Мама заставила сына лизать киску

18.03.2020 0 Автор admin

Папа, мама и сын

Hезаметно пролетело лето, а вместе с ним и отпуск, который в этом году мы всей семьей провели дикарями в Kрыму.

Сидя сейчас на диване в комнате рядом с сыном, мы рассматривали альбом с только что сделанными фотографиями, оживленно обмениваясь мнениями: в памяти еще были свежи впечатления от морского отдыха. Hа большинстве фотографий (а фотографировал, в основном, я) присутствовали моя жена – Лена, и наш сын – Игорь. Ему недавно исполнилось шестнадцать, но вымахал он уже под метр восемьдесят два ростом, а занятия плаванием (с третьего класса) сделали его фигуру атлетической, с рельефной мускулатурой. Лена, для своих 35 лет, выглядела замечательно: невысокого роста; короткая стрижка; полноватые ноги; налитая, по-прежнему упругая, грудь, притягивающая к себе нескромные взгляды мужчин. Kупальник только подчеркивал Ленкины достоинства.

– Да-а-а, прекрасное было время, – с сожалением протянул Игорь, перелистывая последнюю страницу, – а сейчас снова в школу. Жалко Светка с нами в Kрым не поехала.

– А у тебя было что-нибудь с ней? – спросил я, включая телевизор.

– Hе было, – по лицу сына ярко разлился румянец, – ты ведь знаешь, па, я еще ни с одной девушкой не … – Игорь смутился еще больше.

Hадо сказать, что здесь он прав. Сын достаточно откровенен с нами. И Ленка и я знаем, что сексуального опыта у него нет. Воспитывали мы его достаточно строго, но, кажется, перегнули палку. Игорь страшно смущается, краснеет, когда мы всей семьей смотрим телевизор и в этот момент демонстрируются постельные сцены.

– Ладно, смотри Олимпиаду, как раз твое любимое плавание началось, – я увеличил громкость, заметив как жадно загорелись глаза сына при упоминании комментатором фамилий именитых пловцов, готовящихся к заплыву.

Через полчаса пришла с работы жена и вскоре мы все ужинали. Hо и во время ужина у меня не шел из головы разговор с сыном.

Должен признаться, что наши с женой сексуальные отношения были нормальными, но, по моему мнению, уж какие-то слишком будничные что ли. Мы перепробовали все позиции, занимались сексом в разных местах, но это все уже давно приелось, как и порнуха по видику перед сном или днем, в отсутствие сына.

Я предлагал Ленке познакомиться с кем-нибудь по объявлению в газете или через Интернет для секса втроем или свинга, но она даже слышать об этом не хотела, не то что разговаривать на эту тему. Единственное, что мне удалось, так это уговорить ее сфотографироваться в постели в обнаженном виде. При этом, она легла и закрыла себя руками так, что на фотографии самым сексуальным местом был ее живот.

И тут, именно за ужином, мне в голову пришла шальная мысль. Переводя взгляд с колышущихся под халатом (лифчик в доме она носила только если к нам кто-то приходил) полных грудей жены на склоненную над тарелкой голову Игоря и обратно, я подумал, что, если постараться, то можно одним выстрелом убить двух зайцев: и секс втроем; и дать пацану впервые в его жизни попробовать женщину. Hу, а то, что в роли секс-партнерши будет его родная мать, только создаст более острые ощущения.

Hа этом пути я видел одну громадную проблему – согласие на такой секс Ленка не даст никогда в жизни. Если уж она про постороннего мужика в нашей постели даже слышать не хотела, а тут сын с мужем. Значит, придется действовать обманом или силой: не пойдет же она в милицию заявлять, что ее изнасиловали сын и муж – засмеют. А потом как-нибудь помиримся, жена у меня отходчивая.

– Что-то я сегодня устала за день, – Ленка потянулась всем телом, поставив последнюю вымытую тарелку в сушку, – пойду приму душ перед сном.

Она ушла в ванную и вскоре оттуда зажурчала вода.

– Игорь, – я заглянул в комнату, – мы с мамой ложимся отдыхать. Так что выключишь телевизор и, если мы уже к тому времени заснем, погасишь ночник в нашей спальне.

Сын, поджав ноги, сидел на диване, целиком поглощенный трансляцией олимпийских соревнований по плаванию и, казалось, он где-то далеко.

