Меня лапают в школе

16.04.2020 0 Автор admin

В школе юноша унизил девочку и сорвал с нее бюстгальтер, мудрая мать нашла решение

Кто должен нести ответственность за проделки в школе? Учителя или все-таки родители?

Иногда, чтобы понять в какой среде находится ваш ребенок, приходится задавать не совсем удобные вопросы.

Например, что вы делаете для борьбы с сексуальными домогательствами? Делаете ли вы сексистские высказывания? Ставите ли вы мальчиков выше девочек в классе?

На подобные вопросы отвечают обычно учителя. Необходимо научить детей двум основным постулатам, что есть правильно, а что нет.

История докажет вам, что если вы все делаете правильно, никаких нелепых ситуаций возникнуть не должно, но если наоборот, то все может привести к плачевным последствиям.

Ситуация произошла в обычной школе, в обычном классе. Одноклассник допекал свою одноклассницу разными способами, а в этот раз расстегнул ей бюстгальтер. Девочке надоело терпеть все издевательства и она ударила одноклассника дважды по лицу.

Администрация школы позвонила маме девочки и тут история обрела иной смысл.

Мама девочки работала медсестрой, мобильный телефон оставила в раздевалке, так как им нельзя пользоваться во время рабочего дня. На частную линию больницы раздался звонок.

Позвонила учительница и рассказала о ситуации, в которую попала ее дочка.

Мама девочки просит, чтобы рассказали подробности, так как до конца смены осталось два часа, а она не может так сразу сорваться с места и приехать в школу.

Голос в трубке: «Ваша дочь ударила другого ученика. Мы пытались дозвониться вам в течение 45 минут. Это действительно очень серьезно.

Мама девочки приехала в школу, где в кабинете директора ее уже ждали сам директор, классный руководитель, мальчик с кровью на лице и его родители.

Директор: «Мы вас долго ждали!»

Мама девочки: «В больнице много дел, каждому нужна помощь! Последний час я провела, накладывая более 40 швов семилетнему ребёнку, мать которого избила его металлическим ковшом, а затем мне пришлось общаться с полицией по этому делу. Извините за опоздание».

Директор покраснел, когда услышал ответ женщины и он попытался скрыть своей смущение. Директор школы начал рассказывать, как все было. Мальчик подбежал к девочке и стал дергать лифчик, а в ответ он получил два сильных удара по лицу. Из носа школьника пошла кровь. У женщины сложилось впечатление, что как будто обвиняют ее дочь.

Мама девочки: «Ясно. И вы хотите знать, собираюсь ли я предъявить обвинение в сексуальном домогательстве по отношению к моей дочери однокласснику и школе за то, что позволили ученику это сделать?»

Присутствующие заметно стали нервничать, они не думали, что мама девочки сразу заговорит о сексуальном насилии.

Учитель: «Это не такой серьезный случай».

Классная руководительница: «Трагедии не случилось, будем спокойными».

Директор: «Вы не понимаете всей ситуации».

Мама мальчика рыдает, а женщина пытается поговорить с дочерью.

Дочь женщины: «Он стягивал лямки лифчика, и не хотел останавливаться. Я попросила помощи у учителя, который сказал «не обращать на это внимание». Одноклассник смог расстегнуть лифчик, тогда я его ударила».

Услышав ответ, женщина сказала мужчине, почему он не принял никаких мер, почему один человек может обижать другого.

Мама девочки: «Позвольте мне коснуться передней части ваших брюк»

Учитель: «Нет! Вы с ума сошли?»

Мама девочки предложила учителю подойти к маме мальчика и дернуть за лифчик, или к классной руководительнице.

Директор: «Миссис. Ваша дочь ударила одноклассника».

Мама девочки: «Нет. Она защищала себя от сексуального нападения другого ученика. Посмотри на них! Его рост больше двух метров, а рост моей дочки 168 сантиметров. Он намного выше её и в два раза тяжелее. Сколько раз она должна была позволить ему прикоснуться к ней? Если человек, который должен был помочь и защитить её в классе, не побеспокоился об этом, что ей оставалось делать? Он так сильно потянул её за лифчик, что он расстегнулся».

Мама мальчика рыдала на весь кабинет. Отец же разозлился и весь покраснел. Мама девочки вопросительно смотрела на директора. Всем было неловко.

Женщина решила забрать дочь домой, мальчик получил урок. В следующий раз будет умнее, будет сначала думать, а потом делать или не делать что-либо.

Мама девочки: «Если вы не позволяете так вести себя сотрудникам школы, почему вы думаете, что он может делать это с 15-летней девушкой?! Я сообщу об этом в Администрацию. А если ты… — обращаясь к мальчику, — «ещё раз прикоснешься к моей дочери, тебя арестуют за сексуальное домогательство. Ты меня понял?»

Женщина очень переживала за свою дочь, вся возникшая ситуация ей не нравилась. Однако, без следа она это дело не оставила, а позвонила в администрацию города. Многих сотрудников администрации она знала, поэтому они не могли отказать женщине в просьбе. Женщина также написало письмо в OFSTED (школьный правительственный мониторинг). Они были в шоке и обещали связаться с директором школы. Позже дочку перевели в другой класс.

