Как вспомнить детство

25.09.2018 0 Автор admin

Вспомнишь раннее детство вспомнишь Бога

Яков Волга

    Вспомнишь  раннее детство – вспомнишь Бога.

  Как  сказал Юм, единственное учение о бессмертии души, с которым может считаться философия — это учение о её предсуществовании.

 …

   Вспоминай свое раннее детство, очень раннее, даже древнее детство. Задача не простая.  Мы склонны вспоминать юность, молодость, недавнее прошлое, посиделки, торжества, первое свидание, первый класс, выпускной вечер,  новогодние ночи,  лишение девственности.
 Помним  друзей, женщин, товарищей, дальних родственников.  Но  тот период, когда нам было 2 годика,  даже  меньше, уже стирается с памяти.  Мы не работали над этим, забросили этот процесс, поэтому трудно вспомнить. Но надо!
  Пока не поздно, вспомни себя. Кое какие обрывки помним, типа, мусульмане мужчины помнят смутные моменты своего обрезания, им было тогда примерно 2 или 3 года.
  Другие помнят сцены, когда кто — то их обижал, отнял игрушку, ударил и пр. Или как они больно упали, ушиблись. Все это записано в памяти, в memory, надо вспомнить все это и удерживать в памяти как можно долгое время. 
Необходимо часто вспоминать  именно  очень раннее детство,  то, что было и происходило до года, до двух лет. Еще глубже вспомни! И ты наверняка вспомнишь свое Рожденье!
 Запусти свой  recollect, пусть он все вспомнит, даже самые вроде обыденные сцены.   
  Выше  уже не имеет смысла, ибо когда  тебе был лишь годик,  именно тогда еще ты свеж, на тебе печать всевышнего. Ты  недавно ОТТУДА,  с Того Света, ты прибыл от Него, от Бога, от Них. На тебе запечатлен божий штамп,   пыль веков.
С годами все стирается, выветривается,  надо вспомнить. Чем больше пытаешься вспомнить самое раннее детство, тем больше получается вспомнить Кое что, а именно РОЖДЕНЬЕ.
  ЕЩЕ ОДНО УСИЛИЕ И ПОШЛА МЫСЛЬ ЕЩЕ ГЛУБЖЕ, ДО РОЖДЕНЬЯ.
 Многие эпизоды и сцены из глубокого  детства  вырисовываются в разуме в полной своей красе, и неожиданно щелчок! – ты вспоминаешь, что   уже и раньше жил, то есть то, что ты имеешь сегодня и сейчас, а именно семью, дом, машину, работу, дачу, и прочее, все это было у тебя и в прошлой жизни тоже.  ТЫ есть не ТЫ, ты не то, что о себе привык думать. Ты  не знаешь кто ты!
 Если для тебя Родиной нынче является Россия или Украина, то в прошлой жизни Родиной твоей был Мадагаскар, а может Боливия, это к примеру.
 Когда копнешь глубже в свое детство, окунешься в бездонную и безликую пустоту, находишь свое истинное Я, закрепляешь его, это и есть Ты. Истинный ТЫ. Это капитальная работа над собой, тут дело не двух – трех месяцев. И даже не двух трех лет.
  После этого сами по себе такие понятия как  Родина, гимн и флаг страны, патриотизм, семья, дети, родительский дом, первая любовь, первый поцелуй, все это становится для тебя неважным, скучным, примитивным, ибо это не оригинально, далеко не свято и не актуально, как нам преподносят и как нам внушено еще со школы.
 Все  это уже было в твоей жизни неоднократно, не раз, на прошлых станциях. Ты  теряешь страсть ко всему этому, становишься спокойным, как холодная планета, как Бог.
Дорожишь ли ты авторучкой, зажигалкой или костюмом своим? Трудно найти такого человека, кто бы считал святым эти вещи, ибо они преходящи, сегодня есть, а завтра нет. Точнее сказать, завтра будет уже совершенно другой костюм, иная зажигалка.
Тоже самое с семьей и Родиной. Сегодня ты узбек или татарин, тебя учат тому, что   должен защищать свою отчизну, целовать флаг страны, петь гимн.
  В прошлой жизни ты был американец, и точно также тебя учили американскому патриотизму. А завтра ты будешь иранцем или арабом, и опять Родина, мать, калитка,  место рожденья, ЗАГС, избирательный блок. Ничего не меняется.
 Сегодня у тебя дочь, ты в ней души не чаешь, в прошлой жизни был сын,  позапрошлой ты вообще был бездетным. В будущей жизни будет тройня.
 Все повторяется в иных форматах и ракурсах, форма меняется, суть та же.

