Как зять тещу

19.09.2019 0 Автор admin

Читать онлайн «Эротические рассказы — Измена» автора Stulchik — RuLit — Страница 332

Родители Наташи мне понравились. Особенно мама. Папа был малоразговорчив. Поэтому, весь вечер вела Любовь Николаевна. Она оказалась превосходной хозяйкой. Ужин был просто восхитителен. Я предложил тост за родителей невесты, а также за прекрасную хозяйку этого дома, которая приготовила такой шикарный стол. Любовь Николаевна немного зарделась, но по виду было приятно слышать лестные слова. Вечер прошел замечательно. Когда вернулся домой, я перезвонил Наташе, узнать какое впечатление произвел на родителей. Наташа сказала, что вс в порядке. Особенно понравился маме. Такой красивый, воспитанный юноша , — передала дословно Наташа, слова мамы. Мне было приятно.

Дни перед свадьбой были очень суетными. Выбирали платье, костюм, туфли, договаривались на проведения вечера в ресторане. Хлопоты с нами разделяла мама Наташи. У не был превосходный вкус. Платье невесты и мой костюм выбирали с е помощью. Так что жених с невестой выглядели на все сто.

И вот наступил день бракосочетания. Торжественная процессия прошла со слезами мам и напутствием отцов. В 19 часов начинался вечер в ресторане. Все были нарядные. Но особо выделялась моя теща, Любовь Николаевна. На ней было стильное вечернее платья на узких бретельках с шикарным декольте. Взгляды мужчин были прикованы к ложбинке между грудей. Даже я ловил себя на мысли, что моя теща чертовски привлекательна. Свадьба была веселой. Много танцевали. На один из медленных танцев я оказался с тещей в паре. Наташа была в паре с моим отцом. Аромат, которой исходил от тещи, дурманил меня. Близость, в которой мы находились, как бы подливало огонь в масло. Я возбудился. Член мой предательски разрывал ширинку. Любовь Николаевна заметила мой конфуз и предложила выйти на улицу, подышать свежим воздухом, снять напряжение.

Моей дочери повезло, что муж такой легко возбудимый ,- начала Любовь Николаевна. Но если будешь изменять Наташе, лучше, чтобы она об этом не знала . Что Вы!! Я не собираюсь изменять , — сказал я. На что Любовь Николаевна улыбнулась. Все мужчины так говорят, но их мужское начало говорит о другом. Ты же возбудился, когда мы танцевали! И с природой ничего не поделаешь. Так что не будем лукавить. Но Наталью не обижай!!!

Да было о чем задуматься. Женщина придерживалась современных взглядов. С ней было легко беседовать на такие пикантные темы. С родителями у меня такого откровения не было. Как было у них в семье? Изменяет ли ей муж? Знает ли она про его измены? Мне интересно было узнать ответы на эти вопросы.

Свадьба прошла замечательно. После свадьбы я перешел жить к родителям невесты. У них была трехкомнатная квартира. Все готовились к рождению первенца. С Натальей из-за беременности сексом не занимались. По утрам просыпался с оттопыренными трусами. Чтобы как-то снять напряжение я много работал. Уходил рано утром, приходил поздно вечером. Природа же требовало сво . Наталью положили в больницу на поддержку . Мы с родителями навещали е . В один из дней Геннадий Петрович поехал в рейс, и мы с Любовью Николаевной остались вдвоем в квартире. Утром, я, как обычно, проснулся с сильной эрекцией. Решил сходить в туалет. Путь проходил мимо спальни родителей Наташи. Я, прикрыв достоинство, отправился в путь. После туалета, эрекция не ослабла. Я решил принять душ. Все-таки вода снимает напряжение. Когда выходил из туалета, то лицом к лицу столкнулся со своей тещей. Мой бугор уперся ей в бедро. Я жутко покраснел, извинился и быстро залетел в ванную. Любовь Николаевна лишь улыбнулась, видя мою застенчивость. После душа я немного успокоился. Любовь Николаевна пригласила на завтрак. Я зашел красный, как помидор.

Чтобы разрядить обстановку, Любовь Николаевна произнесла: Ничего страшного не произошло. Все это в порядке вещей . Мы позавтракали. Любовь Николаевна пошла собираться на работу. Я, убрав посуду, тоже отправился в свою комнату. Проходя мимо спальни родителей, я заметил, как теща одевалась. Она была в черных колготах и белой блузке. Юбку она одевала именно в тот момент, когда я проходил мимо спальни. Зрелище было супер. Круглая, небольшая попка была плотно обтянута колготами. Когда теща нагнулась, чтобы продеть ногу в юбку, я не знал, куда себя деть. Мо лицо вспыхнуло с новой силой. Такого выдержать я не смог. Залетев в свою спальню, я достал свой инструмент и начал онанировать. Мне хватило одной минуты. Спермы было много, и она вся оказалась на полу. Надо было идти на кухню за тряпкой. Теща уже оделась и ждала меня. Что-то случилось? , — спросила меня. Немного выпачкал пол , — выпалил я. Давай помогу ,- и проследо вало за мной в спальню. Она сразу поняла, что случилось, но виду не подала. Теща вытирала пол, а я не знал, куда деть свои глаза. Такое бывает иногда, не надо казнить себя ,- лишь сказала Любовь Николаевна. Мы разошлись по своим работам, договорившись встретиться вечером возле больницы.

