Хоспис 5 отзывы

04.11.2019 0 Автор admin

«Пусть они у вас умирают». Врач развеял заблуждения о паллиативной помощи

Год назад на базе Кольской больницы открылось отделение паллиативной медицинской помощи.

Сюда не приходят умирать, как ошибочно можно предположить, тут помогают людям жить. Паллиатив – это не про диагноз, а про состояние человека. Здесь важно только сегодня, потому что завтра может не быть.

О жизни после диагноза неизлечимого заболевания «АиФ» побеседовал с заведующим отделением паллиа­тивной помощи Кольской центральной районной больницы Валерием Карташовым.

Почитайте бабушке газету!

Александра Михова, «АиФ на Мурмане»: – Валерий Петрович, что такое паллиативная помощь?

Валерий Карташов: – Pallium в переводе с латыни означает «покров». Он укрывает человека в тот момент, когда нет надежды на излечение. Да, современная медицина не может излечить заболевание. Но пациент продолжает жить. Нужно сделать так, чтобы качество его жизни повысилось, чтобы перестала мучить боль. Нужно помочь ему снова принимать пищу, потому что у многих пропадает аппетит, снять интоксикацию.

Паллиативная помощь – это помощь тем, кого нельзя вылечить, но кому можно повысить качество жизни. Часто нужна помощь хирургов, чтобы поставить дренажи, терапевтов, чтобы откорректировать сопутствующие заболевания. Нужна помощь психолога, потому что если человек не научится принимать своё состояние, то все наши усилия пойдут прахом. Ему важно чувствовать прикосновения близких, он должен иметь постоянное общение. Например, пожилые люди, которые остаются одни в квартирах, постепенно угасают. Потому что разум остаётся без работы и теряет тонус так же, как это происходит с нашими мускулами. Человек лежит один в комнате, дети в другой занимаются своими делами, не желая его беспокоить. Да его надо беспокоить! Надо общаться, рассказывать, как день прошёл, газету почитать. Одинокие люди после того, как с ними начинают общаться, активизируются, к ним возвращается интеллект.

– Когда в регионе начали развивать паллиативную помощь?

– Паллиативная помощь не такая и новинка. С 2001 года на базе «Севрыбы» функционировало отделение, оно имело различные статусы: паллиативное, хоспис. Наверное, пришло время вывести паллиативную помощь на новый уровень в соответствии с федеральными стандартами, и чтобы это было максимально удобно для пациента. Для этого было принято решение построить на базе нашего учреждения абсолютно новое отделение, оснастить его, укомплектовать кадрами, что сегодня достаточно сложно (но наше отделение укомплектовано кадрами на 80 %).

Мы около полугода старательно его строили, принимая во внимание все пожелания и замечания. 1 февраля 2019 года к нам поступили первые пациенты, как раз из «Севрыбы», где закрылось отделение. Со временем стали приезжать северяне со всей области – из Мурманска, Североморска, Апатитов, Мончегорска, Оленегорска, Ревды, Кандалакши. Сегодня работает ещё одно отделение в Кировске.

«Время позаботиться о родителях»

– В вашем отделении 23 койки. Этого достаточно?

– Для чего? Вопрос некорректный. Мне и на телевидении задавали его, утверждая, что надо не 20, а 200 коек. «Ведь много людей умирает. Пусть они все у вас умирают. А сколько бабушек одиноких. Пусть они тоже у вас лежат!» – говорили зрители. Именно здесь и кроется подвох. В хирургическом отделении нужно проводить операции, сердце лечить – в кардиологическом. А в паллиативном – заниматься совершенно конкретными медицинскими задачами.

«Отлично, открылось паллиативное отделение, туда-то мы нашу бабушку, которая стала мимо унитаза ходить, и отправим. А нам нужно ремонт делать, в отпуск съездить, детей поднимать».

