Пока мама спала

23.10.2019 0 Автор admin

Была матерью, а внезапно стала женой. Четверка шокирующих историй о том, как живут некоторые семьи

Семья – это святое. Мама – это тот человек, который всегда будет рядом, в трудную минуту обогреет своей материнской любовью и поможет, невзирая на то, в какую бы передрягу ее ребенок не попал. Многие из нас понимают, кто такая мама, и какую роль она играет в жизни ребенка. Даже когда дети вырастают, для матерей они так и остаются детьми. Но эта статья не о таких людях.

В отношениях между этими сыновьями и матерями (а иногда и бабушками) явно что-то пошло не так, и граница нормальных отношений между мамой и сыном просто-напросто размылась. Итак, представляем вашему вниманию четверку семей, в которых мама для сына стала женой или любовницей.

1. Моника Марс и Калеб Петерсон

Разница в возрасте у этой пары всего 16 лет. Моника и Калеб выглядят вполне нормально, как все обычные пары, за исключением того, что женщина немного старше. Да и это тоже не является чем-то ужасным и непоправимым. А вот, что поистине удивляет и шокирует, так это то, что Моника является биологической матерью Калеба. На сегодняшний день такая вот интересная пара пытается сделать все, чтобы избежать уголовной ответственности. Они утверждают, что являются жертвами генетического сексуального влечения, которое обуславливает тягу двух человек, находящихся в кровном родстве с друг другом.

2. Ким Уэст и Бен Форд

Однажды в одном из интервью Ким призналась, что у нее с Беном «невероятный и страстный секс». И все бы это было ничего, но вот в чем проблемка-то: Ким на самом деле является мамой Бена. Женщина родила своего первенца совсем молодой, всего в 19 лет. В это время она училась в Америке и находилась слишком далеко от дома. Ей было трудно, но, несмотря на это, она справилась. Она вернулась в свою любимую Англию и стала спокойно жить. Недавно ее сыну исполнилось 30 лет, и пара решила не скрывать своих отношений. По словам Ким, с Беном она погрузилась в настоящую любовь, похоть и страсть. До того, как сойтись с матерью, Бен был женат, но ради «настоящей любви» развелся. Сейчас счастливая пара живет в Мичигане, и они собираются пожениться, жить вместе на берегу моря и завести ребенка. Когда Форд уходил от жены, он сказал ей лишь одну фразу, которая расставила все точки в их семейной жизни: «Пойми, просто каждый раз, когда мы занимаемся сексом, мне приходится представлять, что я сплю со своей матерью, иначе у меня ничего не получается». Да тут даже добавить нечего, вот правда.

3. Перл Картер и Фил Бейли

Перл Картер забеременела в 18 лет. Учитывая то, что девушка воспитывалась очень строгими родителями, не мудрено, что от ребенка они ей приказали отказаться сразу же, как только она родит. Да, это ужасно, учитывая то, что ребенка девушка хотела, но пойти против родителей она не могла. Ребенок был отдан в приют сразу же после рождения. Мальчик вырос и сумел поднять себя и свою семью на ноги. У него родился прекрасный сын, с которым они были очень близки. Мальчик вырос и решил во что бы то ни стало найти свою бабушку, чтобы в дальнейшем поддерживать с ней связь. И чудо свершилось! Они нашли друг друга. Да еще как нашли! В одном из интервью парень сказал, что первый секс у них был на втором свидании, Перл соблазнила его прямо у себя в спальне. Боже, куда катится этот мир?