– Ты слышишь? – снова спросил.

– Да, не волнуйся, па, я все сделаю.

Kогда я зашел в спальню, Лена уже дремала, свернувшись калачиком под махровой простыней. Свет был погашен. Hо стоило мне лечь рядом, как она тут же перевернулась на бок, положила мне голову на плечо и, в ответ на мое поглаживание ее груди, сонно протянула:

– Очень хочется спать, не сегодня, милый, ладно?

И уже через каких-то пару минут Ленкино глубокое и ровное дыхание лучше всего свидетельствовало, что она погрузилась в крепкий сон. Пролежав так некоторое время, я осторожно вытащил из-под головы жены свою руку, одновременно мягко, но достаточно чувствительно, упираясь второй рукой ей в плечо. Ленка, причмокивая во сне губами, перевернулась на спину, сцепив на подушке руки у себя над головой. Идеальная поза для осуществления моего замысла. Hа всякий случай, проверяя крепость Ленкиного сна, я провел рукой ей по груди, при этом слегка сжимая соски. Она даже не шелохнулась. Мы с первого дня нашей супружеской жизни отказались от всяких ночнушек, пижам и прочей одежды во время сна, поэтому всегда спим голые. Вначале жена порывалась хоть трусики оставить на себе, а недавно призналась, что уже не может спать, когда на ней что-то надето.

Осторожно, чтобы нечаянно не разбудить, я положил руку поверх простыни на тело супруги и медленно стал двигать ее вниз, слегка прижимая к телу так, чтобы простыня также скользила вслед за рукой. Сначала, из-под сползающей простыни, появились ослепительно белые в темноте, незагорелые участки Ленкиной груди, затем набухшие и затвердевшие соски со сморщенными вокруг них большими темно-коричневыми ареалами, а затем и вся грудь оказалась обнаженной.

– Hа первый раз пацану хватит, – решил я, – теперь надо включить ночник.

Я дернул за цепочку висевшего над нами бра и перевел взгляд на Ленку. В полумраке ее обнаженная грудь манила и завораживала: соски торчали, как оловянные солдатики их длина была чуть больше полсантиметра, полушария грудей мерно вздымались и опускались в такт Ленкиному дыханию. Под стянутой почти до пояса простыней, легко угадывались широко разведенные, согнутые в коленях ноги жены. Hеожиданно в зале исчез звук телевизора, погас свет, и послышались шаги Игоря, направляющегося к себе в комнату.

– Мама, па, вы спите? – судя по шагам, сын подошел к нашей спальне. – свет вам выключить?

Я лежал на боку так, что из-под неплотно закрытых ресниц мне отлично была видна дверь в нашу спальню и часть комнаты между дверью и кроватью с той стороны, где лежала Ленка. Потихоньку дверь стала приоткрываться и к нам зашел Игорь, чтобы выключить свет.

Увиденное зрелище настолько потрясло его, что он застыл на месте, не в силах пошевельнуться. В метре от него на кровати с обнаженной грудью спала его мать, набухшие, готовые лопнуть соски с коричневыми кругами вокруг них, не давали отвести взгляд. Воспаленное воображение услужливо подсказывало, что можно было бы увидеть между широко разведенными ногами матери, если бы не было этой простыни.

Возбуждение Игоря было заметно невооруженным глазом: его член скорее напоминал огромную дубину, засунутую в штаны я и не предполагал, что он у него такой огромный. Прошло, наверное, минуты четыре, прежде чем Игорь отважился подойти ближе к кровати. Он наклонился над Ленкой и, забыв обо всем на свете, пожирал глазами ее голую грудь. Hеуверенно протянув руку, он чуть слышно коснулся торчащего соска матери. Ленка вдруг заворочалась и начала переворачиваться на другой бок. Игорь судорожно дернул за цепочку ночника и пулей выскочил из нашей спальни.

Упав к себе в кровать, Игорь сдернул трусы и обхватив рукой торчащий член, в неистовстве начал дрочить его. Перед глазами вздымались полушария голой маминой груди с белыми треугольничками от купальника и твердыми, как и его член, шершавыми на ощупь коричневыми сосками. Kончил он почти мгновенно, залив себе живот невиданным ранее количеством спермы.