Взрослым необходимо вспомнить детство, чтобы быть счастливыми

Меняется лишь графика,   бумажный лист тот же.
Наша цель изменить всю эту косную цепочку, выйти из вечного замкнутого потока, стать  свободным.   
  Для  этого надо вспомнить себя, свое сокровенное Я.
  А до этого надо вспомнить свое детство.
  Как ты можешь вспомнить свое истинное Я,  если у тебя в памяти постоянно мелькают твои друзья – собутыльники, с которыми ты обсуждаешь женщину, Аллу Пугачеву, футбол или водку.  В лучшем случае обсуждаешь Тургенева или Пушкина. Это невозможно.
Есть определенные стандарты, которым надо следовать. Есть твердо установленный путь, шаг влево или вправо, и ты потерян.
Тут нет места самодеятельности и народному творчеству.
Если денно и нощно ты будешь есть верблюжью колючку, то превратишься в верблюда.
Если часто будешь прыгать с дерева на дерево, станешь обезьяной. Ты есть человек, потому что ведешь человеческий, а не звериный   образ жизни,  ходишь в костюме, пользуешься вилкой и ложкой,  учишься, читаешь, слушаешь Бетховена, смотришь хоккей,  и так далее. Всего этого зверь не делает, это чрезвычайно людское, человеческое.
 А  надобно  быть выше человека. Для этого ты должен владеть информацией о себе и о ЧЕЛОВЕКЕ.
Если обезьяна поймет, что она обезьяна, то для нее это будет мощный ШАГ вперед, в сторону человека.
Словом, если хочешь быть выше, чем человек, быть ближе к Богу, ты должен вспомнить  и помнить себя. Иного пути нет.
  Когда тебя принимают на работу, то обязательно интересуются о тебе, обзванивают те учреждения, где ты работал  раньше, до этого, собирают информацию о тебе, наводят справки. Работодателю нужна рекомендация. Это законно и естественно, нормальный процесс.
Все идентично. Ты должен сам о себе получить информацию с прошлых жизней, каким  ты был,  или  кем ты был? Начать надо как минимум со своего детства. Самое раннее детство ответит тебе на многие  вопросы.
 Только и только увидев всю систему жизни, ты увидишь само сердце жизни, и перестанешь быть частью, станешь ЦЕЛЫМ.

© Copyright: Яков Волга, 2012
Свидетельство о публикации №212022801545

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Яков Волга

Рецензии

Написать рецензию

Майкл Ньютон — "Путешествия между жизнями" — http://www.youtube.com/watch?v=lPUJdtc7XWo

Этот ролик весьма достойный коммент на вашу статью. Можно просто заказать его книги.

Василий Пестов   02.09.2018 04:19   •   Заявить о нарушении

+ добавить замечания

Написать рецензию     Написать личное сообщение     Другие произведения автора Яков Волга

Вспоминая детство (рассказики)

Вспоминая детство.

(РАССКАЗИКИ)

            В определённый момент своей жизни ребёнок начинает осознавать, что он есть и, что он живёт на белом свете. Осознание самого себя, связано  с какими – то событиями.