Люди, оставшиеся без ухода, которым нужно дать поесть и соблюсти гигиену, должны находиться в отделении сестринского ухода. Там тоже решают медицинские задачи, когда они исчерпываются, а человек не может жить дома самостоятельно, должна подключаться соцслужба. Есть дома престарелых. Человек не может прийти и поселиться в больнице, это ненормально. Хотя изначально многие родственники такую мысль лелеют. Они думают: «Отлично, открылось паллиативное отделение, туда-то мы нашу бабушку, которая стала мимо унитаза ходить, и отправим. А нам нужно ремонт делать, в отпуск съездить, детей поднимать».

– Вы серьёзно? Родственники прямо так и говорили?

– Это был первый поток людей, когда отделение только открылось. Да, нам так и говорили: «А у вас есть платные койки? Мы за деньги готовы!»

– Сколько времени больные находятся в вашем отделении?

– У нас нет лимита пребывания, в отличие от клинических отделений. Если через четыре дня человек почувствовал себя лучше, никто его держать не станет. А если он чувствует, что не справится дома, то никто его не выгонит. Но мы должны понимать: если всё управляемо, человек может находиться дома, а родным это неудобно – это не повод оставаться в больнице. Связывайтесь с соцслужбами, нанимайте сиделок. Пришло время позаботиться о родителях.

– Моя бабушка всегда говорила: дома стены лечат. Такие люди готовы покинуть больницу хоть через два часа…

– Пожалуйста, они могут отправляться домой. У нас был пациент, который сказал: «Не знаю, зачем меня сюда привезли. У меня дома всё налажено, везде подвесные системы, я сам себя переворачиваю, перевязываю. Я сам вам могу мастер-класс провести». Конечно, он поехал домой.

– Сегодня в вашем отделении есть свободные места? Или некоторые больные ждут очереди?

– Есть свободные места. Был момент, когда не хватало конкретно мужских или конкретно женских коек – мы же не можем мужчину с женщиной положить. Тогда приходилось подождать, но всего 3-5 дней. При этом вы должны понимать, это плановая помощь, здесь нет экстренности.

– Сегодня в регионе проживает 740 тыс. человек. Есть какие-то стандарты, сколько паллиативных коек должно быть?

– Мы приблизились практически к оптимальному показателю: в области 43 койки без учёта коек в структуре ФМБА. Возможно, большего количества не потребуется.

А если мы будем госпитализировать всех пациентов, потерявших социальные навыки, они будут лежать тут годами. И тогда мест, конечно, не будет.

– Почему?

– Надо каждому заниматься своим делом. Если мы не будем размещать в отделении всех подряд, а будем направлять сюда пациентов, которые нуждаются в коррекции по болевому синдрому, по интоксикации и так далее, тогда места в отделении будут. А если мы будем госпитализировать всех пациентов, потерявших социальные навыки, они будут лежать тут годами. И тогда мест, конечно, не будет.

– Назовите, пожалуйста, признаки, по которым родственники могут понять, что больного можно везти в паллиативное отделение?

– Мы – медицинское отделение в составе районной больницы. Соответственно, к нам направляют не родственники и не друзья, а лечащие врачи. В их компетенции принять такое решение. Есть определённые признаки. Это пациент, который страдает хроническим заболеванием в неизлечимой форме. Значительную группу составляют онкобольные в терминальных стадиях. Также это пациенты с последствиями тяжёлых травм, в том числе церебральных. Больные с последствиями тяжёлых поражений сердечно-сосудистой системы – с резистент­ной сердечной недостаточностью, с последствиями инсультов, которые требуют медицинской коррекции. Пациенты с терминальной печёночной недостаточностью, которая неизлечима. Во всех этих случаях мы готовы помогать.

Признание человека паллиативным пациентом — это достаточно суровое решение. Я вам больше скажу: такое решение в отношении неонкологических больных принимается врачом не единолично, а решением врачебной комиссии.

Признание человека паллиативным пациентом — это достаточно суровое решение. Я вам больше скажу: такое решение в отношении неонкологических больных принимается врачом не единолично, а решением врачебной комиссии.

