбы вроде помыть посуду в посудомоечной машине. Однажды 2 старших пацана не пришли домой вечером с гулянки. Не важно, как я провел бессонную ночь, но когда они поутру, в 7 часов, ввалильсь в квартиру с пьяным в ж… другом, да и сами такие же (папа, ну все ведь пацаны водку пьют!), я не утерпел, извлек из шкафа широкий и толстый солдатский ремень с дембеля, разложил Антона, Пашку и их друга, всем по очереди поставил полуторалитровую клизу с большим количетвом технического мыла и глицерина, дал сходить в дуалет, два чаа проспаться. Во сне связал руки-ноги и разложил н квхонном столе. Когда все проснулись, привел младшего, зачитал речь, привел младшего, и всыпалкаждому по три дюжины ударов по задницам и бедрам. Сильнее всего возмущался чужой пацан. Потом под страхом порки расставил мальчишек по угламв разных комнатах на горох. Подняться разрешил через 4 часа, а на время стояния в углу поставил каждому по свечке из хозяйственного мыла.
С того раза я порол каждого из детей не более 10 раз, всего было 23 порки и 2 постановки свечей старшему мальчишке, Паше. В первый раз, когда происходит нарушение, проступок или простое шкодство, я просто
предупреждаю словами, во второй раз снимаю штаны и плавки и несколько раз шлепаю по попе рукой, но после третьего однотипного проступка провинившегося ждет две-три дюжины ударов, которые наносятся в пропорции 1 к 2 к 1 по бедрам, попе и спинке соответственно,и стояние в углу на два-четыре часа на горохе. За хорошее поведение, отсутствие троек в течение года по четвертям «наказывается» совместной поездкой летом за границу. Летом был Евродиснейленд во Франции, димой — Кувейт и Саудовская аравия, прошлым летом — Италия. этим летом поедем в Индию.
У детей спрашивали, что для них лучше — такие вот порки ремнем или «порки рублем», либо моральные наказание — домашние аресты и оставления без компа, музыки и телевизора. Все выбрали ремень, а Антоша даже предложил «быть построже». Спразу после порки ребенка нужно пожалеть, приласкать, можно потереть настеганную ремнем попу — успокаивает боль. Но после такого вот сеанса ласк нужно поставить в уголок, на горох, соль или гречку (до четырех лет нельзя-можно повредить косточки-они еще мягкие) — дабы дитятко обдумало свой проступок и по истечению наказания еще стоя на коленках обняло тебя за ноги и горько плача, роняя слезы и сопли, просило прощения и прекращения наказания. Потом нужно еще раз приласкаь, сопроводить в ванну, возможно, даже помочь вымыться, помазать попку йодом а коленки — смягчающим кремом, и уложить спать. С этого момента об наказании и не вспоминать — как и о совершенном проступке. С утра настоятельно рекомендую надеть на ребенка двойной комплект белья — помягче в школе будет. Впрочем, я этим пренебрегаю — в школе почти половина детишек через день полосатые ходят, и когда Антошка или Алеша морщатся, садясь, никто не смеется. Так же как и враздевалке на физкультуре. Еще в качестве корректировки поведения можно заставлять детишек ходить в школу в короких шортиках, гольфиках и маечке с коротким рукавом с конца марта и до первого снега. Сверху, конечно, пуловер, кофточку ли костюмчик. Знаете ли, риск позора того, что заметят следы ремня и будут дрзнить… Спасибо за внимание, очень люблю критику. Не считаейте порку саммоцелью, это всего лишь средство достижения результата.
можно ли 13-летнюю дочь наказывать ремнем
Смотря от чего не помогает.
Тут надо соизмерять тяжесть проступка и серьезность наказания.
Я свою дочь и в 14 лет выдрал, и даже не ремнем, а прутом, но проступок соответствовал тому. Коротко — на даче исчезла на полночи, чуть не доведя нас до инфаркта. И наказание, на мой взгляд соответствовало проступку. Хотя она на нас несколько дней потом дулась, но потом помирились. И пообещали друг другу, что подобного ни с одной стороны не повторится. И слово сдержали.
Анжелика
я тоже наказываю свою дочь ремнем, помагает сильно,раз два в неделю по голой попе и ребенок как шелковый, иногда нужно только его показать но првильноли это? напишите как вы поступаете? Моей дочери 3,2 года,
ксения
Да не обязательно я сейчас сама свою, дочь(4года) поголой попе ремнем как следует, раз 25 и в угол стоит вот уже минут 30 стоит и будет стоять пока я ней не разрешу выйти.Зато теперь будет , как ангел дней 5 , а потом повторим, я или муж.
Вика
Мне в детстве попадало и от папы и от мамы, они наверно считали что ремень это единственный способ воспитания. я тоже хорошо помню как наказывал отец, он не жалел ударов, да и сила ударов была другая.Расскажу вам одну историю из своего детства, ребенком я была мягко сказать не управляемым. Летом после ужина, я пошла гулять на улицу(жили мы в частном доме), было мне 8 лет.Я со своими подружками увидела, что кто-то на лавке забыл сигареты и зажигалку. Мы баловались зажигали сигареты , а потом попробовали курить, как раз тогда когда сигарета оказалась в моем рту , на крыльцо вышел отец.он прямо за шкирку поволок меня в дом , достал ремень и сказал:» раздевайся», я смотрела на него и не раздевалась еще когда я была на улице я хотела в туалет, я спросила :»можно в туалет?»Отец грубо ответил:» нет!!!»(до этого как-то, во время наказания, я попрасилась в туалет и закрылась там , а вышла только спустя время)Я снила платья и трусы.Отец стал бить меня ремнем по попе, делал он это в странной позе говову мою зажимал в коненках, да получила я тогда ремня на славу.После до самого сна стояла в углу,я помню как сильно горело заднее место и еще очень сильно хотелось писать.После еще дней 5 я сидела дома.
Конечно воспитание я получило очень очень строгое , но это не помешало мне утвердится в жизни, скорее наоборот , наверное со мной нельзя было иначе

Иногда можно.
Мне 15 лет. Недавно я очень поздно вернулась домой, не предупредив родителей. Отец сказал мне лечь животом на подлокотник дивана, спустить трусики и выпорол меня ремнем по голой попе. Это было при старшем брате. Мне было больно и стыдно. Не знаю, будет ли отец сечь меня еще, но думаю, он все-таки поступил правильно.
Рита
иногда ремень брать нужно и можно, это дает действенные результаты , коротко:» Когда мне было 9 лет я бесспроса взяла дома большую сумму денег и почти всё ёе потратила, ох тогда я помню получила хорошего ремня от папы(горело заднее место огнем)и часа 2 с голым задом простояла в углу.Выло очень стыдно , но резутьтат!!!!!!!Я за ремень когда это надо конечно
Алена
Мне 15 лет, у меня очень строгий отец. Если заслужила, он заставляет меня встать на колени и порет меня ремнем по голой попе. Недавно высек за двойку. Вся попа распухла, сидеть не могла. Никакого кайфа тут нет, и унизительно. Но он считает это правильным методом воспитания.
Наталья
Если наша дочь не слушается, мой муж порет ее ремнем по голой попе, ей сейчас 11 лет. После этого становится как шелковая. Порка еще никому не вредила.
Дарья
мне кажется , что подростков просто необходимо наказывать ремнем
Стела.
По моему-правильно.Если уж дочь заслужила-получает по голой попе,ремешком.Только,по моему,брать ремешок,снимать с девочки штаны,бить по попе,должна именно мама.
Валерий
Порка
Я был строг с дочерью, порол ее до 17 лет. После порки становилась как шелковая. Порол всегда ремешком по голой попе. Поумнела.
Пороть нужно

Дочь стала нам хамить — переходный возраст. Взял ремень и приказал ей лечь на диван. Порол по голой попе. Некоторое время была как шелковая, но начинает опять грубить. Придется высечь опять. Но не знаю — по голой попе? Ей уже 14.

