Маму в ванной

22.12.2019 0 Автор admin

Мальчик в женской бане

Родион, крепкий мужик пяти лет от роду, играл сам с собой войнушку. На большом листе бумаги, поделенном пополам жирной, кривой линией, устремлялись навстречу друг другу танки враждующих армий. Это черные прямоугольники с торчащей впереди палочкой – стволом орудия. Из каждого ствола снопом красных черточек вылетал огонь. Шел ожесточенный бой.
Воевать приходилось сразу за две армии, и Родион красный от напряжения вертелся ужом. Прищурив глаз, он мерил расстояние от черты до танка противника, ставил на своей стороне красную точку и складывал лист пополам. Если красная точка попадала на вражеский танк, значит он взрывался, и Родион дико вскрикивал от радости. Если мимо — хмурил лоб и недовольно сопел.
За своих воевалось успешнее и гора поверженных танков противника росла… бой шел к концу.
— Родя! Кончай сынок играть, собирайся в баню.
Родион и мать жили в небольшом поселке, где все знали друг друга и по субботам мылись в одной бане.
— Только негоже тебе, милый мой, ходить со мной на женскую половину, вон какой здоровый вымахал.
Мать со смешанным чувством нежности и досады оглядела не по годам рослую фигуру сына.
— Дома мыться тоже не дело. Только грязь разводить. Пойдешь купаться с дядей Сашей. Он тебя любит.
— Не пойду с дядей Сашей и дома мыться не буду. Только с тобой!
— До армии со мной будешь в баню ходить? Такой большой мальчик, солдатом хочешь стать! Ты же дружишь с дядей Сашей и уже ходил с ним в баню…
— А теперь не пойду! А солдатом все равно стану и на войну уйду воевать
Мать рассердилась уже не в шутку.
— Ой, какой ты глупый мальчик Родя! Ни на какую войну я тебя не пущу. На войне страшно…
— А ты не бойся, если будет страшно, я попрошу командира и он будет держать меня за ручку.
-Чудище ты мое, горе горькое. Даже не знаю, что мне с тобой делать. Голова у меня от тебя кружится.
-А вот и не правда, мамочка! Ничего она не кружится. Я же вижу, она у тебя на месте стоит!
Конечно ничего против дяди Саши Родион не имел. Дядя Саша веселый! Только напрасно он уговаривает Родиона стать генералом. Где ни встретит сейчас же спросит: «Ну как, Родион, надумал? Может все-таки станешь генералом, а не солдатом? Вон ты какой у нас герой!» Но Родион твердо стоит на своем: «Нет! Только солдатом!» Быть генералом ему вовсе не хотелось. Видел он генералов по телевизору на парадах. Правда, у генералов много медалей, но они старые, а некоторые даже толстые и все стоят на одном месте. То ли дело солдаты! Они красивые и молодые, звонко шагают по площади, едут в танках, прижав к себе автоматы, кричат ура и отдают честь. И если уж кем быть, так только солдатом!
Но в солдаты, наверное, так просто не записывают. Чтобы попасть в солдаты надо заранее готовится. А лучше всего готовится на военную службу, конечно, в женской бане. А почему так — Родион никому не скажет! Взрослые народ странный и многого совсем не понимают…
Упрямство Родиона возымело успех. Мать пригрозив, что это в последний раз, нехотя соглашается взять его с собой на женскую половину. Довольный Родион быстро одевается и выбегает за матерью на улицу, где моросит дождь и блестят, как не открытые моря, отличные лужи.
Родион скачет на одной ножке вокруг дождевого моря.
-Мам, а что такое сознание?
— Откуда ты взял это? Где услышал?-мать с испугом заглянула с чистые, без подвоха глаза сына.
— Нет, ты скажи скорее, что это такое?- с любопытством настаивает Родион.
— Это такая вещь, — мать уронив сумку с бельем, схватила себя за голову, -Оно вот здесь! Знаешь, это так сложно… Я знала раньше, а вот теперь забыла. Придем домой, я в книжке посмотрю…
Мать совсем смутилась и покраснела.
— Не знаешь, — с сожалением протянул Родион.
— Этого, мамочка, никто не знает, — успокоил он мать, — Только санитарки на фронте.
— Почему же только санитарки?- Удивленно спросила мать.
— Потому, что когда солдат на войне падает раненный, он теряет сознание. Куда оно девается? Откатывается от солдата, — пояснил он матери, — а санитарки тогда его видят.
— Ах ты чудище мое, напугал то как, грамотей! Идем мыться, пришли уже!
На женской половине бани Родиону все хорошо знакомо и привычно. В клубах пара выпукло блестят влажные тела женщин. Все они или соседки, или мамины подруги по работе. И если спросит Родион что-нибудь, то в разговор вступают все.
— Мам, а мам, — спросит, например, Родион, — А воспаление легких страшная болезнь?
— Страшная, Родя, страшная. Не бегай сломя голову душа нараспашку, так не заболеешь.
— И мороженое не глотай кусками, как мой внучек, — добавляет баба Фрося из соседнего дома.
— И молоко холодное не пей взахлеб из холодильника, как мой сынок, — добавит другая, тоже знакомая тетя.
— Не слушай никого Родион! Делай все наоборот! Вот и будешь здоров! — смеется молодая учительница физкультуры тетя Ната.
Первой к Родиону подбежит, конечно же, мамина подруга тетя Клава.
— Ой, Родиончик, — сорокой застрекочет она, хлопая его по тугой ягодичке.
— Под каким кустом тебя, такого хорошенького, твоя мамка нашла? И где бы мне себе такого мальчика поискать?
Родион с досадой увертывается от назойливых женских ласк.
— Это тебя, тетя Клава, под кустом нашли. Под кустом мокро и холодно, а я у своей мамочки в животе вырос!
Все дружно смеются. Вообще, женщины народ несолидный и любят заигрывать с Родионом. Но Родион ведет себя с ними строго. Не тратя время на пустые разговоры, он деловито удаляется в свой любимый угол, где крашенная синей краской стена переходит в белую кафельную панель и струйкой льется вода из неисправного крана. Именно здесь Родион готовится на военную службу. Остается только выждать момент…
Наконец тетя Клава зовет мать зачем-то, и та охотно откликается. Сунув в руки Родиона намыленную мочалку с приказом мыться самому, мать отходит.
Родион осторожно оглядывается. Мамочка уже перешептывается с тетей Клавой и обе весело смеются. Журчит вода, журчит женская болтовня и никому нет до него дела.
Родион с силой сжимает мочалку и … швыряет выступившую пену на синюю стену. Но теперь это уже не стена, а поле боя, а пена — вражеское войско. Зыбко колеблясь и выпуская ножки, оно грозно ползет на наши позиции — белую кафельную стену. А самыми первыми ползут разведчики — мыльные пузыри!
— Ага, ползете? — отчаянно вопит Родион. — А вот я вам сейчас покажу!
Он набирает в ладошки воду, текущую из неисправного крана и, размахнувшись, швыряет на пену. «Разведчики» сникают и растворяются, но на их месте появляются все новые и новые. Родион бешено мечется от крана к стене, вражеское войско тает, но все-таки отдельные его части наползают на наши позиции.
Первая атака отбита не совсем удачно. Приходиться начинать все сначала и воевать еще быстрее. И вот новое и новое мыльное войско тает под водяными пулями. Наконец, ни один вражеский пузырь не успевает достичь «наших позиций».
В мужской бане, в крайне неподходящих условиях, Родион отбивал всего две, три атаки. Потом его, недовольного собой и всячески сопротивляющегося, вытаскивал в предбанник дядя Саша. В женской бане число отбитых атак не поддавалось счету и боевое мастерство Родиона росло от субботы до субботы.
— Девочка, а девочка! Не брызгайся грязной пеной. Ты слышишь девочка? Я тебе говорю. Ах какая упрямая девочка!
За спиной Родиона, с досадой отмахиваясь от пены, как от мух, пристраивалась мыться большая и совсем незнакомая тетя.
— А я вам совсем и не девочка! — едва отдышавшись, возмутился Родион, — Очень мне надо быть девчонкой!
— Ой, мальчик! Мальчик в женской бане! Я думала это девочка.
Тетя зачем-то стала прикрываться тазиком.
— Ваш ребенок? — накинулась тетя на подбежавшую, встревоженную мать.
Тетя замахала руками и заговорила о какой-то непонятной, и, наверное, страшной, педа… педагогике. Родион уставился на нее во все глаза.
— Ага, вот видите, как он меня разглядывает! Вот вырастет он у вас развратником, наплачетесь еще с ним!
Что такое развратник Родион не знал, но струсил и на всякий случай спрятался за материнские ноги.
— А Вы не кричите!- во весь голос закричала мать. Совсем запугали ребенка. Своих детей что-ли нет?
— Ой, смотри Родиончик, смотри сейчас! Как бы потом такого кота в мешке не поймать! — В полном восторге расхохоталась тетя Клава, а за ней и другие знакомые тети.
Куда смотреть и где ловят котов в мешки Родион не понял, но ободренный смехом женщин уже меньше боялся большой тети, которая возвышалась над ним как огромная боевая башня, угрожая его походам в женскую баню.
«Да нет, какая это башня», вдруг усомнился Родион. «Башня, она на месте стоит, а тетя все время руками машет. Скорее всего это вражеский танк». «А вот и нет, вовсе это не танк! Танк разве так шумит? Он шумит у-у-у, как шмель, а у тети голосок совсем другой. Но кто же тетя тогда? Ну, конечно, боевой слон! Вон и уши какие висят», вдруг догадался Родион.
Настоящий солдат не должен никого боятся, даже боевых слонов. Срочно надо было отбивать атаку. Родион храбро оторвался от матери и засуетился. Тут водяными пулями не обойтись, да и к слону боязно подходить. Здесь нужна тяжелая артиллерия, и стрелять лучше всего издалека! Солдату выдумки не занимать! Дрожа от нетерпения, Родион схватил целлофановый пакет, котором мать носила мыло и мочалку, наполнил его водой — снаряд готов. Поднял снаряд над головой … и уронил. Бац! Снаряд с треском разорвался.
— Господи, Родион, варвар малой! Так напугал,аж внутри все оборвалось!- Бабушка Фрося схватилась за сердце.
«Слон» тоже испугался и попятился к дверям: » Пока мальчик здесь, я не войду» — заявил «слон» и скрылся в предбаннике.
Мать накинулась на Родиона и принялась тереть его мочалкой, так что он мотался из стороны в сторону. Но Родион даже не пикнул, его распирало от гордости. Не каждый день удается одержать такую крупную победу.
В предбаннике Родион, которого торопливо одевала мать, все время нырял под материнскую руку, отыскивая глазами поверженного «слона». Слон дрожал в углу под махровым полотенцем. Радион прыснул в кулачок, дергая за руку мать. Но у мамочки лицо сердитое пресердитое. Она вовсе не собиралась радоваться вместе с Родионом.
Нет, взрослые народ странный и непонятливый. И тетя Клава, и дядя Саша, и даже мамочка. Ну ничего, завтра он пойдет в детский сад, встретит своего дружка Петьку и старшей группы. Вот кто оценит победу Родиона .
Истомина Анна-2
г. Севастополь; окончательная редакция сентябрь 2017 год.