Мать всегда защитит своего ребенка. Никогда не молчите, защищайте своих детей, кроме вас о них никто не сможет позаботиться.

А с вашими детьми случались неприятные истории в школе?

Екатерина, 14 лет. На уроке физкультуры я увидела как у моего одноклассника «встал»…

Когда мы бегали на физкультуре, я увидела как у моего одноклассника «встал». Он очень сильно смущался т. к. понял, что я это заметила. Я сначала улыбнулась и ни как не отреагировала. После разминки он попросился выйти у учителя. И ушел из зала. Потом вернулся.. . Но вот что меня удивило, когда я увидела какой у него здоровый «предмет», я возбудилась мгновенно. Я не могу уснуть уже 2-ую ночь. Просто как то раз я включила видео +18 и сравнила что у него в 14 лет, такой же здоровый как у 25-28 летнего негра. Кстати его рост 14 лет, по моему 187 см. Наследующий день я оделась на урок физкультуры очень откровенно. Ради того чтобы снова увидеть его «аппарат». Сначала он посмотрел на меня, но эффекта не было. Хотя по его реакции можно было подумать, что он стал «сдерживаться». На уроке он старался как можно меньше обращать на меня внимание, но на урок русского я села к нему и сказал как бы вскользь «Кать, давай без этого». После этого я случайно как бы коснулась области его «солдата». И тут его учительница вызвала к доске. Учительнице нашей лет 28 наверно, но не больше 30. Она тоже заметила что у него встал и посадила его. Сказав что у него и так много оценок и вызвала другого. После этого она с ним беседовала после уроков минут 40. Почти урок. Потом он вышел и посмотрел на меня в раздевалки с таким гневом как будто он меня бы прям сейчас зарезал. Мне очень стыдно перед ним и я хотела бы извиниться. Как это сделать ведь? Ведь он меня видеть не хочет Хотя парень шатен и симпатичный.

Как потрогать девушку за попу в школе?

Привет! Меня зовут Игорь Лапин, я профессиональный пикап-тренер, и сегодня я расскажу тебе, как потрогать девушку за попу в школе. Но сразу оговорюсь, это не касается тех детских приколов, которыми мы увлекаемся в начальных классах, типа ущипнул девчонку за задницу и убежал. Для этого много ума не надо, и читать эту статью необязательно.
Ты же знаешь, что такое кинестетика? Это тактильный контакт. И если ты действительно хочешь соблазнить когда-нибудь свою подругу из школы, то ты должен научиться ее трогать. Более того, ты должен откалибровать ее реакцию так, чтобы она постепенно привыкла к твоим прикосновениям, а не дергалась и не шарахалась тебя. Об этом эта статья.

Как же ее потрогать?

Ты наверняка не раз видел, как школьники лапают девушку, а может быть и сам так делал, прикола ради. Но кинестетика в отношениях – это совсем другое. Девушка считает такие прикосновения (к попе и груди) чуть ли не интимом, а потому она должна, как минимум, тебе доверять.
То есть, малознакомую молодую особу так на секс точно не разведешь.

Если ты уже выбрал для себя модель поведения типа «бэд бой» (плохой мальчик), то тебе в этом плане, конечно, будет полегче. А вообще есть сразу несколько способов стать настолько ближе, что начать лапать ее где-угодно.