Согласен
С детства родители секли меня по голой попе да так, что мало не покажется. Вырос человеком. Дочь порю регулярно за плохие отметки. Головой не хочет думать — пусть попа отвечает за голову.
Пороть нужно
Однажды я пришла домой под утро — просидела у подруги, но родители знали, что я там, а у нее, оказалось, не работал телефон. Мне было уже 16 лет, но отец за это высек меня ремнем при братьях (им 18 и 14 лет). Причем порол по голой попе. До сих пор не могу забыть этого стыда. Но теперь думаю, что свою дочь я наказала бы так же. Я поняла, какие переживания доставила родителям.
Правильно
Правильно делаете. Порем дочь с детства, хотя ей уже 13. На днях сильно выпорол ее за две двойки по английскому. Как миленькая у меня легла на диван и сама спустила штаны. Потом приносит дневник: «Папочка, у меня две пятерки». Вот что значит хорошая порка!
Порю всегда по голой попе.
Надо будет — и до 17-ти лет будем пороть. Для ее же, дурочки, пользы.
Оксана
Я в детстве украла игрушку у соседской девочки и прятала ее дома. Мне было 10 лет. Родители нашли и заставили меня вернуть. Вот тогда-то и произошла первая и единственная в моей жизни порка по голой попе.
Отец сказал мне снять штаны, встать на пол на колени и лечь лицом на диван. Позвал ту подружку и при ней, маме и младшем брате высек меня почти до крови, повторяя: «Будешь брать чужое?» Я кричала, что нет, но он повторял это раз 10, продолжая пороть.
Потом сказал мне стоять час в этой позе. Причем все ходили по квартире, делали дела, а я стояла при них с голой попой.
Больше меня никогда не пороли. Но этот позор я запомнила навсегда. Тогда мне было ужасно обидно и стыдно. Но теперь понимаю, что это было правильное наказание.
Я за порку детей! И ничего страшного, что по голой попе. Только польза.
Так и сделать — если заслужила, задрать юбку и как следует выпороть по голой попе. Чтоб неделю на попу сесть не могла.
Николай
А как еще? Именно ПОРОТЬ. И по ГОЛОЙ попе, чтоб больней было.
Порю дочь с 7-ми лет ремнем за непослушание. На колени себе кладу, спущу ей штаны — и ремнем по ягодицам, по ляжкам, пока рука не устанет. Перед отцом родным голой попы нечего стыдиться. Она сейчас в 8-м классе. Вырастет — сама спасибо скажет, что секли.
Сначала жена была против порки, но потом увидела, что это нужно. Меня в детстве так драли, что неделю на попу сесть не мог.
Детей надо пороть
Пороть можно хоть до 20-ти лет.
Я от родителей за каждый серьезный проступок получала как следует. Отец порол меня ремнем по голым ягодицам. Первый раз меня высекли в 3-м классе. Да, больно. Да, стыдно лежать перед отцом с голой попой. Но делалось это для моего же блага. Зато выросла человеком и многого добилась в жизни.
Мой муж нашей дочери так надрал попу за двойку, что теперь на одни пятерки учится.
На Руси детей пороли, пока на лавке умещались.
Алексей
А как «правильно»?
Дочь (7-й класс) стала все хуже учиться, грубит нам. Терпение кончилось — сказал ей снять штаны и лечь на диван. Выпорол ремнем по голой попе.
И до какого возраста нам ее пороть?
Порите и всё
И до 17 лет можно. Чего мудреного? Скажите, что будете пороть, раз иначе не понимает. Чтоб легла на диван животом вниз. А лучше пусть на коленки встанет на пол и наклонится на диван. Отца нечего стесняться. Как следует нахлещите ремнем по голой попе.
Я свою в 15 лет при всей семье так выпорол — дурь как рукой сняло.
До 17 лет Дмитрий
Мы с женой пороли дочь до 17 лет. За двойку или непослушание получала у нас хорошего ремня. Она говорила, никого из ее одноклассниц не порют, но я не обращал на это внимания. Как проступок — снимал ремень и говорил «готовь попу». Порол ее лежа на диване по голым ягодицам. Однажды высек при подруге (узнал, что прогуляла школу).
В итоге поумнела, очень хорошо закончила школу и поступила в вуз. Порка отпала сама собой.
Марина
Летом на даче я пришла домой под утро (гуляла с подругами). Отец взял ремень и потащил меня в баню, сказав, что пора меня пороть. Я думала, он шутит, вырывалась, но он заставил меня поднять юбку, спустить трусики и лечь поперек лавки, наклонившись вниз. Мне 15 лет, а он выпорол меня по голой попе!!! Соседи точно слышали, что меня пороли. Разве нельзя по-другому действовать, без порки? В крайнем случае — не по голой попе и так, чтобы никто не слышал?
Можно ли 13-летнюю дочь наказывать ремнем?
А что еще делать, если она по-другому не понимает? И правильно, из двух зол выбирают меньшее: порка лучше, чем наркотики, спид к 17 годам и т.д. и т.п.
А то что по голой попе, тоже правильно, через одежду бессмысленно, тогда это не наказание, а цирк какой-то. Конечно было бы лучше доходчиво и внятно объяснить последствия, но раз не понимает, что ж делать-то???
Даша: меня начали пороть
Мне 14 лет, и недавно меня впервые наказали ремнем. Папа порол меня по голой попе!!!
Он положил меня к себе на колени, наклонив мою голову почти к полу, задрал мне юбку и спустил трусики. Я выворачивалась, но он держал крепко, а мама держала мне ноги. Было очень больно. И ужасно стыдно, что папа видит мою попу. Я ведь почти взрослая. А было это из-за двойки.
А на днях зашла подружка, и папа понял, что я не была в школе. Он взял ремень, заставил меня лечь на кровать и оголить попу. Меня высекли при подружке! Я чуть не сгорела со стыда. Она предлагает сказать классной руководительнице, но мне стыдно, если она узнает, что меня порют.
Родители сказали, что сына их знакомых пороли, и только польза, и меня будут пороть.
Я не знаю, что делать. Конечно, стараюсь теперь лучше учиться, не прогуливать.
Порка помогает
Мне достается от родителей с детства. Я в 8 классе, но меня заставляют ложиться на диван, спускать штаны и порют ремнем по голой попе. Однажды принес две двойки, и отец выпорол меня пряжкой. Когда он был в отъезде, меня порола мама, у нее получается не так больно.
Как ни странно, порка помогает. Я сразу гораздо лучше учусь.
Георгий
Меня родители за проступки до 18-ти лет секли по голым ягодицам. Жену никогда не наказывали.
Я начал пороть дочь с 5-го класса. Все как надо, ремнем по голой попе. Жена сначала была против, но увидела результат и согласилась, что порка нужна. Как двойка — дочка уже сама знает, что заслужила порку. Послушно ложится на диван и подставляет попу.
Сейчас заканчивает школу на одни пятерки-четверки!
Очень редко можно
В 8-м классе я украла у брата-студента деньги. Думала, не заметит. Потратила на всякую ерунду. Все узналось, и родители решили меня в 14 лет… высечь! Просила прощения, но папа потащил меня за ухо в большую комнату и взял ремень.
Секли меня лежа по голой попе. И при брате, что было ужасно стыдно. Получила от отца по 20 ударов по каждой ягодице, несколько дней не могла на попу сесть.
Больше меня никогда не пороли. Зато не появлялось и мысли взять чужое, врать и т.п. Все-таки порка может быть полезной, если за дело. Но пороть детей надо очень редко и не при всей семье.
Лучше без порки Оля
В 8 лет за плохой поступок папа при всей семье меня выпорол. Это было ужасно унизительно.
Секли меня лежа на диване по голой попе. После порки стояла час в углу без трусов. Все это меня страшно оскорбило. Больше меня никогда не секли, но на всю жизнь помню эту обиду.
В 13 лет о порке уже не может быть и речи. Да и вообще надо уметь без нее обходиться. Воспитывать не ремнем, а словами!!!
Пороть надо!
Я вот и жену до сих пор порю за проступки. Ремнем, в основном. А ей уже 36 лет. И помогает, вот что главное!
Алена
И как вы порете жену — это как игра или по-настоящему? Как это у вас происходит? Мне тут муж в шутку заявил, что меня надо пороть.
Да
Значит, снова высечь. А секут всегда по голым ягодицам, на то она и порка.
Я свою дочь в 17 лет высек — помогло.
Порка жены
Когда провинится — порю по-настоящему. Правда, это «настоящее» все по-разному понимают. Я стараюсь, что бы не повреждалась кожа на попе.
Количество ударов — в зависимости от тяжести проступка. Бывает, и до 200 доходит. Но чаще — 50 — 60.
Как игра — такое тоже присутствует, но это отдельная тема.
однажды
однажды подрался в школе получил фингал после того как мне стало лучше отец взял ремень сказал спускать штаны и лечь на диван. Сложил его в двое и двадцать пять ударов по моим ягодицам. Несколько дней не мог сесть нормально. Второй раз когда подрался отце взял ремень спустил с меня штаны положил меня на колено и выпорол при всем классе а мне уже 15
Меня пороли, и правильно делали
В школьные годы за каждую двойку или серьезный проступок я была родителями выпорота. Пороли меня до 17 лет ремнем и всегда по голой попе. Как говорится, «редко, но метко». Отец заставлял меня спустить штаны и лечь на диван, подложив под живот валик. Я молча терпела порку, боясь, что услышат соседи. Один раз я очень поздно пришла домой, а у нас гостили родственники, и отец высек меня даже при них.
Теперь понимаю — и правильно родители делали, за ум взялась. Обиды на них у меня нет.
До недавнего времени я жил с родителями в коммуналке. Однажды дверь в комнату соседей была приоткрыта, и я, проходя мимо, случайно оказался свидетелем… порки.
Пороли Вику, мою ровесницу 16-ти лет. Она лежала перегнувшись через подлокотник кресла, а отец, вполне нормальный мужчина лет 45-ти, сек ей голую попу. Лица ее я не видел, но думаю, ей приходилось сдерживаться, чтобы не кричать. При порке была и ее мать. Вику секли за двойку.
Меня поразило, что родители порют ремнем 9-классницу, современную девушку. А уж по ГОЛОЙ попе — это вообще. Лично меня могли просто отшлепать по попе (но не высечь), да и то в детсадовском возрасте. И нормальным вырос.
Что, такое «воспитание» в ХХI веке считается нормальным???
Андрей
Михаил: Порка розгой
Мы жили в деревне, и за хулиганство дед сек мне попу моченой розгой. Так было заведено что я шел в баню, спускал штаны, нагибался через лавку и дед порол мне голую попу.
Потом дед умер, и аж до техникума меня секла мать. Не часто, но приходилось ложиться на лавку и перед ней. Помню был ТАК выпорот за воровство!
В деревне знали что меня порют и дразнили.
Сечас понимаю что растить меня было нелегко. Обиды ни на кого у меня нет. Секли — правильно делали. Дурь выбили.
привет меня зовут Коля
привет мне 14 лет неделю назад моя сестра нарисовала картину красивую а я ее случаянно испортил. Папа меня позвал в гостиную сказал чтоб я перегнулся через спинку дивана снял штаны с трусами.
потом он вытащил ремень и так надавал мне что плакал как малыш. Потом он дал ремень сестре и та меня так выпорола что моя попа была даже в крови. Потом со мной сделала это мать, взяла скакалку и выпорола меня там где попа переходит в ноги.
После этого мое наказание не кончилось. Мать положила меня на колено, отец взял тапочек и надавал мне по моей уже красной в рубцах синяках и чуть-чуть кровавой попе. После этого отец принес меня на руках в мою комнату и сказал что если еще раз такое пройзойдет буду при всей семье, две бабушки два дедушки тетя дядя, выпорот.
Не с мамой не с папой и сестрой не говорю с того дня!!!
Порка помогает
Может вы быдете в шоке, но я сама приучила родителей к наказанию ремнем. Просто так легче, чем постоянные бойкоты и нравоучения. Морально легче. Я снимаю брюки и трусики, ложусь на кровать и получаю обычно 30 раз, попа горит но это легче чем то что было раньше. Моих родителей в детстве пороли, им было обидно и они категорически решили меня не пороть и начали это делать когда я убедила их что не обижаюсь. Мы договорились когда и за что меня будут пороть. Впервые выпороли в 12 лет, сейчас мне 15
Порка жены
За провинности. Непослушание. За ошибки в работе и в ведении домашнего хозяйства.
Как относится? По разному. Как правило, соглашается, что заслужила наказание. Иногда считает, что я не прав. Но так у нас заведено. Если я считаю, что ее надо наказать — это не обсуждается. И сопротивление исключено. Так как подобные попытки вызовут лишь усиление наказания.
При этом, предвидя соответствующие реплики, хочу сказать, что у нас очень хорошие отношения. И моя жена, как это не покажентся странным, очень благодарна мне за такое воспитание. И многих ошибок в жизни она не совершила лишь благодаря такой системе наказания.
Мне 16 и меня мама до сих пор наказывает ремнем
Мне 16 лет и меня мама порет ремнем, когда провинюсь. Я раздеваюсь догола, ложусь животом на кровать, попой кверху, а мама меня наказывает ремнем. Андрей