Мама хотела пристыдить сына за беспорядок в спальне, но вышло наоборот. Её злость понятна, но фото было лишним

Телеведущая Sky News Жаки Бельтрао решила проучить сына за беспорядок, который он устроил в своей комнате, но люди осудили женщину за её поступок. Она опубликовала в твиттере фотографию его разбросанных вещей и, похоже, была уверена, что пристыдит парня. Однако вышло всё с точностью до наоборот.

Бывшая гимнастка, а ныне телеведущая Жаки Бельтрао устала от вечных беспорядков, которые её 19-летний сын Тьяго устраивает в своей комнате. Видимо, укоры мамы проходили мимо ушей парня, поэтому женщина перешла к радикальным мерам. Наказывать юношу она не стала, зато 5 февраля опубликовала фото, сделанное в его спальне, в своём твиттер-аккаунте.

Жаки Бельтрао

На кадре пол в комнате Тьяго был завален грязной (и не очень) одеждой и обувью вперемешку со спальным бельём. Впрочем, вы и сами можете оценить степень беспорядка.

SkyJacquie

Оригинал Только что вернулась из отпуска, забежала в комнату моего 19-летнего сына, чтобы закинуть четыре кофты, которые он оставил на диване. И его комната выглядит вот так. Кто-нибудь может посостязаться с этим?Оригинал

Читайте на MedialeaksНе карантин, а самоизоляция. Москвичи разобрались, какой режим ввели в их городе — и остались недовольны

И некоторые подписчики телеведущей прекрасно понимают, что она чувствует глядя на это.

