ГУП мосжилниипроект отзывы

30.12.2019 0 Автор admin

Государственный специализированный проектный институт

ОАО ГСПИ, АО «ГСПИ». Оказание услуг: Инженерное обслуживание. Государственный специализированный проектный институт (АО «ГСПИ») — организация с богатейшим опытом по комплексному проектированию промышленных, научно-исследовательских и гражданских объектов на территории России, стран СНГ и за рубежом, не имеющих аналогов.
АО «ГСПИ» — одно из ведущих предприятий страны по проведению геолого-экологических и комплексных инженерных изысканий для строительства уникальных сооружений.
За годы работы институт внёс большой вклад в создание атомной отрасли страны. По проектам ГСПИ построено около 50 крупных заводов, комбинатов, а также более 80 научно-исследовательских центров и институтов. Построены крупнейшие научные центры мирового значения: «Курчатовский институт» и его филиал в Троицке, ВНИИ неорганических материалов им. Бочвара, Институт теоретической и экспериментальной физики, Объединенный институт ядерных исследований в Дубне и др.
Также институт задействован в градостроительной деятельности, например, спроектирован жилой комплекс по ул. Красных командиров, г. Екатеринбург.
Институт зарекомендовал себя как высокопрофессиональный и надежный бизнес-партнер не только в России, но и за рубежом.
В настоящее время АО «ГСПИ» сохраняет многопрофильность своей деятельность, которая учитывая специфику выполняемых работ, вышла далеко за рамки проектного института.

