Крокус сити отзывы

22.12.2019 0 Автор admin

Все отзывы о концертном зале в Москве
Crocus City Hall

Вообще я очень люблю скрипичную музыку и довольно давно порывалась сходить на какой-нибудь такой концерт, но так и не собралась. Но, видимо, мой порыв был воспринят всерьез, и на день рождения мне подарили билет на концерт Ванессы Мей в Крокус Сити Хол. День рождения у меня в сентябре, а билет был на декабрьский концерт, что, по всей видимости означает любовь масс к подобной музыке и отсутствие билетов как минимум за пару месяцев до назначенной даты.
До концерта я, если честно, была не слишком знакома с творчеством Ванессы, мне кажется, как-то раз, сто лет назад я предпринимала попытку послушать ее музыку, но как-то не пошло, совсем. Но время идет, мало ли что могло измениться, тем более билет уже был у меня в кармане, так что я конечно же пошла.
Концерт начинался в 18, так значилось на бумажном билете, однако за пару дней до дня икс моему дарителю пришла смс, что концерт переносится на час позже. Пришла исключительно благодаря тому, что билет был забронирован через интернет. Ну, и на том спасибо. Я приехала в Крокус в седьмом часу. Холл и свободное пространство на многочисленных этажах было уже по шейку забито жующими людьми, очевидно теми, кому не посчастливилось получить вожделенную смску о переносе концерта. Примерно половина присутствующих уже толкалась у дверей концертного зала, который, к слову, открыли только где-то без пятнадцати семь, что, впрочем, вполне объяснимо чисто маркетинговыми соображениями: я насчитала штук 7 фотографов с огромными одноименными бейджами, которые мыкались по жующим гостям, предлагая их сфотографировать. Очевидно, не бесплатно. Желающих быть запечатлеными на память, судя по всему, было не очень много, но ко мне никто не приставал, так что, к сожалению, стоимость этого удовольствия мне выяснить не удалось.
Двери в зал, как я уже говорила, открыли в 18.45, когда прозвенел первый звонок, тогда же и было объявлено, что после третьего звонка, как это водится, в зал никого не пустят.
О зале, кстати, хочется рассказать подробнее: на первый взгляд все очень неплохо: большое пространство, красные и вроде бы мягкие кресла, правда, в партере довольно маленький подъем, но наш зритель и не к такому привык. Мое место в амфитеатре явно превосходило в этом плане партер, так что все было чудесно. Но вот расстояние между рядами в этом зале явно не рассчитано на то, чтобы там кто-нибудь ходил. Ну, то есть, один зритель может это сделать с легкостью, но вот когда кто-то уже сидит ближе к краю ряда, а тебе нужно пройти в серединку, начинаются форменные мучения, потому что протиснуться в это пространство способен лишь человек-палка, который все равно умудрится задеть тебя ногой по носу или попой по лицу. Во избежание таких недоразумений все сидящие встают по струнке, чтобы пропустить человека, который все равно отдавит им все ноги, пока будет пробираться к своему месту. Как на параде, ей-богу.
Возвращаемся к концерту. Прозвенел третий звонок, а зал не был заполнен даже наполовину. Свет в зале не погасили, но на сцену начали выползать музыканты. Раздались жидкие апплодисменты и снова все замерло, кроме тянущегося потока людей из открытых створок. Этот поток не иссякал еще двадцать минут после третьего звонка, свет не выключали, часть зрителей периодически истерично похлопывала, но ожидаемого эффекта это не приносило. В 19.20 выключили свет, но толпа упорных интеллектуалов продолжала пробираться по рядам, теперь уже наощупь. Мы тупо глядели на замерших в безмолвии музыкантов, а они на нас. Ожидание становилось все мучительнее. Наконец, еще минут через десять на сцене возникло огромное переливающееся пятно — платье Ванессы практически из чистого серебра било по глазам наотмашь. Очевидно, она решила, что где как ни в России благодарные зрители смогут по достоинству оценить этот блестящий шедевр руки неизвестного портного. Искренне надеюсь, что он не ослеп, пока шил.