            Я ощутил своё пребывание на этом свете, когда мне было годика три. Тогда умерла моя бабушка. В моей памяти всплывает зимнее утро, деревянный диван, на котором лежала бабушка и люди в чёрной одежде. Больше я ничего не помню, как и не помню себя до этого траурного дня. Вот с этого дня и началось моё осознание того, что я есть.

            Для нашей семьи этот день, конечно, не был счастливым, но моё счастье состоит в том, что я увидел самого себя. Ведь до этого я не осознавал, что живу.

            Так вот и всплывают в памяти эпизоды жизни из детства. Казалось бы, нет ничего интересного, всё просто, всё обычно, но вот, именно, этот момент отложился в памяти, а не какой-то другой.

*   *   *

            Запомнилось мне, что носков тогда не было, а носил я чулки и ботинки. Чулки, чтобы не сползали вниз, удерживались в верхней части на ноге резинкой, которая туго впивалась в ногу и на ногах постоянно оставались красные круги от неё. А когда снимешь чулки, то чувствуешь облегчение и почёсываешь, зудящие отметины от резинки.

            Другой проблемой были шнурки на ботинках. Редкий случай, когда не затягивался на них узел. Как только начинаешь развязывать шнурки, обязательно затянется узел. Вот тут-то и сидишь до седьмого пота, а порой и до слёз. Хорошо, если рядом окажутся взрослые и помогут развязать, а когда нет…!

*   *   *

            Помню, носил я короткие штанишки на плечиках, а плечики застёгивались на пуговицы сзади. Играешь где-нибудь на улице с ребятишками и вдруг – захотелось в туалет. Беда, если не успеешь добежать до дома, а там кто-то расстегнёт пуговицы. Ведь сам-то я не мог их расстегнуть, неудобно – пуговицы сзади. Ох, и не любил я эти штанишки. Всё ждал, когда же они износятся, или станут малы! Прошло с той поры много десятилетий, а я всё помню те штанишки на плечиках.

*   *   *

            Прогулки на улице были всякий раз испытанием, потому, что обязательно надо было под шапку покрыть платок, обыкновенный женский платок. У меня была старенькая кожаная шапка — ушанка размером больше моей головы (не по Сеньке шапка). По-видимому, досталась от кого-то. Чтобы я не простудился, вот и покрывали на меня платок. Как же я ждал того времени, когда перестанут покрывать его: во – первых он постоянно сползал на глаза во время игры, а во – вторых, уже понимал, что я не девочка и стеснялся.

Так и остался в памяти тот платок. И сейчас, надеваю шапку на голову, а платок тот перед глазами. Но вспоминаю уже с теплотой о родителях, ведь они хотели мне добра, чтобы не заболел.

*   *   *

            Носки и варежки нам мама вязала из овечьей шерсти, которые быстро протирались.

            — Как огнём горят, — говорила мама. И тогда она обшивала их материалом. Материал протирался, а носки и варежки оставались целыми, и она снова их обшивала.

            Зимних ботинок у меня не было, наверное, лет до девяти. Носили валенки. Новые валенки это тоже испытание. В них невозможно было согнуть ногу. Это уже потом, когда они разносятся, становились мягкими. Но, носить их было обязательно с галошами, чтобы подошва не протерлась и, чтобы в сырую погоду не промокнуть. И какое же было счастье, когда мама разрешала в морозную погоду побегать в валенках без галош. Валенки казались невесомыми, и бежишь будто босиком. Но валенки быстро взлохмачивались вокруг подошвы. И снова галоши!

*   *   *

            Весной и в осеннюю распутицу носили резиновые сапоги из тонкой резины. Потом стали появляться сапоги из толстой резины, их называли литыми. Литые сапоги считались сапогами мужскими, а из тонкой резины – женскими. Как же мне хотелось иметь литые сапоги. Моим старшим братьям такие сапоги купили, а я ещё продолжал ходить, как  считал, в — женских. Но вот и для меня настал счастливый момент. Мне купили литые сапоги. С какой же радостью я выбежал в них на улицу, чтобы показать друзьям. Ну, и, конечно, в первую очередь стал измерять на дороге лужи и грязь. Мы с друзьями даже стали соревноваться, кто глубже забредёт в воду. Я медленно двигался вперёд, вода сжимала голенища сапог, поднимаясь всё выше и выше, вот осталось несколько миллиметров, ещё шаг и…. Вылив воду из сапог, я побежал домой сушиться.