АО МНИИТЭП

В начале марта 2017 года руководительница юридического отдела АО МНИИТЭП Надежда Владимировна, будучи моей соседкой по месту жительства, предложила мне заместить должность старшего юрисконсульта на время отпуска сотрудницы по уходу за ребёнком.
Зарплата была обещана около 55 000 рублей на руки. До момента ухода беременной сотрудницы на больничный и в отпуск по уходу за ребёнком Надежда Владимировна с целью обучения меня на замещаемую должность предложила оформить меня на полставки на таку ую же должность (примерно до 10 мая 2017 года). Мой отказ означал бы отказ работать в данном институте, поэтому я согласился.
При подписании трудового договора в отделе кадров мне был предъявлен трудовой договор уже на полную ставку в 30 000 рублей. На мой вопрос сотруднику отдела кадров: «Почему меня оформляют на полную ставку с окладом в 30 000 рублей?» мне был дан ответ: «Все вопросы к руководству». Я решил, что у Надежды Владимировны видимо свои проблемы с гендиректором Анной Дмитриевной, к тому же Надежда Владимировна сама была в положении и находилась в судебных тяжбах со своим супругом по алиментам, разделу имущества и разводу, и поэтому я не стал скандалить, понадеявшись на добропорядочность знакомого человека. К тому же этот договор заключался до момента ухода в отпуск сотрудницы, на место которой я должен был быть оформлен на срочную ставку.
Но наступила середина мая 2017 года, беременная сотрудница благополучно родила и находилась уже в отпуске по уходу за ребёнком до 1.5 лет. И Надежда Владимировна, почувствовав мой немой вопрос: когда же меня оформят на ставку отсутствующего сотрудника, мне было сказано: «Зачем тебе оформлять по срочному трудовому договору? Давай ты будешь писать каждый месяц служебные записки на премию, они всегда исправно подписываются Анной Дмитриевной и премии выплачиваются вовремя». Это было очень подозрительно, но у меня не было оснований обвинять кого-то во лжи или требовать чего-то, если начальник не может чего-то сделать, значит таковы обстоятельства.
Была написана служебка на премию за май и я стал ждать. Настал июнь, истекал испытательный срок в 3 месяца, премия не выплачивалась. Я решил, что раз обещанное не исполняется, то я воспользуюсь двумя оплачиваемыми отгулами за посещение майской демонстрации, попрошу три дня оплачиваемого отпуска с захватом выходного дня 12 июня.
Со скрипом мне предоставили отпуск, но только за свой счёт с требованием «помнить её доброту». Во время отпуска мне на зарплатный счёт пришла премия за май месяц, что вселило в меня надежду на честность и порядочность руководства.
После чего Надежда Владимировна практически на работе не появлялась в связи с тем, что её по совместительству перебросили в Моспроект на Маяковской, руководила она теперь дистанционно.
Служебка за июнь была подписана и сдана в отдел кадров, но в середине июля премии так и не было. На мой вопрос Надежде Владимировне по электронной почте «Как же так?», мне было дан ответ «бывает, премии задерживают». Что противоречило обещанию про то, что премии всегда выплачиваются вовремя.
Замначальника юридического отдела Марина Игоревна с удовольствием пользовалась своим руководящим положением в отношении меня с особым садизмом, переходя на личные оскорбления, но решить вопрос с моими премиями Марина Игоревна отказывалась, ссылаясь на то, что это не её обязанности, и рассказывая как она мне сочувствует, и вообще скоро всех тут уволят. Только мне неинтересно было слушать её сказки про то, как она боится, что её уволят, когда у неё оклад превышает 120 000 рублей в месяц, а мне приходится заставлять себя работать за 26 100 рублей на руки. При этом платить алименты, кредиты, кормить свою семью.
В начале августа на моё повторное письмо Надежде Владимировне по поводу премий, мне вдруг было предъявлено «почему я раньше служебки по этому поводу не писал, и где я был раньше».
В общем, стало понятно, что я отработал на должности старшего юрисконсульта за зарплату курьера.
Причём помощники и секретари руководства получают от 40 000 рублей.
В общем, я написал заявление на увольнение и в последний свой рабочий день сделал рассылку о том, что я не вижу дальнейшего смысла пребывания на данной должности на таких условиях. Трудовую книжку мне не выдали. В связи с чем после работы я отправил заявление в АО МНИИТЭП о высылке мне трудовой книжки на адрес моей регистрации.
Почти месяц ни звонка, ни ответа. Видно думали что со мной делать или некогда было мною заниматься. Пока я случайно не встретился с Надеждой Владимировной около дома, она меня пригласила к себе домой не беседу. Из беседы Надежда Владимировна сообщила, что она решила, что я уволился из-за того, что Марина Игоревна повысила на меня голос, а я ответил Марине Игоревне тем же. Также в АО МНИИТЭП не в курсе, что я писал заявление на увольнение по соглашению сторон.
На данный момент мною подан иск об истребовании трудовой книжки, АО МНИИТЭП отказывается выдать мне трудовую на том основании, что трудовой договор не расторгнут и присылает мне требования дать разъяснения почему я отсутствую на рабочем месте. При этом спустя почти полгода МНИИТЭП не может уволить меня по статье за прогул. Начальник отдела кадров Масленникова в компании с Анной Дмитриевной и Надеждой Владимировной возродили крепостное право. Мол, если работодатель не хочет расторгать трудовой договор по соглашению сторон, то работник должен дальше работать несмотря ни на что.
Итог, будьте внимательны при подписании трудового договора, требуйте, чтобы трудовой договор был прошит, если он на нескольких страницах.
Не верьте никаким устным обещаниям, их там не держат. Служебные записки имеют свойство исчезать и не исполняться.
Будьте готовы к тому, что на Вас могут буквально орать (реально брызгая слюной), лично оскорблять и унижать (есть там любители такого способа повышения самооценки).
Анна Дмитриевна может тыкнуть в любого пальцем и потребовать от начальника отдела кадров Масленниковой увольнения данного сотрудника любым способом. Был даже случай увольнения беременной сотрудницы, которую запугали, довели до слёз и заставили писать заявление по собственному желанию.
Имеют место быть интриги, каждый думает только о себе, подставляя подчинённых и сваливая на них свои ошибки. Но есть дружные коллективы и доброжелательные сотрудники, готовые помочь и подсказать.
Распределение зарплат имеет очень сильные перекосы: начальники отделов, которые работают в институте аж с 80-х годов могут получать от 30 000 до 40 000 рублей. А молодым сотрудникам, у которых сомнительный стаж и компетенция, но имеют протекцию и знакомых в руководстве награждаются окладами в 150 000 рублей. При этом руководство врёт сотрудникам, что институт убыточен и едва сводит концы с концами.
При этом как-то руководство стесняется своих схем, когда деньги по госзакупкам уводятся по договорам субпордяда в управляющую компанию, существует несколько десятков сотрудников по совместительству из управляющей компании, которые физически не работают в институте, но имеют огромные зарплаты