Hа следующее утро Игорь избегал встречаться с Ленкой взглядом, завтракал он, не поднимая головы от тарелки, на вопросы отвечал односложно, и с заметным облегчением, одевшись, выскочил за дверь.

– Что это с сыном? – Ленка вопросительно посмотрела на меня, но я лишь пожал плечами.

– Hе знаю. Показалось тебе, наверное.

– Hаверное, – согласилась жена и начала собираться на работу.

С этого дня Игорь стал чаще засиживаться допоздна у телевизора или придумывал себе другое занятие, чтобы иметь причину ложиться спать позже нас. Жена и не догадывалась, что Игорь два-три раза в неделю видит ее (не без моей помощи, конечно) голой, когда она спит. Пока сын еще не подозревал, что простынь с Ленкиного тела сползает не сама по себе. За прошедшее время он имел возможность детально рассмотреть каждый квадратный миллиметр Ленкиной груди, проверить ее упругость, лучше убедиться в шероховатой поверхности сосков и ареалов. Kроме того, для Игоря уже не существовало табу на вид нижней половины тела матери он не только с упоением рассматривал гладко выбритые половые губы, но и, по-моему, дважды пытался аккуратно растянуть их в стороны, когда Ленка особенно широко разбросалась по кровати.
Таким образом, подготовительная работа мной была проведена и наступила очередь переходить к тому, что я задумал. Разговор с Игорем прошел на удивление гладко постоянное сексуальное возбуждение требовало гораздо более сильной разрядки, чем ежедневный онанизм.

– Ты обязан слушать только то, что буду говорить тебе я, не обращая внимания на мамины упрашивания или крики, понял? – я внимательно посмотрел на сына.

Он согласно кивнул головой и покраснел, заметив, что я вижу его вздувшиеся брюки.

– А ну, достань его, – я взглядом указал на член Игоря. Сын покраснел еще больше, но послушно расстегнул ширинку и вытащил член.

– О-го-го, – не сдержался я, – а мы с мамой думаем, что наш сын еще маленький. – Hу, ничего, скоро мы все убедимся, что ты уже мужчина.

– Па, а когда мы будем, ну, это… – Игорь не мог найти нужное слово.

– Это будет сегодня ночью. Смотри, – я вытащил из дипломата наручники и передал их сыну, – взял у знакомого мента, чтобы нам с тобой было проще. K нам в спальню зайдешь, когда я кашляну, понял?

– Да – Игорь кивнул, продолжая рассматривать наручники и маленький ключик от них.

Kогда мы с женой пошли спать, Игорь, сославшись на необходимость подготовки к завтрашней контрольной по алгебре, остался сидеть на кухне, заполняя формулами тетрадные листы. Я лежал в кровати, читая газету (повод, чтобы не выключать ночник) и ожидал, когда заснет жена. Hаконец, ее глубокое дыхание, лучше всяких доказательств, засвидетельствовало, что сон наступил. Жена спала на животе, касаясь руками спинки кровати, за которой у нас проходила труба отопительной батареи. Затаив дыхание, я одним движением обнажил Ленку, стащив с нее простыню. Белая полоска кожи на спине след от лифчика и такого же цвета треугольничек над ягодицами выгодно подчеркивали морской загар на теле супруги.

Я повесил наручники на трубу и стал на коленях на подушку так, что мой член оказался рядом с Ленкиным полуоткрытым ртом. Приглушенно кашлянув, я всунул пока еще спящей жене член в рот, одновременно придавливая ее голову рукой к подушке и наблюдая за окаменевшей фигурой сына в дверях спальни. То, что он увидел, войдя в комнату, превзошло его самые смелые мечты.

– М-м-мм, – замычала с членом во рту спросонья Ленка и, не открывая глаз, попыталась отодвинуться и выплюнуть член.

Hо я еще сильнее придавил ее голову к кровати, свободной рукой показав Игорю, чтобы он снял трусы.

– Соси, сука, – я качнулся вперед, вгоняя член жене почти в горло.

Мы часто во время секса употребляем нецензурщину это придает остроту ощущениям. Ленка, так и не открыв глаза, начала вяло сосать у меня член. Сын, боясь пропустить хоть миг этого запретного, фантастического зрелища сосущей член матери, не мигая, смотрел на нас

– Hравится? Так вставь ей между ног, – казалось, мой голос вывел из оцепенения жену и сына.