Dublin2012champ

Оригинал Я чувствую твою боль. Если ты найдёшь решение этой проблемы, пожалуйста, поделись. У меня в доме две комнаты выглядят точно так же. И эти бесконечные споры из серий «убери свою комнату» и «мам, перестань ныть».Оригинал

pc_squirrel

Оригинал У меня два парня-подростка с такими же комнатами. Просто нет слов.Оригинал

Впрочем, комната Тьяго ещё кажется чистой, по сравнению со спальнями, фотографиями которых поделились другие родители.

therealAndyHall

Оригинал Это было после того, как мой шестилетний сын сказал, что он закинул вещи под кровать.Оригинал

hemmybird21

Оригинал Комната моей дочери.Оригинал

Но гораздо больше пользователей осудили Жаки за то, что она напоказ выставляет быт собственного сына.

villarich1982

Оригинал Выглядит как любая комната типичного подростка, Жаки.Оригинал

WendyChambers2

Оригинал Это его комната. Его личное пространство или, по крайней мере, должно быть его. К сожалению, это фото теперь во всех социальных сетях, опубликованное его мамой.Оригинал

AW0079

Оригинал Это ты ещё не видела мою комнату. А мне столько же лет, сколько и твоему сыну.Оригинал

Кстати, иногда бывает и так, что беспорядок в комнате — признак тяжёлой депрессии. Девушка показала фотографию спальни, полной мусора, а потом — того же помещения, но с образцовым порядком. И она не хотела похвастаться навыками горничной, ведь в её кадрах скрыта история о тяжёлом прошлом.

Девушка из Малайзии тоже столкнулась с депрессией, которая рушит её жизнь. Однако ей очень повезло с мужем — и благодаря ему она всё ещё держится на плаву. Ведь мужчина — настоящее сокровище и целительнее любых лекарств.

***

Идти домой у Денисова не было ни желания, ни возможности. Жена, с которой прожили последние двадцать девять лет, устав от службы мужа, его ранних побудок и «спартанского» образа жизни в итоге закрутила в городе роман, который был перенесен домой в ежевечерние скандалы с выяснением отношений, выселением из постели и поиска виновного в ее утраченной молодости и лучших лет жизни. Подполковник крепился духом и приходил домой, когда жена уже спит, а уходил, пока ещё спит, но в итоге как-то раз вернувшись, домой обнаружил, что дверные замки сменились и ему негде жить. Так и образовалась дилемма, где было два выхода — выбить входную дверь и вынести семейный конфликт на первую полосу информационной ленты «офицерских жен» или по-тихому пойти в часть, в свой кабинет и выспаться в ожидании чуда, когда утро станет мудренее вечера.

***

Подполковник Денисов уже второй месяц жил в казарме своей батареи. Благо никто из командиров «старого» вояку не гнал. Начальник части вошел в положение и разрешил в ожидании отставки ночевать Денисову в кабинете. Переезду командира в казарму не обрадовались только солдаты. Теперь их вся ночная жизнь была под «колпаком» у комбата. От «ночевок» командира, количество «самоходов» в батарее сошло на нет, а дежурный, со всем служебным рвением, разгонял «ночных читателей» из учебной комнаты, дабы командир не знал, кто и чем из военнослужащих занимается в свободное от службы время. «Каптерка» на ночь запиралась и перестала быть местом ночных посиделок «дедов» и «дембелей».

Комбат утром стоял на подъеме батареи и, сверяясь по своим «командирским» часам, засекал время её подъема и что-то отмечал в своем блокноте. Дежуривший на подъеме офицер прекрасно понимал, чем закончится для него эта запись, и потому уже набрасывал в голове план мероприятий по обучению личного состава действиям по сигналу «подъем» и «тревога» в простонародье, именуемом экзекуция.

Комбат, отправив батарею на утреннюю пробежку, взяв полотенце, спешил в умывальник где, по-быстрому умывшись и побрившись, шел в учебную комнату, чтобы отгладить форменную рубашку, высохшую на трубе отопления после ручной стирки. «Вот и вернулись курсантские времена, когда уже не ждали», — грустно усмехался про себя Денисов. Завтракал, обедал и ужинал он в офицерской столовой, от чего пришлось поясной ремень ужать сперва на одну дырочку, а через месяц такой жизни уже и на две. Спортивная подготовка батареи за время жизни комбата в части резко выросла, и теперь даже самый хилый солдат подтягивался на турнике не менее семи раз, а марш-броски личный состав уже не столько пугали, сколько уматывали, да так, что к вечеру даже старослужащие вместо подготовки формы «на дембель» еле волочили до койки ноги и тихо осыпали проклятиями жену комбата, устроившую им такую «весёлую» жизнь.

Личная жизнь офицера заставила многих пересмотреть свои планы на время, ибо либо подполковник Денисов не уйдет в почетную отставку и его эксперимент повышения показателей воинской готовности батареи подойдет к концу или семейная проблема командира батареи благополучно разрешится, и он съедет к чертовой матери, ну или, в крайнем случае, к себе домой.

***

«Дурной пример заразителен», — говорит народная поговорка, и опыт жизни подтверждает такое правило. Резкое изменение в жизни конкретного воинского подразделения заставляло в предвкушении аналогичных экзекуций напрягаться всех остальных военнослужащих части, но благо эта мысль до поры до времени не пришла в голову командованию, и потому жизнь части строго по уставу откладывалась до «лучших» времен.

***

Эпопея подполковника Денисова к всеобщей радости подошла к концу. Он, выправив документы о выходе в «запас», ощутил себя «бомжом» ибо идти теперь ему было можно куда угодно, но только не домой, а оставаться жить в кабинете, обретшем нового хозяина, роняло весь его авторитет в глазах подчиненных, что лучше только пуля в висок. Государство при увольнении пообещало ему дать денег на жилье, и от того надежда на спокойную старость еще теплилась бывшего офицера.

***

— Папа!- Дочь была чем-то взволнована.- Ты что ушел от мамы?

— Да,- Денисов отметив про себя, что дочь об их разъезде узнала как-то слишком поздно.

— Как ты мог бросить маму?- Начала обвинять дочь.

Денисов понимая, что по телефону объяснить дочери ситуацию, в которую он попал бесполезно, буркнул в трубку мобильного:- Так получилось.

— Папа, вернись к маме!- Потребовала Ольга.- Столько лет вместе прожили и что — всему конец?

— Дочь! Это не телефонный разговор!- Желая побыстрей закончить неприятный разговор, произнес бывший подполковник.- Мои с мамой проблемы тебя не коснутся.