«Подпрыгивал в инвалидном кресле»

– Что происходит с пациентом, когда он к вам попадает?

– Мы составляем программу лечения, которая включает таблетированные препараты, лечебные пластыри, специальное питание. При необходимости назначаем инфузионную терапию. Хотя некоторые пациенты говорят: «Лечение без капельниц – ерунда!» Вместе с тем мы стараемся по возможности все препараты давать в таблетках, чтобы лишний раз не колоть людей. Представляете онкобольного? Он худой, как палка, поступает к нам весь исколотый – 20 внутримышечных инъекций в день.

Как я уже говорил, подбираем эффективную обезболивающую терапию, назначаем дополнительное питание – специальные смеси, которые в малом объёме имеют высокую калорийность. Они дают шанс человеку восполнить потери энергии, которые произошли из-за болезни. Если больной съедает всего три ложки, так пусть это будет суперкалорийная пища!

– Родственникам больных тоже оказывают психологическую поддержку?

– Мы обязательно вовлекаем медицинского психолога в наши беседы с родственниками и пациентом. Знаете, когда приходят посетители и начинают рыдать у постели, гладить по руке – это нисколько не улучшает ни самочувствие, ни психологический статус больного.

Вопрос-ответ Куда инвалид может обратиться за помощью? Мой совет: не терять присут­ствие духа и понимать, что какая бы ни была жизнь – это жизнь, сколько бы её ни было. Не надо никакой паники, нужно спокойно и честно составить план жизни на ближайшее время. Может быть, у больного есть мечта побывать на море. Или в театре. Да, он не может ходить, но его можно и на колясочке свозить. А может быть, он уже из дома полгода не выходил и даже выход на улицу будет для него счастьем! Нужно спросить у человека, чего он хочет, а не держать его в коконе. Надо думать не о том, как мало осталось, а о том, как много мы ещё можем сделать для него и для себя, потому что это очень полезно для своего собственного восприятия ситуации. Это непросто, но это возможно.

– Вы когда пришли работать в паллиативное отделение, были готовы к тому, что здесь будет происходить?

– Я не первый год в медицине. Это достаточно эффективная профессия, она довольно технологична. А психологически везде тяжело работать. Вы думаете, легко девушке на кассе в супермаркете сидеть 12 часов? Нелегко.

Человек начинает понимать, что для него важно: сказать те слова, которые он всё время откладывал, повидать людей, которых собирался повидать, простить тех, кого много лет не мог простить.

На мой взгляд, если общаться друг с другом честно, то можно найти приемлемые решения. Человек должен понимать, чем он болеет, но подчас родственники скрывают диагноз. А в федеральном законе чётко прописано: врач не имеет права его замалчивать. Я спрашиваю: хотите ли вы знать о своём заболевании? Если человек говорит да, то я обязан рассказать в подробностях, разъяснив все нюансы. И здесь как раз подключается психологическая служба, которая помогает пройти через все этапы: отрицание, депрессию, торг и в конце концов принятие. Когда оно наступает, многие вопросы снимаются. Человек начинает понимать, что для него важно: сказать те слова, которые он всё время откладывал, повидать людей, которых собирался повидать, простить тех, кого много лет не мог простить. Пришло время закончить дела, и у него есть на это небольшой период, пока имеются силы и он в сознании.

Мы проводили здесь концерт, хотя на самом деле очень трудно найти исполнителей: видимо артисты чего-то боятся. Так, конечно, не говорят, но и не приезжают. Кроме одного коллектива — DrumTamTam. С огромным удовольствием наши пациенты слушали ритмы барабанов – не хотят наши больные быть вялыми! Они жить хотят! У них немного той жизни осталось! Знаете, как они радовались, когда сюда Дед Мороз пришёл? А когда мандарины принесли? Я в соцсетях опубликовал призыв: нет мандаринов порадовать людей – так нас ими завалили! В отделении пахло мандаринами, везде были шарики, гирлянды. Во время концерта человек, который ели двигался, от радости подпрыгивал в инвалидном кресле! Он прожил после этого недолго, всего неделю, но он прожил её!