*   *   *

            Конечно, достаток в семьях тогда был не то, что сейчас. Семьи были большие, а зарплата в колхозе низкая. Вот и старались покупать одежду на вырост. Такое зимнее пальто в 4 классе мне и купили. С одной стороны я был рад новому пальто, но с другой – не хотелось его носить. Уж слишком был большой запас на вырост. И вот я несколько сезонов ждал, когда же подрасту, чтобы оно было в самый раз. Так я и носил его до 8 класса.

*   *   *

            Тогда не было у нас разной одежды: зимней, весенней, осенней. Было одно зимнее пальто, вот и ходили в нём до самого тепла. Но вот однажды, это было, наверное, в классе шестом или седьмом, мне купили осеннее пальто. Это было что-то! Я надел новое пальто, литые резиновые сапоги и пошёл на улицу. Конечно, мне хотелось, чтобы меня увидели мои друзья. Вышел я на дорогу, ребят не видно. Зашёл в грязь, а под ней оказался ледок…. Мама на меня не ругалась. Замыла грязное пятно водой. Но мне было так неловко, уж лучше бы она на меня поругалась.

            А следующей весной мне купили куртку из материала болонь. Тогда этот материал только вошёл в моду. В магазинах советской торговли купить такую куртку было невозможно, и заказали мне её в ателье. Как сейчас помню: коричневая болоньевая куртка! На дворе был ещё месяц март, снег не растаял, морозно было, а мне не терпелось выйти в новой куртке. Я надел куртку, вышел на улицу, прошёлся немного, но быстро озяб и вернулся домой. Пришлось ожидать потепления. Но на сердце была радость – у меня новая куртка!

*   *   *

            Проснулся я как-то пораньше. Была весна — апрель! От зимы и следов не осталось.  Вышел на крыльцо. Ярко светило солнце. Было тепло. И я как-то всем своим детским существом ощутил ласковость весны: и свежий необычайно пахнущий воздух, и тёплые лучи солнца. Мне показалось, что сам весенний воздух наполнен радостью, любовью, весёлым настроением, миром, добром. Так хорошо было на душе! А напротив дома, на скворечнике, распевал скворец, вытягивая свою головку к солнцу! Ему тоже было хорошо! Какое счастье!

*   *   *

            В детстве и солнце казалось ласковее, и лето теплее, и дни длиннее, да и вообще время было бесконечное. Это теперь, когда за пятьдесят, не то что дни и месяцы, а то и годы летят неумолимо быстро.

            Вышел я ранним ласковым утром в сад. Пробежав по прохладной, окропленной росой траве,  набрал яблок и, усевшись перед домом, стал есть. Восходящее солнце приятно грело лицо и грудь. А я с наслаждением ел яблоки и ни о чём не думал. Да и о чём мне было тогда думать. Детство!

Как вспомнить прошлое

Хорошо мне тогда было, да и всё!

*   *   *

            Сварила мама на завтрак молочную лапшу и позвала меня. Взяв тарелку с лапшой, я вышел на крыльцо, сел на порожек, поставил перед собой тарелку и начал есть. Тут подбежал наш котёнок и стал из тарелки лакать лапшу. Так и ели вместе. Я — ложкой, он – языком, я – ложкой, он – языком. Увидел дядя Володя и отогнал котёнка. – Нельзя из одной тарелки есть с котёнком, — сказал он. Маленький я тогда был, не понимал этого, а вот запомнил этот случай. Как сейчас, вижу тарелку на порожке и котёнка.