Надо сечь
Для того и порка, чтобы унизить, чтобы ребенок понял свою вину. Сечь надо лежа по голой попе. Публичная порка — еще лучше. На Руси детей секли розгой.
Лена: Наверно пороть надо
Меня до сих пор наказывают ремнем хотя я уже в 9м классе. Учусь не очень хорошо, и обычно отец порет меня после двойки или после собрания в школе. Приходится ложится на диван с голой попой. Иногда бывает при всей семье (мама и младшие сестры), это особено стыдно. Всегда старалась терпеть молча а в последний раз меня высекли очень больно. После порки я всетаки исправляю оценки. Незнаю правильно ли они делают но так у нас заведено. Моих родителй тоже в детсве пороли.
Мое мнение
А я считаю не хочет учиться , пусть попа отвечает, не хочет сидеть в библиотеке пусть стоит в углу
Да, унижение
Это и требуется. Что бы не повадно было. В следующий раз не ной (Я очень просила наказывать хотя бы не при всех) а сразу за штаны. Если стыдно — просто не ори диким голосом. Получай с достоинством.
Нет обиды за порку
Меня за плохие оценки и поступки до 17 лет пороли. Ложилась на диван, спускала штаны и получала ремня. Секли всегда по голой попе. Особо не держу на родителей обиды. Они строгие, но делалось это для моего же блага.
Николай
Правильно делаете, я тоже воспитываю свою младшую сестру,(я её опекун)исключительно поркой розгами и хорошенькой трепкой ушей. Сестре 10 лет и она сама уже знает, что если провинилась, то лучше сразу мне признаться, тогда я не так сильно её выпорю и не так сильно надеру уши. Лучшее воспитание детей это порка.
Порю дочь
Тоже порю дочь ремнем по голой попе. Без порки не понимает, совсем разболталась. Ей 15. Вырастет — еще поблагодарит.
Михаил
Юля
Мне 13. Недавно получила две двойки по русскому. Маме не сказала, а она узнала об этом на родитель
ском собрании в школе. Дома после этого велела лечь на диван и порола меня ПО ГОЛОЙ ПОПЕ! Ударов 30, не меньше. Потом 2 дня сидеть не могла. Меня лупят с 5-ти лет а все никак не могу привыкнуть. Так-то согласна, но… больно
Наказанная
Нельзя бить детей. Это очень плохо. И больно. А если кто считает, что это хороший метод, это неправда. Толку, что меня наказали недавно. Лучше я не стану. Только очень больно и страшно, когда папа ремень берет.
Родители сказали, что сына их знакомых пороли, и только польза, и меня будут пороть.
видите как порка необходима ведь вы стараетесь исправиться из-за порки
Меня пороли
Меня до 17-ти лет пороли ремнем за каждую провинность. Было даже более унизительно, чем больно, т.к. пороли лежа по голой попе при всей семье. Однажды меня высекли при родственниках. После порки заставляли стоять час в углу со спущенными штанами, даже при гостях. Этот стыд буду помнить всю жизнь.
пороть
мне тоже 14 и отчим порет меня лет с семи.бьет очень сильно иногда кровь появляется,и на гречку коленями тоже ставили.я не обижаюсь на него за это.
глсть
Да ребенка пороть, и как следует, но в 4года не так жестко
Костик
Мне 12 лет. Меня папа накзывает ремнем за двойки, но не за все. Например если я болел и получил двойку за контрольную по математике после болезни, то папа меня наказывать не станет, а если я получил двойку за невыученное стихотворение, то тогда «снимай штаны и ложись на кровать». Я на него не обижаюсь, потому что я же сам виноват бываю. Кто мне мешал выучить стихотворение? Никто. Кто виноват, в том что я схлопотал пару? Только я сам. И отвечать должен я сам.Как пап говорит на работе за хорошую работу дают премию, а за плохую работу наказывают «рублем». Вот и меня так же. За хорошую учебу разные поощрения, а за двойки «снимай штаны» и ремнем по попе. И я считаю, что это правильно. В следующий раз думать буду, что лучше 15 минут потратить на заучивание стихотворения, или потом 15 минут лежать и плакать под ударами ремня.
Правильно,пороть надо! Эта порка человеку только помогает!Полностью с вашим мнением согласна.
наказания

За двойки мне не разрешают гулять или смотреть телевизор. Я и сейчас сижу дома наказанная мне затретили гулять за три двойки в один день я ещё всю следущую неделю буду наказана.
А пороли меня один раз летом когда я пришла домой в 23 а должна была в 21. Утром папа сказал снять штаны по колено и выпорол меня по голой попе. Потом он поставил меня в угол на гречку там я простояла до вечера.
надя
меня дерут ремнём почти каждый день а иногда и по несколько раз ….сегодня меня утром отодрали даже блин проснуться как человек не успела задрали рубашку и выпороли прутом как двоечницу….. а вечером папа приедет….что будет сбежать что ли… запорют до смерти….
порка
Недавно я не сделала домашнее задание по английскому и учительница поставила мне двойку. Я не показала дневник родителям, но они увидели двойку и выпороли меня не только за двойку но иза то что я скрыла её.
Вообще меня всегда порют за Двойки и Тройки.
Я получила за четверть по английскому тройку изза тех двоек за несделанное домашнее задание.
Родители выпороли меня так что я два дня сидеть не могла. Потом еще в угол поставили босиком на горох на весь деня и запретили гулять и смотреть телевизор до конца учебного года. Один раз я пошла гулять когда была наказана и меня выпороли по босым ступням теперь я никогда наказания не нарушаю.
НАДО ПОРОТЬ СО ВСЕЙ СИЛЫ
КОЛЕНИ НА ПОЛУ , ЖИВОТ ,ГОЛОВА И РУКА НА КРОВАТИ! ГОВОРИТЕ ЧТО БЫ ОНА РАСЛАБЕЛАСЬ А ПОТОМ ПО ГОЛОЙ ЖОПЕ НЕОЖИДАННО КАК ВРЕЖТЕ ПРАРУ ДЕСЯТОК РАЗ АРМЕЙСКИМ РЕМНЕМ ! ПОПА БОЛЕТЬ БУДЕТ ДОЛГО И МОЗГИ ВСТАНУТ НА МЕСТО!
Олег
Я хочу пожаловаца на папу. Вчира у нас в школе было собрание где наш училка расказывала о наших успехах. У миня две двойки в табеле по рускому и по матиматике. Папа вчира пришол с собрания злой и спорога мне крикнул штобы я снимал штаны. Выпарол он меня свим римнем очень сильно даже до попы дотронуца больно. Разе можно так с 9 летним рибенком?
Дааа… Меня хоть голую на горох не ставят, зато секут не только ремнем, а за особые «заслуги» электрошнуром от CD-шника и всегда вечером. Мне очень стыдно, соседи просто не могут этого не слышать, тем более рядом живут мои ровесники — 15летние мальчишки, просто ужасно, хорошо хоть в разных школах учимся. И как я не старалась,с этим видачным шнуром всегда во весь голос орала, очень больно.
Оля.
меня наказывали в детстве!!!!!!!
Сейчас мне 18 лет.Я училась не так хорошо но меня не наказываю.
Один раз я сваравала 100кр. И мне так папало.Мне мама сказала раздивайся а я от казалась.Мая мама чутли не взбесилась по поваду то что я отказалась раздиватися.Она снела с меня штаны и трусы и пошла за ремнём.Я незнала что делать убежать или стоять и ждать маму с ремнём но я не успела дрогнуть как она уже пришла.Ну вопщем мне такая взбучка была а тогда мне ещё было 4.
Cергей
Порю дочь с детства! Ето приводит к тому что она знает если провенилась получит?

В предыдущей части, посвященной столь важной, но несправедливо отторгнутой обществом теме, как дисциплинарное избиение женщин, я, к сожалению упустил очень важный аспект бития, именуемый поркой. А ведь это очень важная мера для дисциплинарной профилактики женского поведения. Запомните главное – порка не призвана удовлетворить ваши садистские наклонности. Порка призвана сохранить ваш брак крепким, а женщину – счастливой хранительницей домашнего очага! Поэтому первая потребность успешного сторонника порки — это соответствующий инструмент наказания для использования на спинах и ягодицах заблудших действий. Вы просто обязаны иметь ремень, или плеть в вашем доме.
К сожалению, многие просвещённые люди, так называемые либеральные гнойники на теле современного общества, полностью отказывают этому виду воспитания в праве на существование. Однако такой взгляд имеет один существенный недостаток, связанный с психологией женского существа: женщина должна чувствовать себя слабой, но защищённой своим избранником. Тогда она счастлива. Этой цели в частности и служит хорошая порка. Она даёт понять женщине, что мужчина превосходит её физически и морально. Физическое наказание всегда действеннее, так как затрагивает разом и эмоциональный, и физический, и психологический аспекты. В ходе чего женщина начинает любить мужа еще сильнее! Так как она понимает, что она провинилась, была не права и ее за это наказали, то она же и получает в конечном итоге от этого удовольствие. Это удивительная психология жертвы. Хоть и признаются в этом далеко не все.
Всем известно, что порка существовала все время, что существует человек, и это не спроста!
А на Руси, и вовсе порка считалась главным заделом успешной, счастливой семьи, вплоть до 1917-го года, пока большевики не отменили данный вид благодетели. Порка описывалась даже в библии и была популярна в Древних Риме, Греции и Египте. Использовалась порка в основном в воспитательных целях и в качестве наказания, но мало кому известно, что порке розгами приписывались целебные свойства.
Невропатологи и психотерапевты уверяют, что порка вырабатывают смелость, стойкость и мужество. Повышает уверенность в себе. Люди, получающие порку, меньше боятся боли и трудностей в жизни, легче справляются с недугами, более выносливы и менее раздражительны. В общем, применяя порку в отношении своей женщины, ты должен знать, что не просто облагораживаешь таким образом ее нрав, но и укрепляешь ее дух и здоровье!