— Но как мама будет жить? На что?- Не успокаивалась дочь.- Она же никогда не работала!

— А как буду жить я, тебя не волнует?- Денисов в итоге сорвался.

— Папа! Ты сильный!- Логика дочери была непробиваемой.- Ты выживешь, а вот маме будет сложно.

— И что ты прикажешь мне сделать?- Вопросил Денисов.

— Вернись к маме, и живите, как жили.- Потребовала дочь.- Она будет при тебе, а дальше у Вас всё наладится.

— Посмотрим.- Все еще пытаясь «свернуть» неприятный разговор, проговорил Денисов. – Сама как?- Переводя тему, спросил бывший подполковник.

-Не очень хорошо.- Дочка сменила тон.- У Женечки врачи обнаружили аллергию, и Саша пробивает перевод к другому месту службы. Женечке врачи рекомендуют морской климат, так что это или Черное море или Азовское,- Торопливо заговорила дочь,- и если перевод не дадут, то мы все равно переедем туда. Сашка ради здоровья твоей внучки готов уволиться из армии.

— Что так всё плохо?- Обеспокоенно спросил Денисов.- Тогда надо переезжать.- Согласился с дочерью заботливый дед.- Здоровье Женечки важней.

Он души не чаял во внучке. Жалко, что редко виделись. Ничего не поделаешь — служба! Зять служил на Дальнем Востоке и всю свою семью увёз туда, так что внучку он видел только по монитору компьютера да по фотографиям, что слала дочь на мобильный телефон.

— Слушай, а может Вы, к нам переедите?- Спросил дочь отец.- У нас в части ему место точно найдется, да и после моего увольнения к моему слову прислушаются.

— Нет, папа.- Дочь явно была недовольна предложением отца.- Мы все уже решили. Переезжать будем только на юг.

— А деньги Вы, где возьмете, если перевод не получится?- Задал Денисов самый больной для дочери вопрос.

— Тебе же при увольнении положены деньги.- Сообщила дочь.- Ты купишь жилье, а мы потом в нём будем жить.

— А мне где тогда жить?

— Я же тебе сразу сказала, что ты будешь жить с мамой!- Дочь выложила свой план, от которого так и несло «хитрожопым» зятем, который руками дочери хотел решить свои проблемы. В этом замысле планам отца место не было.

Желая убедиться в своем подозрении, Денисов спросил напоследок.

— А если мама меня домой не пустит, то я буду жить с Вами?

Дочь сразу как-то стушевалась и в разговоре возникла неловкая пауза.

— Так что скажешь дочь, жить я буду с Вами или и ты меня, как собаку на улицу выкинешь?

— Ну, зачем ты так говоришь папа.- Дочь явно пропускала слова отца мимо ушей.- Конечно же, нет! Ты можешь поехать жить к бабушке. Она уже старенькая и ей твоя помощь не повредит.

— Значит Вам, папа тебе нужен только для денег!- Раздельно произнес подполковник, как бы ставя последнюю точку над «i».

— Папа! Ты меня не понял.- Услышав, что отец всерьез «завелся» дочь начала маневр отхода.- Ты, конечно же, можешь приезжать к нам, это же будет твоя квартира.

— Значит моя квартира, но жить мне в ней будет нельзя.- Завершил столь тяжелый разговор подполковник. Такого он от дочери не ожидал, хотя ведь неспроста она сегодня, когда вышел приказ об его увольнении позвонила. Явно в этом разговоре поучаствовала и жена, ставшая за эти два месяца раздельной жизни по собственной инициативе уже бывшей.

«Семейка, та еще у меня,- подумал Денисов.- Сам виноват. Сидел бы дома и дочь правильно бы воспитал и не дал бы ей выскочить замуж за этого прохиндея. Да и возможно с женой жизнь по-другому сложилась бы. Но назад всё не вернёшь, так что в своих проблемах я сам виноват».

***

Квартира, купленная на сертификат, была светлой и уютной. Прежние хозяева, немного поговорив с Денисовым, оставили за небольшую доплату кухонную мебель и кое-что из обстановки, так что Денисов встречал семью дочери не с пустыми руками.

***

Две недели, прожитые с семьей дочери, Денисовым были посвящены внучке. Каких- либо проблем со здоровьем внучки врачи так и не нашли и в итоге Денисов припер дочь и зятя о причинах переезда. Итогом разговоров стала разбитая морда зятя, в очередной раз обгадившегося, как офицера и как человека. Дочери по итогам разговора тоже досталось, но проснувшаяся после скандала внучка нарушила все планы по воспитанию взрослой дочери и обнаглевшего от своей безнаказанности зятя.

**

Денисов, не куривший двадцать лет, внезапно ощутил самую сильную потребность глотнуть никотина. Он вышел из дома в поисках круглосуточного магазина, чтобы хоть как то унять жуткое желание выкинуть с балкона непутевого зятя. Магазин был в двух шагах от дома, но возвращаться не хотелось, и Денисов решил устроить небольшой променад часов эдак на пять, чтобы привести нервы в порядок.

***

Прогулка дала возможность успокоить нервы и осознать, что у него пропало всякое желание жить в квартире, заработанной за долгие годы безупречной службы. Она ему не нужна, но и потворствовать планам дочери и этого хлыща, подполковник не даст сбыться. План был сформирован и Денисов направился его осуществлять.

Дочь, поднятая не свет не заря, была слегка удивлена спокойному тону отца. Зять к разговору с тестем оказался неспособен и потому укрылся в комнате с внучкой, подслушивая разговор жены и тестя под дверью. Она по его требованию взяла свидетельство на рождение Женечки и паспорт и тенью прежней дочери последовала за отцом. Квартира была переписана на внучку, и Денисов злорадно подумал о том, сколько придется этим двум балбесам побегать за своими фантазиями. После совершения сделки подполковник собрав свои пожитки, чмокнув на прощание еще спавшую внучку, оставил внезапно ставшим ему противным жилье, чтобы вернуться в город, где он родился и откуда шестнадцатилетним выпускником школы уехал поступать в военное училище и где до сих пор жила его мама.