*   *   *

            Угостил меня дядя Вася шоколадной конфетой. Побежал я в сад, сел в дальнем углу на траву  и стал разглядывать обёртку. Там были нарисованы разноцветные осенние листья. Хоть и лето было, а эти листья мне напомнили осень. И вот теперь, когда наступает осень, я, глядя на опавшие листья, вспоминаю дядю Васю и шоколадную конфетку.

            Откусил я половинку от конфеты, а остальную положил для мамы. Мама пришла с работы. Я угостил её конфетой. Она прикоснулась губами, сделав вид, что откусила и отдала конфету мне. Я увидел, что она не откусила конфету, но не удержался и доел её. А мама сказала: «Какая вкусная конфета!» А теперь вот прошло пятьдесят лет, а я всё жалею о том, что съел, надо было бы хоть половинку от того кусочка отдать маме.

*   *   *

            Приехали к нам гости из Москвы и привезли гостинцы. Тогда ведь всё самое вкусное только в Москве можно было купить. Угостили меня зефиром. Я впервые увидел и узнал, что такое зефир. Но мне не терпелось похвастаться друзьям. Да все так делали: как что-то вкусное появится, то бежали на улицу похвастаться. Вот и я выбежал с зефиром. Увидел ребят и к ним, а сам по дороге откусываю, чтобы осталось немного для показа, а то вдруг спросят откусить. А жалко ведь! Самому мало. А у нас тогда было принято просить так: — сорок восемь, половина просим. Но если успеешь сказать: — сорок один ем один, — то уже можешь не давать. Я тогда, на расстоянии крикнул, — сорок один, ем один. Когда подбежал, то у меня оставался совсем маленький кусочек, но друзья увидели, когда он уже отправлялся в рот. Кто-то спросил: — что это у тебя было? А я с важностью, проглотив сладкую слюну, ответил: — это зефир! — Ого! — А что это такое? А я и сам не знал, что это такое, слышал, что называли зефир.  Но очень вкусно было!

*   *   *

            В райцентре жили наши родственники. Однажды они приехали к нам в гости и привезли лимонад и коржики.  Тётя Лида работала в ресторане, там эти коржики выпекали. Я впервые ел коржики и запивал лимонадом. Было очень вкусно! Ну, очень вкусно! Этот вкус лимонада и коржика запомнился мне на всю жизнь. Став взрослым, я, при случае, всегда покупал коржик и лимонад, и вспоминал своё детство. И так было приятно от этих воспоминаний. Сейчас в нашем райцентре уже не производят лимонад и не выпекают такие коржики. А жаль! Очень жаль! Ведь вкусно же было!

*   *   *

            Наступила зима, а у меня не было лыж. А так хотелось кататься на лыжах – на своих лыжах, в любое время, когда захочешь. Но у родителей купить их не было возможности. Прошла зима, и я решил копить деньги на лыжи. Взял дощечку, прибил к ней банку из-под консервов, прорезал в банке отверстие, и получилась у меня копилка. Чтобы никто её не украл, я копилку подвесил под крыльцом. И всякий раз, если у меня появлялась монетка, я лез под крыльцо и опускал её в копилку. Узнав про копилку, мне родственники или знакомые родителей стали давать монетки, и копилка моя к зиме потяжелела. С наступлением холодов, я решил достать свой клад. Родители посчитали. Там, оказалось, пять рублей. Мы пошли с отцом в магазин покупать лыжи. Но этих денег хватило только на лыжи без палок. Обидно, конечно, было, так хотелось, чтобы лыжи были с палками, настоящими. Но папа меня успокоил: — «Я тебе палки сделаю». Так я на этих лыжах с самодельными палками и катался зимой всё своё оставшееся детство. Эти лыжи и сейчас лежат на чердаке сарая. Посмотришь на них и вспоминаешь: копилку, родителей, тех,  кто денежки давал в копилку, как катался на них в морозные зимние дни. Много чего вспоминаешь, глядя на лыжи!