Тёща. рассказ

ТЁЩА.
Перед конечной остановкой поезда, в купе остались двое пожилых женщин. Одна рыжеволосая, курносая, с многочисленными веснушками на круглом, курносом лице, другая худощавая, с большим носом, тонкими губами и водянистыми, навыкате, глазами на смуглом лице, отдававшим желтизной. Жёские, тёмные волосы коротко подстрижены, но грубый волос не укладывался в нужную форму, торчал ежистым настилом.
Почти приехали, Валентина Ивановна,- облегчённо вздохнула рыжеволосая соседка, всматриваясь в мелькающие , привокзальные постройки,
«Кто нас будет встречать?»
«Меня обещала встретить дочь с скороспелым мужем!»
«Что так не лестно о зяте?»
«От безисходности моя Ирма за него вышла. Обстоятельства заставили, Лия Николаевна. Вот продукты дочери везу, голодает она, а ей кушать хорошо надо. Беременна она!»
«Бывает,- посочувствовала Лия Николаевна,- только сейчас, вроде, с продуктами не плохо, от чего голодает?»
«Мужик непутёвый попался, плохо зарабатывает!»
«Бывает,- опять протянула рыжеволосая,- скороспелый брак, значит, вынужденный, бывает!»
«А Вас кто встречает?»
«Никто, одна я, как перст на белом свете. «Чёрной вдовой», прозвали. Примета на лбу, видишь?,-
— Лия Николаевна приблизила покатый лоб к водянистым глазам соседки по купе,
-С самой верхушки середины лба острый клин волосяного покрова начинается. Клин на лбу — вдовий знак!»
«Такого не слышала!».
«Знаков судьбы много всех не упомнишь, не запомнишь, пока не сбудутся»
«Ох,-
— тяжело выдохнула соседка,-
— заберу дочь к себе, дома родит, воспитаем!»
«Выходит, Ирмочка Ваша подкидыша муженьку приподносит!»,-засмеялась Лия Николаевна. Вспыхнувший румянец покрыл желтизну щёк попутчицы. На смуглом лице выступила испарина.
«Чего ты выдумала. С первого раза ребёнок получился!»
«Бывает!»,-
Задорно согласилась Лия Николаевна.
Поезд остановился.. Шум вокзальной суеты ворвался через открытые, проводником, двери вагона.
В окно заглянуло улыбчивое лицо мужчины и продолговатое, бледное лицо молодой женщины.
«Мои,- удовлетворённо гыкнула Валентина Ивановна,-
Дочь совсем худая. Извёл, мерзавец!»
В купе быстро вошёл плотный, добродушный мужчина с чисто русской, открытой улыбкой.
Валентину Ивановну, словно,
Подменили. Она расцеловала зятя в обе щёки, потом ,
Со слезами на глазах, запричитала, обнимая дочь:
«Господи, до чего же ты исхудала! Не зря я еду привезла! Все эти сумки с продуктами!»
Она бросила быстрый взгляд на Лию Николаевну, подчёркивая несчастье своей дочери.
«Зачем Вы столько везли? У нас всё есть!»,-
— взмахнул руками зять, выгребая с полок ношу Тёщи.
Егор!»,-
Удивлённо воскликнула Лия Николаевна,-
Так это твоя тёща, сосед!»
Знакомство в поездах, не редко, вызывает исповедь излияния жизненных неудач к временному спутнику, который выйдет на своей остановке и забудет про выложенные ему откровения, ибо, обычно, люди больше не встречаются, а на душе облегчение. Произошло исключение из правил! Исповедь Валентины Ивановны слушала соседка зятя. Бывает же такое!
У Валентины Ивановны отвисла челюсть. Водянистые глаза потемнели от неожиданности.
Она рассчитывала пустить слух о неудачном замужестве дочери и плохом, непригодном для семьи зяте, надеясь, в маленьком городке, как в деревне, сплетня обойдёт каждый дом, развод дочери будет оправдан, а тут такое, не предусмотренное, обстоятельство! Лия Николаевна весело кашлянула. Эпизод позабавил её. Егор радушно приобнял соседку.
«Привет, тётя Лия! Я и вам помогу выгрузиться!»
Быстро и ловко парень вынес поклажу обеих спутниц на перрон, погрузил в машину, предложил место и соседке. По дороге, он шутил, переговаривался о новостях с Лией Николаевной. Мать и дочь ехали молча.
Егор делал вид, что не придаёт значения холодной отчуждённости тёщи, остановил машину у калитки своего дома. Настороженным взглядом проводил, демонстративно, вышедшую тёщу, помог соседке донести багаж, и, только тогда, занёс многочисленную поклажу Валентины Ивановны. Тёща фыркнула, как рассерженная кошка:
«Лучше бы я сама внесла вещи! С таким зятем и продукты, поди, испортились!»
«Зачем Вы их везли, у нас всё есть!»
«Не вешай лапшу на уши! Голодуете вы тут!»
«Что за чушь? Скажи, Ирмушка!»
«Мамочка права! Спасибо ей, я так соскучилась по вкусненькому!»
Егор так и сел на рядом стоящий стул.
С приездом тёщи, жизнь молодых пошла на перекосяк.
Тёще в зяте не правилось всё, как ходит, как говорит, как сидит, как общается с женой и людьми, как неразворотлив в домашних делах, как мало получает, как нерасторопен, как ест, как спит. Придиралась к слову, к поступкам, к высказываниям, к тону голоса, к мимолётно брошенным словам. Казалось, она занята только тем, что выискивает причину к чему бы придраться.
Ирма не отходила от матери, во всём ей потакала, обсуждала с ней поступки мужа, жаловалась на его малую зарплату. Ирма, натужно, выпячивала перед соседями, округлившийся животик, старалась вызвать к себе жалость. Когда мух уходил на работу, они с матерью шли в магазин. Ирма хватала из рук матери, таскала тяжёлые сумки, из магазина, что нагружала мать. Соседи шептались, то ли муж не жалеет жену, то ли жена беременность сбросить хочет. Из-за этой паказухи, постоянно, Егор ссорился с женой. Валентина Ивановна специально, выбирала время для покупок, когда Егор уходил на работу. Встречным и соседям сетовала на жестокого зятя, мол, беременной жене приходится таскать продукты, а у мужа машина в гараже, а он «ухом не ведёт! Несчастной дочери так не повезло с мужем»
Взбешенный таким поведением тёщи, Егор взрывался, но не обдавал тёщу матом, а только пытался убедить её и жену не делать этого, не таскать тяжести. Лия Николаевна пристально наблюдала за соседями. Егора ей было от души жаль.
«На двух работах, сутками работает, по дому, как семейный раб, всё исполняет, сколько не угождает, всё не хорош!, —
не раз говорила она знакомым,-
-хаять мужика напрасно, видно, почву для развода готовят!»
С соседями, по улице, Валентина Ивановна была очень дружелюбна, приветлива. Особенно, часто старалась общаться с Лией Николаевной.
Говорили о погоде, о церкви, но, каждый раз Валентина Ивановна переводила разговор переводился на семейную жизнь несчастной дочери.
«Что ты за имя такое немецкое для дочери придумала? Язык вывернешь, пока скажешь!»
«Имя, как имя, иностранное. Не люблю я бытовуху, Маша, Даша, Оля, Поля и прочие старообрядье, нафталином пахнет!»
«Бывает!»,-
Уступила соседка. Они сели на лавочку у калитки. Валентина Ивановна достала дамские брюки и цветную кофточку. В водянистых глазах зрачки забегали, как маятник.
«Примерь, Лия, подойдёт, дарю!»
«Что ты,-
Всплеснула руками соседка,-
дорогое небось!»
«Пустяки! Ирме велико, да беременна она. Тебе, думаю, в самый раз!»
Лия Николаевна погладила шелковистую, приятно-бархатистую ткань. Искушение победило неприязнь. Такую обновку ей не купить. И, хотя она понимала, для чего соседка подкупает подарком, не устояла, взяла. Разговор сразу оживился. Лия Николаевна внимательно слушала, скорбные и горькие жалобы Валентины Ивановны на зятя. Добродушный, открытый душой, приветливый, наивный Егор, каким его знали с детства соседи, превращался в жестокого, бездушного деспота-тирана, эгоиста, скрягу, а Ирма в не счастливую, затравленную, загубленную женщину.
«А какой у Ирмушки жених был!,-
Сокрушалась тёща,-
-не чета этому нищему интеллигенту!»
«Что ж не женились то?»
«Лучшая подруга отбила!»
«Бывает!»
Однако, про себя, соседка подумала:
«Видно, понял парень, что за птицы мать с дочерью!», вслух заступилась за соседа:
«Егор всё у вас по дому делает, ещё сутками дежурит, около Ирмы, постоянно, крутится, с душевной чистотой, трепетно к ней относится, услужливый такой!»
«У нас в доме матриархат! Не спорю, безотказный, но не мужчина, а безвольный Лох-неудачник, подкаблучник! Я таких не люблю!»
«Зато дочь твоя его любит!»
«Не любит. От безисходности за него вышла! Развестись им надо»
«У них же ребёнок будет!»
«Потому и терпим. Сам он её никогда не бросит. Как Ирма решит, так и будет. Обещал Егор имущество на Ирму с ребёнком переписать. Это мужской поступок. Посмотрим, стоит ли уважать его и жить с ним!»
«А он с чем останется?»
«Ребёнка завёл, обеспечить должен!» Неловкое недоумение Лии Николаевны, Валентина Ивановна попыталась затмить действенным способом, перевела внимание на своё подношение.
Довольно дорогой подарок, не обноски, приятно щекотал душу, сама бы Лия Николаевна подобное не купила, средства не позволяют. И, хотя она поняла, зачем подкупают её, начала благодарить соседку.