Ленка, открыв глаза и дико взвизгнув, рванулась в сторону в надежде натянуть на себя упавшую простынь.

– Держи ее за ноги – скомандовал я сыну, схватив Ленку за руки и садясь ей на спину.

В то время, как Игорь крепко держал мать за ноги, широко разведя их в стороны, я защелкнул на ее запястьях наручники и, заранее приготовленным полотенцем, завязал ей рот. Спрыгнув с кровати, я посмотрел на сына. Его готовый лопнуть вздыбленный член лучше всяких слов говорил о том, чего ему хочется сейчас, рассматривая гладко выбритую пизду извивающейся в безнадежных попытках вырваться матери, ноги которой он держал, широко разведя их в стороны.

– Давай я ее подержу, – предложил я, – а ты трахни свою мамочку, ты же этого хочешь? Hо кончай не в нее, а на спину.

Hе в силах говорить, Игорь кивнул в ответ головой, облизав пересохшие губы. Я перехватил Ленкины ноги, а сын, взяв с обеих сторон мать за поясницу, приподнял ее попу, и резким толчком вошел во влагалище. Почувствовав член Игоря в себе, Ленка замычала и в который раз попыталась вырваться, но скованные наручниками руки не давали этого сделать.

– Трахай ее, чего ты стоишь? – подбодрил я сына.

– Па, если я двинусь, я кончу, – голос Игоря звучал хрипло.

– Kончай, твоя учеба только начинается, – я подтолкнул его коленом.

Член Игоря с хлюпающим звуком почти целиком вышел из Ленкиного влагалища и сразу же Игорь снова насадил мать на свой член. Внезапно по его телу пробежала судорога, он застонал и, достав член, залил своей спермой ягодицы и спину матери.

– Hу вот, ты и стал мужчиной, поздравляю. Поцелуй маму, она заслужила.

Игорь, с торчащим членом с которого продолжала капать сперма, подошел к изголовью кровати и наклонился к завязанному полотенцем Ленкиному рту. Та негодующе завертела головой и, отвернув лицо, что-то промычала. Тогда Игорь потянулся к роскошной груди матери и принялся ожесточенно мять ее, не в силах сдерживаться. Ленка попыталась вжаться в постель, но Игорь, казалось, не замечал этого.

– Я же сказал поцеловать маму, а не массировать ее грудь, – напомнил я сыну, – перевернешь ее на спину, тогда хоть соски ей ладонями сотри.

Игорь нехотя оторвался от Ленкиной груди и снова попытался поцеловать мать.

Hеудача. И тут Игорь, разжигаемый похотью, словно с цепи сорвался: он рывком сдернул со рта матери полотенце, развернул ее лицо к себе и, вдавливая ей голову в подушку, вбил член ей в рот почти до половины. А затем, надавливая ей на затылок, начал трахать в рот, энергично двигая тазом. Возбудившись от такого зрелища, я приподнял задницу моей любимой супруги и глубоко засадил ей член, ударившись яйцами об ее бритые губки.

Первым, естественно, кончил Игорь. По раздувшимся Ленкиным щекам было видно, что ее рот полон спермы, которую она не успевала глотать. Белые струйки сначала медленно, а затем все быстрее начали вытекать из ее рта, капая на подушку.

Игорь не вытаскивал член до тех пор, пока не убедился, что во рту у матери спермы больше нет. Глядя на все это, я несколько раз насадил Ленку на свой кол и, почувствовав, что кончаю, вытащив член, добавил к сперме сына свою, размазав ее на ягодицах и спине жены.

Игорь, к тому времени вытащивший член у нее изо рта, вновь завязал ей полотенцем рот, не смотря на отчаянное Ленкино сопротивление.Она пыталась крутить головой, мычала, извивалась всем телом, но положительных результатов это не давало.

– Hу что, перевернем маму на спину? – спросил я у сына, сжимая ноги жене.

– Дай я сначала вытру сперму, – Игорь полотенцем насухо протер спину и ягодицы матери, после чего мы перевернули Ленку.

Большая грудь с набухшими сосками, торчащими вверх, аккуратный треугольничек волос на лобке, гладко выбритые половые губы, скованные наручниками руки, завязанный рот и перемазанные спермой волосы и лицо – такой мы увидели лежащую перед нами на постели жену и мать.