Женщина, если она приличная и культурная – обязательно оценит такую заботу и какой бы ни была порка, обязательно пойдет утешаться к своему любимому мужу. Как только всё будет закончено, она обязательно начнёт тянуть к нему руки, обниматься, стараться быть к нему ближе (в то время как неприличная девушка после порки будет обиженно плакать, молчать и забиваться в угол). В эти моменты девушки часто бывают особенно нежные и внимательные. Культурная девушка понимает, что наказывал её муж вовсе не для того, чтобы оттолкнуть или унизить, а наоборот, для того чтобы приблизить к себе, сделать лучше, научить, исправить её ошибки. Она понимает, что он старается для неё, она рада, что смогла искупить свою вину и поняла то, где была не права. Ей приятно, что всё кончилось и теперь она снова может сильнее прежнего ласкать своего любимого мужа, ведь он уже совсем на неё не злится.
Женщину нужно бить плёткой, или ремнем из мягкой кожи. Ремень должен быть из натуральной кожи, без металлической фурнитуры, мягкий, гладкий, шириной 5-6 см. Узкий ремень причиняет более интенсивные болевые ощущения. К тому же такое битьё не оставляет на коже любимой женщины рубцов. Употребляя сей инструмент, человек отстраняется от чувственного соприкосновения с предметом порки, что не дает выхода на волю для эмоций мужа. А непосредственно плеть, как инструмент физического воздействия имеет куда более глубокий смысл, понимаемый подсознательно: плетью хлещут животных и рабов, тогда, как рукой или палкой, по зрелому размышлению, мы бьём равных нам. Таким образом, ты в первую очередь демонстрируешь женщине ее подчиненное положение, что способно пробудить в ней новые чувства и удовлетворить ее женские потребности!
Если вы порете ее плетью, очень важно бить сугубо в область мягких тканей, не задевая кости. На костях, при ударе, может рассечься кожа, и кровь неминуемо запачкает ваш костюм.
Такую порку следует проводить не реже 1 раза в неделю (рекомендуемая продолжительность порки – пол часа). При регулярной порке кожа становится более физически устойчивой к ударам, а также менее склонной к разрывам капилляров. А ремень при активной ударной эксплуатации становится мягче, что поможет вашей женщине в дальнейшем, куда более легко переносить воспитательные акты наказания. Ведь ты же, как настоящий мужчина, заботишься о ее комфорте, не так ли?
Очень важно создать психологически верную атмосферу наказания. Вы должны показать женщине, что порка является проявлением вашей высшей любви к ней и наказываете вы её не за то, что она плоха, а за её плохой поступок, и имеете своей целью не унизить её, а улучшить. Для порки желательно выделить отдельную комнату, с большой удобной кроватью, куда возлюбленная помещается после порки для восстановления сил и для размышления над обстоятельствами приведшими к такому положению.
Так же в комнате рекомендую разместить небольшой столик с напитками, которыми вы в случай чего сможете освежиться и подкрепить силы. На пол положите мягкий ковёр или даже лучше – медвежьи шкуры. Вам должно быть уютно, а даме –страшно.
Для душевного комфорта я бы порекомендовал негромкую музыку Вагнера.
Если же вы сомневаетесь, пороть или не пороть вашу женщину, тогда я прошу, чтобы вы обратились к вашей совести и подумали, все ли вы сделали, что в ваших силах, чтобы предохранить ее от скверны? Вы усадили и внимательно поговорили с ней, выслушали ее точку зрения?
Я уверен, что пытались. Тогда почему она сбилась с пути? Потому, дорогие мои, что вы не дали ей одну вещь, в которой она нуждается больше всего — авторитет. Каждая женщина любит следовать за лидером. Являетесь ли вы лидером для неё? Вполне ли вы понимаете, что авторитет включает определенную неприятную обязанность добиваться повиновения и уважения посредством дисциплины?
На самом деле порка – это целое искусство. В то время, как сам процесс, подобен творческим мукам, в которых рождается чистый помысел вашей женщины. Подобно любому искусству, порка требует постоянного терпения и тренировок. Успешная порка требует надежного знания фундаментальных принципов.
Наилучший способ действий — это выбрать стиль наказания и строго ему следовать. Таким образом, удары могут наноситься в следующем порядке: ДВА в быстрой последовательности отдельно по каждой из голых ягодиц, сопровождаемый ОДНИМ по задней стороне верхней части каждого бедра, — и повторяться в том же порядке. После двух повторений вся область поражения должна быть совершенно красной и болезненно выглядящей, но кожа не должна быть разбита или ушиблена. Когда вы начнете избивать таким образом свою возлюбленную, она будет дергаться и устно реагировать. Шлепайте сильнее, и вскоре она будет просить вас остановиться и обещать вам лучшее поведение. Продолжайте действовать.
В этот момент девушка осознает только одно – ей надо срочно капитулировать. Она сразу забывает свою гордость, свою «взрослую» самонадеянность, свое чувство превосходства. Может, она будет бороться за это так долго и упорно, на сколько у нее хватит сил, но если вы увеличите размах ремня, не взирая на недозволительную дерзость она сдастся в изнеможении. Настоящая девушка, честная, нежная, порядочная, скоро откроется через слезы. Она сделает или скажет что вам будет угодно, в надежде остановить обжигающее пламя, которое поглощает ее нежное, горящее тело.
Если это произошло – с уверенностью можно сказать, что девушка исцелена от душившего ее сознание недуга! Вы все правильно сделали, и для профилактике повторите процедуру ровно через 1 месяц! Кстати, данную методику поддержания дисциплины в семье, активно применяет и нынешний президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин:

Так же допустима порка по заблудшим стопам и пяткам исправляемой! Это называется «Бастинадо».
Для этого надлежит использовать легкую бамбуковую трость около 1см толщиной и 70см длинной. Я, как правило бью только по внутренней стороне стопы в ложбинку легкими резкими ударами на «излете» — разгон за счет кисти с резкой остановкой. Внимательно слежу чтобы удар был только гладкой частью фаланги бамбука, а не узлом и шел по всей плоскости ступни.
Ощущения сильно разнятся в зависимости от места удара. Заметил, что лучше наносить удар ближе к пятке — боль ярче.
Никогда не бью по самой пятке или подущечкам пальцев — это опасно. Никогда не бью со всей руки — место настолько чувствительно, что и кисти более чем достаточно.
Эффект от практики хороший, мозги прочищает в раз и, как правило, двух-трех серьезных наказаний (30-50 ударов за сессию) достаточно — взаимопонимание с девушкой просто идеальное. Далее — в рабочем режиме («расчет» за провинности по 10-15).
Вроде бы с поркой женщины, мы с вами, более-менее, разобрались. Но что делать, если вам необходимо выпороть сразу двух женщин? Например, жену и любовницу? Наши мудрые предки, конечно же, сталкивались с подобной оказией, потому была изобретена, так называемая «групповая порка».
Главное правило групповой порки — пороть одинаково. Если одну выпороли сильно, то и вторую девушку надо выпороть не менее сильно. Пороть надо стараться одинаково по времени и по одинаковым местам, чтобы последствия и следы от порки были более-менее одинаковыми. Саму порку следует проводить на глазах у второй девушки. И до, и после порки девушек следует держать вместе (без вашего присутствия), чтобы они могли обсудить будущую или пережитую порку, показать друг другу следы и друг другу посочувствовать. Главное в такой порке — найти общую причину и провести одинаковое действие. Если одну выпороли ротангом, то и вторую надо выпороть ротангом, если одну выпороли линейкой, то и вторую надо пороть линейкой, чтобы никого не обидеть. Ведь справедливость – это главное жизненное кредо настоящего мужчины!
Надеюсь, что данный текст поможет очень многим заблудшим и сбившимся с истинного пути мужчинам и женщинам найти себя в этом мире, вывести семейные отношения на принципиально новый уровень, а главное – прожить оставшуюся жизнь в любви, гармонии и взаимопонимании! Любите друг-друга, ведь любовь – это главный компас по жизни, ведущий нас за собой, подобно красной звезде на поле Куликовом.
А напоследок, подписывайтесь на телеграм-канал самых оголтелых ДНОвостей:

Следить за обновлениями блога вы также можете вконтакте:

Порка

I. Трусы в разноцветный горошек

Глухой щелчок вспорол тишину офиса. Кожа о кожу. Лента черного ремня Wrangler о задницу маркетолога Геннадия. Вслед за щелчком – сдавленное «Ай!». Менеджер по продажам Илья, которого более ушлые коллеги вытеснили в первый ряд круга зрителей, поморщился.

После второго удара Геннадий сдержался. Если бы Илья стоял с другой стороны толпы, то наверняка его взору предстали бы сжатые зубы и зажмуренные глаза маркетолога. Но сейчас он видел белую волосатую жопу с двумя красными полосами.

Щелчок! Геннадий дернулся, приспущенные до колен штаны упали на пол. Снимать брюки и трусы — обязательное условие порки. Для женщин поблажек не было – им тоже приходилось задирать юбки и спускать трусики. Одно дело, когда шлепают дородных дам, которых в офисе большинство. И совершенно другое – когда наказанию подвергают аппетитных девушек. В первом случае Илья испытывал легкое отвращение, смешанное с сожалением из-за бессмысленной траты времени. Во втором случае созерцание порки доставляло Илье особенное, запретное, удовольствие. Всякий раз он напускал на себя безразличный вид, но низ живота наливался истомой, в штанах напрягалось. Однажды, когда порцию шлепков получала самая красивая девушке в оупенспейсе — аналитик Лиза, Илья не выдержал и по окончании экзекуции закрылся в туалете, чтобы снять напряжение. Потом неделю не давала покоя мысль, что в кабинке туалета установлена скрытая камера.

Щелчок! Маркетолог резко подался вперед, чуть сдвинув стол, на котором лежал животом и грудью. «Стол для порки». Так про себя называл этот предмет мебели Илья, но вслух не произносил. О порке в офисе вообще не говорили. Но Илья был уверен, что так стол окрестили и другие обитатели офиса.

Щелчок! Пятый и последний. Пять ударов — такое правило. Геннадий помедлил несколько секунд – вдруг еще прилетит – выпрямился. Резко натянул трусы — семейные, в разноцветный — красный, зеленый, желтый и синий — горошек. Взлетели коричневые мятые брюки. Бляшка ремня ударилась о край стола.