Валентина Ивановна усмехнулась краем губ, до чего же взятки действенны! Внутреннее удовлетворение отразилось на её неказистом,. смуглом лице широкой, располагающей улыбкой. Она доверительно положила свою ладонь на руку Лии Николаевны. Холодная, скользкая, липкая кожа неприятно поразила собеседницу.
«Господи, кожа, как у змеи! Ладно, бывает !»
Подарок затмил неприязнь.
«Давай я тебе погадаю!»
В хрипловатом голосе Валентины Ивановны чувствовалась полная, господствующая нотка. Лия Николаевна замешкалась. Ей не хотелось обидеть соседку, но и о магии гадания она слышала много плохого.
«Да гадать-то мне не о чем. Живу на пенсии, как по расписанию. Дом, хозяйство, кровать на отдых, снова дом , потом опять хозяйство, сон. И
так изо дня в день! Ни мужа, ни детей!»
«Старая дева что ли?»
«Типа того. Любила, ждала, а его убили. Войны официально нет, а ребята гибнут при разных конфликтах за рубежом уже не одно десятилетие. В Отечественную войну, за Родину погибали, а сейчас, я лично, и не пойму, почему на чужой земле гибнут. Сколько невест без мужей осталось, сколько матерей без сыновей, — никто не считает!»
«Боевой долг, значит, выполнил!»
«Вот и я тогда, по молодости, от горя, потрясения, и отчаяния военкому выпалила. Какой долг у моего жениха был? Ни работы, ни жилья, ни учиться, ни лечиться…. Военком тут так на меня поднялся, мол,
за такие слова я тебя знаешь куда упеку?.. Кто ты ему? Ни жена, ни родственница, а полюбовница, до армейская. Таких вас пруд пруди! …. Я от страха онемела, дара речи лишилась. Замолчала, ушла в себя. С тех пор и одна. Никто не мил, не могу его забыть!»
Валентина Ивановна косо глянула на соседку. В её бегающих зрачках вспыхивали и гасли мелкие искорки.
«Есть у тебя на примете любой старичок? Могу
приворот сделать!»
Лия Николаевна отшатнулась, вскочила.
«Ты колдунья, что ли?»
Подарок упал с её колен на землю, она подняла его и положила на колени Валентине Ивановне.
«Я подумала, прикинула, маловат мне костюмчик, возьми обратно!»
При последних словах, соседка непроизвольно дёрнулась, водянистые глаза потускнели. На миг обе, словно, застолбились.
«Люди неправильно о неизученной энергии вселенной понимают! Человек — уникальная, космическая сущность, понять её можно через магию!»
В этот момент к скамейке подошёл Егор. От улыбчивого лица не осталось и следа.
Уставший от без сонного, ночного дежурства, он смотрел на женщин печальными, грустными, большими, серыми глазами. Одно веко часто дёргалось нервным тиком.
«До чего довели весёлого, жизнерадостного парня!»,
Ужаснулась про себя Лия Николаевна.
Тёща укоризненно начала отчитывать зятя:
«Где ты ходишь? Ирмочке плохо, врач кучу лекарств выписала! В аптеку надо идти!»
«Отдыхать ему надо!»,
— не выдержала Лия Николаевна. К нё удивлению, по её мнению, загнанный, затравленный, Егор, довольно резко ответил:
«Не вмешивайтесь в чужую семью!»
«Была бы семья…», сорвалась соседка, но прикусила язык, развернулась и пошла.
«Каждая семья живёт по своим законам!»,
-донёслось ей вслед хрипловатым, торжествующим голосом Валентины Ивановны.
«Не семья, а ужасная карикатура!»,-
Не осталась в долгу Лия Николаевна.
Пропалывая грядку, Лия Николаевна услышала короткие смешки за своим забором. По ту сторону её огородной ограды, начиналась густая придорожная лесополоса. Здесь, от некогда стоящей автобусной остановки, осталась широкая, длинная лавочка, облюбованная для свиданий молодыми парами посёлка. Женщина давно просила администрацию поселения, снести «лежанку парнографии», Как называла скамейку Лия Николаевна, но на её жалобы не реагировали. Мало ли где встречается молодёжь, лесополоса свободная зона для встреч. В огород не лезут, пожилого человека не донимают. Запрета для любви нет. Приглушенный голос девушки был поразительно похож на голос Ирмы..
Женщина не удержалась от любопытства, осторожно, украдкой, подошла к забору.
Не здешний, видимо, залётный, черноволосый, спортивный парень, нежно гладил кругленький животик Ирмы.
Правильные черты лица не выделялись красотой, но были насыщены мужской привлекательностью мужества и силы, в нём чувствовалась мания величия, превосходства, что отражалось не только в мимике лица, но и тоне голоса. Внешне, Егор был красивее, в нём светилась гармония души, но он уступал мужской силе незнакомца.
Ирма, внешне весёлая, призывно кокетничала, умело бросала короткие смешки, улыбки. Стреляла томными глазами с лукавой искоркой, застенчиво опускала веки, наивно, по -детски, отвечала «ага!» Само воплощение невинности!
«Ну надо же?! Ни рожи, ни кожи, а таких ребят отхватила!»,
Изумилась соседка.
Разговор затаившихся любовников, походил на воркование голубков.
«Ты знаешь причину, по которой я не могу бросить жену. Жить ей осталось немного, потерпи!»
» Не беспокойся, Лёша, наш ребёнок будет обеспечен полностью, как и мы в будущем. Егор согласился переписать имущество на меня»
«Что? ,-
-радостно изумился любовник,-
— И дом тоже?»
«Дом в первую очередь, даже не задумался. Он любит меня безумно! Сделает всё, что угодно, если я попрошу!»
«Не хватает ума ни на анализ, ни на размышление?»
«Ты меня обижаешь, Лёша, вместо того, что бы похвалить!
Я сразу поняла, у него мозги направлены только на женский передок!»
«Ну, ты как была со школы стервой, так и осталась!»
Оба пошло, игриво засмеялись.
Под ногами Лии Николаевны хрустнула ветка, потеряв равновесие, она упала. Влюблённые насторожились. Опираясь на локти и пятки, соседка на спине, поползла обратно в огород. Женщина с трудом встала на ноги только у брошенной мотыги возле грядки.
«Ну, ёлки зелёные, вышивки строчёные!», выругалась она, отряхивая себя от земли, мелких сучков, травяных наносов.
Услышанное коробило душу Лии Николаевны, хотелось обо всём рассказать соседу, над которым у неё сложилась вне гласная опека. Кое-как приведя себя в порядок, она стала поджидать Егора на скамейке у калитки. Торопливым шагом мимо прошла Ирма, небрежно поздоровавшись кивком головы. Время тянулось медленно. Проходили поселяне, озабоченные делами, здороваясь кивком головы или бросая короткое: «привет» Не было прежней открытости, лёгкости в общении и поведении. Появилась отчуждённость, озабоченность, изоляция от прежних отношений. Только дети, казалось, как в старые времена, беззаботно играли, веселились, задирались, не обращая внимания на взрослых. Лие Николаевне вспомнился из детства, вихрастый Егор, часто льнувший к матери, он не хотел с ней надолго расставаться, словно чувствовал вечную разлуку. Женщина тяжело вздохнула. Перед смертью, мать Егора крестила сына в церкви и там же взяла слово крёстной матери, опекать крестника, что Лия Николаевна и делала. Мертвенно-бледное лицо, с большими, серыми, как у Егора, глазами, заполненные нестерпимой, смертельной мукой, умоляюще смотрели на неё. Сердце Лии Николаевны обливалось кровью, страдая за сироту. Мальчишку в детский дом не отдала, опекала до совершеннолетия. Егор прилип к крёстной матери, расставался с ней перед армией, как с родной. Обо всём всегда с ней делился, а вот о женитьбе не посоветовался. Однако, способность Ирмы «залезть» в душу, могла и ей затуманить голову. Как же так случилось, что из-за жилья, люди так растёрли моральные устои, которые процветали на Руси тысячелетия? Как и откуда такое пришло? Не было раньше этого, не было. Разве может она, крёстная мать, поступиться словом, данным покойнице? Вырос Егор, но она и сейчас, перед Богом, крёстная мать ему. Откровенно и нагло грабят парня, а он этого не видит и не понимает. Нет, она не может молчать!
Знойные солнечные лучи тускнели, прячась в наступающем закате. Пыльный воздух начал свежеть. Уплотнилась тень от раскидистого дерева над скамейкой. Лия Николаевна начала ругать себя за желание вмешиваться в чужие семейные отношения, только собралась уходить, как показался Егор. Тяжёлая поступь ссутулившегося тела, вызвала в ней прилив жалости к Егору. Парень совсем не жалел себя, надрывался, зарабатывая деньги для семьи. Ирма была всем недовольна. То подпускала к себе, то отталкивала. Увидев доброжелательную соседку, Егор устало улыбнулся, подошёл:
«Добрый вечер, отдыхаем?»
«Поджидаем!»
«Кого или чего?»
«И кого и чего! Поговорить с тобой хочу. Правда, ты вздумал свой дом на
Ирму переписать?»
«И откуда Вы только всё знаете? Да, правда. Хочу перед ребёнком долг свой выполнить, застраховаться на будущее. Мало ли что случиться может, мой ребёнок будет обеспечен!»
«Ты что? Контуженный?»
Лия Николаевна, ну что Вы всё время в мою семью лезете? Знаю, Вы моя крёстная, обещали моей матери позаботиться обо мне. Мама давно умерла, а я уже взрослый мужик, имею жену и ребёнка. Своя голова на плечах!»
«Своя ли? Жена твоя дрянная бабёнка!»
Нахмурив брови, Егор грубо оборвал соседку:
«Дрянная бабёнка, но моя бабёнка. Поймите же Вы, мне не надо другой. От других меня воротит! У наших деревенских женщин грязь под ногтями, подмышки воняют, а Ирма вся ухоженная, дорогой парфюн, модная одежда, изысканные манеры, красивая речь.!»
«Так ты за это жизнь свою калечишь? Зомбированный магией ты»
«У каждого свой жизненный узор! Завидуете Вы чужому счастью, своё-то не состоялось!»
«Ах, ты! ,- задохнулась Лия Николаевна, веснушки на её круглом, разгорячённом лице выступили коричневатыми пятнышками, —
Вместо того, что бы под окрики тёщи горбатиться, за женой последил бы! Начиталась она книг по мужской психологии, из тебя верёвки вьёт!»
«Что Вы знаете о наших отношениях? Я не один раз ставил ей тест на порядочность, она само воплощение невинности!»
Возмущённая соседка вскочила, в сердцах рубанула рукой воздух:
«Он ей тест, а она ему рога!»
У Егора едва заметно задрожали крылышки носа, вспыхнули щёки. Спросить он ничего не успел. Взъерошенная Лия Николаевна ринулась к своей калитке, обдав парня лёгким ветерком стремительной
походки.
Поссорившись с соседом, Лия Николаевна не видела его несколько дней, принципиально, не хотела идти на контакт. Встреча произошла случайно при странных обстоятельствах. При выходе на улицу, она заметила за калиткой чужака, который сидел с Ирмой на лавочке, за её огородом. Высокий парень старательно прятался, явно, кого-то поджидая. Вскоре, на дорожке к дому Егора, показалась весёлая компания тёщи, жены и мужа. Ирма, лучилась счастьем, выставив вперёд живот, беззаботно щебетала, опираясь на руку мужа. Егор шёл с видом человека, исполнившего священный долг. Тёща прятала усмешку в тонких губах. Увидев идущих, незнакомец ловко вывернулся из-за угла и пошёл навстречу радостной семье. Лия Николаевна двинулась следом.
«Лёша!,-
Удивлённо воскликнула Ирма, бросаясь к чужаку-
Ты откуда здесь взялся?
-остановившимся в недоумении, быстро пояснила,-
Это мой школьный одноклассник, мы так давно не виделись! Идём к нам, гостем будешь! У нас сегодня праздник! Мой муж Егор, переписал своё имущество на нашего ребёнка! Дитя не родилось, но уже собственник!»
Егор протянул руку однокласснику, подтвердив приглашение жены.
«Ты и, правда, контуженный!»,
Ахнула Лия Николаевна, враждебно отстраняя одноклассника локтем.
«Вы опять вмешиваетесь!»,
Поднялся было Егор, но соседка пошла в атаку. Сгорая от негодования, наступала грудью на беременную жену Егора.
«Чё врёшь, я вас с Лёшкой в кустах лесопосадки видела,- обличала она Ирму,
-Полюбовник тебе Лёшка и дитя от него. Обобрали парня до нитки, изуверы! Что с парнем доверчивым сделали? Стёрли личность до основания! Мамочка артиллерией магической мозги Егору забила, а ты обманом помогла!» На лице Ирмы отразился неподдельный испуг. Лицо вытянулось. Улавливался еле сдерживаемый страх.
Молодые растерялись, но не растерялась Валентина Ивановна: Жёсткие, чёрные волосы короткой стрижки, поднялись дыбом, сорванным голосом, защищаясь, она рубила словами:
«Вы кого слушаете? Старуха маразмом тронута! Не дееспособная. Умом давно свихнулась, с тех пор, как жениха убили! В военкомате спросите, как она там выступала!»,
» Халявные деньги совсем вам совесть атрофировали!,- Бушевала Лия Николаевна, -сговорились, хищники- мошенники!»
Чужак отвёл в сторону Ирму.
«Ирка, тебе нельзя волноваться, успокойся!» Поражённый Егор молчал. Его веки на бледном лице, хлопали, как у механической игрушки. Беременная жена опасливо смотрела на мужа и ,вдруг, издала долгий, оглушительный, пронзительный визг. Его тут же подхватила тёща. В два тонких и оглушительно визжащих , дребезжащих голоса, мать и дочь объединились в один пронзительный, ошеломляющий звук, режущий слух и надрывающий барабанные перепонки ушей. Мощный шторм душераздирающего визга привлёк внимание прохожих. Лия Николаевна с издёвкой, поясняла любопытным: «Свинюшек на убой привели, вот и верещат! Применяют жестокий, психологический трюк воздействия на людей!»
Лию Николаевну в посёлке знали многие, её авторитет и порядочность успокоили прохожих, вызвали у сельчан колкие насмешки в адрес вопящих. Не помог и выставляющийся напоказ живот Ирмы.
«Спокойно, Ирка, сейчас вызовем полицию, ничего он тебе не сделает!»
«Не Ирка, а Ирма!»,
Поправила Валентина Ивановна, мигом прервав неудачный спектакль. Однако, одноклассник пропустил замечание мимо ушей, вновь повторил:
«Ирка, говори, мол твой Лох набросился на тебя из-за сплетни этой
старой бабы ,-
Лёшка развернулся сильным телом к Лии Николаевне,-
-За клевету в суде ответишь!»
«Это мы ещё посмотрим,- подбоченилась соседка,—
-Экспертиза ДНК
покажет!»
Лёшка откровенно расхохотался.
«Ты, бабуль, из старого прошлого. Экспертиза, что дышло, куда повернул, туда и вышло! Не дрейф, Ирка, я с тобой!»
«Ирма!»,- вновь поправила Валентина Ивановна. Одноклассник насмешливо бросил ей, даже не посмотрев в её сторону:
«Ирка! Как мне
нравится, так и буду называть!»
«Понял, как надо с «мамочками»
Разговаривать»,-
обратилась Лия Николаевна к Егору. Тот стоял всё ещё бледный, но уже
приходил в себя.
«Что ж Вы мне сразу об этой встрече не сказали, Лия Николаевна!»
«Так ты всё кричал, не вмешивайтесь, да не вмешивайтесь!
Пыль с Ирмочки сдувал, рабский хомут на себя одел, слова поперёк тёще не сказал, вот награду и получил! Будешь теперь с ними судиться! С таким мужиком, как Лёшка, станут мать с дочерью часто пятый угол по дому искать!» Одноклассник сверкнул на соседку глазами, цвета ледяной, свинцовой глади.
Лия Николаевна только качнула головой, словно, стряхивала назойливого насекомого.
«Надо бы во всём разобраться, может ребёнок всё-таки мой !»,-нерешительно промямлил Егор.
» По — хорошему не понимаешь, получишь по- плохому. Я знал, что ты Лох, но не до такой же степени!»,
— Ухмыльнулся ему в лицо Лёшка. «Полиция, полиция..!»,
— вопила Валентина Ивановна. Скандал набирал обороты.
Полиция приехала на вызов довольно быстро. Поняв в чём дело, полицейские пытались разрядить обстановку. Лёшка проявил себя ещё с одной стороны, он стал буфером между конфликтующими, практически замял ссору. Валентина Ивановна моментом оценила ситуацию, заискивающе и услужливо, стремилась угодить Лёшке. полицейские уехали.
В этот день, доведённый до отчаяния и грани самоубийства, Егор долго и горько плакал на могиле матери. Жалел ли он о привитой ему с детства честности, чистоты нравственной морали, Лия Николаевна так и не поняла. Утешала парня, как могла:
«Видно, мать-покойница помогла тебе. У этой семейки была цель погубить тебя. Быть вдовой лучше, чем разведенной. Нынче старикам молодость продают за финансовое благополучие. Молодую жену тошнит от морщинистого лица, а она старцу в любви признаётся, только бы женился на ней. Потерпит несколько лет, зато богатой будет. И старик рад, за молодое тело хоть подержался. Низость, аморальность поступков больше не обсуждается, принимается обществом со скрытыми эмоциями. Жажда денег неистребима.
Людей-хамелеонов, словно, специально, выращивали для нашего времени. Экстрасенсы, магия, как на дрожжах, расплодилась. Нет наказания за колдовство, доказать его, пока, невозможно. Не изучено такое явление воздействия на человека. Есть в природе средство против магии, но оно не открыто и этим никто не занимается. Я, считаю, редкий человек не подвергался чужеродному влиянию, потому, много страдальцев на земле. Так я, лично, думаю.
Притихший Егор внутренне был согласен с крёстной матерью, ощущал её слова, как утешение родной матери. Можем и правда, родная мать говорила с ним через Лию Николаевну, та продолжала:-
-вы, мужчины падки на хихоньки да хаханьки, агахоньки, кошачье мурлыканье томных ласк. Усыпят уловками внимание, хлоп капканчик, поймался голубчик! Много женских хитростей имеется, что бы мужика на крючок поймать! Нельзя доверяться льстивым речам и загадочному внешнему облику,-
-ласково поучала крёстная, подчёркивая свою мысль,
— твоя тёща и жена, использовали твою патологическую доверчивость. Они истинные хамелеоны, в людском обличии. Точно хамелеон, Выслеживают свою добычу, выплёскивают на пойманный объект смертельную, обволакивающую слизь, от которой добыча не освободится, а будет проглочена! Купился ты на приятные смешки, улыбки, показную, нравственную непосредственность. Не понял, не разобрался, честно открылся, пустил змею в душу.
Так что в жизни всё бывает! Урок тяжкий, но, видно, был нужен тебе. Не расстраивайся! Людей хороших ещё много! В жизни всё бывает!», —
— Егор жил у Лии Николаевны всё долгое время судебной тяжбы. Тёща и бывшая жена признались, что намеревались, после развода, выселить Егора из дома Процесс он всё-таки выиграл, но основательно подорвал своё здоровье.

