Мужчины в женской одежде

22.11.2019 0 Автор admin

Когда в понедельник моя мама отлучилась в магазин и в аптеку, ко мне заглянула наша

  • Главная
  • Избранное
  • Популярное
  • Новые добавления
  • Случайная статья

12

Представляю ВАМ четыре рассказа, которые я встретил в интернете. Они мне понравились и я их оформил с картинками. Авторы рассказов неизвестны.

Воспоминания Романа-1

У моей мамы была подруга тётя Лена, у неё дочь на год младше меня, с редким для девчонок той поры именем — Ксения. Позже её стали звать Ксанка (наверно, по аналогии с фильмом «Неуловимые мстители»). Когда я уже заканчивал 6-й класс, в мае месяце мать предложила мне съездить с ночёвкой на дачу к дяде Вите (это друг тёти Лены, она к тому времени была разведена).
«Будут ещё Ксанка и Кешка, дяди Вити сын, ты его пока не знаешь, но он хороший парень». Мы поехали. Кешка и впрямь оказался неплохим парнем, он всю дорогу в электричке нас с Ксанкой веселил. Такой белобрысый, веснушчатый, типично русский парнишка, он заканчивал 5-й класс.
Дача была на водохранилище. Вода была ещё прохладная. Но Кешка, как парень отчаянный, полез купаться. Разделся, и я увидел, что у него белые трусы, обычные мужские сатиновые, но белые. Это мне понравилось. Ксанка — та раздевшись до женской маечки и малиновых панталон, просто походила по щиколотку в воде.

Меня в этот день купаться и плавать не потянуло, хотя я вообще это дело любил, а мама мне ещё в поезде сказала, что она, на всякий случай захватила мои плавки. Толи мне вода в водохранилище показалась грязноватой (я-то в течение учебного года ходил в бассейн «Москва», привык там к чистоте), толи ещё что…
Спать нас троих поместили в одной комнате, когда мы разделись, я был в обычных мужских чёрных трусах и майке, и Ксанка сказала мне, что я трусо-майка. «Но ты ведь тоже трусо-майка, — возражаю я. «Нет, я шёлко-майка».

(У неё были шёлковые панталоны-трусы синего цвета). «А Кешка тогда кто?» «Он белотрус». Кешка, как человек закалённый, майку свою снял. «Я белотрус, но я не трус», — подытожил наш друг.
«Может быть, он хочет сказать, что я трус, купаться испугался?» — подумалось мне, но скоро мы все трое заснули.
Тут нужно сделать отступление. В 5-м классе я ещё регулярно носил тёплые панталоны. И что интересно: мама ни разу не предложила мне надеть под них тёмные мужские — чувство стиля ей не изменяло.

В 6-м мне панталоны надели, по-моему, только один раз, когда было уж очень холодно. Просто трусов у меня было много — вот одни из них: светло-голубые трикотажные (наверно, они всё же были женскими, но на мне сидели хорошо), по форме напоминали плавки, но не такие узкие. «Вот в этих я бы искупался», — подумал я почти сквозь сон.
На следующий день мама снова спросила меня, буду ли я купаться.
«Если будешь, плавки надень здесь» — и показала из сумки… мои любимые светло-голубые. «Буду», — ответил я, стараясь особо не выказывать восторг. Я зашёл в отдельную комнату чтобы переодеться, через некоторое время туда постучали. «Входите, уже можно», — сказал я.
Вошли Ксанка и Кешка. «Смотрите, я теперь плавко-майка!»
Когда я разделся на водохранилище, Ксанка с Кешкой подошли ко мне и сказали: «Вообще-то ты не плавко-майка, а трико-майка, но это ничего…» Мы с Кешкой по-настоящему искупались, а девочка снова помочила ноги в воде. Она была в темно синих панталонах и в майке. Сказала, что мама ей не разрешила купаться, так как у нее болит низ живота.