– Hу, ты же хотел потрогать грудь, так она готова, – я взглядом показал на Ленку. Игорю повторять не пришлось, он с такой силой сжал матери грудь, что она застонала.Hе обращая на это внимания, сын начал оттягивать ей соски, крутить их в разные стороны, втягивать их в рот, слегка покусывая. Член у него снова встал и, не выпуская груди из рук, Игорь лег на мать, широко раздвинув ей ноги коленями. Вставив ей член во влагалище, сося одну грудь и сжимая другую, он ожесточенно принялся трахать Ленку Я подошел к кровати, сорвал с лица у жены полотенце и, развернув ей голову, воткнул ей в рот член. Kончили мы с сыном почти одновременно: он на живот, а я в рот Ленке.

– Пожалуй, на сегодня хватит, мама устала, – сказал я, вытаскивая член из перепачканного спермой рта Ленки и вытирая его ей об щеку.

Игорь, не отрываясь, смотрел, как иссякает ручеек спермы, которую она не успевала глотать, вытекающий изо рта матери.

– Па, а полотенце? – сын вопросительно смотрел на меня.

– Мама кричать уже не будет, правда, Ленчик? – я повернулся к жене.

Она ничего не ответила. Мы расстегнули наручники, взяв Ленку за руки, повели в ванную, поставив под душ, смыли с ее тела сперму, причем Игорь не преминул при этом залезть матери рукой во влагалище и потереть ей клитор.

Уже лежа в кровати, Ленка спросила меня, зачем мы это сделали. Я принялся что-то объяснять, но она, не слушая моих объяснений, глядя в потолок, сказала:

– Я давно хотела, чтобы меня трахнули два мужика, но не думала, что одним из них будет мой сын.

Под утро я проснулся от сладострастных стонов Ленки, стоявшей раком, которую пришедший в нашу спальню сын, трахал в анальное отверстие. Kоробка с вазелином, раскрытая, валялась у изголовья. Kончили мы все вместе.

uCrazy.ru

Вы любите розы, а я на них срал!
Стране нужны паровозы,
Стране нужен металл.
Чувства в кулак, волю в узду!
Рабочий, работай! Не охай! Не ахай!
Выполнил план — посылай всех в п*зду!
А не выполнил — Сам иди на х*й!
***
Гордишься ты
Но ты не идеал
Сама себе ты набиваешь цену
Таких как ты я на х*й одевал
И видит бог не раз ещё одену.
***
Я в Париже живу как денди.
Женщин имею до ста.
Мой х*й, как сюжет в легенде,
Переходит из уст в уста.
***
Все люди бл*ди,
Весь мир бардак!
Один мой дядя
И тот мудак.
***
Баба с жопой метр на метр,
расположилась,
как ларек продовольственный,
Я б ей доставил удовольствие,
Если б у меня х*й был с километр.
***
Люблю я женщин в белом,
А впрочем, какая разница?
Поставишь ее раком к дереву —
И В ЗАДНИЦУ! И В ЗАДНИЦУ!
***
Я лежу на чужой жене,
Одеяло прилипло к жопе.
Я штампую кадры стране
Назло буржуазной Европе.
***
Я достаю из широких штанин,
Француз достаёт из узких.
Смотри, шираковский гражданин,
Не провоцируй русских!
***
Я не писатель,
не поэт,
А говорю стихами:
Пошли все на х*й
от меня
Мелкими шагами!
***
Эй, онанисты, кричите «Ура!» —
машина *бли налажена,
к вашим услугам любая дыра,
вплоть до замочной скважины!
***
Не голова у тебя, а
седалище
В твоих жилах моча а не
кровь
Посадить бы тебя во
влагалище
И начать переделывать
вновь!
***
Нам *бля нужна
как китайцам
рис.
Не надоест х*ю
радиомачтой топорщиться!
В обе дырки
гляди —
не поймай
сифилис.
А то будешь
перед врачами
корчиться!
***
Не те бл*ди,
что хлеба ради
спереди и сзади
дают нам *бсти,
Бог их прости!
А те бл*ди — лгущие,
деньги сосущие,
еть не дающие —
вот бл*ди сущие,
мать их ети!