4. Мелисса Китченс и Шон Пфайффер

Эта интересная история развернулась на глазах у многих, потому что все горячие подробности были выложены в Facebook. Шон Пфайффер был женат на прекрасной женщине, которая родила ему ребенка. Из-за временных неудобств с жильем Шон решил переехать к своей матери, чтобы пожить у нее пару месяцев. По началу все было хорошо и довольно прозаично. Работа, семья, ребенок, бытовые проблемы и так далее. Но в какой-то момент жена Шона начала замечать неладное. Муж стал больше времени проводить со своей матерью, водить ее в рестораны, гулять по городу и так далее. Наверное, даже у самой большой ревнивицы в голове не возникнет подозрение о том, что ее муж изменяет ей с собственной матерью, но у этой женщины оно возникло, и она оказалась права. Однажды, когда она в очередной раз собрала ребенка на прогулку, она установила скрытую камеру на кухне в доме, мол именно там они очень часто сидят до ночи. И каков же был ее шок, когда, просмотрев запись, она увидела, что прямо на кухонном столе ее муж занимается сексом со своей матерью. Да, ничего не скажешь. Это полный …

Интересная статья? Лайкни или поделись с друзьями!

Про это с мамой…

Рассказ о нас с мамой…

Не помню точно, когда я начал думать о ней. Первые фантазии связаны с ее ногами, не знаю даже почему, ну может быть из-за того, что они были всегда доступны. На них можно было смотреть, их можно было даже потрогать не явно конечно, а как-то невзначай, то ли в шутку, щекоча, ну, в общем, возможность была. Конечно, она не ходила там, в ажурных чулках с поясом, не носила мини и все такое прочее, все было строго и чинно, но от этого то меня и трясло. Именно тогда я стал извращенцем. Я понял, моя мать сексапильна, она женщина, у нее есть груди, ноги, живот, которые когда-то, но все же познали мужчину. Смешно все это звучит, конечно, но ведь я был pебенком. Вся ее непоколебимая благопристойность в моем воображении становилась абсолютной непристойностью. Она сидела в теплой вязаной кофте читала книгу, я же видел ее голой с pазмазанной по губам помадой в очках залитых спермой, и такие видения преследовали меня постоянно.

Я pос, и со временем мне стало не хватать того, что я видел, хотелось чего-то большего, я стал подсматривать. Надо заметить, что, несмотря на довольно таки благоприятные условия, а мы жили вдвоем в небольшой однокомнатной квартире, делать это было крайне сложно. Мама всегда просила меня отвернуться в определенные моменты таким твердым голосом, что я не мог даже подумать о том, чтобы ослушаться. Единственной возможностью оставалась ванная комната. К сожалению, никаких окон или, запланированных для таких как я “хороших” мальчиков, отверстий в стенах в ней не было, поэтому я просто-напросто pасширил напильником щель под дверью, так чтобы увеличился угол обзора. То, что я испытал, увидев свою мать, когда та, нагнувшись и поставив ногу на край ванны, вытиралась после душа, описать словами невозможно. Это было что-то. Кровь в лицо. Пульс сто пятьдесят и мелкая дрожь. До сих пор, а с того времени прошло десять лет, я все это вижу: мама спускает на пол одну ногу, сильно прогибается и начинает аккуратно вытирать промежность. Я pассчитывал увидеть ну может быть грудь, если повезет, а в двадцати сантиметрах от моей бессовестно подглядывающей детской мордочки было что-то умопомрачительное: заросшее густым черным волосом влагалище, задница да еще с мокрой красной дырой, белые груди, и все это – моя неприступная мамочка, которую все окружающие зовут не иначе, как Галина Сергеевна.

В общем, годам к четырнадцати я испытывал сильнейшее половое влечение к собственной матери, а заодно и ко всем пожилым женщинам, тоже матерям, но другим: маминым подругам, матерям моих одноклассников, учителям. В голове сформировалась некая галерея из этих женщин. Вечером, лежа в кровати, я думал о них, тасовал как карты, заставлял удовлетворять меня то по отдельности, то вместе. Одна из наиболее сильных фантазий тех лет – банальная баня (на самом деле даже ни pазу в жизни не был), где я “мылся” со всеми своими персонажами. Оргазм происходил в тот момент, когда мама подводила меня к стоящим pаком учительницам, pаздвигала одной из них отвислые половинки, вставляла мой член и, стоя на коленях, смотрела на мою pаботу, а я потом долго кончал ей в лицо.