Следующая поездка на эту дачу была в том же году в конце июля. Тоже на два дня с ночёвкой. На этот раз понаехало много народу, и все с детьми. Кешка и Ксанка были (они там уже жили некоторое время). Купались, конечно. На этот раз у меня и у Кешки были обычные мужские плавки, у Ксанки обычный купальник.
К вечеру взрослые взяли вина, гитару и отправились куда-то в лес. «Сейчас разведут костёр, выпьют и будут петь песни Окуджавы», — откомментировала Ксанка.
На самой даче ситуация сложилась такая: другие дети были младше нас троих, за ними надзирали две бабуси. Нам же было разрешено погулять по дачному посёлку. Кешка говорил, у него там есть какие-то друзья. С собой у нас был один велосипед, Кешка и Ксанка по очереди садились на него, я же за 6-й класс вырос почти до 1 м 70 см, мне на таком ездить было уже не удобно. На мне были шорты, у Кешки засученные до колен джинсы, Ксанка в платье и с голыми ногами. Потом Кешка вдруг объявил, что сейчас мы отправимся в соседний дом отдыха, где можно будет бесплатно посмотреть фильм. «Там сегодня «Таинственный монах», — сказал он, — они сейчас фильмы показывают на открытой сцене, а у нас будет отличный наблюдательный пункт». «Что же ты сразу не сказал, куда идём? Я же не взяла свои «смотрелки», — сказала Ксанка с велосипеда. «Ой, извини, не учёл. Я тебе привезу твои очёчки, на велосипеде сгоняю быстро. Ты скажи, где они лежат».
«Да ты их не найдёшь», — ответила Ксанка и быстро укатила на велике.
«Зря я ей велодран свой отдал», — покачал головой Кешка. «Думаешь, сломает его?» — не понял я. «Нет, обратно приедет в брюках, или в шортах, или хотя бы тренировочные под платье подденет, вот увидишь». Подозрения не оправдались, догнала нас Ксанка — очки взяла, но не переоделась. Вообще лето в том году стояло жаркое, даже к вечеру практически не похолодало.
Мы добрались до места, действительно, рядом с территорией дома отдыха как нарочно на пригорке росло дерево, на которое было легко забраться и хорошо сидеть. Когда Ксанка залезала, она вовсю показала нам с Кешкой свои голубые с манжетами панталоны-трусы (я их немного видел, когда она ехала на велосипеде), да и сидя на дереве, не очень их от нас скрывала.

Фильм «Таинственный монах» нам нравился, правда, все трое мы его уже видели, поэтому смотрели не очень пристально, между делом болтали.
Когда нам прежние позы надоели, пересели по-другому, я оказался рядом с Ксанкой, и наши голые ляжки соприкоснулись.
Я ощутил такой приятный холодок… Мое настроение, и без того неплохое, ещё более улучшилось. Не знаю, что там чувствовала Ксанка, но ей это тоже по-моему нравилось.

Продолжение следует!

Воспоминания Романа-2

Женские панталоны и трусы я люблю с детства, с детского сада. В то время мальчики в основном носили чёрные и тёмно-синие, девочки — светлые, из более мягкого материала. Мне покупали и те, и другие.

Потом я пошел в школу. Я не признавался, что люблю носить девчачьи панталоны, иногда только осторожно намекал маме, что лучше купить мягкие, так как мужские где-то врезаются и натирают (я был немного полным).

Когда я учился в 3-м классе, со мной произошло следующее. Вообще-то в детстве я болел редко, простужался в основном весной и осенью. Вот и в ту холодную осень я вроде немного простыл. Вечером родители прикладывали руку к голове — нет ли температуры?

Но утром я встал бодрым и пошёл в школу. Когда шёл из школы, почувствовал, что хочу писать. Причём желание не усиливалось и не пропадало. Едва зашёл домой и снял верхнюю одежду, сразу – в туалет. Это была суббота, поэтому мама была дома. -А что ты сразу в туалет пошёл? – спросила она. Я в это время уже снимал школьную форму. Мама провела рукой по моим треникам — они были до колен мокрыми. -У тебя цистит. Вроде добежал, а моча уже в штанах. Сейчас штаны и трусы снимай, ляжешь, погреешься. Зря мы тебя отправили в школу, — сказала мама и пошла стелить постель. Потом приходила врач, мне дали какие-то порошки, и в воскресенье я чувствовал себя получше. Но посреди следующей ночи я проснулся оттого, что подо мной мокро. Лужа была небольшая, только под попкой.

Пришлось будить родителей. Меня успокоили, перестелили кровать, дали другие трусы, но утром подо мной была такая же лужица. Мы жили тогда ещё в коммунальной квартире.