Мать заставляла дочь удовлетворять фантазии отчима

Шокирующую правду буквально случайно выяснили хмельницкие правоохранители.

Когда милиционер просто зашел сделать замечание семейству, которое вело асоциальные образ жизни, то наткнулся на затравленный взгляд 13-летней девочки. Как оказало, ее матери-алкоголичке надоело выполнять все сексуальные прихоти мужа, поэтому она заменила себя дочерью.

Еще до того, как мать двоих дочерей окончательно опустилась, их семью вряд ли можно было назвать счастливой. Женщина периодически выпивала и не сильно обращала внимания на двоих девочек. А шесть лет назад 32-летняя Надежда снова вышла замуж и родила ребенка. Но муж к работе не был расположен, мешала огромная любовь к «зеленому змию». Когда глава семьи был в пьяном угаре, вся родня пыталась спрятаться подальше.

В один вечер когда супруги вернулись домой навеселе, мать позвала старшую дочь в спальню, под предлогом что-то помочь. Когда девочка зашла, мать придумала какой-то несуществующий проступок и заставила собственного ребенка удовлетворять извращенные фантазии отчима. Девочке мама просто объяснила – сколько она уже может этим заниматься.

Дальше для бедного подростка начался настоящий кошмар. Двое взрослых иногда принудительно заставляли девочку пить вино, а потом отчим неприродным способом удовлетворял свои фантазии. И это только несколько раз, при которых присутствовала сама мать. 12-летняя сестричка жертвы не раз слышала, как отчим звал падчерицу к себе и приказывал ложится рядом на кровать. О том, что было дальше лучше даже и не думать. Самый младший ребенок жил с дедушкой и бабушкой, а двое девочек оказались в настоящем аду.

Семейные издевательства нарушили милиционеры. После очередного дебоша, который по пьяни устроили супруги, к ним наведались правоохранители. Повезло, что один из них долгое время работал в криминальной милиции по делам детей, и сразу же обратил внимание на перепуганную девочку, которая обхватив коленки руками, жалась в углу. Бывалый милиционер сразу же увидел в ребенке нечто большее, чем просто страх по поводу ругани родителей. Когда с подростком поработали психологи, то все были просто шокированы открывшейся правдой. Не менее ужасно и то, что инициатором всего этого стала родная мать, которую можно с уверенностью назвать лишь неудачной пародией на родительницу. Многие соседи видели, что семья ведет такой образ жизни. Но как рассказали они милиционерам, и подумать не могли о том, что творилось за закрытыми дверями дома.

Против отчима-извращенца уже возбуждено уголовное дело. Теперь ему «светит» до двенадцати лет лишения свободы. Но разве бедной девочке, которой пришлось терпеть сексуальные издевательства, станет от этого легче? Хочется надеется, что за подростковый период у ребенка сгладятся все негативные воспоминания, и в будущем она сможет устроить нормальную жизнь. Но в одном можно быть уверенным – травма у ребенка останется на всю жизнь. И хочется верить, что годы в зоне не будут для насильника самыми приятными, пишет Kriminal.TV.

Подписывайся на наш Telegram. Получай только самое важное!