euro_vip

Не знаю почему, но меня чего- то стало сильно тянуть на тёщу.
Месяц назад поехали мы на дачу. Она недалеко от города, но все равно надо на машине ехать. Пока гости не подтянулись, жена с тестем уехали на машине докупать кой- чего в близлежайший магазин, а мы с тещей остались столы накрывать, да шашлыки делать.
Погодка была в тот день- загляденье! Тепло, безветренно. Лето ж все — тки, август.
Так вот сидим мы возле мангала, я шашлыки нанизываю на шампуры, а теща моя на лавке пристроилась в одном метре от меня овощи резать. Я, значит, по причине теплой погоды только в шортах сидел. А нанизывать пришлось на корточках. Большущую кастрюлю замариновали, на землю пришлось ставить, чтоб вокруг все не засрать. Сижу я нанизываю, треплюсь про всякую всячину и вижу, что теща моя как- то особо часто и пристально на шорты мои поглядывает. Я глянул, а там хуй вывалился из штанины и лежит себе на ноге, поблескивая головкой. И чота я резко от такого вида и особенно от осознания того, что на все это хозяйство откровенно пялится теща, начал возбуждаться. Кровь прилила к вискам и особенно к чреслам моим и стал мой хер быстро набухать, набирая высоту. Ну я ногу перекинул, типа затекла, став на одно колено, думал все придет в норму. Не тут- то было! Хотел поправить- руки грязные. Не тещу же звать, чтоб шорты мне опустила. Срам какой! Сидит зять, хуй наружу из штанины прет, теща аж резать почти перестала салаты свои…
Ну я помялся и думаю, а что такого? Ну стоит и стоит. Чё ж теперь, помирать чтоль? Ну и стал дальше нанизывать, уже специально вывалив добро свое так, чтоб видно было все как можно лучше. А сам сижу и наблюдаю. Дело так ничем и не кончилось- приехали жена с тестем, а там и гости начали подтягиваться.
Забухали мы в тот вечер капитально, в баньку сходили попарились, шашлыков наелись до отвала. Все супер было. А я все сижу и про случай этот срамной думаю. Теща все- таки. Не левая тетка из электрички.
Ну, стали мы уже возвращаться с дачи, я сел на заднее сиденье, а по бокам от меня сели жена и теща. Ну я так в шутку говорю: Во, с какими женщинами сижу рядом! ну и приобнял обеих. Все сильно под шафе были и что- то как- то я тещу начал тискать. Сам от себя такого не ожидал, чессслово. Сначала начал синхронно гладить обеим бока, потом перешел плавно на попы. Там помял- ничего, не возмутилась. На жену глянул, перехватил ее пьяненький похотливый взгляд из- под ресниц, понял, что будет мне сегодня секс долгоиграющий в ночи. Глянул на тещу- она тоже улыбается сидит. ну я аккуратненько так стал её за грудь трогать. а они у нее гораздо больше, чем у жены и получалось все незаметно и ну очень приятно. Уж не знаю, каково ей было, а я аж млел сидел на диване заднем. Кол стоял торчком, всем видно, а мне плевать. Думаю: что такого, за сиськи трогаю- ничего, а тут какой- то член. Сижу дальше, думаю, что будет. Гляжу- теща шишку мою заметила, но сидит молчком естественно. И глазами на нее зырк, опять зырк.
А сижу все сиськи ее мну. Уже посмелее прихватил, почти всей пятерней. И мне хорошо. Чуть по дороге не штаны не обкончал.
Ну да ладно, приехали мы домой. Я конечно же за тещу бокалы поднимаю, тосты хвалебные говорю. Она раскраснелась и смотрит на меня елейно так и хочется мне к ней подойти и сказать: пойдемте уже на балкон покурим сигареты что ли. Да не курит она. И что придумать не знаю.
И думаю про это все до сих пор. Опять постараться ее напоить и в постель затащить? Да вроде родня, теща моя. А член к ней как стрелка магнитная на компасе тянется.
Может вы мне подскажете?

Топ 100 фотографий, которые никогда не попадут в свадебный альбом (100 фото)

Я проделал огромную работу и все-таки собрал топ фотографий, которые никогда не попадут в свадебные альбомы.
Есть, конечно же, и постановочные, но я пытался собрать максимальное количество именно фотографий из жизни.
Надеюсь, что вам понравится ) Поехали
Эти фотографии можно назвать «Невесте больше не наливать»








На этих фотографиях не наливать лучше жениху
Иногда фотографии портят люди и предметы попавшие в кадр
Ребенок
Мужик с мешком мусора
Что-то страшное в центре озера
Девочка в синем круге
Реклама абортов
Блюющий мальчик
Чувак под платьем невесты
Голая толстая женщина
Много голых задниц
Котики
Другая пара, которая заняла единственную лодочку
Голуби, устроившие групповуху
Иногда невесты показывают кое-что, после чего фотографии перестают быть приличными
Будущим детям свадебный альбом будет стыдно показывать
Иногда что-то лишнее показывают гости
А у них понятие свадебный альбом отсутствует ;(
Некоторые свадебные фотографы начинают слишком рано
Эх, сколько радости
Свадебный танец — отдельная тема
Машины для молодых и для тещи
Эту тоже забракуют. Рука в декольте невесты — не самый лучший кадр
И эту
Бензин закончился
Злая невеста
Уже ревнует
Не все конкурсы обычно удачны
Курящая невеста. Фи
Невеста на роликах? Хм
Поправляем грудь
Скучающая невеста
Голодная невеста
И еще одна
Жених ЖЖОТ!
Ох уж эти свидетели
Туалет — такое дело. Приспичит, так приспичит
Обана, КОЛЕЧКО!
Слезы невесты — привычное дело, но совсем не празднично
Это любовь
Совсем не празднично
Иногда все портит дождь
ветер
и снег
На этой фотографии неправильно ВСЕ
На этой тоже
Вот так его держать буду!
Свадебный тортик
Радостно, но не очень красиво
Эх
Невеста с чужими волосатыми ногами? Брак
Ну а это просто классика
И не забывайте. Хороший фотограф всегда покажет пример