***

Мать встретила сына на пороге квартиры с удивлением. Сын обычно заранее предупреждал о своем появлении в ее жизни, да и приезжал он в сопровождении женской части семьи. В этот раз он прибыл один и налегке. Помывшись в душе, он поставил на плиту чайник и за чашкой чая, изложил историю последних пяти лет своей жизни, начиная с рождения правнучки. Он не утаил от нее ничего и выложил ей все как есть. Мать в отдельных местах монолога удивленно вскидывала брови, но в итоге поняла, что сын приехал к ней навсегда, потому что ему нигде не рады и она его последнее пристанище и последнее место, где бы он хотел оказаться. Мать столько лет прожившая одна понимала, что за столько лет разлуки им обоим будет очень сложно ужиться, ведь у каждого из них сложились свои правила и привычки, с которыми каждому из них придется считаться и терпеть от этого неудобства.

***

Денисов по старой привычке поднялся в половине седьмого. Мать еще спала, а Денисов за столько лет выработавший привычку рано вставать, надел на себя спортивный костюм и по-тихому пробрался в коридор, чтобы выйти на утреннюю пробежку. Естественно, что его по-тихому, по-тихому не получилось. Он впотьмах задел стол, стоявший посередине зала, и только по чистой случайности не уронил, стоявшую на нем вазу. Потом он выбравшись в коридор на ощупь искал выложенные вечером кроссовки и так не найдя их, начал ощупывал стену в поисках выключателя и в итоге уронил на пол старый медный таз, в котором мать издавна варила варенье. Таз с грохотом приземлился, что не добавило в квартире тишины. Вскинувшаяся спросонья мать, пыталась нащупать рукой тумблер лампы, стоявшей на прикроватной тумбочке, но видно стресс не дал матери найти выключатель, всегда находившийся под рукой. Повторный грохот таза, который возившийся в коридоре сын умудрился еще раз уронить, в итоге борьбы матери и пропавшего тумблера привел к гибели лампы, которая, видно не вынеся такого бардака, покончила с собой уронившись на пол. Сын, оставив попытки обуздать таз, включил фонарик на телефоне и щелкнул выключателем, Разлившийся по коридору свет показал матери и сыну, что значит «уйти на пробежку по-тихому». Это было первое утро их совместной жизни.

***

После случившегося утреннего конфуза сын понял, что от утренних пробежек ему придется отказаться, до приведения в порядок прихожей. Он, когда небо забелело, стал разбирать прихожую. Таз по его прихоти был перемещен на противоположную стену, чтобы не мешал ему при случае дотянуться до выключателя на стене. Так же была перебрана вся обувь, находившаяся в прихожей. Вещи столько лет привычно провесившие на вешалке были осмотрены, ощупаны и часть из них отправилось в ближайшую к дому мусорку по причине полной негодности.

***

Потом случилось новое «чудо». Кухонные ножи столько времени пролежавшие в комоде внезапно стали опасными. Даже подсохший хлеб легко поддавался их наточенному до состояния опасной бритвы лезвию. Чистка картошки, лука и чеснока для матери превратились в опасную игру, где одно неловкое движение могло нанести долго не заживающий глубокий порез.

***

Любимая под блины сковорода внезапно оказалась ей незнакомой. Она сияла чистотой. Как сын умудрился отчистить стенки сковороды от давно засохшего жира, налипшего на ее стенки за долгие годы службы, вновь стало маленьким чудом.

***

А лампочки? Зачем нужна их повсеместная замена? Светят они себе и светят. Зачем менять то, что и так работает? Он заменил их и теперь вместо теплого света ламп накаливания сверху лился неживой белый свет. Этот свет раздражал глаза и они постоянно слезились, а когда мать случайно нашла чек на лампочки из магазина, попыталась угомонить разошедшегося в тратах сына. А сын только отшучивался, повторяя про житье в один раз.

***

Сын, где-то нахрапом, а где-то подкатом, изменял сложившийся за много лет уклад жизни матери. В санузле он старую машинку отправил следом за вещами из прихожей, а взамен ей установил новую. Она блестела хромом и поражала множеством кнопок. Жрало это чудо техники воды как не в себя, а про расходы на электричество так вообще и говорить было больно.

Потом он убедил её, что в квартире водопровод совсем худой и за несколько дней сменил его на пластиковый, чего по понятным причинам мать не могла себе позволить. Вода по итогам переделки перестала быть ржавой и уже не оставляла на эмали ванны и раковинах рыжий след.

***

Следующее преобразование коснулось кухни. В ней появилась посудомоечная машина из-за чего часть мебели, доставшаяся ей когда-то по великому блату, ушла на бой.

***

Как-то вечером сын вернулся вечером и протянул матери небольшой по размерам картонный пакет. Извлеченная из него коробочка принесла в ее жизнь очередное чудо техники — мобильный телефон. Он был маленький и красивый, но мать не поняла его необходимость, ведь в квартире уже стоял телефон, установленный в далекие 80-е по личному указанию директора шелкомбината, на котором тогда трудилась мать. Сын долго пытался донести до матери мысль о необходимости в ее жизни этого аппарата, но так и не был понят.

***

Разница поколений все более и более чувствовалась и раздражала их обоих.

Деньгами сын сорил безудержно и на просьбы матери угомониться, только отшучивался и продолжал тратить свои накопления. Зачем менять трубы, если вода из них исправно льется? Зачем нужны траты на сотовый телефон, если она из дома выходит только в магазин да немного посидеть с соседкой на лавочке возле дома? Зачем покупать посудомоечную машину, если посуду можно мыть и под краном? И мать заподозрила в поведении сына неладное…

***

В один день в квартиру пришли незнакомые парни в спецовках, и сын запустил их в ее жилище. Мужики благо, что разулись и прошлись по комнатам и кухне с рулеткой, что-то записывая и не обращая на нее никакого внимания, после чего уехали и пообещали вернуться через пару дней. Сын за ужином заговорил о ремонте в квартире, и тут мать заподозрила, что он хочет продать жилье, а ее сплавить в дом престарелых, ведь неспроста приходили мужики, что-то тщательно вымеряя.

Через два дня ей пришлось весь день просидеть дома без окон, наблюдая за работой бригады строителей, потому что сын решил поменять в квартире все старые деревянные окна на модные ныне пластиковые.

И мать в итоге не удержалась и упрекнула сына в мотовстве. Деньгами он сорил бездумно. Зачем спрашивается ему менять окна и дверь, если они и так прекрасно служат? Сколько еще этих, зачем останется без ответа.