Когда в понедельник моя мама отлучилась в магазин и в аптеку, ко мне заглянула наша

соседка Аня, девочка-школьница, но старше меня. — Обсикался ты у нас сегодня, да? –

Сочувственно спросила она, — тебе надо тёплые штанишки носить. Взяла подняла подол юбки – вот такие – смеясь сказала и показала мне свои голубые панталоны. Я был

Бюстгальтер

После субботника у Руковишниковой исчез бюстгальтер. Искали его толпой, всем субботником. Нашли. Он болтался на одном из саженцев.
Когда стали выяснять, как он там оказался, Руковишникова заявила:
— Я поливала из лейки, мне помогал Иван Иванович… Как лифчик попал на ветку, не помню…
Спросили у Иван Ивановича. Он, нахмурив брови, ответил:
— А я почём знаю !? Лифчик был на Руковишниковой. Сам видел, как она пикантно поправляла лямочки…
Помочь прояснить ситуацию вызвался муж Руковишниковой – Игнат Игнатьевич:
— Я категорически заявляю, бюстгальтер не тот. Утром, когда мы собирались на субботник, жена моя – Люсенька — одела лифчик бордовой расцветки, а этот чёрный. Да и застёжка у него спереди, а у люсенькиного сзади… Нет, нет… это не её.
— Иван Иванович, пошурудите в карманах ! Бордовый там залёг! — Выкрикнули из толпы.
Иван Иванович встрепенулся и задёргал плечами.
— Неправда, — заговорил он, тупо уставившись в землю. – Я бордовых с роду не носил… в карманах. Это подлая ложь. Преднамеренная провокация. Женский трёп с целью опорочить мой статус начальника отдела по найму социального жилья…
Руковишникова утвердительно покачала головой и для порядка всплеснула негодующе руками.
— Боже, эта хилая тряпка на саженце триста рублей стоит, а мой две тысячи потянул бы. Однозначно. – Сказала она и с жалостью посмотрела на мужа. — И вообще я люблю носить меланжевые, легко снимающиеся, чтоб по быстрому…
— Точно… точно – поддакнул Игнат Игнатьевич. – Я жене покупаю только дорогие бюстгальтеры… Думаете, что я мало зарабатываю по-вашему?! Да я, если хотите, и за пять тыщ куплю, и за десять… чеки оправдательные представлю… Вам на зависть представлю… Эх, вы… Одно слово Ад-ми-ни-стра-ци-яяяя…
— Может она два бюстгальтера взяла на субботник? Один для работы, другой для всего остального… — Сделал предположение кто-то из толпы. – Пусть Иван Иванович расскажет всю правду.
Иван Иванович, густо покраснев, сделал несколько усилий втянуть голову в плечи.
— Да откуда я помню? — заговорил он, став спиной к колышущему на ветру бюстгальтеру. — Может и был второй, а может и не был… Сейчас, после высадки саженцев, трудно даже предположить…
Вдруг из-за угла улицы на площадь, где проходило акция «Весеннее древонасаждение» въехал чёрный внедорожник. Он медленно, почти крадучись, подполз к толпе участников субботника и остановился. Из него вышла молодая женщина, лет тридцати, в пикантных брюках и белой как снег куртке. Это была жена Ивана Ивановича. В руках она держала ушастый бюстгальтер.
— Ваня, скажи, какого чёрта бордовый лифчик делает на заднем сиденье нашего авто, а мой, чёрный, качается на дереве? – Обратилась она к мужу.
Толпа пришла в движение. Женские тела сгрудились и о чём-то стали перешёптываться.
— Я и говорю, что моя жена, Люсенька, утром бордовый лифчик одевала! А вы тут развезли, размазали ситуацию… — Заговорил радостно Игнат Игнатьевич. — Одно слово — Ад-ми-ни-стра-цияяя. Тьфу на вас !
Лицо Иван Ивановича побелело… Люсенька скрестила руки на груди и глубоко задумалась. По осчастливленным глазам было видно, что её посетили приятные воспоминания.
Игнат Игнатьевич весело смотрел на всех и приговаривал:
— Я всё правильно говорил… правильно… правильно… а вы ставили мои слова под сомнение… Какие же вы, неблагодарные. Люся, ну, ты хоть мне веришь ?! Подтверди мои слова, любовь моя !