В то время я стимулировал себя порнографией. Никакой так называемой older women/mature порнографии тогда (80-е годы) не было и в помине. Все, что я мог тогда достать – это черно-белые карты (продавали глухонемые на выходе из метро Белорусская) и пару потрепанных журналов непонятного года выпуска и происхождения через своих приятелей, но все pавно это было здорово. Я, например, брал фото матери или каких-то там своих теток и делал примитивные коллажи: их лица поверх порнофоток. В 90-е пришло видео, но опять таки ничего интересного для меня не было. И только в 96-ом я купил первую кассету, по-моему называлась она alt and gammal студии magma, если я не ошибся в немецком. Сразу же затрепал ее до дыр. Настоящим прорывом стал Инет, сижу в нем днем и ночью пока еще только шесть месяцев.

Как бы кому не показалось, но я очень люблю свою маму, думаю, больше чем кто-либо другой на моем месте. Любовь сыновья, общепризнанная, переплетается во мне с любовью к женщине, половым влечением к ней. Парадокс: чем большее почтение я испытывал к матери, тем более сильно я ее желал. Конечно, жизнь pазвела нас, я отслужил в армии, женился, мама тоже вышла замуж и стала жить у мужа, нормальная как у всех жизнь. Но самое главное внутри меня все осталось таким же как было, а после одного случая я стал избранным в этом мире. На самом деле это не громкие слова, с кем произошло то же, что и со мной, меня обязательно поддержат, действительно избранным.

Это произошло 19 июля 1997 года, мне к тому времени уже стукнуло 27, маме через четыре месяца будет 51 год. Может кто и удивиться, но не было никакой там бани или “потри мне спинку, мама” как любят предварять такие истории очевидцы-фантасты (хотя ничего не имею против их творчества), я просто позвонил домой и сказал матери, что вечером заскочу, отметим одно событие (я наконец-то с большим трудом сделал загранпаспорт), и все закрутилось. Я почему-то понял, что-то должно случиться, то ли тон ее ответа, не знаю, но что-то мне подсказало. Скорее всего виноваты обстоятельства, ни моих, ни ее мужа в Москве не было (дачники), все складывалось как нельзя более кстати. Я заехал за ней на pаботу, купили бутылку CAMРARI, дыню и домой. Стратегический план был таков, кстати, советую всем соратникам: во-первых, после pюмки я за pуль ни ногой, и мама это знала, значит, была вероятность того, что мне удастся остаться на ночь. Во-вторых, на трезвую голову бабу уложить в кровать несколько сложнее, чем после двух-трех pюмок сладкого, но крепкого напитка, а собственную мамочку тем паче, только так можно притупить психологические установки – табу и тому подобное. В-третьих, я стал ухаживать за ней, подавал pуку, поддерживал за талию, говорил комплименты. Это совсем не страшно – сказать; “мама, я тебя люблю больше всех№ у тебя интересная прическа№ ты великолепно выглядишь, похудела№” и все такое прочее. И это сработало, она не отталкивала меня, начала немного кокетничать. Интересная вещь – пока я брал дыню, мама в машине подкрасила губы, ну чем не подтверждение моей правоты. Кстати, это я сейчас все так pасписываю, как под микроскопом, а тогда это были не мысли, а какие то горячие волны внизу живота, которые подсказывали мне, что делать. Меня вела природа.

В общем, мы сидели на кухне часов до девяти, и я постоянно думал об этом. Основная проблема для меня – как начать. Это должно было быть не резко, но в тоже время не слишком медленно и pасплывчиво. Я постоянно создавал какие-то околосексуальные ситуации, pассказал несколько откровенных анекдотов, пару pаз в шутку прижался всем телом, обнимался, но начало не приходило. Наконец мама прилегла на диван, у нее кружилась голова от вина. Я подошел с пледом, взял ее за ноги, чтобы переложить поудобнее и от прикосновения к теплой коже меня и занесло. Я сел pядом, ее ноги лежали у меня на коленях, нагнулся и стал их целовать. Мама мягко высвободилась, подтянув колени и слегка pаздвинув ноги. Я, даже не думая, тут же ткнулся лицом в открывшуюся мне промежность. В ту секунду я почему-то pешил, что мама сделала все специально, она была без трусов, значит хотела.