Китай, как страна с древнейшей самобытной цивилизацией, создал свое особое отношение к сексу и эротике тела. Наши представления об эротике в древнем и средневековом Китае получены из старинных манускриптов и рисунков, их сопровождающих. Они отражают жизнь лишь малой части китайцев. Трактаты о философии секса и эротическая поэзия писались для императорского двора и чиновников. Пособия по сексу и эротические романы, популярные среди горожан, требовали умения читать, что означало принадлежность к зажиточным слоям общества. Подавляющее большинство населения, неграмотные крестьяне, жили простой патриархальной жизнью, требующей упорного труда и не оставлявшей места для сексуальных изысков.
Эротическое восприятие китайцев имело мало общего с европейским. В отличие от эстетики Античности и Ренессанса, в Китае никогда не было увлечения красотой тела. В китайской живописи крайне мало изображений обнаженного тела за исключением «весенних рисунков» в пособиях по сексу и эротических романах, но там тела лишь инструменты, иллюстрирующие позы совокупления. Голые женщины и мужчины на этих рисунках беспомощны и нежизненны. Китайский писатель и ученый, Линь Юйтан, в книге «Моя страна и мой народ» (1936) писал:
«Китайцы не умеют ценить женское тело как таковое. Мы очень мало видим его в произведениях искусства. Китайцам катастрофически не удается изображение человеческого тела, и даже под кистью такого художника, как Цю Шичжоу (эпоха Мин), известного своими картинами с изображением сцен из жизни женщин, верхняя часть обнаженного женского тела оказывается весьма похожей на картофелину. Из числа китайцев, незнакомых с западным искусством, мало кто способен разглядеть красоту женской шеи или спины».
Для китайцев в женской красоте больше всего значили роскошные черные волосы, изогнутые черные брови, светлая кожа, большие глаза и маленький рот, изящные руки с тонкими пальцами. На протяжении столетий ценили стройную фигуру с тонкой талией. Речь всегда идет о красоте одетых женщин. Восхищались гармонией прямых линий, и грудь стягивали, чтобы была плоской. Ягодицы и интимные части женского тела оценивали не эстетически, а функционально — насколько они свидетельствуют о сексуальных достоинствах женщины. Ниже приводится отрывок из книги Е. Духея «Сексуальные обычаи» (1914), обобщившей старые пособия по сексу. Часть гинекологических деталей опущена, но и из приведенного можно понять, насколько мало эстетики в китайском восприятии женского тела:
«Вначале о ягодицах. Если они высокие и широкие, то это удобная подушка для любовного сражения. Такая женщина требовательна, ее будет трудно удовлетворить. Если же женщина обладает ягодицами плоскими, как безжизненная равнина, то она создана не для любви, а для неустанной работы на кухне или по дому. Та, у которой ягодицы узкие, редко испытывает оргазм, если же они у нее свисают над бедрами, такая женщина будет ленивой и бездеятельной.
О нефритовых вратах следует сказать вот что. Самый предпочтительный цвет их — медово-розовый … Интенсивно красный цвет говорит об избытке дикой животной сущности, слишком бледный — о ее недостатке. Внешние губы должны быть крепкими, но легко раздвигаться при прикосновении, раскрытые они должны походить на цветок в лучах утреннего солнца. Нефритовые врата должны располагаться как раз посередине между лобком и задним отверстием, в противном случае они не будут совпадать с направлением божественного стебля. … Важное значение имеет нефритовая ступень (клитор) павильона. Она должна быть круглой как жемчужина, не выступать далеко, но быть легко доступной для пальца или языка. … Лобковые волосы говорят вот о чем:
черные, словно перья лоснящейся птицы — сильная и упрямая женщина
коричневые с золотистыми блестками — спокойная и великодушная женщина
волосы тонкие, шелковистые и короткие — тихая и уступчивая женщина
густая растительность, торчащая вниз — женщина с темпераментом водопада
клочковатые и сухие, словно растительность на вершине холма — женщина, которой недостает теплоты и чувственности».
В ногах все внимание обращали на ступню. Маленькая ступня и изящная походка ценилась всегда, но в конце I тысячелетия н.э. в моду стало входить уменьшение ступни девочек, путем бинтования. Согласно легенде, начало моде положил танец любимой наложницы императора в огромном золотом лотосе. Чтобы танцевать на его лепестках, девушка забинтовала ступни и, подобно современным балеринам, танцевала на носках. Мода на измененную ступню достигла расцвета в период династии Юань (XIII — XIV вв.) и продержалась до начала ХХ века.
Девочкам в 5-7-летнем возрасте бинтовали ноги так, что ступня не могла расти. Для этого подгибали все пальцы, кроме большого, к подошве и накрепко привязывали их бинтами. Каждую неделю бинты затягивали. Годами девочки по ночам плакали от боли. Так продолжалось до тех пор, пока стопа не принимала дугообразную форму и нога не становилась похожа на копытце с пальцами. Российский врач, В.В. Корсаков, работавший в Китае в конце XIX века, описывает свои впечатления о ногах китаянок:
«Идеал женщины-китаянки — это иметь такие маленькие ножки, чтобы не быть в состоянии твердо стоять на ногах и падать при дуновении ветерка. Неприятно и досадно видеть это уродование ног на китаянках даже простых, которые с трудом переходят от дома к дому, широко расставляя ноги в сторону и балансируя руками. Башмачки на ногах всегда цветные и часто из красной материи. Ноги свои китаянки бинтуют всегда и надевают чулок на забинтованную ногу. По размеру своему ноги китаянок остаются как бы в возрасте девочки до 6-8 лет, причем только большой палец является развитым; вся же плюсневая часть и стопа крайне сдавлены, и на стопе видны вдавленными, совершенно плоскими, как бы белыми пластинками, безжизненные очертания пальчиков»
Копытца-ступни именовались золотистые лотосы или золотистые лилии. Идеальный их размер не должен превышать 8 см. Достигалось это ценой больших страданий. О красавицах говорили: «Пара забинтованных ножек стоит ванны слез». Но без лотосов нельзя было рассчитывать на достойную партию. Только крестьяне и бедняки не бинтовали ноги дочерям. Исключение составляли и гордые маньчжурские женщины. Маньчжуры были аристократией и правили Китаем, но что взять с потомков варваров, не понимавших изысков истиной красоты. Иногда женам и дочерям богатых китайцев настолько уродовали ноги, что они почти не могли ходить. Несчастных носили в паланкинах или служанки переносили их на плечах. Если они пытались идти сами, то их поддерживали с обеих сторон.
Называют несколько причин устойчивости традиции уродовать ноги женщин. Одна из них — боязнь измены. Из-за деформированных ступней женщина была беспомощна и привязана к дому. Другая — социальная, ведь ноги бинтовали девочкам из состоятельных семей. Это был знак избранности. Третья причина — сексуального свойства. В Китае копытца-ступни стали интимным сексуальным символом. Женщины, приглашенные для развлечений, охотно раздевались, но их ступни скрывали расшитые носки, завязанные вокруг щиколоток. В таком виде они отдавались мужчинам. На рисунках старинных эротических книг, изображены женщины во всевозможных позах, нередко по две-три с мужчиной, и единственная одежда на них носки. Само совокупление именовали «прогулкой между золотистыми лотосами».
Прикосновение к лотосам обязательно входило в предварительные ласки. Именно так в эротических романах описывали соблазнение красавиц. Когда поклоннику удавалось добиться интимного свидания, он не начинал с поцелуев, но выражал помыслы словесно. Если слова не вызывали неодобрения, он ронял палочки для еды или веер, и поднимая их, касался лотосов. Если и тут не было отпора, то наступал черед поцелуев и ласк. Когда же с красавицы спадали одежды и приходило время любовных утех, то и тут мало кому дозволялось увидеть лотосы.
Надо сказать, что голые лотосы нравились далеко не всем. В романе XVII века «Подстилка из плоти» об этом сказано прямо: «К тому же женщины знают, что перевязанные ступни возбуждают мужчин, а в обнаженном виде они становятся бесформенными и неприглядными обрубками». Но были и любители: при виде разбинтованных лотосов их охватывало сильнейшее возбуждение. Они наслаждались таинством мытья ног и пили драгоценную воду, ели миндаль и арбузные семечки, засунутые между пальцами, сосали пятки, сношались в щель копытца между пяткой и ступней. Миниатюрные башмачки, тоже вызывали экстаз. Из башмачков пили вино или, глядя на них, мастурбировали. Красные башмачки — пример фетишизма, но пристрастие китайцев к владелицам золотистых лотосов имело объективные причины. Как отмечали врачи, неуклюжая ходьба на лотосах приводила к постоянному напряжению мышц таза, в результате чего ягодицы увеличивались, а мышцы влагалища укреплялись. Обширные ягодицы возбуждали мужчин, а половая близость при тугом влагалище походила на ощущения от секса с девственницей.