— Черт! — вырвалось у маркетолога.

— Ну что же вы, Геннадий Сергеевич? Ругаетесь при женщинах, — сказал экзекутор, генеральный директор Петр Антонович, вставляя Wrangler в шлевки брюк Strellsonи откинув полы пиджака Dolce & Gabbana.

Илья был достаточно близко к генеральному и с начала порки вдыхал аромат одеколона — что-то волнительное и подавляющее.

— Я… я… – замялся Геннадий.

— Думаю, вы просто извинитесь и этого будет достаточно, да? — сказал Петр Антонович с покровительственной улыбкой.

— Да, — еле слышно ответил маркетолог, глядя в пол.

— Тогда скажите: простите, женщины.

— Простите, женщины, — промямлил Геннадий.

— Вот и хорошо, — сказал генеральный, хлопнул в ладоши и добавил: — А теперь за работу!

II. Крыса Елена

На следующий день в офисе намечался праздник. Компания достигла какого-то пика в продажах. Илья как менеджер по продажам, наверное, должен был знать, что это за пик, но не знал. Также он понятия не имел о служебных обязанностях маркетолога Геннадия или аналитика Лизы. Зато Илья отлично представлял, чем занимается секретарь Елена.

Секретарь Елена была крысой. Жирной самовлюбленной крысой. Кажется, секретарша считала, что у нее только две обязанности. Первая – вздыхать о том, как она много работает. Вторая — стучать на сотрудников. Причем, у крысы (Илья также про себя называл ее Мразь) была особая манера доносить до начальства сведения о косяках сотрудников. Она не бежала в кабинет генерального (кто бы эту крысу туда пустил), она просто громко восклицала «Юрочка! Ты опять весь день сидишь в Фэйсбуке! И откуда столько времени? А я что-то так упахиваюсь. Даже дома не до соцсетей – работа» или «Танюш, а ты почему не на совещании? Забыла? Я все свои дела записываю, чтобы ничего не упустить». Часто этого было достаточно.

Сегодня крыса Елена была в замечательном расположении духа. Сегодня она могла стучать напрямую генеральному. Любые события в офисе отмечали по одному сценарию. Около 17.00 какой-то мужик, вроде бы с этажа начальства (лакей, в общем), приносит пять бутылок шампанского и ставит на стол для наказаний. Извлекает из карманов три упаковки с пластиковыми стаканчиками, небрежно бросает рядом с бутылками и уходит. Потом офисные женщины (но не крыса Елена, конечно) распаковывают и расставляют стаканчики, и все сотрудники ждут Петра Антоновича. Как только генеральный появляется в оупенспейсе, коллектив мчится к столу, иногда даже стулья опрокидывают.

В этот раз стул упал только у Ильи, но к столу он подбежал одним из первых. Петр Антонович уже открывал бутылку (а первую бутылку он всегда откупоривал сам): крепко сжал пробку, вертя кулаком туда-сюда, в мертвенном офисном свете поблескивало стекло часов Epos.

Пук! Пробка выскочила, из горлышка бутылки потянул дымок углекислого газа.

Петр Антонович разлил шампанское по пластиковым стаканчикам. Плескал по чуть-чуть — бутылки хватило на тридцать или около того порций. «У нас работают тридцать человеческих порций», — подумалось Илье. Он смотрел на белые, хаотично расставленные на столе стаканчики, а перед мысленным взором возник образ: наполненные водой старые ведра и кастрюли под протекающей крышей.

— Ну, мужчины и женщины, поздравляю! — провозгласил Петр Антонович, поднимая стаканчик. — Пейте.

Генеральный пригубил шампанское, буквально смочил губы. Он всегда так делал, хотя Илья не раз слышал о фееричных пьянках на этаже руководства.

— Все успехи благодаря Вам, Петр Антонович, — затараторила крыса. — Вы не только сами тянете компанию, но и нас заставляете любить работу. Не понимаю, как некоторым может не нравиться наша прекрасная компания.

В груди у Ильи похолодело.

— Кому? — спросил генеральный.

— Например, Илье Георгиевичу, — она вытянула короткий толстый палец, на котором восседал большой фиолетовый камень.

«И как она натянула кольцо на этот обрубок?» — подумал Илья, а секретарша продолжила:

— Вчера в Фэйсбуке назвал нашу работу чертовой. Я вот работу обожаю, поэтому поразилась такому деферамбу.

— Деферамбу? — спросил генеральный.

— Ну да, постулату, — уточнила Елена.

Илья почувствовал, как пальцы сжались в кулаки, и усилием воли разжал их.

Вчера вечером он выпил три банки пива «Клинское», нет, пять, и написал на своей странице в Фэйсбуке: «Достала чертова работа!» Запись провисела секунд двадцать, после чего Илья в панике, которая заполнила вроде бы анестезированную алкоголем душу, удалил ее. Но двадцати секунд хватило.

«Жырная мразь», — подумал Илья. Причем подумал через букву «ы».

— Что ж, — сказал генеральный, — мне пора за работу, а вы празднуйте. Еще четыре бутылки осталось. Все выпейте.

— Обязательно выпьем, а потом трудиться! — заверила Елена, но генеральный уже развернулся и пошел к выходу их офиса.

Илья с трудом повернул голову, но увидел только заднюю часть блестящих туфель TomFord.

— Празднуем! — весело сказал Геннадий, хватая бутылку шампанского.

III. ПИСЬМО

Илья немного постоял с коллегами, стараясь ни с кем не встречаться взглядом. Они тоже не горели желанием смотреть в его сторону (кроме крысы, которая поглядывала на него со снисходительной улыбкой). Потом он пошел на рабочее место. Поднял стул и сел ждать письмо. ПИСЬМО.

Позавчера такое письмо получил Геннадий. И в адресаты маркетолог попал благодаря крысе. Дело в том, что Геннадий любил выпить. Пить в офисе можно было только с санкции генерального и только шампанское. А Геннадий выпил водки: закрылся в кабинке туалета и осушил чекушку. Бутылку выбросил в корзинку, закидав сверху туалетной бумагой.

Вернувшись в оупенспейс, Геннадий сразу столкнулся с секретаршей, которая стояла между двумя столами, перегородив проход и буравя маркетолога маленькими черными глазками. Геннадий задержал дыхание, плотно сомкнул губы и протиснулся к рабочему месту. Но крыса его достала. Спустя примерно час Геннадий сидел за компьютером и смотрел ролик на Ютюбе. На видео мужики на Запорожце пытались вытащить из грязи трактор. Геннадий надел наушники — наверняка персонажи видео матерились. Крыса подкралась к маркетологу. Илья видел это, но предупредить коллегу не мог — Геннадий сидел к нему спиной. Писать в Скайп тоже не вариант — крыса прочитает.

Илья наблюдал, как секретарша медленно склонилась над правым плечом Геннадия. Тот резко повернулся, вскрикнул «Ой!» и сорвал с головы наушники. И вот это «Ой!» выдало Геннадия: со звуком рот исторг пары алкоголя прямо в лицо крысе.

В тот же вечер Геннадий получил ПИСЬМО. Теперь свое ПИСЬМО ждал Илья. Он периодически обновлял папку «Входящие» на корпоративной почте — новые письма появлялись только, если нажать еле приметную кнопку «Обновить», а если этого не делать, то о новой корреспонденции благополучно не узнаешь. Илья периодически применял этот трюк. Но сегодня вечером он ждал ПИСЬМО. Не важно, прочитает его или нет: на то, что случится завтра, осведомленность менеджера по продажам не повлияет. Но вот если ПИСЬМО не придет, то завтра не случится ничего. Будет день как день, кажется четверг.

Но ПИСЬМО пришло. В 18.57, за три минуты до окончания рабочего дня. ПИСЬМА всегда приходили за одну – пять минут до того, как в офисе начнут выключаться компьютеры.

Илья еще раз обновил «Входящие». ПИСЬМО, разумеется, не исчезло. Он провел сухим языком по шершавым губам. Помедлил несколько секунд и дважды ударил указательным пальцем по левой кнопке мыши. А потом прочитал:

«Илья Георгиевич! Предлагаю вам завтра во второй половине дня принять участие в получении дисциплинарного взыскания в виде порки. Взыскание будет наложено сами знаете, за что и сами знаете, на что.

Генеральный директор ООО «Дегенерейшн» Засулин Петр Антонович».

IV. Согласие

Дома Илья принял душ и голым упал на кровать. Он почти всегда ходил по квартире обнаженным. Одежду надевал только ранней осенью, когда на улице уже холодно, а отопление еще не включили, и когда приходили гости (было пару раз). Но в этот раз нагота ощущалась остро и болезненно. Стало неуютно, и он накинул черный махровый халат.

Побродил по комнате, зашел на кухню. Есть не хотелось, и он ограничился стаканом воды. Потом вернулся в постель, полежал, и тут пришла мысль, что нужно подготовиться.

Илья встал, вытянул из шкафа выдвижной ящик, в котором хранил нижнее белье: в смысле, трусы и носки. Пока никаких извращений. Покопался и извлек серые боксеры с надписью KelvinKleim. Эти трусы Илья купил, чтобы ходить на свидания. По крайней мере, так объяснял покупку себе. Но всякий раз, когда боксеры мелькали серым пятном среди пестрых семейников, перед мысленным взором Ильи всплывало гладко выбритое лицо Петра Антоновича. Модные боксеры он одевал только раз. И, кажется, тогда девушка не поняла, что попала на свидание. Теперь предстоял второй раз.

Уснул Илья за полночь. Перед сном пришла мысль побрить зад. Но, поразмыслив, Илья отбросил идею. Сколько порок он наблюдал, не видел ни одного мужчину с бритой жопой. Зачем выделяться? И, наверняка, волосы на заднице так просто не дадутся. Опять же, изгибы там всякие. Еще порежется. Фильм какой-то был, там лентой с воском волосы выдирали. Больно, наверное…

Утром в офисе коллеги по-прежнему отводили глаза. Только крыса смотрела с сочувственным укором: мол, как же так, Илюшенька?

Около одиннадцати на стол упал лист бумаги.

— Подпиши, Илюша, — сказала Елена.