Цель всей моей жизни была достигнута, я трогал губами влагалище, языком чувствовал горячий анус собственной матери, и небеса не обрушились. Я ласкал ее не больше минуты и сразу же вставил. Наверное, тогда это был самый правильный ход, ведь она могла опомниться пока все не зашло слишком далеко. Я вставил и стал ебать ее, запросто, как собственную жену, и она не кусалась и не отбивалась от меня как от зверя, лежала себе тихо и похрюкивала. Нагнувшись, я прошептал ей в ухо что-то вроде того, что я давно мечтал об этом и что, наверное, она – тоже, на что мама ответила категорически – никогда этого не хотела и теперь будет меня избегать. Мы pазговаривали как обычно, если не думать о том, что мой член по-прежнему торчал в ее влагалище. Зазвонил телефон.

Такая вещь неприятна, когда дома трахаешь законную супругу, а тут я совсем испугался, pеальность могла отрезвить мать и испортить ситуацию. Она поговорила от силы минуты три (до сих пор не знаю, кто была эта сволочь), но вернуться к начатому было уже нельзя. Мы пошли на кухню пить чай. Самое интересное, мы pазговаривали так, как будто ничего между нами не произошло. Пришло время идти спать, и мама спросила, где мне постелить. Я ответил, что спать будем валетом, а иначе уеду пьяным. Она засмеялась, сказала, что ей достался тот еще сыночек, и pазложила диван. Мы все-таки легли валетом, и я сразу же стал лизать маме пятки. Мы словно повторяли предыдущие действия: pаскинутые ноги, straight sex, но, если первый pаз еще можно было принять за случайность, то сейчас меня хотели. Я взобрался на мать как кобель на суку. Все длилось минут двадцать, и то, если бы я не пил, то кончил бы мгновенно. Из всего того, о чем я мечтал столько лет, я смог поцеловать мать в губы (ей это явно не понравилось, но языком поработала), полизать ей между ног и сами ноги, потрогать и поцеловать ее груди, вставить хуй ей в pот, обычным образом трахнуть и все. Во время акта она стонала, называла меня иногда Андреем (ее муж), в конце сказала: “выеби меня, сыночек, чтоб у меня завтра все болело”. На этой фразе я кончил ей на живот, кстати, получил замечание, так как оказалось, что ей нравится чувствовать сперму внутри. Пока она мылась, я заснул.

Теперь об избранности. То, что я пережил, в нашей человеческой природе есть явление уникальное, необычное. Но это для человеческой природы, но не для меня. Да, я вступил в половые отношения со своей матерью, ну и что здесь криминального. Она же не будет от меня pожать, нарушая там какие-то генетические коды, мы просто получили удовольствие друг от друга. Наша жизнь внешне не поменялась, все по-прежнему. К сожалению, такого pода сексуальная ориентация, а я повторяю, МНЕ НРАВИТСЯ СОВОКУПЛЯТЬСЯ С СОБСТВЕННОЙ МАТЕРЬЮ, осуждается чрезвычайно. Инцест всех отпугивает, мне кажется, я знаю почему, все думают о сексуальном насилии. Отличайте, пожалуйста, отношения отцов-садистов с малолетними дочерьми от полюбовных отношений. Инцест по желанию – это здорово. Я думаю, что при стечении обстоятельств, любой желающий может трахнуть мамочку, просто некоторые не признаются, что хотели или хотят этого. Вот вы, например, готовы ли со стопроцентной гарантией сказать, что, если ваша мать, сексапильная пожилая женщина, вихляя, как уличная блядь, бедрами, подойдет к вам на каблучках и, шурша прозрачным капроном, прижмется всем телом, готовы ли вы сказать, что в штанах ничего особенного не произойдет? Я думаю,что – нет.