В Архангельске обсуждают проблемы оказания паллиативной помощи детям

Инициатор форума — общественная родительская организация помощи детям с редкими и тяжёлыми заболеваниями АРГИМОЗ. На конференцию приехали ведущие эксперты в области паллиатива — представители Российского национального исследовательского медицинского университета имени Пирогова, медицинского благотворительного учреждения «Детский хоспис «Дом с маяком» и благотворительного фонда «Детский паллиатив».

Это то, что называется милосердием

Напомним, паллиативная помощь — новый вид помощи, который появился в России в 2011 году. Но, по словам профессора кафедры онкологии, гематологии и лучевой терапии Российского национального исследовательского медицинского университета Елены Полевиченко, это такой же полноправный вид помощи, как скорая медицинская помощь, специализированная или амбулаторная.

Профессор Елена Полевиченко.

— Отличительная черта паллиативной помощи заключается лишь в том, что она междисциплинарная, то есть организуется не только усилиями министерства здравоохранения. Паллиатив поднимается всем миром: духовными лицами, специалистами в области клинической психологии, специалистами по социальной работе. Это не только облегчение боли, но и помощь в решении социальных, психологических и духовных проблем, — сказала Елена Полевиченко.

В качестве примера «всемирной поддержки» профессор привела историю открытия первого детского хосписа в Оксфорде в 1982 году:

— Этот хоспис имеет государственное финансирование, но всего пять процентов. При том, что ни у кого нет сомнения в качестве оказываемой там помощи. Просто есть такие услуги, которые может дать только человек человеку. Речь о помощи, которая идёт от сердца, и о том, что называется милосердием.

Елена Полевиченко отметила, что в Архангельской области «сделано немало» в направлении паллиатива:

— Есть отделение паллиативной помощи в областной детской больнице, есть специалист анестезиолог-реаниматолог, прошедший обучение в Москве. Но важно, чтобы и гражданское общество шло в ногу с новыми начинаниями. Ждём поддержки не только финансовой, но и волонтёрской.

Оценивая в целом ситуацию с оказанием паллиативной помощи, Елена Полевиченко напомнила, что сейчас в России чуть больше 500 паллиативных детских коек.

— На такую огромную страну — это, конечно, первые шаги, — сказала она, — но недавно мы принимали в Москве экспертов Всемирной организации здравоохранения, которые отметили, что с 2011-го по 2017 год Россия «необыкновенными темпами» развивает паллиативную помощь. Что касается качества помощи, то, безусловно, предстоит сделать ещё много.

Сиделки для «особых» детей

Мама «особого» ребёнка Елена Мадар, которая также присутствовала на конференции, отметила, что ей лично хочется, чтобы поменялось отношение к детям-инвалидам тяжёлой категории.

— Это самые обычные дети, пусть и с особыми потребностями, — сказала Елена Мадар. — В помощи нуждается и мама, осуществляющая уход за ребёнком. Но сейчас практически 24 часа мама находится «на посту» и не имеет возможности уделить себе время.

Наталья Костина.

Председатель АРГИМОЗ Наталья Костина также поделилась ожиданиями от конференции:

— У наших тяжёлых детей в индивидуальной программе реабилитации указаны самые сильные степени ограничения. Реабилитационный потенциал невысок, вылечить многие состояния невозможно, но это не значит, что детям нельзя помочь, — сказала Наталья Костина.

По её словам, став членом регионального социального кластера, АРГИМОЗ получил поддержку в написании и ведении проекта «Короткая передышка». Именно в рамках этого проекта и удалось организовать научно-практическую конференцию.

— Следующий шаг — мы планируем открыть в СГМУ курсы сиделок. И восемь семей Архангельской области уже в ближайшее время смогут получить ту самую кратковременную передышку, о которой так долго мечтали, — пояснила Наталья Костина.