  1. Шутки ради ее отшлепать. Многие профессиональные пикаперы, вообще, делают это на первом свидании. Например, она опоздала (что для девчонок не редкость), и за это ей шутливое наказание. Не забывай при этом мило улыбаться, иначе она может тебя и твоих действий испугаться. Так, кстати, можно быстро ее «откалибровать», если внимательно следить за ее реакцией. А что делать, если она тебя начинает одергивать, типа, что ты себе позволяешь? Тут надо сразу же отшутиться. Например, она говорит, что уйдет домой, если ты сделаешь это снова. Ты можешь просто сказать, что пойдешь вместе с ней. То есть, дай ей понять, что как бы серьёзно она с тобой не говорила, тебя все равно не пробить. Ты показываешь, что тебе все происходящее просто по приколу, но ты не зациклен на сексе. Кроме того, она может заявить, что твои прикосновения, это вторжение в ее личную зону. На это можно ответить, что ты считаешь, ее готовой к этому. Либо заяви, что устал ждать, когда она, наконец, вторгнется в твою личную зону, в шутливой форме, конечно. Кроме того, выдели ее из толпы. Например, скажи, что тебя часто окружают девчонки, но ты не хочешь к ним прикасаться. А вот ее тебе всегда хочется потрогать, потому что она классная. То есть, ей еще радоваться надо! Когда же можно ее потрогать? Да когда угодно, лишь бы был подходящий повод ее наказать. К примеру, ты о чем-то спросил ее, а она задумалась, возможно, о другом и не отвечает. Разбуди ее дружеским шлепком по попе. Или она долго делает заказ в кафешке, поторопи ее таким образом. Она должна свыкнуться с мыслью, что теперь тебе это можно.
  2. Способ номер два – идти от обратного. Если шарахается твоих прикосновений, пусть сама тебя лапает и шлепает. Как это сделать? Допустим, после твоих действий она включила серьезность и собирается обидеться. Просто бери ее руку, и шлепай ей себя, только быстро, чтобы она не успела сообразить и напрячься. Девчонки вообще обожают использовать серьезность, а многие даже считают это самой большой своей силой в борьбе с тобой. Покажи ей, что это не так. И когда она заявляет, что ты слишком несерьезный, раз постоянно лапаешь ее, согласись с нею, скажи, что ты действительно плохой мальчик, и отшлепай себя ее рукой. Скажи, что хочешь, чтобы она тебя наказала.
  3. Вариант номер три – просто заставь ее тебе трогать. Если она противиться твоим прикосновениям, скажи ей, что ты хочешь, чтобы она тебе трогала. Положи ее руку себе на коленку. Бывает так, что вы общаетесь, и она постоянно ковыряется в смартфоне. Отбери у нее этот бесполезный для тебя сейчас гаджет, и заставь обратить на себя внимание.
  4. Пусть послушает твое сердцебиение. Это тоже вариант от обратного. Она не хочет, чтобы ты к ней прикасался, сделай так, чтобы она сама проявила инициативу. Неплохой вариант – это сказать, что она так тебя волнует, что у тебя прямо колотиться сердце или вообще сбивается с ритма. Скажи ей, чтобы проверила твои опасения или просто приложи ее руку к своей груди. Или пусть вообще попробует прощупать твой пульс, это наверняка будет для нее разрывом мозга, потому что парни так себя обычно не ведут. А когда она начнет тебя трогать, то сама еще не осознавая, начнет и воспринимать тебя как сексуального партнера.
  5. Пятый пункт – это логическое продолжение четвертого. Если она начала к тебе прикасаться, щупать пульс, слушать сердце, прикладывать к тебе руки, то логично попробовать то же самое. Ты просто заявляешь, давай я теперь тебя послушаю, и как бы без задней мысли сразу лапаешь ее за грудь. У тебя ведь есть отличное оправдание. И даже если она зарядит тебе пощечину, улыбнись и скажи, что тебе очень понравилось, давай, мол, повторим.


Все описанные методики могут сработать, если только ты поймешь для себя одну простую мысль: старшеклассник лапает девушку в школе – это нормально. А потому не делай для себя лишних рамок, но и не веди себя как ребенок, конечно. Мальчишки всегда лапают девчонок в школе, но до поры до времени – это не больше чем игра. У тебя же должна быть вполне определённая цель – соблазнить свою школьную подругуи добиться интима.
Если хочешь узнать ещё больше секретов по соблазнению девушек подписывайся на мою страницу ВКонтакте.