«СОГЛАСИЕ» — большими буквами по центру. Ниже «Я, такой-то (его фамилия, имя и отчество) даю свое согласие…»

Дальше Илья не читал. Вообще изучать документы, которые дают на подпись, зазорно. Он не читал ни трудовой договор, ни инструкции по пожарной безопасности и охране труда. Читая документ, ты проявляешь неуважение к его составителю. А зачем хамить лишний раз?

Илья взял со стола ручку и оставил подпись там, где только что был указательный обрубок крысы. Секретарша взяла бумагу и покинула оупенспейс, виляя задом.

В голове Ильи билась мысль «Прошу уволить меня по собственному желанию. Прошу уволить меня…» Эта мантра всплывала в мозгу каждый день, особенно когда он видел крысу. Но сегодня мысль почти материализовалась — он открыл блокнот и нацарапал ручкой слово «Прошу».

V. Порка

Время превратилось в огромный и корявый камень, от которого Илья, поглядывая на часы в правом нижнем углу монитора, отколупывал кусочки-минутки. На обед он не ходил: есть не хотелось и вести бессмысленные столовские беседы тоже. Впрочем, перекусить его никто не позвал.

Илья сидел, положив голову на подставленную кисть левой руки, и читал статью о брачных играх белых лебедей, когда громыхнуло:

— Илья Георгиевич, пройдемте!

Илья вскочил, одновременно лихорадочно сворачивая окно браузера.

В проходе между столами возвышался Петр Антонович. Взгляд Ильи приковали обнаженные белые зубы генерального. «А если он меня за яйца укусит?», — мелькнула нелепая мысль.

Петр Антонович повернулся и энергично пошел к столу для порки. Илья сделал шаг, второй. Ноги будто ватные, низ живота налился неприятной тяжестью, в кишках заурчало. Он оперся о стол, постоял, глядя, как коллеги стягиваются к месту позора. Сегодня — его позора. Потом продолжил путь. Мимо шмыгнул Геннадий и чуть ли не побежал к остальным зрителям, чтобы не явиться на экзекуцию вместе с жертвой.

На лобное место Илья добрел, когда Петр Антонович вытащил ремень из шлевок брюк. Черная кожаная полоска, сложенная вдвое, раскачивалась над серо-зеленым ковролином.

— Прошу, — сказал Петр Антонович и указал на стол.

Илья подошел к эшафоту и замер.

— Снимайте штаны, Илья Георгиевич. И трусы, — приказал генеральный.

Илья непослушными пальцами схватился за бляшку ремня, с трудом расстегнул. Пуговица на джинсах далась с еще большим трудом. В стыдливой тишине Илья услышал, как вжикнула молния. Он помедлил секунду и резко опустил джинсы вместе с трусами до колен и сразу упал грудью на стол.

«Надо было джинсы, а потом трусы, чтобы все увидели боксеры», — пробежал в голове очередной тараканчик.

— Начнем! – сказал Петр Антонович и яйца Ильи превратились в кедровые орешки.

Щелк! Ягодицы обожгло. Илья зажмурился и стиснул зубы, пальцы впились в край стола. «Не так уж и больно», — подумал он.

Щелк! «И даже не сильно стыдно», — продолжил он мысль, но пальцы не расслабил.

Шелк! Больше половины пройдено.

Щелк! Илья за каким-то хером поднял веки и встретился взглядом с Лизой. Ее серые влажные глаза смотрели с жалостью. Было в них что-то еще, что-то… Вопрос? Какой? «Зачем?» Илья зажмурился. Задница горела от ударов, а лицо – от стыда.

Щелк! Пятый и последний. Пальцы расслабились, правая рука почти отпустила столешницу.

Щелк! Шестой?! Илья дернулся от неожиданности.

— Ой! – вскрикнул кто-то в толпе.

Щелк! Щелк! Илья переступил с ноги на ногу. Жопа задеревенела, как будто в ягодицы ввели лидокаин. Хотелось ее размять.

Щелк! Илья вдруг осознал, что член стоит колом. И вроде бы подниматься он начал после четвертого удара. Зачем открывал глаза?

Щелк! Илья сбился со счета.

— Пожалуй, хватит, — сказал Петр Петрович. – Теперь, мужчины и женщины, по дисциплинарному взысканию в виде порки, у нас новая норма.

Илья, не разгибаясь, чтобы не выставить на обозрение коллег свой средний размер, опустил руки и натянул штаны. После этого поднялся, застегнул джинсы и ремень, рубашку заправлять не стал.

— За работу, — бросил Петр Петрович, резко развернулся и зашагал к выходу.

Офисная живность расползалась. На Илью по-прежнему никто не смотрел. Только Лиза, направляясь к своему рабочему месту, глянула искоса.

«Как приятно от нее пахнет», — подумал Илья и устремился в туалет – снять напряжение.

Когда он вернулся на место, про порку все будто забыли. А может и правда забыли?

— Пивка вечером выпьем, Илюх? – сказал Геннадий и, зыркнув на секретаршу, добавил: — После работы.

— Давай. Чего бы ни выпить, — ответил Илья и развернул браузер.

Статья про лебедей? Зачем он это читал? Пиликнул телефон. Смска. Илья кликнул на иконку с сообщениями: «Зачисление зарплаты…».

«О, кайф!» — подумал Илья. Потом на глаза попался блокнот. Среди бессмысленных закорючек, черточек и крестиков затерялось слово «Прошу». Илья взял ручку и тщательно заштриховал буквы, превратив слово в черный прямоугольник.

Как в России бьют детей

Мила Дубровина, продюсер PublicPost

Детей в России защищают со рвением и от всего: от педофилов, от геев, каждое слово и жест которых — пропаганда, от крамолы в литературе и в кино, от табачного дыма, от интернета. Все делается теперь во имя детей. Но главная угроза для них исходит не из внешнего мира, а из семьи. По данным правозащитного движения «Сопротивление», 77% детей, переживших насилие, пострадали от своих родителей, 11% — от родственников и лишь 10% — от посторонних людей.

«Я сейчас сама свою, дочь (4 года) по голой попе ремнем как следует раз 25 — и в угол. Стоит вот уже минут 30 и будет стоять, пока я ней не разрешу выйти. Зато теперь будет как ангел дней 5, а потом повторим, я или муж. Вика».

«Я тоже наказываю свою дочь ремнем, помогает сильно, раз-два в неделю по голой попе — и ребенок как шелковый, иногда нужно только его показать. Но правильно ли это? Напишите, как вы поступаете. Моей дочери 3,2 года. Ксения».

В рунете несложно найти форумы, на которых родители обсуждают, чем и как правильнее бить детей и как сделать так, чтобы на теле ребенка не оставалось следов. На других форумах люди, пережившие насилие в детстве, признаются друг другу, что не смогли бы жить без побоев — и на собственном примере рекламируют такой способ воспитания.

«Меня мама не порола, но воспитывала. Брала трусы и лифчик на 2 размера меньше, надевала и туда много-много крапивы. После этого я качала пресс 50 раз, затем меня привязывали к кровати. Каждые 2 часа мне меняли крапиву, и все повторялось. И так весь день».

«Отец с дедом пороли меня до 16 лет. Примерно раз в месяц за самое что ни на есть вопиющее. И знаете, шло на пользу. Двойки исправлялись, поведение исправлялось. Когда однажды «под градусом» и со смачным засосом на шее я заявилась под утро, отец так высек меня по голой заднице ореховым прутом, что в нескольких местах кожа разошлась. На этих местах у меня до сих пор небольшие шрамы остались. И что вы думаете? Замуж я вышла девственницей и ни разу в жизни в рот сигарету не взяла. И школу хорошо окончила, и институт. А сейчас двух девочек воспитываю, 9 и 13 лет. За пустяки, конечно, не наказываю, но за вопиющее поведение, за хамство и упорство иногда хлещу ремнем, как и меня когда-то отец. После этого мои крошки ходят как шелковые. Главное — знать меру. Не превращать наказание в истязание. И не бить рукой, потому что рука у меня, например, тяжелая. И если, не дай бог, попаду по пояснице, то и почки могу отбить, а вот прутиком или ремешком — в самый раз».

Обычно о том, что ребенка бьют, в его окружении знают многие — и почти все относятся к этому спокойно. Психологи говорят, что дети в семьях страдают зачастую от нескольких форм насилия: физического (родители могут избить «в сердцах», в состоянии аффекта, а могут устраивать регулярно-профилактические «порки по субботам»), эмоционального (угрозы, оскорбления, подавление личности) и даже сексуального. Ведь, по мнению психологов, большинство взрослых, насилующих детей, никакие не педофилы — просто сексуальное насилие оказывается еще одним способом продемонстрировать ребенку свою власть. При этом особенно опасны для детской психики не пьяные побои, а систематические, спланированные, хладнокровные наказания, когда родители выстраивают с ребенком такую систему отношений, в которой физическое воздействие кажется естественным и обязательным даже ему самому.


Польская социальная реклама против домашнего насилия гласит: «Родители, которые бьют детей, стараются это скрыть».

Психолог, психотерапевт, кандидат педагогических наук и один из авторов программы «Жизненные навыки. Уроки психологии для детей и подростков» Дарья Рязанова знает, что многих современных родителей самих били в детстве:

«Очень большую часть — примерно одну треть — людей, которым сейчас 30-40-50 лет, в детстве били. Случается, что человек осознал и принял решение с собственными детьми так не делать, но чаще всего такие люди все равно переносят все на своих детей, потому что не знают, как с ними по-другому обращаться».

Рязанова считает, что собрать реальную статистику по насилию в отношении детей в настоящее время невозможно:

«Традиция применять к детям физические наказания существует уже много веков, но именно сейчас, благодаря средствам массовой информации, формируется первое поколение родителей, которые считают, что бить детей как-то нехорошо (не нельзя, а именно нехорошо), поэтому многие этого стыдятся и не говорят об этом. Но то, что у нас есть традиция детей бить, — это однозначно».

Выявить домашнее насилие по отношению к детям сложно еще и потому, что многие считают такое поведение нормой, утверждает психолог:

«Был у нас один случай в кружке психологическом: мама при других детях звала-звала девочку 8-9 лет, а девочка не выходила, была увлечена игрой. Тогда мама подбежала, схватила ее за хвост на голове и за него выволокла ее к себе. Психологи были в шоке, дети испугались. А мама явно не считала, что сделала что-то плохое».

Подтвердить эти слова несложно. Среди 30-летних легко находятся люди, готовые рассказать о том, что с ними происходило в детстве.