Непонимание китайцами красоты тела распространяется и на мужчин. Ведь тысячелетиями в Китае господствующим классом были не феодалы, постоянно упражнявшие тело для войны и охоты, а чиновники, книжники и рисовальщики иероглифов, навязавшие всем почтение к сутулой спине ученого. На китайских средневековых рисунках у злодеев мощные фигуры, а красивые влюбленные юноши все как один худосочны. Люди действия, воины, не пользовались уважением. Бытовала поговорка: «Из хорошего железа не делают гвозди, из хороших людей не делают солдат». Стали сказкой времена последнего правителя династии Инь Чжоу-синя (1154-1122 гг. до н.э.) — человека бычьего сложения, но обладающего тигриной гибкостью и силой.
«Чжоу-синь держал себя в форме благодаря интенсивной программе боевых и физических упражнений, в их число входили единоборство с дикими животными на специально построенной арене, а также фехтование с пятью или шестью воинами одновременно. Он также усовершенствовал некоторые приемы китайской и восточной техники боя и борьбы, мог разбивать кулаками валуны и ломать большие деревья.
Его проявления мужественности не сводились, однако, к физическим упражнениям… Он собирал двор для показа своих сексуальных подвигов на той же арене, где он сражался со зверями, и одним из его достижений было обойти вокруг арены с обнаженной женщиной, поддерживаемой лишь его возбужденным членом. В одной руке он держал при этом жаренную ногу оленя, в другой — двухлитровый бронзовый сосуд с вином. В то время как он ел и пил, наложница по его требованию, обвив ногами ею талию, приподнималась и опускалась, делая его удовлетворение полным».
Главным объектом эстетического и эротического интереса китайцев были мужские и женские половые органы. Китайцы издревле давали им пышные названия. Половой член именовали нефритовый пик, нефритовый стебель, мужское острие, боевая палица, черепашья головка. Яички называли тайный мешочек. Названия входа во влагалище были особенно поэтичны — нефритовые врата, коралловые врата, золотистая лощина, цветочный рай, волшебное поле. Клитор именовался жемчужина на яшмовой ступени. Каждая часть влагалища имела свои названия. Их перечисляет Желтому императору, Хуан-ди, мифическому основателю Китая, Чистая дева, Су-нюй, одна из советниц императора в древних даосских трактатах:
Су-нюй: … Ваше величество также должно знать, что глубины влагалища имеют 8 имен и называются восьмью долинами:
1. Струна лютни, глубина которой 2,5 см.
2. 3убцы водяного каштана, глубина 5 см.
3. Маленький ручей, глубина 7,5 см.
4. Черная жемчужина, глубина 10.
5. Собственный желоб, глубина 12,5.
6. Глубокий свод, глубина 15.
7. Внутренняя дверь, глубина 17,5.
8. Северный предел, глубина 20 см.
При всей поэтичности названий, подобные сведения вряд ли вдохновят влюбленных в красоту поэтов и художников Возрождения. Утилитарны и «весенние рисунки», альбомы со сценами любовных игр. Первые главы романа XVII века «Подстилка из плоти» повествуют о брачной жизни сластолюбца Вэйяна и девушки Юйсян, имевшей всего один недостаток — излишнюю стыдливость. Из-за нее Юйсян соглашалась на близость только в темноте и отвергала разнообразие поз. К огорчению мужа, она ни разу не достигла оргазма. Тогда Вэйян приобрел роскошный альбом «весенних рисунков» с описаниями поз любви. Поначалу, Юйсян отказывалась даже взглянуть на рисунки. Но, в конце концов, она согласилась изучать их под руководством мужа и превратилась в чувственную женщину.
При всем том, отношение к сексу у китайцев, особенно, у древних китайцев, было далеко от чистой чувственности и включало и религиозный аспект, и восхищение красотой полового акта, и саму радость наслаждения. Весенние рисунки были одним из подспорий, чтобы испытать эти чувства. Атмосферу праздничного отношения к сексу передает стихотворение поэта Чжан Хэна, жившего почти 2000 лет назад (78-139 н.э.):
«Готово все — циновка, изголовье
И на одежде запах благовоний,
Мерцает тускло золото засовов
Под пламенем светильника резного.
Лицо напудрено, развязан тонкий пояс,
Картинки с парами, что заняты любовью
К тебе, богиня мудрая, взываю
Со мной своим искусством поделись!
Супругу равного мужчины нет на свете,
Все таинства любви он ведает секреты,
Я эту ночь и радость этой ночи,
До самой смерти не могу забыть!»
Отношение к сексу в Китае сложилось под влиянием даосизма, конфуцианства и буддизма. Однако до начала 2-го тысячелетия н.э. основную роль играл даосизм, впитавший верования предков китайцев. Из ранних идей, в даосизм вошли понятия о мужском и женском началах — ян и инь. Они противоположны. Ян и инь — небо и земля, солнце и луна, мужское и женское, светлое и темное, твердое и мягкое. Все в природе определяется их взаимодействием. Небо оплодотворяет Землю и дает начало всему живому. Китайцы воспринимали Землю как матку женщины; облака были секретом влагалища, и сквозь них на Землю проливался дождь — сперма Вечного Неба. Поэтому половое сношение называли «туча и дождик» или «туман и дождь».
Секс мужчины и женщины подобен союзу Неба и Земли. Он необходим для достижения гармонии, счастья и долголетия. Но мужчина и женщина не только олицетворение ян и инь. Каждый из них, как все сущее, содержит оба начала, хотя ян важнее для мужчины, а инь для женщины. Количество ян и инь меняется в течение жизни. Секрет долголетия состоит в сохранении правильного баланса. Лучшим его регулятором является секс. Необходим обмен ян и инь. Ян укрепляет инь, а инь — ян. Даосские мудрецы предлагают частые, но незаконченные половые акты, чтобы мужчина, возбуждаясь, производил семя и оставлял его в себе. Растущий мужской ян нуждается в подпитке инь. Для этого мужчине следует довести женщину до оргазма и получить с влагалищными соками полную меру инь. Сам же мужчина тратил семя только для продления рода.
Существовали разные способы сохранения семени. Самый старый и простой — «способ запирания». В сохранившихся пособиях по сексу «Искусства брачных покоев», ссылаются на мнение учителя Дао Ву-сыня (династия Хань, 206 г. н. э.):
«Способ запирания похож на попытку остановить рукой Желтую реку. … Внимательно изучайте его около месяца и тогда драгоценное сокровище мужчины (семя, цзин) будет в полной безопасности. Преимущество способа в легкости выполнения. Например, если мужчина выполняет стадию трех мелких и одного глубокого толчков, он может закрыть глаза, рот и дышать глубоко, спокойно через нос, не задыхаясь. Когда же он почувствует, что вскоре может потерять контроль, то ему следует быстро приподняв таз, вытащить нефритовый пик до глубины 3 см или меньше, и остаться так, не дыша. Затем он может глубоко вздохнуть и втянуть низ живота, как бы сдерживаясь от мочеиспускания. Размышляя о важности сохранения цзин и о том, что его нельзя терять беспорядочно, он при глубоком дыхании вскоре успокоится. Затем он может снова пробовать толчки».
Особое внимание Ву Сынь уделяет обучению «способу запирания» неопытных юношей:
1. Начинающему следует не слишком возбуждаться или не быть чрезмерно страстным.
2. Новичок должен начинать с женщины, которая не слишком привлекательна и чьи нефритовые врата не слишком тесны. С такой женщиной ему легче научиться управлять собой. Если она не слишком привлекательна, он не потеряет голову, а если ее нефритовые врата не слишком тесны, он не возбудится чрезмерно.
3. Начинающий должен научиться входить мягко и выходить с силой.
4. Он должен сначала испробовать последовательность трех мелких и одного глубокого толчка и производить 81 толчок за один заход.
5. Если он почувствует, что слегка возбудился, он должен немедленно прервать движения и вытащить нефритовый стебель до того уровня, когда внутри нефритовых врат его останется около 3 см или того меньше. Он должен подождать до успокоения и затем возобновить толчки — три мелких и один глубокий.
6. Затем он должен попробовать пять мелких и один глубокий.
7. Наконец, он должен попробовать толчки — девять мелких и один глубокий.
Даосские учителя высоко оценивали возможности «способом запирания» улучшить здоровье и сексуальную силу мужчин. Ву Сынь пишет:
«Практикуя этот способ, мужчина … сохранит энергию и будет чувствовать себя замечательно собранным. И он не должен вынимать свой стебель, пока не сделает по крайней мере 5 тысяч толчков. Сочетая подход запирания с глубоким дыханием, он сможет продолжать почти неопределенное время. Тогда для него не будет слишком трудным удовлетворить 10 женщин за ночь».