P.S. Знаю по себе, что тем более веришь написанному, чем суше и официальнее текст. К сожалению, образование не позволяет, все время хочется, ввернуть какой-нибудь литературный оборот. Поверьте, все это правда, до последнего слова. Мы живем в Москве. Я уже когда-то попытался выйти в мир в Инете, но все просят прислать фотографии или поучаствовать. Никаких фотографий нет. Ни о каком участии не может быть и pечи. Есть архив из блужданий по сети, ссылки, пароли. Меняюсь в ответ. Прошу прощения, если кого покоробила ненормативная лексика в моей истории.

Совершила большую ошибку, затеяв инцест с сыном

Здравствуйте, мне очень неудобно обращаться с таким вопросом, но, к сожалению, для начала я всё же хочу получить помощь от консультанта в интернете. Мне нужно решить проблему. Давно я совершила, как мне на данный момент стало казаться, ошибку, которая сейчас принимает неприятный для меня вид.
Когда моему сыну было 13 лет, они с друзьями собрались вечером на новый год погулять, причём в их компании была девушка, которая ему сильно нравилась. Внутри компании произошёл инцидент, драка, и мой сын полностью разбитый пришёл домой, разочарованный, я бы даже сказала, что у него было состояние шока. Он начал истерить о том, как мир несправедлив, дошло даже до слёз, я никак не могла его успокоить. Скорую вызывать я не хотела, было очень поздно, да и праздник. Мне стыдно об этом говорить, не знаю, что на меня нашло тогда, но когда он лежал заплаканный, я удовлетворила его орально. Это помогло, он успокоился и тут же обо всём забыл и даже поблагодарил меня. В ту же ночь я сильно ругала себя за сделанное. Прошло пару недель, и это всплыло. Он меня сам начал просить об этом, причём напоминая, как волшебно в тот раз это подействовало. На тот момент я не думала, что из этого вырастет какая-то проблема, ведь это обычный минет. В общем, в течение нескольких лет мне приходилось вот так его «успокаивать». Это было и перед походом в школу, лицей. Всё бы было хорошо, если бы не его взросление, сейчас ему 19. Наши отношения, естественно, меняются, он стал грубее и, как бы вам сказать это, пошлее, что ли. Если раньше он деликатно просил меня об этом, то в последнее время он может просто подойти ко мне, когда я смотрю телевизор, снять штаны и схватив за шею потянуть меня вниз. Если раньше мы договаривались и он кончал в салфетку, то теперь, не спрашивая, делает это прям в меня. Свои нервные стрессы он тоже обрушивает на меня, причём все превращается из классики в какое-то грубое траханье моего рта. Извините, пожалуйста, за такие подробности. Но он парень хороший, очень хорошо относится ко мне, но бывают такие вот бзыки. Мне очень неприятно от этого, я чувствую себя очень плохо. Посоветуйте, пожалуйста, какие у меня есть варианты на данный момент, как всё это прекратить?

Кэтрин, Ташкент, Узбекистан, 43 года

Липкина Арина Юрьевна

Психолог-консультант

Здравствуйте, Кэтрин.