детские игры

ДЕТСКИЕ ИГРЫ
Ирка жила в соседнем подъезде. Родители Ирки и Витьки дружили, часто ходили в гости друг к другу, а потому Ирка и Витька с детства поневоле дружили. Если родители уходили в театр, или гости или еще куда, то детей оставляли вместе. Хотя они были ровесниками, на взгляд Витьки Ирка уж слишком умничала, любила командовать и вела себя так, словно она была старшей. К тому же она всегда делала вид, что знает много того, о чем Витька даже не подозревал. Может, так и было, но мальчишке это не нравилось, впрочем, он смирился с ее диктатом в их отношениях. Именно Ирка чаще всего придумывала развлечения и игры, и он, поначалу сопротивлялся, но потом всегда уступал. Однажды, когда ее родители устроили небольшую вечеринку в Иркин день рождения, она увлекла его в прихожую и, обняв, поцеловала. В поцелуе Витька не нашел ничего приятного, а вот прижиматься плотно при этом друг к другу — в этом было что-то волнующее.
Родители собрались в гости и, как всегда, оставили детей на вечер одних в квартире Ирки. Они посмотрели немного телевизор, потом Ирка предложила полежать вместе на диване. Когда они лежали рядом, Ирка попросила его, чтобы он обнял ее. Они лежали, прижавшись друг к другу так тесно, что он чувствовал все ее тело и даже упругие шарики грудей, и слышал, как стучало ее сердце. Прикосновение девчоночьего тела было необыкновенно приятно, и в то же время он чувствовал себя несколько смущенным, потому что в этом было что-то нехорошее. Потом Ирка отодвинулась, и он даже испытал облегчение, потому что если бы кто увидел их лежавшими и прижимающимися друг к дружке, то явно это бы кончилось плохо для них. Тем более что Ирка начала, балуясь, тереться своим телом об него, спрашивая, нравится ли ему делать так, и он от этого испытал кое — какое неудобство. А девчонка, отодвинувшись, расстегнула пуговички на платье, стянула его с плеча, и, взяв Витькину руку, затолкнула ее себе за пазуху, прямо на голые выпуклости. Глаза ее горели, лицо раскраснелось, но делала она все это с необычайно серьезным видом. Витька совсем лишь недавно начал замечать, что платье на груди Ирки поднимают изнутри два острых конуса. И вот теперь этот маленький тугой конус с твердым шариком на конце упирался в его ладонь. Лежать в такой позе было ему неудобно, потому что он одновременно пытался еще и прижаться к ней плотнее. — Что я придумала, — сказала Ирка, — подожди, я сейчас.
Она вышла из комнаты, а когда вернулась, на груди у нее был материн бюстгальтер, под который она набила ваты. Платье она сняла и надела короткую юбчонку, из которой давно выросла, так что видны были краешки ее белых трусиков. Она прошлась по комнате, преувеличенно покачивая бедрами, выпячивая грудь и искоса поглядывая на себя в зеркало. Довольная своим видом, Ирка подошла к Витьке.- А теперь ты сними рубашку и надень это. — Что я девчонка, что ли? — буркнул Витька. Она стянула бюстгальтер и протянула ему, он замер, пораженный и очарованный, увидев ее наготу, и уставился на нее, не замечая протянутую руку. Ирка, по пояс обнаженная, стояла перед ним, и два крохотных бледно-розовых соска, как пуговички на острых конусах грудей, в упор смотрели на него. Она дала ему насмотреться и снова напомнила: «Ну, надень же. Это же просто для шутки, смешно будет». Он механически взял протянутую ему атласную тряпку, не понимая, чего она от него хочет. «Надень же!»- требовательно повторила она.
Завороженность сразу исчезла. Мальчик видел горящие глаза, возбужденное лицо Ирки, и холодная волна пробежала по его телу, так что даже закололо в кончиках пальцев. Ирка, уже в кофточке, он даже не заметил, как она это сделала, помогла ему стянуть с трудом сошедшиеся лямки бюстгальтера на спине. «Вот смешной! — засмеялась она, ероша ему волосы, — ты совсем похож на девочку, давай наденем еще юбку тебе. -Да ну тебя, — отмахнулся он, думая, что она смеется над ним, и досадуя, что поддался ей. Ирка вдруг перестала смеяться и как-то странно посмотрела на него. «Ты что? — спросил он, встревоженный этой переменой и, пытаясь угадать ее причину. — Слушай, покажи мне это!» Он сразу понял, о чем она говорит, и даже не удивился, потому что сам думал об этом, но думал как о чем-то нереальном. «Покажи, а то я больше не буду с тобой дружить. Если ты сделаешь это, то я тоже тебе покажу. — Когда? — Сразу же после тебя».
Ему хотелось сделать это, но он боялся, что она обманет его и посмеется над ним. Не то чтобы он стыдился обнажиться перед ней. Несколько лет назад ему как-то ставили клизму. Он лежал тогда голый в постели и вначале очень боялся. А потом вдруг зашла соседская девчонка, она была старше его, ей, наверное, было столько же, сколько Ирке сейчас. Он тогда еще ничего не понимал в этом, но запомнил, как она смотрела на него голого. Он понял, что вызывает в ней интерес, он не был для нее просто маленьким мальчишкой, они в тот момент стали равными. И тогда ему стало не страшно, а приятно, хотя то, что с ним делали, было стыдное. А девчонка стояла рядом, таращилась на него, и уговаривала: «Не бойся, это совсем не больно».
И сейчас в нем смешались желание раздеться перед Иркой, чтобы снова испытать то ощущение, и острое любопытство к тому, что обещала показать Ирка, и дразнящий привкус запретности того, что они делают, и страх, что кто-то узнает об этом. «Только поклянись, что никому не слова. -И ты тоже».