МУЖЧИНЫ В ПЛАТЬЯХ (Часть 6)

ВЕРНОН КОЛЕМАН

МУЖЧИНЫ В ПЛАТЬЯХ
(часть 5)

6. МЕЖЛИЧНОСТНОЕ ОБЩЕНИЕ В СВОБОДНОЕ ВРЕМЯ В КОНТРОЛИРУЕМЫХ И НЕКОНТРОЛИРУЕМЫХ СИТУАЦИЯХ (выход из дома чтобы повеселиться)

Результаты опроса

Были заданы три относящихся к теме вопроса:

  1. Выходите ли вы на улицу, одетым как женщина

194 респондента (47%) ответили «да»

220 респондентов (53%) ответили «нет»

  1. Участвуете ли вы в вечеринках, или других мероприятиях вместе с другими трансвеститами?

96 респондентов (23%) ответили «да»

318 респондентов (77%) ответили «нет»

  1. Ходили ли вы когда-нибудь по магазинам в женской одежде?

88 респондентов (21%) ответили «да»

326 респондентов (79%) ответили «нет»

Около половины трансвеститов отваживаются выходить из дома в женской одежде. Но многие – те, кто особенно беспокоится о том, что их увидят – выходят ночью, когда стемнеет, и часто украдкой. Они жмутся во мраке плохо освещенных улиц, и остерегаются скоплений людей. Ясно, что это может быть опасным – темные безлюдные улицы полны грабителей и бандитов. Трансвеститы, которые бродят по пустынным улицам, также могут быть арестованы по подозрению в приставании к мужчинам на улице. Трансвеститы, рискующие выходить ночью, возможно, более других подвергаются опасности быть раскрытыми – потому что их прогулки заканчиваются в больнице, или в местном отделении полиции.

Число трансвеститов, выходящих за покупками в женском, достаточно велико. Разумеется, трансвеститы, поступающие таким образом, обычно из тех, кто лучше всего способен «пройти» за женщину, находясь в женском образе. Многие продавцы с охотой признают, что они регулярно обслуживают трансвеститов, и магазины, которые известны своими сочувственными продавцами, часто получают растущее число клиентов из рослых, хорошо сложенных женщин, с довольно большими руками и ногами.

Растет число клубов для трансвеститов различной направленности, но, думается, только в самых больших городах. Лишь небольшое число клубов обслуживает только трансвеститов, но большинство кроссдрессеров, желающих пообщаться, делают это в пабах и клубах, которые имеют клиентуру среди геев и фетишистов. Хотя в таких местах могут возникать трения, ревность и непонимание, многие трансвеститы, транссексуалы, геи и фетишисты хорошо ладят между собой; все эти группы осознают себя «изгоями», все они жертвы многих неоправданных предрассудков.

Выходящие на публику трансвеститы сталкиваются с проблемой использования женских туалетов. Очевидно, абсолютно немыслимо кому-либо одетому в платье, чулки и туфли на каблуках идти в мужской туалет. Большинство решают проблему, используя женские туалеты со всей возможной быстротой и осторожностью.

Цитаты кроссдрессеров

«До женитьбы я часто ходил в пабы и клубы для геев переодетым, потому что никогда не имел никаких неприятностей в подобных местах.»

«Я всегда пытаюсь одеться настолько консервативно, насколько возможно, когда выхожу на улицу. Я думаю, важно одеваться соответственно возрасту, если вы хотите смотреться убедительно. Любой, кто выходит выглядящим как драгквин, ищет себе неприятностей – и, вероятно, найдет их».

«Я хожу на вечеринки трансвеститов, и общаюсь достаточно много. Трансвеститы – потрясающие люди. Мы не устраиваем оргий, или чего-нибудь вроде этого. Мы просто переодеваемся, немного танцуем, выпиваем, сидим и болтаем».

«С тех пор, как я стал выходить переодетым, я обнаружил, что женщинам улыбаются гораздо чаще, чем мужчинам. Это очень здорово – быть женщиной. Незнакомые женщины улыбались мне, когда я был переодет, потому что не видели во мне никакой угрозы. И мужчины улыбались мне, потому что им хотелось залезть в мои трусики».

«Я люблю быть среди трансвеститов. Они лучшие люди, которых я знаю. Трансвеститы вообще сострадательные и чувствительные люди, которые не торопятся осуждать других. Я не знаю, то ли мужчины, ставшие трансвеститами, имеют склонность к большей сострадательности и чувствительности, чем прочие, то ли наоборот, они стали более сострадательными и чувствительными, потому что они трансвеститы».