Юлия Ковалёва.

Руководитель регионального социального кластера Юлия Ковалёва также отметила важную роль общественных организаций в качестве поставщиков социальных услуг.

— Курс на развитие социальной и паллиативной помощи заложил президент Владимир Путин. В Архангельской области сейчас официально зарегистрировано 12 поставщиков социальных услуг — это как некоммерческие организации, так и индивидуальные предприниматели. Актуальным является вопрос об оказании социальных услуг детям, имеющим тяжелые и множественные нарушения в развитии. Участники социального кластера заинтересованы, чтобы в этой сфере появились профессионалы, — подытожила Юлия Ковалёва.

Хоспис # 1

Прочитав предыдущий отзыв боялся, что все окажется так как описано у Артема. Однако выбора не было так как у отца отказали ноги. Диагноз Рак простаты последней стадии с метастазами везде. Год лечили и была ремиссия, однако после 09.15 лечение перестало помогать, в 10.15 обратились в хоспис. Приехал врач посмотрел на состояние, а оно было весьма критическое. Забрали на следующий день, хотя говорили что очередь может быть до семи дней, однако вошли в нашу ситуацию. Теперь о самом хосписе — Сравнивать мне слава богу не с чем, но судя по рассказам знакомой нам очень повезло. В этом хосписе уход хороший, люди хорошие, врачи адекватные, есть священник. Мне рассказали , что на Ладожской там больных не переодевают (памперсы), не моют и отношение как к мясу. Тут же все наоборот отношение как к людям! По поводу «превращение в овощ» — такое быть может и могло произойти вследствие тяжелого состояния и поведение больного, к примеру у отца в палате лежал человек, который вырывал из себя трубку для моче испускания(цистостома) после ее установки, мог еще свалиться с кровати, чем нанести себе вред при весе 90 кг, а поднять его даже 3-4 сестрам с пола было не просто. У многих кто там лежит с целым позвоночником(ноги еще не отказали) и с метастазами — адские боли , у некоторых метастазы в мозгу, тут все вплоть до галлюцинаций. В какой то момент отцу стали давать Кетопрофен, тут и началась спутанность сознания, однако на просьбу его отменить, а позже давать только на ночь Николай Олегович (врач) так и сделал, проведя разъяснительную беседу. Когда ситуация совсем была плохая эти лекарства стали снова давать. Я хочу поблагодарить от себя и от семьи Алексея Александровича, Николая Олеговича — лечащих врачей, медсестер и волонтеров — Спасибо вам огромное вы помогаете людям! Тем кто читает этот отзыв, пытаясь принять нелегкое решение о госпитализации, тут все сугубо индивидуально. Если человек еще ходит и может сам себя обслуживать тогда наверное не стоит. Если ничего не болит а кетопрофен начали давать, попросите отменить, именно попросите. Да и ругаться там не стоит. Спасибо врачам и сестрам!

Нет, мама, болезнь не страшная: жизнь в стенах омского хосписа

У входа в слезах пожилая женщина. Привычная к чужому горю гардеробщица утешает ее. Женщина надевает пальто и звонит сыну: «Бабушка легко ушла, слава Богу. Нет, нет, все нормально. Не надо меня забирать, просто немного расстроена. Поешь, сынок, на плите оставила еду».

Смерть в единственном омском хосписе — это часть жизни. Каждый день два-три человека засыпают навсегда. Здесь проводят свои последние дни взрослые пациенты с онкозаболеваниями: рак легких, желудка, груди. В Омске в паллиативной помощи ежегодно нуждаются около четырех тысяч онкобольных.

Представьте, что вы с утра едете в автобусе: двое пассажиров будут больны раком. В Омской области из сорока человек один состоит на учете в онкодиспансере.

Большинство подопечных хосписа умирают дома. Предпочитают приехать к врачам, получить необходимую помощь и обезболивание и вернуться к родным. Треть возвращается.