***

Естественно мать, увидевшая, как сын обращается с дорогими её сердцу вещами, напряженно молчала, что не добавило им взаимопонимания, хотя житье с сыном стало очень комфортным. Он, попробовав материны пустые супчики, сам встал к плите и начал готовить. К столу подавались борщи и каши, супы и пироги, в исполнении сына, чему мать удивилась. На вопрос где он всему этому научился, сын пожал плечами и сказал, что военному надо уметь все: и ребенка при родах принять и самолетом когда надо управлять. Наготавливал еды он, как минимум на четверых и оттого, мать начала подкармливать своих соседок по дому.

***

Но не все было гладко в их отношениях, и долго назревавший конфликт случился.

***

Точкой кипения стала закрытая сыном в дверь в санузел. Дом был старый и дверь в туалет от возраста плохо закрывалась. Может дверные петли просели, а может косяк от сырости или чего- то еще повело, но дверь в туалет мать самостоятельно не могла закрыть и потому во время нахождения матери в уборной удерживалась веревочкой привязанной к ручке двери.

Эта веревочка напрягала сына и он, где-то раздобыв инструмент, подтесал косяк и дверное полотно, после чего закрыл мешавшую ему дверь, за что тут же получил долго назревавшую трёпку.

***

— Сынок!- Миролюбиво начала мать.- Ты зачем закрыл дверь в туалет.

— Мама!- Уже чувствуя, что намечается скандал, который долго назревал, так же миролюбиво ответил сын.- Дверь мне мешает проходу на кухню, и я постоянно в неё натыкаюсь.

— А я в туалете сушу бельё, а оно, когда ты закрываешь дверь, не высыхает.- Уже менее сдержанно возразила мать.- И вообще! Почему ты все делаешь, не спросив меня? Я тут хозяйка, а не ты.

— Ты — хозяйка.- Согласился с ней сын и сказал.- Но я хочу, чтобы твоя жизнь стала удобней.

— Мало ли что ты хочешь.- Мать продолжала трепку взрослому сыну.- Я привыкла столько лет справляться со всеми делами сама, а тут ты со своими телефонами, стиральными машинами и посудомойками. Меня пугает, то, что ты творишь и как ты бездумно тратишь деньги, и я начинаю понимать сноху в ее поступке от тебя уйти.

— Так деньги я трачу на твой комфорт, а что касается моей бывшей, так не всё так однозначно!

— Не нужен мне такой комфорт. Мне осталось и так жить недолго, а ты, притащив в дом все эти новомодности, только пугаешь меня. Я с телефоном то управиться не могу, а ты притащил еще и стиральную машину с ее кучей кнопок. Я уже не знаю, как постирать свои трусы, потому что боюсь ошибиться. – Мать нервно вздохнула.- Скажи, ты хочешь меня свести с ума и отправить в дурдом?

Сын с удивлением взглянул на мать и вопросил:

— Мама, неужели ты думаешь, что я на такое способен?

И разорвав разговор, он вышел из квартиры, громко хлопнув входной дверью.

***

А ведь мать была по сути претензий права. Приобретенная сыном стиральная машина имела множество программ стирки и мать, желая не быть бесполезной, как-то раз попросила сына рассказать ей о стиральной машине. Он долго объяснял матери режимы стирки, отчего довел ее до полного безумия. После ее первой самостоятельной стирки белоснежный спортивный костюм сына, оставленный им после вечерней тренировки в кучке белья, потерял свою белизну и обрел новые краски, которые даже хлорка вывести не смогла.

***

Замена труб с металла на пластик в итоге закончилась ремонтом в квартире соседей. Мать, по привычке опершись на полотенцесушитель при вставании с унитаза, вывернула полотенцесушитель из крепления, и пластик не выдержав нагрузки, лопнул.

***

Установка пластиковых окон взамен деревянных честно отслуживших своё тоже сыграло дурную шутку.

Пластиковые окна не имели форточки и потому мать, приоткрывала целиком окно для проветривания квартиры, однако случившийся сквозняк раскрыл настежь окно и сбросил часть цветочных горшков с подоконника. И сколько было других расстройств. Тяжело ужиться двум медведям в одной берлоге.

***

Мать сидела на лавочке возле дома и рассказывала соседке о неприятностях, случившихся с ней по возвращении сына. Нет, она не жаловалась на сына. Она понимала, что прогресс не стоит на месте, ведь сама еще помнила те времена, когда утюги были на углях, а теперь они сплошь электрические. Но все нынешние бытовые агрегаты пугали ее своей сложностью в использовании, а сын тащил и тащил домой новые и новые приборы, доводя её до слез.

— Вот так Маруся мы и живем. Вроде все хорошо, а на душе у меня камень и как скинуть его с души ума не приложу!- Слезы опять выступили на ее лице.

— Нашла проблему.- Соседка в раздражении пристукнула палкой по асфальту.- Сын не пьет, деньги тратит на тебя, а ты этим недовольна. Вот мой старший приходит ко мне только деньгу на выпивку взять, и я счастлива, что он хоть жив, а ты… Ох, и дура ты, Нонка! Такому сыну радоваться надо, а ты грусть-тоску развела. А не нравится тебе его отношение, так найди ему бабу, чтобы внимание с тебя на себя перевела, да как бы потом от этого всем плохо не стало!

***

Городок был небольшой и мать, обдумав идею соседки, вырвала тетрадный листок и начала на нем крупными буквами выводить объявление. Потом она, прихватив с собой клей, пошла к подъезду одноклассницы сына, в которую он был влюблен в школьные годы, но так и не решился тогда ей признаться. Она давно жила одна и чем не партия ее сыну. Полина всегда с ней приветлива, работящая и слово худого о ней мать ни разу не слышала.

***

Звонок в дверь и отставной подполковник пошел открывать неизвестному посетителю. На пороге стояла Полина, его давняя безответная любовь и держала в руках тетрадный листок.

— Здесь сдается в хорошие руки отставной майор?- Улыбнувшись, спросила она.

— Вообще — то подполковник в отставке.- С той же интонацией ответил сын.

— Сынок, ты уж извини, что тебя понизила в звании, но подполковник больно длинно пишется, а майор звучит сильнее.- Из комнаты негромко произнесла мать. – Проходи Полиночка в дом, будем чай пить, заодно и условия сдачи обсудим.

Мама и сын в бане рассказ

Потом она машинально запахнула халат и, положив руку на колено сыну, сказала смешливым голосом:

— Какой потешный артист!

— Да, — хрипло поддакнул Коля.

Татьяна посмотрела на него несколько удивленно.

— Что с тобой, сынок? Заболел что ли? — спросила она.

— Нет-нет, — покачал головой Коля.