Сладостная дрожь пробегала от его бедер по всему телу. Расстегивая штаны, он пытался увернуться от нетерпеливого взгляда девчонки, и поворачивался к ней боком, но она заходила вперед, досадливо кривя губы, когда он отворачивался. Наконец он разделся до конца. Ирка с жадным любопытством смотрела на него. Ноги его стали ватными, колени дрожали, он сделал шаг назад, чтобы опереться о кресло. Он стоял совсем голый перед девчонкой, и его признак мужественности к его смущению вздернулся вверх и туго натянулся. Дрожь, сладостно трепеща, зарождалась в копчике и разбегалась холодными волнами, пронизывая все тело. Совсем незаметно, плавными вкрадчивыми движениями Ирка вдруг оказалась совсем рядом, наклонилась, и он ощутил, как ее влажная ладошка сжала его напрягшийся признак. Ощущение было настолько острым и резким, что он дернулся всем телом, чуть не упав. Девчонка, выпустившая на мгновение добычу, снова перехватила ее и успокаивающе — умоляюще зашептала: «Ну что ты, я же тебе ничего не сделаю, постой минутку. Ты тоже потом потрогаешь меня». Руки ее дрожали, и это обрадовало его, значит, она так же волнуется, как и он. Нежное пожатие ее ладошки вызывало такое сильное щекочущее наслаждение, что он не мог стоять на месте и затоптался с ноги на ногу, потом вдруг заметив, что стоит у кресла, он упал в него, и, сжав ноги, тяжело дыша, вздрагивал всем телом. Ирка с интересом наблюдала за ним: «Тебе больно так? Это оттого, что он твердый? — Нет, — ответил он, — щекотно. Теперь твоя очередь».
Она подождала, пока он оденется, потом потянула кофточку вверх, но остановилась. «Ты отвернись, пока я разденусь. Я так не могу». В первый момент он не нашел ее, испуг и обида на мгновенье пронзили его — обманула, убежала. Но тут же увидел ее на кушетке, совсем голой, лежащей на спине, и уже не любопытство, а испуг был в ее глазах. Он наклонился над ней, над ее худыми бедрами. Мелкие капли пота проступали как бисеринки на бедрах и выпуклом гладком лобке со светлыми короткими завитками волос, а вниз сбегала узкая щелочка с округлыми краями. Он коснулся пальцем теплого тела, провел им по краешку щели, чуть зарылся в нее. Щелочка изнутри была чуть влажной и бархатистой. Тогда он раздвинул мягкие лепестки, и из открывшегося желобка глянул на него сочно блестящий, гладкий, розовый раздвоенный язычок. «Ты уже все? Ты кончил смотреть? — умоляюще шептала Ирка. -Я сейчас, только немного еще посмотрю». Когда он с трудом оторвался от волнующего зрелища аленькой щелочки, Ирка вскочила стремительно с кушетки, подхватила трусы, но никак не могла попасть в них ногами от волнения и дрожи. Чувство неловкости испытывали обое, когда уже оделись. Витька уже с нетерпением ждал, когда вернутся родители, чтобы быстрее уйти домой, и в одиночестве вспомнить все, что произошло, еще раз воссоздать в памяти видение голой Ирки с раскрытой щелочкой.
Наутро он увидел Ирку в школе, что-то оживленно рассказывающую окружавшим ее девчонкам. Сначала он испытал чувство страха, вдруг Ирка нарушила слово и рассказывает, как он стоял перед ней голым с торчащим сучком и дрожал, а потом упал, когда она коснулась его. Но девчонки не обращали на него внимания, и он с облегчением понял, что разговор у них явно не о нем. В перемену он подходил специально к дверям ее класса, чтобы еще увидеть ее. Восторг переполнял его, только он один знал тайну Ирки. Даже старшеклассники, прижимавшие визжащих девчонок в коридоре и знавшие, по их словам, все, не подозревали о том, какой розовый блестящий язычок в узенькой щелке Ирки. И у других девчонок тоже. Они ходят по коридорам школы, сидят за партами и все это время у них внутри живут своей жизнью алые раздвоенные язычки, и мягкие створки трутся друг о друга. Стоило ему подумать об этом, как любая вовсе до этого неприметная девчонка начинала волновать его. И учительницы тоже имеют под животами эти заманчивые штучки.
А вот с Иркой что-то происходило не то. Она мельком здоровалась с ним и тут же отворачивалась, или отходила к девчонкам, когда он пытался подойти к ней. Казалось, она вообще забыла о том, что было между ними. Однажды она поддразнила его: «Ты что-то хочешь мне сказать? «, и, засмеявшись, убежала, не дав ему открыть рот. Недели через две после того вечера, набравшись решимости, он пришел после школы к Ирке, зная, что ее родители на работе, и она дома одна.
-Ты зачем пришел? — недовольно буркнула Ирка. Этого он не мог объяснить, как и того, чего он хотел от нее. Он полагал, что у них должно было быть что-то еще, но, что именно, он и сам не знал. Но это » что — то′» не включало в себя то, что бывает у мужчин с женщинами, о чем он кое — что уже знал. Представить, что он делает это с Иркой он не мог, да и не знал толком, как это делается. Что будет у него с Иркой должна решить она сама, она ведь всегда все придумывает, а может быть, это определится и само собой. Каким образом — он предпочитал об этом не думать. Главное-Ирка не должна игнорировать его. Он хотел только одного: обниматься с ней, видеть ее голой, и самое главное — увидеть еще раз то, что показала она ему тот раз, и рассмотреть эту штучку еще внимательней. У него появилось много вопросов по поводу ее устройства, которые он хотел бы выяснить. Но не скажешь, же ей этого, могла бы и сама догадаться.