Знакомство с местом проводит благотворительный фонд «Обнимая небо». Омский хоспис принимает людей с терминальной стадией рака уже 15 лет. Фонд работает всего год.

Раньше создатели «Обнимая небо» работали в благотворительном проекте «Радуга». Сегодня «Радуга» — успешный пример системной помощи больным детям. Но взрослые тоже нуждаются во внимании.

Сейчас фонд собирает деньги на ремонт в молельной. Это единственная комната, в которой пациенты хосписа могут уединиться, почитать книги или встретиться с родственниками.

Год работы волонтеров на виду. В молельной, комнате встреч с родственниками полки забиты новыми книгами. В палатах появились рулонные жалюзи и шторы от солнца. Заглянешь в одну палату: волонтер кормит с ложечки бабушку, спрашивает ее про обед. В другой палате парень помогает повернуться в кровати дедушке.

В женской палате — бабушка-долгожитель Степанида Ивановна. Она находится в хосписе почти две недели, это максимальный срок до выписки. У нее разноцветные носочки, их связал волонтер. Подарок ей очень нравится. Она знает всех соседей по палате и знакомит нас. Степанида Ивановна разговаривает с трудом, лицо частично парализовано.

Ее соседка по палате — очень молодая для хосписа женщина. Средний возраст пациентов — 65 лет. Соседке бабушки Степаниды сорок, ее представляют нам как учителя младших классов Веронику.

Речь у Вероники медленная. Она приехала в хоспис накануне и уже хочет домой. Женщина сильно скучает по родным. Но здесь легче, обезболивающие помогают. Вероника хочет отвлечься, и мы заговариваем о книгах и кино.

«Какие фильмы хотелось бы посмотреть?»

«Скажу сейчас какие». После этой фразы она замирает и жмурится. Долгая пауза и Вероника продолжает:

«… Нет, вспомнить не могу. Так страшно, что не можешь вспомнить самых простых вещей. Знаете, даже не фильм вспоминается. Мультфильм бы я посмотрела: Элли по желтой дороге… Да, да… «Волшебник изумрудного города». Сказки я люблю».

Телевизор в хосписе смотрят редко. Устают. Из-за болезни даже радио слушать сложно, слишком быстро говорят дикторы. Выручают волонтеры. Они читают книги и разговаривают с пациентами.

С волонтером Татьяной меня знакомит директор фонда Наталья Карпетченко. Татьяна — женщина на пенсии, приходит в хоспис с сыном. Помогает кормить тяжелобольных, ухаживает за людьми, у которых нет родных.

«Я здесь недавно. Позвала Наталья Сергеевна, решила прийти посмотреть. Сначала думала: как же я буду обращаться к людям? Потом весь груз с себя скинула. Подумала, ведь всю жизнь я проработала в медицине. Если я с детьми работала 20 с лишним лет, чего мне взрослых бояться? Пришла, зашла в первую палату, поздоровалась, и все своим чередом пошло».

Люди лежат в палатах и редко выбираются даже в коридор. Только один из десяти пациентов обычно доходит до столовой или молельной. После встречи с волонтерами они выходят охотнее. Помощники вывозят тяжелобольных на коляске в коридор, и это большое путешествие. В коридоре стоит аквариум, его поставили работники фонда. Они же побеспокоились и о многих других мелочах.

«Все самое простое у Натальи Сергеевны заготовлено: маникюрные ножницы, щипчики. Пожалуйста, можно педикюр и маникюр сделать. Но больше всего им общение нужно. К которым не приходят, те всегда рады, чтобы с ними поговорили. Они о своих детях рассказывают, о своих внуках, своей работе. У кого кошечки, у кого собачки. Все-все расскажут. Лишь бы не было ностальгии по дому», — объясняет Татьяна.

В хоспис волонтеры приходят после собственных непростых историй. Фонд их находит через знакомых и социальные сети. Обычно это немолодые люди.