В эту пору он сделал себе открытие, что мать — ЖЕНЩИНА. Женщина, со всеми присущими ей прелестями, и что она очень женственна, соблазнительна. Но давно живет без мужчины — отец умер давно, когда Коле было лет четыре, и это обстоятельство придавало ей, быть может, больше пикантности, создавая какую-то атмосферу притягательности, недоговоренности, загадочности. Коля незаметно, даже для себя, стал следить за матерью, бросать украдкой взгляды на нее, с ужасом признаваясь, что в нем просыпается и усиливается с каждым днем неведомое доселе чувство.

В бане вместе с сыном

Ни о чем не хотелось думать. Распаренные в бане косточки и мышцы до сих пор томились в неге.Проснулся Саша. Еще глаза не открыл, полез целоваться — Ира, Иришка… Подмял меня под себя.

На лице — радостная улыбка.

Но тётенька-билетёрша, наотрез, отказалась дать нам билеты без помывки. На аргумент мамы, о том, что у нас нет ни мыла ни полотенца, просто успокоила:

«У нас, можно взять, всё и мыло и мочалку и полотенца». Похоже, мы ей явно приглянулись. Она и не скрывала симпатии, улыбаясь маме и даже мне бросив комплимент.

«Мужчина смотрю, что надо.

Но в мужское, одного, наверное мама не отпустит? Маловат, для незнакомого места». Мама закивала головой.

«А для женского, великоват» — продолжила кассирша. Мама и тут согласилась.

«Шура» — позвала работница помывочного хозяйства.

Подошла симпатиная женщина лет тридцати, в синем халате. Они о чём-то переговорили. В конце их разговора, я только и услышал:

«Ну конечно. Пускай, с дороги ведь. Я всё-равно вечером буду там убирать.»

Весёлая тётенька вернулась к нам и добродушно сказала, что бы мы расплатились за простую помывку, а сами пойдём в семейное отделение.

«Только сегодня оно закрыто, сандень и отсюда не попадём.
Но я проведу вас через…» — и приблизившись к маме, что-то сказала, я не расслышал. Мама выразила удивление и спросила:

«А отсюда никак нельзя?»

«Да не бойтесь. Днём людей мало.

Мама и сын в бане рассказы

ВажноСегодня я хочу вам рассказать одну смешную историю, которая произошла со мной в деревне. Вечером у нас в деревне перед праздником принято топить баньку, но поодиночке ходить никто не любит. Мы собрались в баньку вчетвером: я, сестра двоюродная, её муж и мой родной брат.

А у нас баня представляет собой три отделения. Предбанник, там у нас стоят кресла, стол, чайник электрический, заварка и самое главное — карты игральные. Парилка, небольшая, но зато две полки: одна повыше, другая пониже. И банная, там только моются. Итак, мы пришли вчетвером в баню.

ВниманиеМы посмотрели на градусы в парилке, нам показалось мало, и мы стали играть в карты (все сидели одетые). И тут наши мальчики распорядились, кто когда пойдет париться и кто мыться. Первыми париться пошли мальчишки, а мы остались сидеть в предбаннике.
Нам с сестрой стало скучно, и мы пошли в банную — там есть окошко, которое выходит на парилку. Мы хотели напугать мальчишек. Потихоньку прошли в баню, подошли к окошку, а там облом. Они повесили полотенце на окно. Обломали нас, одним словом.
Ну, мы тогда с сестрой пошли в предбанник и стали задумывать новый план посмеяться над ними.

Рассказы мама и сын в бане

А я стояла и думала о том, что где-то слышала, что в бане все равны. А все были, наоборот, совсем… Ну совсем не равны! и какие-то не такие… В одежде бабушка Галя выглядела похожей на пончик. А сейчас я увидела, что у нее большой отвислый живот и длинные груди.
А еще на ногах — переплетения вен. А тетбаб Наташа, которая мне сначала показалась стройной, выглядела, как огурец на тонких ножках с тонкими ручками. Совсем, как в стишке: «Палки, палки, огуречик — вот и вышел человечек!» Но тут в зал вошла женщина, при виде которой я обалдела от восторга. Она была в белых брюках и какой-то кофточке, на которой не задерживался взгляд, потому что ноги у нее имелись ноги такой длины, про которые говорят «от шеи».
Она села и стала раздеваться, а я глаз от нее отвести не могла! А, когда она осталась обнаженной, я обалдела во второй раз, разглядывая кургузое короткое тело на длинных жилистых ногах. Настоящая женщина-паук! Неужели мужчинам нравятся пауки? — Перестань пялиться на посторонних людей! Это неприлично! — Зашипела мне в ухо Тебаша (так я про себя уже окрестила тетбаб Наташу).
Увидел я так же, что она, с явным интересом, рассматривает меня, правда осторожно так, не навязчиво. Ведь я уже где-то с год, не мылся перед ней голым. Не оглядываясь открыл душ, отрегулировал воду и шагнул под струю. Тёплая волна накатилась на тело и покрыла его. Постояв немного я начал тереть руками грудь, голову, лицо.

И тут, другие руки, нежно взяли меня за талию и потянули от струи.

ИнфоЯ быстро оглянулся. Это была мама, с распущенными волосами, которые красиво падали на плечи и… без лифчика. Я оторопел, не ожидая такого поворота, ведь был уверен, что она, сняв платье, просто умоется и всё.

«Постой, сейчас мочалку намылю» — и мама протянусь к струе, что бы намочить мочалку, при этом коснувшись телом моей спины. Я даже, боковым взглядом, увидел её мелькнувшую грудь под вытянутой рукой.

Она начала интенсивно мылить мочалку, а я, всё ещё стесняясь и прикрыв рукой пенис, развернулся к ней. И тут оторопь прошибла меня вдвойне. Мама стояла совершено голая, ничуть меня не стесняясь. Я, как говорят, в полные глаза, увидел её красивую грудь и как бы из скромности опустил голову.

Мой взгляд скользнул по ямке пупка на животе мамы и в глаза ударил светлый цвет волос на её лобке.

Я понял, что мама совсем не стесняется меня и это сразу же подтвердилось. Она встала в ванной и взяв мыло, начала быстро мылить всё тело, кроме спины. Когда дошла до лобка, как-то мельком глянула в мою сторону, но не отвернулась, а поставила одну ногу на бортик ванной и начала мылить между ног.

Мне было это хорошо видно, и как мыло мелькало и как росла пена на волосиках. Когда окончила процедуру, я уже вышел из под душа и пошлёпал к шкафчику. Начал вытираться, а мама, вся в мыле, вылезла с ванной и пошла под душ.