-Просто так. — Ну и сиди тогда, — она отвернулась и занялась своими делами. Он ждал молча недолго, потом многозначительно, как ему казалось, протянул: «Ир-р-ка! — Чего тебе еще? — Давай поиграем! — В куклы, в классики? «В глазах ее блеснула шальная улыбка: «А может в папу — маму? Знаешь такую игру? » И, не дав ему опомниться, добавила: «Нет, это ты не знаешь, тогда давай в каравай». Он обиженно сказал: «Я пойду тогда. — Ну и ладно. Нет, подожди», — вдруг смилостивилась она. «Давай поиграем в желания. Каждый пишет на листке свое желание, а потом выполняют: ты — мое, я — твое». Как написать желание? Не напишешь же: Я хочу, чтобы ты разделась и все было, как в прошлый раз. Он долго думал, не зная, что написать, пока Ирка не сказала: «Меняемся». Он быстро написал: «Поцеловаться», отдал листок Ирке и взял ее. Он был чист. — Это нечестно, — сказал он. — Ладно, я тебе его потом так скажу». Она подошла к нему, поцеловала в губы, а потом шепнула в ухо: «Давай разденемся. — Это твое желание? — Да. — И мое тоже, — он чуть не задохнулся от восторга, — только я постеснялся написать».
Она стянула через голову платье, потом трусики (он, замерев, смотрел, как она подцепила пальцами резинку, и потянула их вниз), и, дождавшись его, взяла его за руку и подвела к зеркалу: «Стань вот так! «Голые мальчик и девочка, держащиеся за руку, покрасневшие от смущения и волнения, с горящими глазами отразились в нем.
Они рассматривали отражения в зеркале, словно то были не их, а чьи-то чужие. Щелочка между ее ножек, тоненькая, темная манила его своей таинственностью. Девчонка опустила вниз руку и несмело коснулась его торчащего стволика, он также потрогал ее мягкий пушок на лобке и провел кончиком пальца по шелковистому началу ее желобка » Давай поцелуемся по настоящему. — сказала она. — Как это? «Она отвела его от зеркала, словно оно смущало ее своим взглядом, и, касаясь острой твердой грудью, прижалась губами к его губам, втолкнула ему в рот свой гибкий язык. «А теперь наоборот, ты мне всунь язык». Целуясь, он испытывал неудобство оттого, что его торчащий признак мужественности упирался ей то в живот, то в бедра, и пытался отстранить от нее бедра, но она еще сильнее прижималась к нему, потом просунула ногу между его ног и прильнула животом к его животу, так, что его сучочек оказался вдавленным под ее живот. Чувствовалось, что ей это очень нравилось.
Задыхаясь и дрожа, они отодвинулись друг от друга. В потемневших глазах Ирки попеременно отражались то удивление, словно она узнала что-то неожиданное для нее, то удовлетворение. Тяжело дыша, отчего розовые кончики ее грудей быстро вздрагивали и качались, она вопросительно смотрела на Витьку, ожидая чего-то от него. Капелька пота сбегала по ее животу на лобок в завитки волосков над сжатыми ножками. Память напомнила ему ту нежную розовость повторной сдвоенности в ее потаенной глубине. Он стоял, как парализованный, потом протянул к ней руку и коснулся ее живота, стирая капельку бегущую вниз.
Звонок был неожидан, он словно прозвучал в другом мире, потом прозвенел еще раз и стремительно до испуга вернул их в реальность. Ирка, торопливо натянув платье прямо на голое тело, толкнула его в сторону спальни: -Спрячься там! — и пошла открывать дверь. Она с кем-то разговаривала в прихожей, потом в комнате, и Витька, поначалу насмерть перепуганный, осмелев, приоткрыл чуть дверь и увидел в щелку одноклассницу Ирки. Она посмотрела в его сторону. Витька отпрянул в сторону, ему показалось, что она его увидела и узнала, но потом он успокоил себя тем, что щель в двери слишком узка, чтобы усмотреть что — то. Оказалось, он зря успокоился. Девчонка была глазастая, к тому же его одежда осталась в комнате, и девчонка все поняла. Когда она ушла, Ирка сказала: -Она, кажется, заметила тебя. Зачем ты высовывался? — Я нечаянно.
Ирку вдруг словно прорвало: Да, нечаянно? Ты специально сделал это, чтобы похвастаться. Ты только хвастаешь все… Ты… Все вы мальчишки хвастуны. Хвастуны и трусы, вот… Зачем ты высовываешься, зачем ты лезешь? Я не хочу больше с тобой дружить. Ты… Ты даже не мальчишка, ты только гадости придумываешь, ты даже не знаешь, что с девочками делают. Уходи, и не приходи больше ко мне. — Но я же нечаянно, дверь сама приоткрылась». У нее на глаза навернулись слезы: «Ты дурак и трус, только хвастаться и можешь».
«А кто первый придумал раздеваться? — думал он, вернувшись домой. — И я еще виноват. И что она хотела сказать, что я будто не знаю, что с девчонками делают. «Но все эти мысли вытеснял страх, он с ужасом представлял, что теперь наговорит в школе та девчонка и холодел от неприятных предчувствий. Все было так здорово, и словно назло, притащилась эта девчонка, и все испортила безвозвратно.
Девчонка, действительно, разболтала по всей школе о том, что он был с Иркой совсем голый. К удивлению, его почти не дразнили, и даже напротив он почувствовал к себе некоторое уважение в школе. Правда, многие все допытывались, что он делал с Иркой. А вот Ирка после того упорно не хотела видеть его. Даже родители интересовались, почему они поссорились. Он отмалчивался. Как-то случайно он услышал их разговор. Взрослые дети стали, стесняются друг друга, — говорила мать. Даже если иногда он оставался наедине с Иркой, они больше молчали, не было и намека на прежнее. Уже в десятом классе у него вдруг возникла влюбленность в нее, питаемая воспоминаниями и надеждами. Теперь — то он знал, что с ней делать и не растерялся бы. На школьном вечере он пригласил ее танцевать, она пренебрежительно посмотрела на него и отвернулась. Эту тайную влюбленность он сохранял долго и после школы. Потом все это рассеялось. Но иногда он вспоминал ее и представлял, что случилось бы дальше, как сложились бы их отношения, не явись тогда так не вовремя та девчонка.