«Я хожу на трансвеститские вечеринки, где встречаю других трансвеститов, потому что здесь я могу по настоящему «распустить волосы». Мы не только одеваемся как женщины, мы ведем себя как женщины тоже. Мы хихикаем, сплетничаем и прижимаемся друг к дружке, но это не имеет сексуальной окраски. Мы – точно девчонки в выходной вечер. Я выпиваю пару «горьких лимонов» (Bitter lemon – газированный безалкогольный напиток), и парю высоко, словно воздушный змей. Когда я возвращаюсь домой, то снимаю мои высокие каблуки, трусики, колготки, лифчик и платье, макияж, украшения и парик, и тогда я вновь начинаю думать об ипотеке, машине, счетах и бизнесе. Переодевание в женщину – это лучший известный мне способ бегства от гнета мужского бытия».

«Я переодеваюсь открыто, то есть на самом деле выхожу из дома, езжу в общественном транспорте, общаюсь, совершаю покупки, и делаю много других вещей, которыми обычные женщины занимаются каждый день на протяжении их жизни. Я делаю это в течение последних двух лет. До этого я был скрытым кроссдрессером».

«Я живу более счастливой и наполненной жизнью, с тех пор как смог переодетым выходить из дома и общаться. Проблема в том, что общество мыслит слишком узко».

«Я был в Лондоне, в тамошнем клубе, но ехал из дома в клуб одетым в мужское. Когда я оказался в клубе, то тут же одел женские вещи, и провел замечательный вечер».

«Я выхожу переодетым – но только до маленького супермаркета в конце моей улицы, я не уверен, что содержащий его иностранец знает кто я».

«В местной газете было опубликовано объявление о группе помощи для трансвеститов. Я позвонил им, и они сказали, чтобы я приходил. Для жены я выдумал историю, что отправляюсь на встречу с друзьями. Я приспособился прятать одежду в колесной арке моей машины, и приносил ее в дом только когда нуждался в этом, так что все мои вещи были уже в машине. Когда я приехал туда, я постучал в большую деревянную дверь, и весьма хорошенький трансвестит в короткой черной юбке и блузке с оборками отворил дверь, стоя на самых высоких шпильках, какие я когда-либо видел. Его прекрасные длинные ноги были обтянуты черными чулками, краешки которых слегка показывались из-под юбки, когда он поднимался по лестнице. Он провел меня в комнату для переодевания, где были мужчины различной степени одетости в разнообразные предметы женской одежды, некоторые из которых выглядели как очень дорогие. Поначалу я чувствовал себя немного смущенно, пока один молодой парень не поинтересовался, нужна ли мне помощь. Я ответил да, возможно потому, что это было первое, что пришло мне на ум. Ему было слегка за 20, и он выглядел потрясающе. Он начал помогать мне раздеваться, со своими превосходно наманикюренными красными ногтями. Вскоре я был полностью обнажен. Я чувствовал, что совершенно соблазнен, и начал возбуждаться, тогда он бросил мне мои трусики, и сказал, чтобы я прикрыл срам. Затем он приступил к моей трансформации в ошеломляющий женственный облик; парик, макияж, лифчик, трусики, юбка, блузка и высокие каблуки. И в конце всего он запечатлел звонкий поцелуй на моих напомаженных губах. Это было непристойно, но прекрасно. Он вновь подкрасил мне губы, но в этот момент я начал беспокоиться, не похож ли я на гея, потому что я только что был поцелован мужчиной в накрашенные губы, и определенно наслаждался этим. Он спросил, как меня зовут. Я назвал мое мужское имя, но он сказал нет, назови твое женское имя. Я ответил, что у меня нет его, тогда он назвал меня Энджи, и представил остальным в группе. Это было немного странно, потому что все они были разных возрастов, странные и удивительные. Молодой парень пытался расслабить меня, и постоянно обращался ко мне с комментариями. Он спросил, гей я, бисексуал, или натурал. Не знаю почему, но я сказал, что я би. Тогда он начал заигрывать, его рука крадучись задирала мне юбку. Тут я почувствовал, что должен бежать прочь из этого места. Я извинился, и ушел, чтобы никогда не вернуться назад. Вот так обращение в группу помощи не помогло мне».

«Я бы с радостью ходил за покупками, но будучи высокого роста, я привлекаю внимание, и люди оборачиваются на меня».

(Часть 7-8-9).