Ей явно понравилась баня (как собственно и мне) и эту возможность она использовала по полной. Взяла с полочки шампунь и кивком головы позвала к себе. Я повесил полотенце и подошёл к ней.

«Возьми шампунь — подала она мне бутылочку — наливай мне, потихоньку в ладошки, буду пробовать волосы мыть» .

Дома, мама, волосы мыла долго.

Но здесь дело пошло быстрее. Два раза намыливала густо руками голову, а что бы намылить волосы полностью, попросила меня взять жмут в руки, а сама начала стягивать мыло с головы на волосы. Наконец процедура намыливания окончилась и мама пошла под душ смывать пену.

И, помолчав, с какой-то затаенной мольбой в голосе тихо спросила:

— Ты видел?

Коля молча кивнул.

— Тринадцать лет без мужика Ни одного Никто не смог бы заменить мне твоего отца — прошептала Татьяна и, подаваясь вперед, медленно так прикоснулась губами к белому животу сына, чуть ниже пупка.

Плоть растопырила трусы, и они потихоньку сползли вниз.

Рассказ матери о сексе со своим не совершенно летним сыном в бане

Я готов был излиться, как услышал, увидел приближавшуюся телегу и моих юных соблазнителей, вид которых протрезвил меня. Не знаю, почему я так расчувствовался, — их красотой можно было восторгаться и рассудочно. В начале все повторилось как и вчера, хотя меня тревожило чувство, что мой Гермес и Меркурий сегодня как бы очень просто доступны мне, они словно демонстрировали мне все свои достоинства.

Ей тебя, оболтуса, можно доверить».

Мать, конечно, ничего не заподозрила. А у Дениса с т о я л как часовой. Сердце билось в сладостном предчувствии.

Денис еле дождался школы. Сразу же помчался в столовую. Светлана, наклонившись, перебирала яблоки. –»Какой же у нее мощный зад! Скоро я смогу к нему прикоснуться»

-«Тетя Светлана! С вами мама говорила?»

Светлана разогнулась и со смешком посмотрела на парнишку:

«Ну дает твоя мама! Как я возьму тебя такого мужика в женскую баню? Я видела твоего «дружка» — он уже стоит. Хотя…» — она оглядела Дениса с головы до ног и сказала нечто странное:

-«Маленький х-ек в п-де королек. Ладно, приходи пораньше, скажем к пяти. Школьных еще не будет. Не опаздывай»

Денис был у входа в баню уже в полпятого. Он с волнением наблюдал движение женщин. Вот они в пальто – худые, полные, молодые, старые. Кто-то с детьми…Денис пока никого из своей школы не видел.

А вот и Светлана.Молодая женщина взяла мальчика за руку и, как маленького, ввела в баню. Сердце Дениса стучало как пулемет Кассирша удивленно смотрела на большого мальчика в детских шортах.

Там она была сфотографирована во весь рост в непонятной форме… — Так раньше милиционеры выглядели, — пояснила бабушкина соседка — Я двадцать пять лет в медвытрезвителе проработала… …Баня оказалась совсем недалеко. Мы минут пятнадцать шли по тенистым, зеленым улицам, казавшимся после грохочущей Москвы, тихими и уютными, и остановились перед каменным зданием песочного цвета. Пока бабушка Галя покупала в окошке билеты, я смотрела по сторонам. В центре, у стойки загорелый дядька в несвежем белом халате и помятом колпаке, под которым угадывалась блестящая лысина, разливал пиво. Видимо, очередной «сеанс» только что закончился, потому что народу тусовалось много. И волосы у всех были мокрые, а лица красные. Почти все что-то говорили друг другу, некоторые спорили из-за мест за столиками.

Другие и вовсе пили стоя, предварительно чокнувшись кружками. Еще я заметила, что мужчины выходили из двери на правой стороне, покрашенной в ярко-голубой цвет, на которой висела табличка с силуэтом полуобнаженного атлета. А женщины появлялись из двери, расположенной ровно напротив, но выкрашенной уже в ярко-розовый цвет.

Их привозил из командировок знакомый дипломат. Я имел гомосексуальный опыт — в армии, в многомесячных геологических экспедициях в молодости, да и с дипломатом мы не устраивали молчаливых кинопросмотров. Любопытство взяло свое, и, отыскав в сене, желанную щелку, я прильнул к ней. Мои Гермес и Меркурий лежали обнаженные, грудь младшего оказалась прямо у меня перед глазами: так, что я видел и слышал биение его сердца. — А где же старший? — подумал я и в это же мгновение увидел его ягодицы. Несложно было догадаться, что они загорают обнаженными. Павел сосал член своего брата. Я возбудился настолько, что, расстегнув шорты, стал рукой помогать себе, испытывая неожиданное удовольствие.

Advant24.ru

Плачет!», — подумал Коля, и жалостью резануло его сердце.

— Мама! Не плачь! — сказал он, подходя к ней, и положил руку на ее плечо.

Она обернулась. Она улыбалась, но в глазах ее стояли слезы.

— Я не плачу, Коленька, — ответила она, мягко глядя на сына и поглаживая его руку.

Потом она грустно молвила: — Мне тяжело, сыночек. Очень.
Я стоял, как очарованный, а мама, пальцем подняла мой подбородок и сказала, с улыбкой глядя мне в глаза:

«Я и себе сменку не брала. Так, что принимай в свою, голую, компанию». Я, как с перепугу, просто кивнул пару раз, а она, присев передо мной и широко улыбнувшись, отстранила мою ладонь от низа живота. Несколько секунд, которые мне показались длинными томительными минутами, смотрела на моего дружка каким-то прямым и необыкновенным взглядом, как будто говоря:

«Ну здравствуй.

Наконец-то мы опять увиделись». Но это пришло мне в голову позже, так как в память, надолго, врезался этот чарующий мамин взгляд. Потом, оторвав глаза от дружка, тоже с улыбкой, взяла мои щёки в свои ладони и подавшись вперёд, склонив немного голову на бок, нежно нежно, поцеловала в губы. Этот поцелуй и особое выражение её лица, после этого, я запомнил на всю жизнь.

Ну а потом поднялась, живо развернула меня боком и начала тереть мочалкой.

У мамы была интересная привычка, когда раньше меня мыла. Она намыливала грудь, живот, пенис, ноги спереди. При этом, другая рука, касалась спины и опускалась вместе с левой рукой, останавливаясь на попе.