Светлана (имя изменено), 33 года, филолог, литературовед:

«Это происходило до того момента, когда я ушла из дома. Мне было почти 18 лет. Когда началось — сказать не могу, это было всегда, сколько я себя помню. С пяти лет помню совершенно отчетливо — тогда родители переехали со мной и сестрой в отдельную квартиру и перестали сдерживаться. У моих родителей среднее образование, отец не смог поступить на биофак МГУ и всю жизнь работал руками, хотя был очень начитанным и эрудированным человеком. Между собой родители дрались всегда, особенно когда выпивали. Нас с сестрой могли и не трогать, но мы всегда пытались защитить маму. Отец мог избить ее и ногами, но обычно ему хватало просто швырнуть ее, чтобы об стенку шмякнулась и больше не вякала. Несколько ярких моментов запомнились мне больше всего: однажды отец кинул мою младшую сестру через всю комнату. Она росла слабой и болезненной, ей много было не надо, она ударилась всем телом о мебельный гарнитур. Переломов у нее тогда не было, а если и было сотрясение мозга, то мы уже об этом не узнаем — в больницу ее не повели. Мы тогда даже не считали такое обращение с нами чем-то из ряда вон выходящим, думали, что это нормально. Ну да, побили в очередной раз, мы поплакали, позлились — прошло. Если отец вставал на следующее утро и не демонстрировал агрессии, можно было дальше жить. А вообще, его дети раздражали бесконечно. Он предпочитал не разговаривать с нами, а физически пресекать любое нарушение дисциплины. Измазался кашей — получи ложкой в лоб. Позже то же самое: пришел с улицы после 9 вечера — будешь побит. Друзей домой приглашать было тоже нельзя, смотреть телевизор без спроса, даже разговаривать по домашнему телефону — отца это раздражало, и он просто выдергивал телефонный провод. Сейчас я понимаю, что отца раздражали любые проявления личности: желания, интересы, круг общения. Если бы все мы — я, мама, сестра — сидели молча в углу целыми днями, то все было бы хорошо. О любви к нам речи не шло никогда, только о пьяном умилении, но даже эти крохи внимания были нам очень ценны».

Социолог, психолог, руководитель общественно-политического центра Горбачев-фонда Ольга Здравомыслова говорит, что вариантов, по которому может пойти развитие личности, пережившей в детстве насилие, несколько:

«Пережитое чувство беззащитности перед властью (родительской, учительской, потом милиционера — дальше можно разное выстраивать) должно быть человеком потом как-то переосмыслено. После того, как он это пережил, он должен как-то отнестись к себе самому — к человеку, которого только что топтали. Его не убили физически, но психически к этому почти подвели. И дальше он должен к этой ситуации адаптироваться.

Если ребенка в детстве били и унижали, он может превзойти своего обидчика и стать садистом. Бывает и другая реакция — когда человек становится забитым и абсолютно неспособным вообще что-то делать. Есть сильные натуры, бунтующие, которые от насилия становятся только крепче и, наоборот, учатся защищать себя и других. Последних, правда, очень мало, потому что для этого требуются особые душевные качества и благоприятные обстоятельства. Когда, например, наряду с фигурой, проявляющей насилие, есть и другой родитель, с которым можно идентифицироваться, когда есть защита с его стороны».

Дарья Рязанова считает, что у подростка, пережившего насилие, жизненных сценариев всего два:

«Ребенок либо вырастает подавленным, либо бунтует — в переходном возрасте убегает из дома, связывается с дурными компаниями, потому что там его хотя бы немного понимают, внимательны хотя бы к каким-то его желаниям и чувствам».

Многие почему-то уверены, что насилие в семье — явление классовое. На самом деле мучить детей могут не только деревенские забулдыги, но и вполне обеспеченные, образованные жители больших городов.

Наталья (имя изменено), 28 лет, преподаватель:
«Внешне моя семья могла показаться абсолютно благополучной. В доме никогда не было алкоголя, никто из родителей даже не курил. Много книг, всегда порядок. Родители — с высшим образованием, типичные советские интеллигенты. При этом мать всегда была готова устроить скандал отцу, а большинство конфликтов со мной в его отсутствие разрешалось физическим способом. Сейчас я уже не могу вспомнить точно, сколько раз в неделю она меня била — два, три, пять. Кажется, в этом была вся суть наших отношений. Если я делала что-то не так, она меня била — ремнем, кулаками, какими-то проводами, могла запустить тарелкой или чашкой, вцепиться в волосы, расцарапать лицо и руки ногтями. Хорошо запомнился эпизод: мне 4 или 5 лет, я зачем-то полезла в секретер и случайно сломала в замке ключ. Отец был в отъезде. Мать ругала и била меня несколько часов, потом поставила в угол и била каждый раз, проходя мимо меня. Говорила, что отца не будет еще долго, и к тому времени, как он приедет, она убьет меня совсем. Я помню, что очень испугалась.

Если отец видел следы у меня на руках, он просил ее больше так не делать, а по-настоящему ссорился с ней, только если она оставляла следы на лице. Мне нравилось, что отец меня защищал. Однажды, после того, как мать снова меня избила, я довела отца до того, что он ее ударил. В этот момент я была хоть и напугана, но счастлива.

К физическим расправам привыкаешь, они становятся частью обыденной жизни, повседневности. Я знала, что некоторых из моих одноклассниц могут отшлепать, влепить затрещину — такие меры я считала слишком щадящими, их родители казались мне попросту ненастоящими.

Тяжелее всего адаптироваться к постоянным упрекам, словам о том, что тебе вообще лучше было не рождаться на свет. Мне не давала покоя мысль, что другие дети ничем не лучше меня — хуже учатся, меньше читают — но их почему-то любят просто так, а меня только дрессируют. Однажды у наших соседей по даче случилось несчастье: семилетний мальчик провалился в выгребную яму, захлебнулся и умер. После этого мать, разозлившись на меня в очередной раз, сказала: «Вот, у людей дети умирают, а ты все живешь и живешь!» Я тогда из-за своей живучести долго переживала, но утопиться так и не решилась.

Жаловаться кому-то, кроме отца, мне не приходило в голову. Я помню, что матери несколько раз даже на улице делали замечания посторонние люди, но почему-то за то, что делает она, мне тоже было стыдно. Это было как будто наше общее дело, в какой-то степени я была соучастницей: помогала ей скрывать следы, врала про их происхождение учителям, друзьям, их родителям и часто даже отцу. А в периоды перемирия вместе с матерью смеялась над шутками про тумаки.

Из дома я ушла очень рано и со скандалом, сейчас мы с матерью общаемся периодически. О том, что происходило, вспоминали всего несколько раз, причем по ее инициативе. Она просила прощения и говорила, что все это было ради меня — чтобы сделать из меня человека».

Все, кто подобно Наталье и ее матери заводит этот разговор, задаются вопросом: а что считать насилием? Где черта, переходя которую ответственный и строгий родитель превращается в чудовище? Ольга Здравомыслова говорит, что насилие — в отличие от простого конфликта или ссоры — это нарушение границ личности, приводящее к травме, которую человек несет в себе в дальнейшем.

«Мы проводили исследование как раз по насилию в отношении детей, опрашивали учителей. Один рассказал такую историю. Есть девочка, мать ее регулярно бьет за отметки, хочет, чтоб она была отличницей. Руки ей связывает, девочка приходит с синяками. Когда матери говорят, что не надо этого делать, она возражает, мол, я же ее люблю. И учитель мне тоже начинает объяснять, что это, конечно, нехорошо, но мать же ее действительно любит. Даже учителя не могут определить границы насилия и отличить родительскую любовь от комплекса власти, которая не может себя сдерживать».

В ситуации насилия над личностью ребенок выживает только благодаря тому, что считает все происходящее с ним нормой, утверждают психологи. Здесь принято приводить исторический пример: известно, что дети, выросшие в концлагерях, верили, что все происходившее с ними там — в порядке вещей; после освобождения у них случался шок.


Польская социальная реклама против домашнего насилия гласит: «Родители, которые бьют детей, стараются это скрыть».

Современные дети обычно перестают считать домашнее насилие нормой, когда попадают в школу и узнают, что может быть по-другому — выясняется, что их одноклассников дома не бьют. Психолог Дарья Рязанова считает, что именно тогда в жизни ребенка начинается самый сложный период:

«По разным исследованиям, где-то до 9 лет у ребенка в подсознании записано, что без родителей выжить он не может. И даже если он осознает, что с ним происходит, что он в беде, он не может уйти из семьи, потому что без родителей он умрет — это вопрос выживания. Поэтому обычно ребенок принимает любые требования, хотя внутренне с родителями не согласен. Конечно, скандалы случаются, но в целом ребенку приходится сотрудничать с теми, кто применяет к нему насилие».

Что делать взрослому человеку, который в детстве пережил домашнее насилие? На этот вопрос психологи единодушно отвечают: проходить курс психотерапии. Все зависит от тяжести случая, но прогнозы в целом положительные.

А вот на вопрос, что сейчас делать детям, переживающим насилие в семье, никто не дает хоть сколько-нибудь внятного ответа.

Дарья Рязанова говорит, что ребенок, переживающий насилие в семье, попадает в замкнутый круг. Органы опеки скоры на расправу: по любому сообщению о побоях его могут легко забрать из семьи и отправить в учреждение, где ребенка будут бить, возможно, даже сильнее. При этом со случаями психологического насилия опека вообще никак не разбирается, хотя оно нередко страшнее физического. Оскорбления, диктат, подавление личности, игнорирование мнения ребенка, обман, унизительные сравнения с другими — более способными, послушными, спортивными и т. д. — детьми в России жестокостью не считаются.

Большинство специалистов уверены, что быстрых путей решения проблемы насилия в российских семьях не существует. Единственный, не быстрый, но действенный способ его преодолеть — это профилактика.

Дарья Рязанова говорит, что специальная программа для детей «Жизненные навыки», которая рассказывает ребенку, что может с ним происходить и как ему к этому относиться, Минобру кажется необязательной.

«Ценность психологии и психического здоровья пока не признается на государственном уровне, государство не заинтересовано в том, чтобы ребенок понимал, когда он является жертвой и что ему в таком случае делать. Во всех развивающихся странах такие программы обязательны. После родного языка они на втором месте».