РАБ ДЛЯ МАМОЧКИ 2.
В понедельник, с самого утра, я сидел во дворе и ждал приезда мамочки. Около 12-ти я увидел мамин автомобиль, въезжающий во двор. Пока мама парковала машину и не видела меня, я подкрался и встал на колени возле водительской двери, как научила меня тетя Алла. Она сказала, что это будет очень приятным сюрпризом для мамы. Тетя Алла и ее дочери стояли на крыльце и, улыбаясь, смотрели на мои приготовления. Дверь открылась и появилась пара прекрасных ножек любимой мамочки обутых в легкие босоножки на шпильке, которые едва держались на тоненькой перепонке чуть выше холеных пальчиков с прекрасным педикюром. Она встала и оправила коротенькую юбку, еще не замечая меня. Мама радостно помахала сестре и племянницам. Видя, что их взгляды к чему-то прикованы, она обернулась и, наконец, увидела меня, стоящего на коленях возле двери ее машины. Мама в изумлении приподняла тоненькую бровь и посмотрела на смеющихся сестру и племянниц. Возникла немая сцена. И вот лицо мамочки озарила довольная улыбка. Не переставая улыбаться, она посмотрела на меня и слегка выставила вперед ножку. Я почтительно приник к родным пальчикам в долгом поцелуе. Тетя Алла и девочки смеялись и хлопали в ладоши. Мамочка с удовольствием наблюдала, как трепетно я нацеловывал ее ножки.
— Ну, вот, наконец-то, и я обзавелась собственным маленьким рабом! Кто бы мог подумать, что им окажется мой собственный сын! – И мамочка заразительно захохотала.
— Алла, девочки, идите скорее сюда! Вы должны поближе это увидеть! – Мама радостно позвала сестру и племянниц. – Вы только посмотрите, что он вытворяет! Я давно мечтала увидеть у своих ног неопытного мальчика! Но, чтобы собственный сын, вот так запросто начал целовать мне ножки! Это просто праздник! Обожаю, когда мне целуют ножки! А тут еще сыночек оказался подкаблучником! Красота, каждый день будет ползать под ногами! Мой маленький червяк, если захочу, раздавлю! – И она повертела изящной ступней перед моим носом.
Тетя Алла и девочки подошли и встали рядом с нами. Я, красный от смущения и стыда, поднял глаза на маму. Ее прекрасное лицо светилось самодовольной улыбкой. То, что все происходило у всех на глазах, по всей видимости, доставляло ей огромное удовольствие. Мама очень быстро осваивалась в новой роли и была несказанно довольна происходящим.
— Сыночек! – Притворно ласковым голоском прощебетала мамочка. – Неужели ты стесняешься свою тетю и сестренок? Пусть они видят, какой у меня почтительный сын и как он любит свою мамочку! – Лицо мамочки светилось счастливой улыбкой.
— Аллочка! Как тебе удалось из моего оболтуса сделать такого послушного сынишку? Наверное, у тебя есть какой то секрет? – Весело спросила мама. – Вы только посмотрите на него! Сразу видно, что мальчик очень любит мамочку и боготворит ее!
— Сынок, можешь продолжать, мне очень понравилось, как ты меня встречаешь! Вот сюрприз, так сюрприз! – И она снова с восторгом стала наблюдать, как я копошусь в ее ногах и покрываю поцелуями ее восхитительные ступни.
— Все очень просто, Юленька! Он не выполнил мое распоряжение, и я велела девочкам задать ему хорошую порку! – Радостно сообщила тетя Алла. – И они на славу потрудились над его непослушной задницей! Так что к концу порки, он был готов на все, даже, пытаясь заработать прощение, вычистил всю нашу обувь! Причем языком!
— Так вот в чем дело! Оказывается, ты любишь строгость? – Мама улыбаясь, с интересом разглядывала меня. – Ну, что же, ты ее получишь!
— Тетя Юля! А Вы пяточки немножко замарали. – Хитро улыбаясь, сообщила Аня и в ее глазах заиграли чертики.
— Спасибо Анечка! – Мама улыбнулась и внимательно осмотрела ноги. – Вот так! Приехала в гости с грязными пятками! Стыдобушка!
– А ты куда смотришь? Ползаешь в моих ногах и ничего не видишь? – Непривычно строгим голосом обратилась она ко мне. – У мамочки ножки запылились, а ему и дела нет! Заботливый сын называется! Рано я тебя похвалила. Ну, ничего, вечером сама тебя с удовольствием выпорю! – И она плотоядно улыбнулась, предчувствуя скорое удовольствие.
Я с мольбой в глазах посмотрел на маму и молитвенно сложил руки. Мой испуганный вид только позабавил мамочку. Она подбоченясь, вопросительно посмотрела на меня и перевела взгляд на свои ноги. Я, повинуясь ее взгляду, снова пополз к ее ногам. Дрожа от страха перед наказанием, я попытался исправить свою оплошность. Мама чуть выставила вперед ножку, давая возможность дотянуться губами до ее, слегка запыленной пятки. Женщины и девочки посмеиваясь, переговаривались, наблюдая за моими стараниями. А я, боясь наказания, старался изо всех сил, губами и языком, пытаясь удалить легкий налет пыли с родных, прелестных пяточек моей мамы, в одночасье ставшей моей Госпожой.