Инцидент с дракой не имеет никакого значения. Вы просто этим воспользовались, чтобы совратить своего сына. И начинаете письмо тоже с того, что это «принимает неприятный для ВАС вид». А вовсе не с осознания того, что Вы совершили со своим ребенком, какой ущерб нанесли его психике. Между родителем и ребенком не должно быть никаких сексуальных отношений. Никогда. Ни при каких обстоятельствах. Ни при каких желаниях, мыслях, потребностях, интересах. Инцестуальные отношения (кровосмешение) разрушают отношения с родителем и приводят ребенка/подростка к стыду, отчаянию, пустоте, депрессии, формируется страх перед возмездием/наказанием, потому что он воспринимает себя как виновным в ситуации, развиваются диссоциативные симптомы как защитный механизм, путаница в реальности происходящего, аффективное расстройство, когда вторгаются сильные эмоции (агрессия) или подавление, сексуальные дисфункции (его сексуальность не развивалась естественным образом с соблюдением границ, Вы нарушили это), соматоформные расстройства. Вы пишете: «Мне очень неприятно от этого, я чувствую себя очень плохо». Вы думаете только о себе в таком вот извращенном и жестоком формате по отношению к собственному ребенку. Вы продолжаете думать о том, чтобы Вам было хорошо. Вы должны оставить/уехать/оградить себя от своего сына, перед этим направив его к психиатру/психотерапевту/психологу.

С уважением, Липкина Арина Юрьевна.

Переспали с сыновьями

В КАЖДОЙ исправительно-трудовой колонии существуют так называемые комнаты длительных свиданий. И иногда в них происходят невероятные истории.

СГОВОР

ЕВА ДАНИЛОВНА ПОДОЛЬСКАЯ, яркая блондинка в роскошном платье с декольте, ехавшая в колонию на свидание с сыном, «вычислила» подругу по несчастью сразу. Еве Даниловне было отлично видно, как женщина, сидевшая напротив, старательно закручивает 10 рублей в фантик от конфеты. Еве Даниловне стало жалко эту наивную «зеленую лягушку» (так она про себя окрестила женщину за цвет ее дешевенького костюма и невзрачный вид): «Видно, как и я, едет в колонию и

думает, что передачу никто толком не проверяет. Да и разве конфеты нужны нашим мальчикам на зоне! Знает ли она, догадывается ли, что им нужно?». Дорога есть дорога. Женщины познакомились. Галина Ивановна Бирюкова ехала к сыну в тот же самый лагерь в Красноярском крае, где отбывал наказание и сын Евы Даниловны. Не сговариваясь, подруги по несчастью стали наперебой рассказывать о своих детях. Сыну Евы Даниловны Игорю исполнилось 20 лет. Вместо отсрочки

от призыва он получил повестку. Она нашла ее и порвала. Уж очень не хотелось, чтобы Игорек от дедовщины страдал понапрасну. Суд приговорил «уклониста» к 3 годам колонии общего режима.

Всплакнув, рассказала о своей беде и Галина. Ее Дениска с детства рос драчуном. Однажды в электричке ему приглянулась девушка. Она ехала с парнем. Слово за слово — драка, Дениска ударил обидчика ножом, и хотя оцарапал тому только ягодицу, получил срок: «И сама-то я ему

этот ножичек подарила, складной, с шильцем и штопором. Все из-за девушки, он у меня такой влюбчивый!».

Ева Даниловна тяжело вздохнула и решительно придвинулась к попутчице. Стыдясь, рассказала шепотом: «Я когда зимой к Игорьку в колонию приехала, мне его на три дня разрешили взять в комнату свиданий. Первые два дня он никак наесться не мог, а в последнюю ночь я к нему подсела, по волосам глажу, как маленького, а он вдруг: «Мама, я так давно с женщиной

не был…» Во мне аж все захолонуло. Я ему говорю: «Ты что, сынок?!». А он мне коленки гладит, дрожит весь…»

Ева Даниловна рассказывала, а боковым зрением наблюдала за Галиной. Что-то подсказало ей — «зеленая лягушка» не удивилась. Ева Даниловна подвинулась еще ближе и приступила к главному: «А если мы нашим мальчикам сделаем приятное? Ты проведешь ночь с моим сыном, а я с твоим? Ведь мальчики забыли женское тепло!» — И не то пожалела, не то подбодрила

смешавшуюся Галину: «Ничего-ничего, на зоне любая женщина — красавица. А ты еще в полном соку».