*   *   *

            От нашего села до леса расстояние два километра, но я впервые увидел его, когда мне было лет девять. Тогда наши родители осенью ходили в лес сгребать на зиму колючки (так называют у нас листья сосны), чтобы топить печку. Вместе с колючками сгребали сосновые шишки и, упавшие, сухие ветви деревьев. Получалось неплохое топливо. И вот однажды родители, вместе с моими старшими братьями,  взяли и меня с собой. Было сухое осеннее утро. До леса мы шли пешком: по мосту через речку, потом – лугом, через деревню Заречье, а уж прямо за деревней и начинался лес. Мы оказались среди огромных сосен. Для взрослого человека сосны, как великаны, а для меня – маленького, тем более. Я смотрел вверх, на верхушки деревьев и, мне казалось, что они упираются прямо в небо, чуть ли не до облаков достают. Но по небу плыли облака, а за верхушки не цеплялись.

— Значит им до неба ещё далеко, — подумал я. Моё чутьё привлёк тогда необычный лесной запах: смолистый воздух, смешанный  с осенней свежестью, прелостью листьев и травы. Пахло грибами. Но я не знал тогда, что это грибной запах, я же впервые был в лесу. Родители и братья стали собирать колючки. Я тоже помогал: собирал сухие ветки и складывал в кучу. Папа крикнул: «Смотрите, змея!» Мы все побежали, но это был уж. Вот тут я тоже впервые увидел ужа. Потом мы обедали в лесу, расположившись прямо на земле. К вечеру возвращались домой. А у меня в голове повторялся весь прошедший день: мост, речка, луг, деревня Заречье, лес с его неповторимым запахом, колючками, травами, мхом  и ужом.

            Теперь, как только я попадаю в лес, как только я вдыхаю лесной воздух, то тут же вспоминаю тот далёкий – далёкий день, когда я впервые оказался в лесу. Всё вспоминаю: и речку, и луг, и родителей, и братьев, и как мы обедали в лесу, и ужа тоже и, кажется мне, что я снова дышу тем неповторимым воздухом того леса – из моего детства.

            Спасибо лесу, что он оставил в моей памяти на всю жизнь такие приятные воспоминания! 

*   *   *

            Однажды зимой вдруг пошёл дождь, да такой сильный. А наутро – мороз! Всё вокруг обледенело: и крыши домов, и деревья, и дорога, одним словом всё, что было мокрым. По улице было невозможно идти. Люди шли, даже и не шли, а скользили, и падали. Кто-то шёл с палочкой, кто-то на обувь надевал капроновый чулок (с чулком не было так скользко). В нашем селе магазины расположены выше, чем дорога. Люди не могли подойти к магазину. Поднимались чуть и скатывались вниз, поднимались и скатывались. Кто-то на четвереньках преодолевал подъём, кто-то с палочкой. А нам, пацанам, смешно было на всё это смотреть. Нам гололёд был ни почём. Мы садились на санки и, отталкиваясь палками, с вбитыми в торец гвоздиками, гоняли по льду. Занятия в школе в этот день отменили. Мы были рады этому! Нам было весело на улице! Теперь, когда на улице гололедица, я всегда вспоминаю тот день.

*   *   *

Н. Чербаев.      продолжение следует….

Назад к списку

Есть ли способ вспомнить свое раннее детство?

Амнезия детства

   Подавляющее большинство людей не может вспомнить, что с ним происходило в первый год его жизни.

Это — одна из наиболее удивительных особенностей человеческой памяти, потому что именно в первый год жизни человек начинает постигать мир, у него появляются принципиально новые впечатления.

Впервые на это явление обратил внимание З. Фрейд, который назвал его амнезией детства. Он открыл это явление в процессе наблюдения за своими пациентами, которые оказались не способными вспомнить события первых трёх—пяти лет своей жизни.