«Пусть девочка знакомится с мужским телом»

С молчаливого согласия жительницы Сафонова мужчина «развлекался» с ее 9-летней дочерью.

Ирина Хохлова жила с о своей матерью и дочкой Машенькой в маленьком городке Сафонове. Замужем никогда не была, Машин отец ничем не помогал: ни деньгами, ни по хозяйству. Из-за отсутствия мужской руки в доме приходилось по любому поводу обращаться в управляющую компанию. Вот и в марте 2013 года Ирина вызвала электриков, чтобы они починили проводку.

Пришли двое мужчин, все неполадки исправили. Одному из них, Сергею Ходункову, хозяйка квартиры явно понравилась: он всячески заигрывал с Ириной. Женщина с удовольствием принимала комплименты от общительного электрика. Знакомство имело продолжение: через пару дней Ирина получила в социальной сети «Одноклассники» сообщение от Сергея. Они обменялись телефонами и договорились о встрече.

От 9-летней дочурки секретов не было. Ирина рассказала ей о том, что у нее завязались отношения с мужчиной. Девочка помнила дядю, который так весело болтал в их квартире, когда чинил проводку. Он ей понравился, и она была рада за маму.

Новое знакомство дочери не нравилось только бабушке Маши — Валентине Михайловне. Она работала маляром в той же управляющей компании, что и Сергей. Женщина знала, что он любитель выпить, и, помимо этого, прослыл бабником. Только официальных браков у него было три, а сколько сожительниц!

Ирину это не останавливало. Вскоре она и дочку начала брать на встречи с любовником. Они стали вместе проводить выходные у Сергея. Тот жил в подсобке, переоборудованной под жилое помещение. В дом к Ирине они прийти не могли, так как ее мать была крайне недовольна этими встречами.

Из показаний Валентины Хохловой:

«Ирина с момента их знакомства сильно изменилась как поведением, так и внешне. Дочь стала у Сергея пропадать на несколько дней, не ночевала дома, приходила с запахом алкоголя, стала меньше уделять внимания своей дочери, стала раздражительной. Когда вопрос касался их отношений с Ходунковым, чаще стала ругаться на дочку, срывалась на крик. У меня из-за этого стали постоянно с ней возникать конфликты».

Валентина Михайловна, поняв, что дочку от этого мужика не отвадить, стала просить, чтобы хотя бы внучка оставалась дома. Зачем брать ребенка в подсобку, где практически ничего нет, кроме дивана, на котором все трое и спят? Но Ирина и Маша защищали Сергея. Девочка практически сразу начала называть его папой и была счастлива от общения со взрослым мужчиной.

Проблемы начали появляться чуть позже, когда «папа» стал трогать ее вовсе не по-отечески. Маша растерялась от такого поведения и сначала никому не рассказывала об изменениях в отношении Сергея по отношению к ней.

Первый раз это было в середине апреля. Ирина ушла в магазин, а Сергей начал щупать девочку через одежду. 9-летняя Маша почувствовала, что это нехорошо, попробовала оттолкнуть мужчину в смущении, но тот прекратил это делать только тогда, когда услышал, что мама вернулась домой.

С этого момента началась «двойная жизнь». На людях все было прилично, но как только мама уходила куда-нибудь хотя бы ненадолго — в ванную или туалет, Сергей начинал приставать к маленькой девочке. Причем с каждым разом все больше наглел. То «французский поцелуй» покажет, то еще что-нибудь.

Сначала девочка молчала, стесняясь рассказывать такие вещи кому-либо. Но на майских праздниках Маша решилась поговорить с мамой. Это было в доме у бабушки. Та уехала в гости на несколько дней в Калужскую область, поэтому Ирина с Сергеем приехали на это время туда пожить. Разговор Маши с мамой состоялся, но не имел никаких последствий, приставания продолжились. Почему женщина никак не отреагировала , Маше было непонятно. Причины своего поведения женщина попыталась объяснить позже следствию.

Из показаний Ирины Хохловой:

«Маша говорила, что Сергей трогает ее неправильно, что она его стесняется. Я спросила, как именно «неправильно». Дочка сказала, что когда меня нет рядом в комнате, он ее «обнимает» и трогает в области груди, живота, за попу, через одежду, гладит между ног. Я слова дочери проигнорировала. Не могу точно сказать, почему это сделала. Не то, чтобы дочери не поверила, но мне нравились отношения, которые сложились с Сергеем. Я не хотела с ним ссориться, понимая, что разговор о его поведении неизбежно приведет к ссоре. Кроме того, я думала, что эта ситуация сама разрешится».

Однако через некоторое время, дочь снова ей пожаловалась на поведение Сергея. После этого Ирина все-таки поговорила со своим мужчиной и сказала, чтобы он не трогал Машу. Тот, вместо того, чтобы как-то смутиться, ответил, что это все естественно, нечего бояться, девочке надо привыкать к мужчинам. На этом разговор закончился.