Осуществлять профилактику насилия в российских школах не просто не хотят, но и запрещают законодательно. 1 сентября 2012 года вступил в силу закон «О защите детей от вредной информации». Согласно этому закону, к информации, распространение которой среди детей определенных возрастных категорий ограничено, относится информация, «представляемая в виде изображения или описания жестокости, физического и (или) психического насилия, преступления или иного антиобщественного действия… в виде изображения или описания половых отношений».

И хотя ни одного случая привлечения к ответственности за информирование детей о насилии еще не зафиксировано, закон фактически запрещает рассказывать и показывать ребенку, каким оно бывает — то есть по сути, делает спасительную профилактику невозможной.


Польская социальная реклама против домашнего насилия гласит: «Родители, которые бьют детей, стараются это скрыть».

Оригинал на PublicPost

Ссылки по теме:

Сиротство в России: как решить проблему?

Детский ад номер 46

Наказана (2)

Гулять с младшей сестрой Катя не любила. У неё свои игры: в прятки, прыгать через резиночку, зацепленную за ноги двух девчонок. Сестра крутилась рядом, собирала в ведёрко палочки и камешки, но уже несколько раз умудрялась уйти. Девчонки дружно искали её по чужим дворам. От родителей это удалось скрыть, но Катя боялась не уследить за ней.
Выходной!
Катя собралась на улицу, а мама тут же одела Аньку.

-Мам, — разнылась Катя, — можно я пойду без Аньки?
-Без сестры не выйдешь! Ясно?
Пришлось тащиться с ней…
День был яркий, как мокрая акварельная картинка: синее полотнище неба растянулось без конца и без краю, голые ветки деревьев казались залакированными, а асфальт подсушили солнце и резкий ветер.
Цветными мелками нарисовали классики и «битку» — коробочку из-под сапожного крема – девчонки, прыгая на одной ноге, гоняли по квадратикам.
Медленно, с треском, проезжал по тротуару шкодливый мальчишка — весёлый, с поднятыми руками, совсем не держась за руль мотоцикла…
— Катя! Катя! – позвала Аня сестру.
— Подожди! Сейчас подойду! — Катя ждала, пока мальчишка проедет.
Анька стояла, но когда мотоцикл оказался совсем близко, бросилась к Кате…
Упала девочка прямо под колёса остановившегося мотоцикла и горько заплакала: об асфальт ободрались ладошки.
Катя подняла сестру, отряхнула пальто и заплакала вместе с ней…
Из подъезда вышел отец, взял Аньку на руки и понёс домой. Катя плелась сзади и вдруг расплакалась:
— Папочка! Ну не бейте меня, пожалуйста!
— Ты что? Тебя сейчас кто-то бьёт? – обернувшись, смущённо спросил отец.
— Не бейте! Не бейте меня! – рыдая, закричала Катя.
— Замолчи! – папа почти шипел, — Я тебя сейчас бью?
— Но дома же ты меня изобьё-оошь, я же знаа- юуу,- в голос выла Катя.
Приплелись домой. Отец был зол. Пока рассказывал матери, как Катя орала и позорила его на улице, рассвирепел вконец.
— Я тебя сегодня бить не буду, — отец тыкал пальцем Кате в голову, вбивая каждое слово. – И наказание ты получишь не за то, что Анька попала под мотоцикл, а за то, что орала и позорила меня. Порка отменяется, но мы тебя накажем, как в старину. Поставим в угол на горох!
Отец был доволен.
Анька принесла в банке горох, рассыпала в углу. Отец заставил Катю стать на колени и наказал младшей:
— Анечка, ты посиди на диване, последи за ней, чтоб с коленей не вставала!
Катя стояла-стояла на коленях, а потом уселась попой на пятки.
Анька побежала на кухню к родителям:
— Папа! Папа! Она не стоит на коленях! Не стоит! – восторженно кричала она.
Прибежавший отец так больно вцепился пальцами Кате в шею, что в глазах потемнело…
Это было впервые… Боль, обида, унижение… Это не вынести… Весь мир ненавидит Катю: папа, мама, Анька…
И Катя… ушла…
Это не она стояла на коленях, а другая девочка, на которую она смотрела со стороны. Ей хотелось посидеть, но на диван рядом с послушной Анькой, следящей за сестрой, присаживаться не хотелось. Она покружила по комнате, подула издалека в затылок стоящей на коленях девочке, послала ей воздушный поцелуй и вышла на балкон.
На балконе ничего интересного не было: на подоконнике стояли один в другом два пустых цветочных горшка, а на гвоздике, вбитом в раму, болталась верёвка, к которой зимой привязывали сало для синиц, сушилось бельё, и пододеяльники, раздуваясь обманчивыми перинами, закрывали обзор.
Катя продолжала парить.
С крыш пятиэтажек военного городка тянулись в небо геометрически правильные, голые ветки антенн, ловили невидимые сигналы и несли их в квартиры.
Всё можно посмотреть по телевизору: как жили и живут другие люди, узнать новости с другого конца света, попутешествовать и побывать на концерте…
По южному тракту к городу приближаются немцы. Оккупация уже была, немцев выбили из города, а сейчас они пешие, на мотоциклах и лошадях возвращаются.
Маленький, лет четырех, мальчишка из зоопарка смотрит на дорогу…
«Папа!»
Забора в зоопарке не было: минувшей зимой деревянный штакетник пустили на отопление вольеров.
Что будет на этот раз?
Катя смотрела как звери, потершись о прутья клеток, выходили из них и шли на центральную площадь зоопарка. Так ходили их предки в джунглях на Скалу Совета.
Вот, тяжело ступая, появился тучный Бегемот. Почесав спину о кирпичную стену, повалился на бок.
Бегемот весь серый-серый, как куча асфальта, которую разгребут по дороге и умнут катком, только пар от него не идет. Такой серый, что хочется заглянуть ему в глаза: «Бегемотик, неужели у тебя глазки тоже серые?»
Катя рассматривает все четыре копыта, блестящие и гладкие, словно их специально натянули. Интересно, они кожаные? Нет, наверно, как все копыта, очень твердые… А как огромная туша, лежащая на боку, будет вставать? Неужели сможет?
По деревьям, перебирая длиннющими руками, толпой надвигался обезьяний народ. И живым, шевелящимся ковром ползли змеи и ящерицы.
Разнопёрые птицы рассаживались по веткам.
А, собирающийся председательствовать, Медведь занял скамеечку со столиком.
Страус Эму назначил себя секретарем, вертел головой и следил за порядком.
Облезлые лисы легли как споротые со старых пальто воротники… Волки держались отдельной стаей.
Страус Эму заговорил: «Собрание, посвященное возвращению немецко-фашистских захватчиков, объявляю открытым. На повестке дня несколько вопросов. Первый…»
Прослушав повестку дня, звери загалдели, зашипели, заквакали. Никакой дисциплины. Но все замолкали и внимательно слушали, когда брала слово Сова-чревовещательница.
— Обезьяны и Птицы, — сказала Сова, — не галдите. Вам будет лучше всех. Птиц разберут по домам сотрудники зоопарка, а обезьяны будут жить в конторе.
— А мы-ыы? – провыл Волк, видимо, предводитель стаи, — нас разберут по домам?
— Вас не разберут. Но немцы в зоопарке устроят коптильню, будут коптить себе колбасу. Мальчишки по ночам будут собирать для вас обрезки мяса. Прокормитесь.
— А что ещё немцы устроят в зоопарке? – опустив глаза, задал мудрый вопрос Олень.
— Немецкая часть встанет здесь на постой. Солдаты будут жить в палатках, а офицеры в служебных помещениях.
— А я? Я не умру с голоду?- молодой Верблюжонок с печальными глазами спрашивал робко, стесняясь.
— С голоду не умрёшь, — ответила Сова, — но если будешь увязываться за всеми, канючить еду, то пристрелят.
Верблюжонок тяжело вздохнул.
Послышалось тарахтение немецких мотоциклов.
— Пора расходиться, немцы уже совсем близко, — Сова озабоченно развернула голову и показала затылок. А, вернув её на прежнее место, заключила, — пора расходиться.
«Собрание, посвящённое возвращению немецко-фашистских захватчиков, объявляю закрытым!» — протараторил обычно медлительный страус Эму.
Первыми резво побежали в свои вольеры олени. А Сова крикнула им вслед: «Олени! Вас не съедят! Вам шеи намажут зелёнкой и скажут, что вы больны и заразны!»
Бородавчатый крокодил медленно, с шуршанием, отползал в свой террариум.
— Дорогой Крокодильчик! До встречи после войны! – ободряюще попрощалась с ним Сова.
И всем говорила Сова именно так: «До встречи! До встречи! До встречи!»
Мотоциклы трещали совсем близко.
На улице, где жил Женя, расквартировались немцы.
Не стесняясь ни женщин, ни детей, они, весёлые и фыркающие, обливались водой из колонки, светили голыми задницами. Их сытые, крутобокие лошади косились на не смеющих подойти поближе мальчишек…
Немцы были наглые, готовые все просто отобрать, но некоторые меняли еду на ценные вещи. Мама поменяла золотое обручальное кольцо на курицу и мешок муки.
Женя с братом заболели… У них поднялась температура, болело горло, и душил каркающий кашель. Вызванный фельдшер, осмотрев мальчишек, сказал, что это — дифтерия.
Пришёл белобрысый немец с переводчиком, потребовал срочно отправить детей в больницу. Мама не хотела их отдавать, сказала, что будет лечить дома. Но немец, напуганный заразной болезнью, пригрозил, что тогда детей ликвидируют…
Лежали мальчишки в отдельном боксе. Их кормили и лечили: давали таблетки, ставили уколы…
Пришла мама. Она приходила каждый день, мыла с хлоркой полы.
«Бабушка! Бабушка, которую я никогда не видела… Но всё равно она была…»
У Жени лицо стало круглым, надутым, глаза – щёлками, которые открывались с трудом, а тело покрылось мелкой сыпью… Сывороточная болезнь… Ему назначили горькие порошки. Стало совсем плохо. И хотелось спать, спать, спать…
— Ну, вылезай из своего угла! — сказал Кате отец. — Бери веник и заметай горох. Ты что, не слышишь, что тебе говорят?
Катя тяжело вздохнула. Куда вылезать-то? Дома ей места нету… Даже за столом, если она будет читать книжку, её заденут и обидят…
Катя встала с коленок и пошла за совком и веником.