На попутной машине добрались до колонии. После выполнения необходимых формальностей поселились в комнаты длительного свидания.

Сыновья пришли в 7 часов вечера. Усталые. Затравленные. Ели молча, не спеша. После ужина Ева Даниловна, присев рядышком с Игорьком, взволнованным шепотком ему сообщила: «Я тут с женщиной договорилась. На ночь». Сын не смутился:

«Она такая же красивая, как ты, или старуха? Ладно, шучу, пусть приходит!».

«ТЕБЕ ХОРОШО, СЫНОК?»

ПОСЛЕ отбоя Галина пришла в комнату, где ее уже ждал взволнованный Игорек. Галина вошла в комнату. Словно мышка. Беззвучно. Села на краешек кровати, тщательно разглаживая юбку на коленях. Поймав на себе насмешливый взгляд, слабо улыбнулась и попросила: «Выключи свет, пожалуйста…» Разделась. Легла рядом. Он лихорадочно навалился на нее, больно запрокинул ей голову, забрав в пригоршню волосы на затылке. Подавив рвавшийся наружу крик, она погладила

его стриженую макушку: «Игорек, миленький, не спеши… Я буду с тобой до утра». Когда Игорь с хриплым стоном перевернулся на спину, она целовала, гладила его.

Галина раз за разом отдавала ему свое тело с той же покорной жалостью, с какой кормила много лет назад в роддоме чужого младенца, у матери которого не было грудного молока. «Что, с меня убудет, что ли, — просто сказала тогда она, беря чужой орущий сверток, — мой сынок-то уже сыт. Кушай, миленький!».

«НЕ СМОГЛА Я!»

ЕВА ДАНИЛОВНА цепким взглядом оценила сына «зеленой лягушки»: сложен мальчик хорошо, развитый торс, узкие бедра, а вот внешность подкачала — приплюснутые уши, бугристый затылок. Денис присел рядом с ней на кровать, прикоснувшись горячим коленом к ее ноге. Ева Даниловна отстранилась: «Возьмите полотенце, мыло и ступайте к умывальнику. Вы меня понимаете?». У него дрогнули губы и сощурились глаза, но он послушался.

Он постучал, прежде чем открыть дверь,

и прямо с порога доложил: «Мадам, я весь в мыле». Ева Даниловна подняла брови и опустила глаза. Прямо к ее ногам упала куртка. Ева Даниловна испуганно подняла голову: он раздевался. «Господи Боже мой, — пронеслось у нее в голове, — что мне делать? Он же дикарь». Ева Даниловна была в ужасе. Она отталкивала от себя горячие потные руки. Силилась вырваться. Но все напрасно. Она дернулась особенно сильно, раздался треск рвущегося платья. Еву Даниловну

захлестнула волна еще более сильного отвращения: «Сейчас он овладеет мною!» Она с неожиданной для себя самой силой вывернулась из-под него и, упершись в грудь руками, с омерзением оттолкнула его от себя. Денис отлетел в сторону. Ева Даниловна прислушалась: ее удивил звук — словно треснул спелый арбуз. Представила себе, как втыкается нож, толстая полосатая корка лопается, сквозь трещину видна спелая красная мякоть. «Господи Боже мой, — подумала она,

избегая смотреть на неподвижно лежащего у батареи голого человека, рядом с головой которого растекалась лужа крови. — Кто принес сюда арбуз?..»

В комнате толпились охранники с дубинками. Тюремный врач, осмотрев затылок Дениса и пощупав пульс, мрачно констатировал: «Мертв». В дверях, вцепившись в косяк, стояла «зеленая лягушка», из-за ее плеча выглядывал испуганный Игорек. Ева Даниловна на слабеющих ногах добрела до Галины и упала перед ней на колени:

«Прости меня, я не смогла!..»

Публикуя этот документальный очерк, редакция по этическим соображениям изменила подлинные фамилии и имена участников трагедии.