Через несколько дней Маша снова обратилась к маме, рассказав, что Михаил, когда ее не было дома, снял с себя трусы, показывал ей свой половой орган и предлагал его потрогать, целовал ее в губы. Но и это не заставило женщину расстаться с мужчиной. Она успокоилась его отговоркой:

— Пусть девочка знакомится с мужским телом. Я ничего непозволительного не делаю.

Вскоре необузданная страсть Сергея стала заметна подругам Маши. Однажды на озере во время совместного отдыха мужчина «будто случайно» стянул трусы у одной девочки. После этого подружка сказала Маше, что ее папа похож на педофила. Девочка тогда решила, что больше он ей не папа. И прекратила его так называть.

Маша очень хотела прекратить приставания Сергея, но не знала, как это сделать. Во-первых, к нему в руки попала видеозапись, где были видны ее половые органы. Девочка сама сделала ее, заинтересовавшись, как она там устроена. Теперь же Сергей шантажировал Машу этой записью, угрожая, что покажет ее всем. Во-вторых, мама по-прежнему очень любила мужчину и не желала с ним расставаться. Малышка не хотела быть причиной их ссоры. Как она объясняла потом следователям, ей хотелось только одного: прекратились бы все эти «щупания» — и все.

Сколько бы еще продлились мучения Маши – неизвестно. Спасло ее то, что в начале июня все переехали в дом к бабушке, которая, заметив приставания мужика к внучке, прекратила их и избавила девочку от кошмара.

Из показаний Валентины Михайловны:

«20-21 июня 2013 года, точную дату не помню, я пришла с работы раньше обычного, примерно в 16-17 часов. Своим ключом открыла дверь квартиры и зашла в прихожую. В прихожей света не было, а дверь в ванную, которая выходит в прихожую, была открыта, и там был свет. Я увидела, что около ванны спиной ко мне без одежды (в том числе без трусов) стоит Ходунков Сергей. Его ягодицы были напряжены. В этот же момент в прихожую из кухни ко мне вышла ее дочь. Я у нее спросила: «Что он стоит голый с открытой дверью в ванную?» и прошла в зал. Через несколько минут в зал ко мне зашла внучка. Я увидела, что у нее мокрые волосы в полотенце, будто она принимала ванну. На вопрос, где она была, Маша ответила, что мылась. Тогда я спросила у нее, что там делал Ходунков. Маша сказала, что он ее мыл. Меня это возмутило, прямо «заколотило» от злости…»

Пожилая женщина сразу поняла, что к чему. Она вышла на балкон покурить, чтобы немного успокоиться. К ней подошел Сергей. Валентина Михайловна сразу же сказала ему, что педофилам в этом доме делать нечего, и потребовала уехать из квартиры, пригрозив полицией.

Тот пошел собирать вещи, но дело имело неожиданный поворот: Маша и Ирина в слезах пришли к Валентине Михайловне, упали на колени и просили простить мужчину. Они сказали, что тот пообещал больше так не делать. Сам Сергей зашел в зал и сказал, что виной всему пьянка. Он пообещал больше не употреблять алкоголь и не повторять ничего подобного. Валентина Михайловна дала мужчине последний шанс на исправление.

Однако ее сердце не успокоилось. Сергей пить не переставал. Как-то они ушли с Ирой на праздник города и не вернулись на ночь. Бабушка написала записку, чтобы Ходунков забрал свои вещи. Ира и Сергей отправились жить в подсобку. Но что было делать дальше? Сердце пожилой женщины не успокаивалось. Девочка все равно ходила в гости к маме, а значит, виделась с этим педофилом. Валентина Михайловна не могла никак решиться на что-то. Она попросила сестру из Калужской области приехать для важного разговора.

Из показаний Валентины Михайловны: «Я все это время очень переживала случившееся с внучкой, металась, не знала, как правильно поступить, сообщать ли в полицию. Я боялась, что разбирательство еще больше травмирует Машу. С дочерью об этом поговорить не получалось, так как та сразу начинала скандалить и избегать меня. Когда приехала сестра, я ей рассказала о том, что случилось… Посоветовавшись, я решила, что нельзя оставлять Ходункова безнаказанным, что нужно все же обратиться в полицию».

Когда сотрудники полиции в присутствии бабушки и психолога стали беседовать с Машей, то она рассказала о том, что Ходунков неоднократно приставал к ней. На вопрос, почему она молчала, девочка пояснила, что мама просила ее не рассказывать о том, что делал с ней Сергей.

Мать Маши, Ирина, подтвердила, что знала о приставаниях Сергея к дочери. Последний же вину отрицал полностью. Более того, Ирина рассказала, что он угрожал ей, что если она не выгородит его перед сотрудниками полиции, то и сама сядет. Однако женщина решила все-таки защищать дочь, а не своего сожителя.

— 4 июня 2014 года судья Смоленского областного суда Нина ВАСИЛЬЕВА приговорила Сергея Ходунова к 12 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима, — пояснил мне 11 июня по телефону старший помощник прокурора Смоленской области по связям со СМИ и общественностью Александр БОРОВИКОВ.

Марина РАССОЛОВА, Сафоново

(Имена и фамилии фигурантов уголовного дела изменены по этическим соображениям. — Прим. ред.)