До Фрейда люди воспринимали то, что они не могут вспомнить своё раннее детство как само собой разумеющийся факт: память на события со временем стирается, а ведь между ранним детством и взрослой жизнью проходит очень много времени, по крайней мере по субъективной шкале.

Однако амнезию детства нельзя свести к обычному забыванию. Пожилые люди могут многое вспомнить о своих годах в начальной школе, но очень редко кто из первоклассников может многое рассказать о своей жизни в трехлетнем возрасте, а тем более — в двухлетнем.

Проводились исследования, в которых людей просили воспроизвести и датировать воспоминания из их детства. Наиболее ранние воспоминания у большинства из них оказались связаны с событиями, происходившими в трёхлетнем возрасте. Немногие, однако, смогли изложить воспоминания, предшествующие возрасту в один год. Но проверить такие воспоминания не представляется возможным.

Наиболее точный и последовательный эксперимент провёл американский физик-экспериментатор Роберт Вуд. Раз за разом своей дочке, которой ещё не было одного года, он показывал одну и ту же картину: ставил на каминную полку фигурку собачку, клал ей на голову небольшое количество взрывчатки и устраивал взрыв. В возрасте один год демонстрации прекратились. Впоследствии, когда девочка была уже в сознательном возрасте, она вспомнила взрывы и у неё произошла эмоциональная реакция (сочувствие собачке). Этим экспериментом было показано, что очень яркие и неоднократно повторяющиеся события могут быть запомнены и в период одного года.

Проблему достоверности преодолевали и иным путём. Например испытуемым задавали в общей сложности двадцать вопросов о событии из их детства, о котором было точно известно, что оно произошло, — рождение младшего брата или сестры (подробности такого события можно проверить у другого человека). Вопросы задавались относительно фактов: что сопутствовало тому, когда мать увозили в больницу, когда она была в больнице, когда вернулась с младенцем домой, а также первым дням общения с новым братом или сестрой. Исследование показало, что если брат или сестра родились до достижения испытуемым трёхлетнего возраста, он ничего не мог об этом вспомнить. Если же рождение пришлось на возраст более трёх лет, количество воспоминаний увеличивалось вместе с возрастом на момент этого события.

Причины амнезии детства

   Фрейд полагал (в русле своей теории), что это происходит вследствие подавления сексуальных и агрессивных ощущений, испытываемых маленьким ребёнком в отношении своих родителей. Такое объяснение, однако, предсказывает амнезию только на события, связанные с сексуальными и агрессивными мыслями, тогда как на самом деле амнезия детства распространяется на все события.

Существуют когнитивные объяснения амнезии детства, которая рассматривается как следствие колоссального различия между опытом кодирования информации у маленьких детей и организацией воспоминаний у взрослых. В каком-то смысле можно провести аналогию с компьютером: диск, отформатированный в одной операционной системе, может не читаться в другой.

У взрослых людей воспоминания выстроены в одну целостную картину (модель) мира. Маленькие же люди кодируют свои переживания, не обобщая их и не связывая со смежными событиями, не выстраивая целостной картины мира. Когда ребёнок начинает усваивать связи между событиями, когда появляется абстрактно-логическое мышление, ранние переживания теряются. Что интересно, развитие речи достигает первого пика в возрасте трех лет.

Каковы биологические явления, сопровождающие амнезию детства? Гиппокамп — структура мозга, участвующая в консолидации воспоминаний, — созревает примерно через год-два после рождения. Поэтому события, происходящие в первые два года жизни, не могут достаточно сильно консолидироваться. Поэтому, если впечатления не очень яркие, их нельзя впоследствии воспроизвести.

Литература

   Агкнисон Р. Л., Атнинсон Р. С. и др. Введение в психологию: Учебник для университетов / Пер. с англ. под. ред. В, П. Зинченко. — М.: Тривола, 1999 АмнезияЧастичная утрата способности сохранять в памяти информацию, воспроизводить ее.

См. также

Память

   RSS     azps@azps.ru 

Как вспомнить детство?