«Когда близкий человек уходит, тяжело всегда. У меня мама была, жила со мной последние годы. Когда она болела, я работала и с ней находилась. Она постоянно спрашивала: «У меня страшная болезнь?» Я говорила ей: «Мама, нет, конечно»… И она два года еще после больницы прожила! Важно и нашим сказать, что ничего еще, живем. Я прихожу, их к себе прижимаю, к ним прижимаюсь. Запомнилась мне одна женщина. Она сказала мне: «Вы не зря здесь, видно, как вы по маме скучаете», — делится волонтер.

В фонде «Обнимая небо» считают, что волонтеры помогают не только пациентам, но и медикам.

«Волонтеры — это сила. Люди, которые взаимодействуют и с пациентами, и с персоналом. Приносят хорошее настроение. Улучшают эмоциональный фон общий», — рассуждает молодая помощница фонда Екатерина Голофаева.

Врачи и медсестры в хосписе тоже остаются особенные. Недаром, так часто хвалят их работу в палатах. Отмечают внимательность медиков. Еще жители хосписа ценят чистоту, рассказывают про белье белоснежное и полотенца. При нас пожилая пациентка уронила чашку, не прошло и минуты, как появилась уборщица и навела порядок.

Отношение медсестер и врачей сильно влияет на подопечных хосписа. Усталость и плохое настроение мгновенно передаются больным людям. Здесь задерживаются только те, кто готов улыбаться даже в самых сложных условиях.

Помочь фонду для подопечных хосписа создать место, похожее на дом, а значит, прожить последние дни в уютной обстановке может каждый. Как, можно узнать на сайте фонда и в официальной группе во «ВКонтакте».

* — Имена пациентов изменены

Запись к врачу в клинику в Отделение паллиативной помощи Медицина

Информация действительна на 30 марта 2020 г. (Понедельник)

Все клиники в Иваново

Запись к врачу по телефону в клинику — Отделение паллиативной помощи Медицина по адресу Инженерная ул., 16, Иваново

Запомни телефон:

  • +7 (4932) 47-41-37 (Вахта)
  • +7 (4932) 47-41-39
  • +7 (4932) 47-41-27
  • +7 (915) 811-75-94

Открыто. Круглосуточно. Местное время 10:06:32 (в процессе обновления базы, может быть не точным)

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
24 часа 24 часа 24 часа 24 часа 24 часа 24 часа 24 часа

Как Вы записываетесь в больницу? (Кол-во голосов: 12345) Через интернет По телефону Посещаю лично регистратуру Никак не записываюсь Чтобы проголосовать, кликните на нужный вариант ответа. Результаты

Отделение паллиативной помощи Медицина

4 9 оценок

Рабочее время в которое можно записаться на прием к врачу ежедневно, круглосуточно

Отделение паллиативной помощи Медицина находится по адресу:
Инженерная ул., 16, Иваново

Карточка записи на прием

Интересно: Как записаться на прием к врачу через портал «Госуслуги»

О компании

Медцентр, клиника Отделение паллиативной помощи Медицина — мед. учреждение, которое располагает новейшим профессиональным оборудованием грамотным пенсоналом. Принимает клиника в следующие часы — ежедневно, круглосуточно. Дешевые услуги клиники, точный подход к лечению пациента — лишь часть того, что популяризует мед учреждение среди местных жителей. На нашем веб-сайте MeDdocLab можно записаться на прием к врачу в учреждение «Медцентр, клиника Отделение паллиативной помощи Медицина» через интернет, ознакомиться со стоимостью на услуги учреждения, посмотреть список услуг. Записаться в в клинику можно 24 часа в сутки с помощью нашего портала. По телефонным номерам задавайте интересующие вас вопросы, можете проконсультироваться у сотрудников о положительном разрешении Ваших ситуаций. Грамотный и индивидуальный подход к каждому нуждающемуся в лечении — формула компании «Медцентр, клиника Отделение паллиативной помощи Медицина». Наш адрес: Россия, Иваново, Инженерная улица, 16. Делайте онлайн запись на прием к врачу онлайн к нам в клинику и мы с удовольствием Вас примем!