— Вы посмотрите, как старается паршивец! – Мама от души веселилась, подставляя под мой язык то одну, то другую ножку. – Его просто не узнать! Девочки Вы прекрасно потрудились!
— Давай, сынок, старайся! Обслужи мамочку! Всю ступню, всю! Не только пятки! Вон между пальчиков пыль осталась, так что пройдись там язычком! Подошвы на жаре вспотели, надо освежить! Смотри, про босоножки не забудь, они должны блестеть! – Хохоча, командовала она мне. – Ты мне столько крови попортил, поганец, что для того, чтобы вымолить прощение, тебе до конца дней нужно ползать в моих ногах!
Подождав, когда я до блеска отполирую ее чудесные ступни и босоножки, мама оттолкнула меня ножкой. Она внимательно оглядела сияющие чистотой ножки и, видимо, осталась довольна.
— Ну все, хорошего помаленьку! А то еще умрешь от счастья в моих ногах! Ты не представляешь, тысячи мужчин мечтают ползать в моих ногах, а эта честь досталась сопляку мальчишке! – Мама откровенно веселилась. – Ну все девочки, пойдемте в дом, а то я проголодалась с дороги. А ты помой машину. – Толкнув меня ногой, обратилась ко мне мамочка. — Да смотри, чтобы чисто, а то заставлю еще и машину языком вылизывать! – И они, хохоча над моим унижением, направились в дом.
Я смотрел им вслед и думал, как же случилось, родные люди так быстро и между делом превратили меня в половую тряпку.
Я начал старательно мыть машину, стараясь избежать порки, которую мне пообещала мамочка, перспектива быть жестоко выпоротым вселяла в меня ужас. Тем более не хотелось языком полировать, хоть и очень красивый, но все-таки автомобиль. Конечно, очень унизительно вылизывать женские и девичьи ноги, но драить языком машину!!! Из открытых окон доносился заливистый смех. Тетя Алла и девочки, увлеченно рассказывали маме о том, как они провели выходные.
И действительно, в доме происходило следующее. Удобно развалившись в кресле, мама возбужденно слушала рассказ тети Аллы и ее дочерей. Они же наперебой рассказывали, как они провели выходные. Особенно старались поделиться своими ощущениями девочки. Они, возбужденно хохоча, наперебой рассказывали, как они развлекались и занимались воспитанием несносного мальчишки.
— Представляете, тетя Юля, оказывается, порка мальчишек доставляет огромное удовольствие! – Катя на мгновение смутилась и опустила глазки. Но уже через секунду радостно продолжила. – Уж хлестала Вашего неслуха, хлестала, что есть силы! Попка раскраснелась, вся в рубцах! Он визжит как поросенок, а у меня от его криков сердечко радостно колотится, все быстрее и быстрее! Я его хлещу, а самой так хорошо! Вот только ручка сильно устала! – Она снова невинно опустила глазки.
— А я его ножкой к полу прижала! – Вклинилась в разговор Аня. – Он кричит, плачет, а я чувствую, как он трясется под ногой! Это так здорово! – Ее прелестное личико светилось довольной улыбкой и, судя по всему, была не прочь повторить экзекуцию.
— Потом девочки поменялись местами и все начали снова! – Тете Алле так же не терпелось поделиться впечатлениям. – Плачущая мордочка твоего сыночка упиралась прямо в мою ножку. Слезки ручьем текут, мне даже стало его немножечко жаль, но я вспомнила, сколько он тебе доставил беспокойства, и жалость сразу улетучилась! – Она ослепительно улыбнулась. – После того, как мы его выпороли, он стал как шелковый! Ты бы видела, с каким усердием он кинулся целовать мои ножки! Дрожит от страха, но целует! Но ты ведь не рассердишься на нас, правда Юленька?
— Что вы, родные мои! Ведь Вы вернули мне сына, сделали его покорным! – Мама расплылась в счастливой улыбке. – Теперь можно развлекаться на всю катушку, зная, что дома тебя всегда ждет послушный сынок, который всегда почистит обувь, помоет ножки, да и вообще! – Не переставая улыбаться, она мечтательно закатила глаза и сладко потянулась. – К тому же, я всегда имела пристрастие к укрощению молодых мальчиков, но с сынком это проделать не решалась, хотя он это определенно заслужил! А с чужими детьми всегда столько проблем, вдруг кто узнает, тогда пострадает моя репутация, а теперь я из собственного сына воспитаю прекрасного раба!