Первую композицию Ванесса отыграла, тревожно ощупывая свою грудь и поправляя платье в области декольте в перерывах между партиями, после чего подошла к микрофону и, поделившись с залом своей маленькой бедой, отпросилась у нас на пару минут за кулисы, чтобы прикрыть срам с помощью булавок. Говорила она на английском (на переводчика у крокуса, очевидно, не хватило денег), а, поскольку, по всей видимости, ожидания организаторов относительно уровня владения интеллектуальными соотечественниками заморским языком не оправдались, та часть зала, которая не поняла ни слова из ее речей, принялась неистово аплодировать, как только Ванесса скрылась за кулисами. Дальше все пошло без эксцессов, но после очередного поклона где-то в районе пятой композиции Ванесса вдруг снова сбежала за кулисы. Зал глупо замер. Интрига раскрылась через пару минут, когда невидимый голос объявил о 20-минутном антракте. Люди с радостью ринулись дожевывать бутерброды в буфет и, видимо, это занятие оказалось гораздо интереснее концерта, потому что только после третьего звонка неспешной походкой улитки в отпуске народ (не переставая жевать, естественно) поплыл в зал. Еще минут 10 все усаживались, стараясь не уронить изрядно подтаявшее мороженое на соседей, что по сравнению со скоростью наполнения зала перед первой частью концерта можно считать рекордом.
Сам концерт меня не слишком впечатлил. Очевидно, осветитель был слегка под шофе, потому что ритм смены света периодически честно пытался, но так и не мог догнать музыку. Большую же часть программы сцена освещалась мигающими прожекторами разного цвета (штоб покрасивше), что вкупе с неизгладимым впечатлением от платья скрипачки, а также периодически слепящих глаза ничем не повинных зрителей мощных прожекторов белого света, заставило меня пол концерта просидеть с закрытыми глазами. Впрочем, сама музыка тоже оказалась для меня чересчур перегруженной, тк при наличии оркестра из дюжины других скрипачей, басиста, барабанщика, флейтиста, пианиста, гитариста и дополнительных музыкальных инструментов вроде бубна и ручного барабана, основную скрипку крайне сложно воспринимать. И хотя сама Ванесса в очередной раз не преминула похвалиться тем, что она смогла сделать скучную классическую музыку более современной, уважения ей в моих глазах это не прибавило.
Как, впрочем, и части зала, потому что когда она объявила, что шоу подходит к концу и по-русски произнесла «спасибо, до свидания», половина партера вскочила со своих мест и ринулась к выходу, надо сказать, намного бодрее, чем заходила в зал. Возможно, кроме русских слов они опять ничего не поняли, однако тот факт, что свет не включили, никого не остановил. Более того, когда заиграла музыка, почти никто не обернулся, чтобы увидеть, что концерт все-таки продолжается. Единицы, которые все-таки оборачивались, без сожаления продолжали свой упорный путь к выходу. После этого концертного номера Ванесса ушла за кулисы, и еще одна солидная часть продолжавших сидеть на своих местах зрителей пожелала выбраться из зала. Свет по прежнему не включали. Все это сильно напоминало мышиную возню в темноте. Кто-то одиноко зааплодировал. По залу пробежал тихий гул, возвещавший, что благосклонный зритель готов еще немного послушать заморской музыки. Прошло пять минут. Супружеская пара, сидящая передо мной, не выдержав усиливающегося напряжения ожидания, поднялась со своих мест и начала ползти вдоль ряда, однако едва мне перекрыли весь вид на этот театр абсурда, заиграла музыка и раздался робкий воз глас одобрения. Легким похлопыванием по плечу замершую в нерешительности пару удалось усадить на место.
На бис Ванесса отыграла три новых произведения, после каждого из которых зрители кучками выползали из зала. После третьего биса, пока Ванесса представляла своих музыкантов оставшейся публике, десяток зрителей робко потянулся к сцене с цветочными композициями разных форм и размеров. Ванесса помахала нам ручкой, поклонилась, улыбнулась, и была такова. Включили свет. В немом молчании полупустого зала возле сцены жались несчастные горе-интеллектуалы с букетиками, молча переглядываясь.
Цветов Ванесса не взяла.