Услуги и цены на лечение

Паллиативная помощь

Комплекс услуг по паллиативной помощи (в сутки): 2200

Все клиники в Иваново

Отзывы пациентов

disha967

Реальная ,ответственная помощь больным людям.Можно на время поместить,если надо уехать куда-нибудь.

3 месяца назад

Юлия Ф.

Одна из лучших клиник г.Иваново! Квалифицированное руководство и персонал. Прекрасная поддержка пациентов, а также посещающих родственников. Ни разу никто из персонала не отказывал в помощи, если она требовалась. В данной клинике проходил лечение мой отец. Я могу с уверенностью сказать, что лечение в данном учреждении действительно помогает пациентам пойти на поправку. Я видела результат как по своему отцу, так и по другим пациентам, находящимся с ним в одной палате. Сами палаты комфортные, чистые, с туалетом и раковиной (что является большим плюсом). В летнее время персонал помогает вывезти погулять пациентов, если есть желание. У меня отец на инвалидной коляске и мне ни разу не отказали в помощи вывести его на прогулку. Также, есть ванная комната, где есть все удобства и ей всегда можно воспользоваться. Питание отличное! Учитывая, что мой отец, в виду сложного заболевания лежал во многих клиниках, в том числе коммерческих, я могу, с полной уверенностью, сказать, что данная клиника не уступает ни сколько по оказанию помощи больным! А так как мы в данном учреждении находились бесплатно, то и вовсе, они превзошли! Выражаю огромную благодарность руководству и всему медицинскому персоналу в данной клинике. Обязательно обратимся к вам ещё!

3 месяца назад

Сергей Б.

Выражаю огромную благодарность старшему, среднему и младшему мед.персоналу, за прекрасное отношение ко мне, пациету, который переодически проходит лечение в ОПП. Отношение к нам (пациентам) очень хорошее, в любой момент можно обратиться за помощью и отказа нет и не будет. В палатах всегда чистота и порядок, постельное бельё меняется по прозьбе или по мере загрязнения. Питание на высшем уровне, всегда вскусно, сытно и ДОБРЫЕ порции. Если потребуется принять ванную комнату, отказа нет и не будет. Лежачим больным помогают привести себя в порядок, если нужна такая необходимость. Также хочу поздравить весь коллектив ООО»Медицина» и отдельно Отделение Палеотивной Помощи с наступающим Новым 2020 годом! С уважением Сергей Бондаренко.

3 месяца назад

Ольга Фролова

Учреждение, где реально помогают! Персонал высококвалифицированный, проходящий специальный отбор и подготовку. Исправить тяжёлое запущенное заболевание довольно сложно, но персоналу удаётся не только снять тягостные симптомы, но и, вернуть обычное качество жизни.

3 месяца назад

Дим З

Одним словом,фикальная конфетка в золотой обертке!От первого посещения сложились положительные впечатления!Уж больно все хорошо,но закрадывались сомнения!Не может такого быть,живем все же в России!В итоге так и получилось!Обслуживающий персонал груб,озлоблен,как будто их силой заставили туда прийти!Возможно,те кто туда попадают по хозрасчету,чувствуют себя более комфортно!Оценка самая отрицательная!Очень надеюсь что это была первая и последняя встреча с этим мед.учережденим

4 месяца назад

Официальный сайт: Отделение паллиативной помощи Медицина

Построить маршрут по карте до объекта медцентр, клиника, либо до ближайших объектов:

Реабилитационный центр Горизонт 0.5 км 15-й пр., 4, Иваново Женская консультация № 5 0.6 км 15-й пр., 7, Иваново Смайл 0.7 км 15-й пр., 5, Иваново 14-й пр., 12, Иваново 14-й пр., 12, Иваново