Другой способ сохранения семени назывался «хуан цзин пу нао», что означает «заставить семя вернуться питать мозг». Для этого следовало в момент семяизвержения двумя пальцами левой руки нажать на точку между мошонкой и задним проходом на 3 — 4 сек., одновременно сделав глубокий вдох. Давление на уретру заставляет семенную жидкость изменить путь и направляет ее в мочевой пузырь; впоследствии она вместе с мочой выводится из организма. Даосские мудрецы не знали современной физиологии и верили, что семя по спинному мозгу поступает в головной мозг и питает его. Западные медики полагают, что истечение семени в мочевой пузырь не может благотворно влиять на здоровье мужчины.
Техника запирания позволяла знатному китайцу справляться с нелегкой обязанностью обслуживать гарем из жен разных рангов и многочисленных наложниц. Ведь ему приходилось следовать графику посещений каждой жены и наложницы. Это имело магический смысл. Даосские мудрецы считали, что Вселенная периодически расширяется и сжимается. Во время ее пульсации люди получают жизненную энергию, ци, и магическую силу тё. Последняя передается в зависимости от знатности (как мана у полинезийцев). Знатные при рождении получали много тё от добродетельных предков. Чтобы сохранить тё, нужно приносить жертвы предкам и правильно заниматься сексом. Особенно много тё имели император и его дети, и им следовало особенно тщательно выполнять даосские предписания.
Китайский правитель (не обязательно император) должен иметь одну первую жену, 3 жены первого ранга, 9 жен второго ранга, 27 — третьего ранга и 81 наложницу. Нечетные числа соответствуют благоприятным для мужчин и мужской потенции силам природы (женщинам благоприятны четные числа). Так три означает сильную мужскую потенцию, три раза по три, или девять, — сверхсильную потенцию, и так далее. Придворные женщины, ню-ши, отвечали за соблюдение графика посещений женщин Правителем в соответствии с днями лунного календаря и рангом женщин. Жен низших рангов он посещал чаще, чем жен высоких рангов, и обычно до встречи с ними. Первая жена имела секс с супругом только раз в месяц, причем его семя, цзин, не должно быть истощено женщинами низших рангов. С наложницами Правитель общался, запирая цзин, чтобы сохранить драгоценный дар для жен.
Даосские пособия подразумевают обязательный оргазм женщины, чтобы мужчина вместе с влагалищными соками мог получить инь, нужный для его ян. На это направлена вся техника секса. Для разогрева рекомендовали поцелуи, ласки руками и ртом. Представления, что китайцы не знали поцелуев, совершенно неверно, просто они не целовались на людях. Соитие рекомендовалось начинать, когда женщина возбуждена. Но предварительные ласки играли скромную роль на пути женщины к оргазму. Гораздо больше значил сам половой акт. В нем использовали смену типа толчков нефритового пика, разнообразие поз и, самое важное, задержку семяизвержения, дающая запас времени, чтобы довести женщину до оргазма.
Врач VII века Ли Дун Сянь, известный как Благороднейший Дун Сянь-цзы, посвятил технике толчков (фрикций) «нефритового стержня» 7 из 16 глав своей книги. Он описывает 9 типов толчков:
1. Направлять вправо и влево, будто храбрый воин пытается прорвать ряды врагов.
2. Двигать вверх и вниз, будто дикая лошадь брыкается в реке.
3. Вытаскивать и приближать, как стайка чаек играет на волнах.
4. Быстро чередовать глубокие толчки и мелкие, дразнящие удары, как воробей клюет остатки риса в ступе.
5. Монотонно наносить глубокие и мелкие удары, как большой камень опускается в море.
6. Приближать медленно, как змея, вползающая в нору для зимовки.
7. Толкать быстро, как испуганная крыса бросается в нору.
8. Балансировать, затем ударять, как орел хватает неуловимого зайца.
9. Поднимать, затем погружать, подобно тому, как большая парусная лодка храбро встречает бурю.
«Благороднейший Дун» описал различные типы толчков: глубокие, мелкие, прямые, косые, быстрые, медленные. Каждое описание выглядит как метафора. Медленный толчок походит на «движение карпа, играющего с крючком»; быстрый — на «полет стаи птиц, летящей против ветра». Особое значение учителя Дао придавали чередованию толчков разной глубины. Все даосы сходились, что девять мелких толчков и один глубокий — наилучшая комбинация, берущая начало в глубокой древности. Ведь еще Чистая дева Су-нюй рассказывала о них Желтому Императору:
«Император Хуан-ди: — И каков способ девяти мелких и одного глубокого?
Су-нюй: — Это значит просто толкать 9 раз мелко и 1 глубоко. Каждый удар должен соответствовать вашему движению. Глубина между струной лютни и черной жемчужиной (от 2,5 до 10 см) называется мелкой; между маленьким ручьем и собственным желобом (от 7,5 до 12,5 см) глубокой. Если толкать слишком мелко, пара может не получить полного удовольствия; если слишком глубоко, они могут пораниться.
Важно и общее число толчков. В даосской литературе часто говорит о тысяче толчков, необходимых для удовлетворения женщины. Это может показаться чрезмерным, но на самом деле, это получасовой половой акт (1800 сек.), и даже в медленном ритме. Для мужчины, умеющего запирать цзин, полчаса секса — вполне посильная задача. Немалое значение уделялось и позам любви. В пособиях по «Искусству брачных покоев» описано 4 основных и 26 вариантов поз сближения мужчины с женщиной. Главными позами являются: 1. Тесный союз (мужчина сверху), 2. Рог единорога (женщина сверху), 3. Плотная привязанность (мужчина и женщина лежат на боку, лицом к лицу), 4. Луна-рыба (мужчина входит сзади). Варианты поз носят названия движений животных:
1. Шелкопряды крепко связываются — женщина обнимает шею мужчины и сплетает ноги на его спине.
2. Драконы свиваются в петлю — мужчина сверху, левой рукой загибает ноги женщины к ее груди; правой вводит нефритовый стебель в нефритовые ворота.
3. Рыбы соединяют глаза — мужчина лежит на боку лицом к лицу с женщиной, подняв рукой ее ногу.
4. Любящие ласточки — мужчин лежит на женщине, обнимая ее шею, а она его талию.
5. Соединенные пегие зимородки — женщина лежит, расслабив ноги; мужчина сидит на коленях, поджав ногу, как северные варвары ху, и держит ее за талию.
6. Сплелись мандариновые утки — женщина лежит на боку, согнув ноги так, чтобы мужчина мог войти со спины.
7. Кувыркающиеся в воздухе бабочки — вариант позы женщина сверху.
8. Перевернувшись летящие кряквы — мужчина лежит, а женщина сидит лицом к его ногам.
9. Склонившая крону сосна — мужчина сверху; женщина скрестив ноги, оплетает ими мужчину; руками они держат друг друга за талию.
10. Прильнувший к жертвеннику бамбук — мужчина и женщина стоят лицом к лицу, обнимаясь и целуясь.
11. Танец двух самок фениксов — участвуют мужчина и две женщины; одна лежит на спине, подняв вверх ноги, другая лежит на ней так, чтобы ее инь была над инь первой женщины; мужчина сидит вытянув и раздвинув ноги и нефритовым стержнем боевито нападает на верхнюю и нижнюю инь.
12. Феникс несет птенца — поза особенно подходит для крупной женщины и маленького мужчины.
13. Парение морских чаек — мужчина стоит у края ложа и, придерживая ноги женщины, входит в нее.
14. Скачущие дикие лошади — мужчина сверху; ноги женщины у него на плечах.
15. Галопирующий конь — женщина лежит; мужчина на корточках, левой рукой обнимая ее шею, а правой поднимает ей ноги.
16. Лошадь бьет копытом — женщина лежит, мужчина кладет одну из ее ног на свое плечо, другая нога покачивается.
17. Прыжок белого тигра — женщина стоит на коленях, лицо ее на постели; мужчина стоит позади на коленях и руками держит ее за талию.
18. Темная цикада цепляется за ветку — женщина лежит на животе, вытянув ноги; мужчина держит ее плечи и входит сзади.
19. Коза перед деревом — мужчина сидит, вытянув и раздвинув ноги, женщина сидит, повернувшись спиной, он держит ее за талию.
20. Желтая цапля у площадки — мужчина сидит на коленях, поджав ногу, как северные варвары ху, и входит в женщину, сидящую лицом к нему, а другая — сзади, тянет первую за полы одежды, ускоряя ее движения.
21. Феникс порхает в красной пещере — мужчина сверху, женщина лежит навзничь и руками держит свои ноги, поднятые вверх.
22. Громадная птица царит над темным морем — мужчина держит ноги женщины на своих предплечьях, обнимая руками талию.
23 Кричащая обезьяна обхватывает дерево — мужчина сидит, вытянув ноги; женщина сидит на его коленах, обеими руками обнимая мужчину; он поддерживает одной рукой ей ягодицы, другой спину.
24. Кот и мышь делят норку — мужчина лежит на спине, расслабив ноги, женщина лежит на нем; его нефритовый столб глубоко проникает в нее.
25. Осел в последнем прыжке — женщина стоит на четвереньках, выгнувшись вверх; мужчина, держа за талию, входит сзади
26. Собака ранней осенью — мужчина и женщина на четвереньках находятся друг к другу ягодицами; мужчина вводит нефритовый столб в нефритовые ворота.
Продолжение следует_____>