Госпожа использует раба как туалет

14.12.2019 0 Автор admin

В рабстве у мужененавистниц (часть 1)

В рабстве у мужененавистниц (часть 1)

Подчинение и унижение

Все началось с того, что я на улице опрометчиво оскорбил, случайно толкнувшую меня женщину лет 35. В ответ она резко повернулась и, подойдя в плотную ко мне, сказала:

— Что? Ты что хамишь, ублюдок?

От такого поворота событий я словно остолбенел. А она продолжала.

— Тебе придется отработать за нанесенное мне оскорбление. Ты станешь моим рабом.

— Да вы что, с ума спятили, — усмехнувшись, ответил я.

— Нет, не спятила, либо ты станешь моим рабом и ответишь за оскорбление, либо тебя просто-напросто найдут и пристрелят, как бешеную собаку. Так что давай, выбирай по быстрому.

— Ну ладно вам, простите меня, — попытался я уладить ситуацию.

— Одними извинениями не отделаешься, давай выбирай, — дав понять мне, что у меня только два варианта.

— Ладно, я согласен стать вашим рабом, на время, — промямлил я.

— На время или нет, будет видно. И раз ты согласен, то придешь через недельку, в следующий понедельник, ко мне домой вот по этому адресу. Понял? — она написала на листке бумаги свой адрес и протянула его мне.

— Да, понял.

— А чтобы ты не передумал, дайка мне какой-нибудь документик, чтобы моим друзьям, в случае чего, легче было тебя отыскать.

У меня в кармане оказался паспорт, и я отдал его женщине.

— Отлично, он пока побудет у меня. И кстати, когда пойдешь ко мне, захвати все свои документы, какие у тебя есть. Я жду тебя к часам десяти утра. И чтоб не опаздывал.

На этом мы расстались.

Всю неделю я провел в раздумьях о случившемся. Я ругал себя за свою опрометчивую грубость. Никак не мог понять, почему я так легко расстался со своим паспортом, словно сдуру, мог бы сказать, что у меня нет с собой документов, хотя как знать, что могло бы быть после этого, может, ни чего бы это и не изменило. В правоохранительные органы я обращаться не решался, да и утешал себя мыслю о том, что мне предстоит не долгое рабство, на пару деньков, как максимум, в качестве работника по дому или что-то в этом роде.

И вот наступил этот злосчастный понедельник. Я нехотя собрался и поехал по указанному женщиной адресу, предварительно посмотрев на карте города район, в который мне предстояло ехать, так как название улицы мне было незнакомо. Этот район был на самом краю нашего города.

Оказавшись там, я увидел, что данная местность представляет собой небольшой жилой массив из редко стоящих кирпичных коттеджей разного вида и крутизны. Я с трудом нашел нужный мне дом, хотя по времени я еще успевал прийти вовремя. Это оказался небольшой двухэтажный коттедж с земельным участком соток на десять, засаженным разными деревьями и цветами. Калитка оказалась открытой, и я свободно прошел во двор. Как только я ступил на крыльцо дома, дверь открылась и на пороге стояла уже знакомая мне женщина. Она скорей всего видела меня в окно, когда я входил во двор. На ней был домашний халат, на ногах капроновые колготки черного цвета с одетыми поверх цветными носками.

— Ну что, пришел? Давай проходи, — с косой улыбкой произнесла она.

Я вошел в дом, разулся у порога, и она проводила меня по коридору до комнаты. Комната была достаточно просторной, но меня сильно удивило то, что пол ее был покрыт каким-то мягким покрывалом, напоминающим один большой спортивный мат, обшитый белой тканью. В углу комнаты стоял домашний кинотеатр. Вдоль стен, за исключением стены с окном, стояли два дивана, несколько кресел и журнальный столик.

— Это будет твое основное место для выполнения своих обязанностей, о которых я сейчас тебе подробно расскажу, — сказала она, что меня тоже очень удивило.

Ведь странно, эта комната не представляла собой ни чего такого, где надо было усилено трудиться и какие тут могут быть обязанности. Мы прошли в комнату, она села на диван, а мне предложила сесть в кресло напротив.

— Ну, теперь слушай внимательно, я расскажу тебе правила твоей жизни в этом доме. Все, что я скажу, так и будет, од-наз-нач-но, это не подлежит спору. Ты понял?

— Да.

— Ты теперь раб. Ты теперь полностью принадлежишь мне, моим двум дочерям, которые сейчас пока отдыхают у бабушки, но в этот четверг вернутся, а также моим подругам и их дочерям, которые иногда будут нас навещать. Так что у нас полностью женский коллектив, и мы все терпеть не можем вас мужиков. А ты, считай, на радость нам попался, для того чтобы мы могли над тобой издеваться, изливая на тебя всю нашу ненависть к мужикам. Но ты не думай, что мы уж звери какие, будешь вести себя хорошо и выполнять все наши приказы и прихоти, мы тоже к тебе будем относиться нормально, но, конечно не ограничивая себя в удовольствии над тобой поиздеваться. Все, что ты должен делать, находясь в этом доме — это служить нам, беспрекословно, я повторяю беспрекословно выполнять абсолютно все наши приказы и прихоти. Основными твоими обязанностями будут вылизывание наших ножек, кисок и попок, будешь служить нам в качестве туалета, мы будем ссать и срать тебе в рот и ты будешь жрать все наши испражнения, и после этого еще будешь подтирать нас языком. И с сегодняшнего дня, ни одна женщина этого дома не будет пользоваться настоящим туалетом, а будет использовать только тебя и твой поганый рот. Ты испробуешь на вкус абсолютно все выделения женского организма, которые, на протяжении всего своего рабства ты будешь регулярно употреблять, вылизывая, высасывая или просто получая как благословенный подарок от своей Госпожи.

— А долго я должен быть у вас в рабстве? — с трудом произнес я, так как от услышанного у меня полностью онемели язык и горло, а душа была полна горечи.

— Пока ты нам не надоешь, но уж не меньше пяти лет это точно. Да, кстати, совсем забыла тебе сказать, ты должен всех нас называть своими Госпожами, в любое свое обращение к нам, да вообще в любое предложение, ты должен вставлять фразу «Моя Госпожа», например: «Да, моя Госпожа», «Хорошо, моя Госпожа», «Госпожа, разрешите поцеловать вашу попку». Понятно?

— Да, моя Госпожа.

— А если будешь забывать про это, мы тебя будем наказывать. И кстати о наказаниях. Вообще, наши издевательства над тобой, в основном будут носить для тебя морально унизительный характер. Физически над тобой издеваться мы особо не будем, нам это не в прикол. Ну, будем, конечно, на тебя оказывать некоторое физическое воздействие, например, слегка пороть, трепать твои половые причиндалы, топтать тебя, но от этого у тебя не будет ни каких особо отрицательных физических последствий. Единственно что, мы обязательно сделаем из тебя импотента, но этот процесс для тебя, я думаю, не будет мучительно болезненным, так как все будет происходить постепенно и само собой. А вот если ты будешь ослушиваться приказов, будешь плохо выполнять свои обязанности, мы будем тебя наказывать, а наказания как раз будут большей частью физическими и возможно с вытекающими из этого не хорошими для тебя последствиями. У нас в подвале есть помещение, что-то наподобие небольшого спортзала, так вот, мы его приспособим для проведения твоих наказаний, сделаем из него, так сказать, пыточную комнату. Но я думаю, что ты все-таки будешь вести себя должным образом, и нам не придется пользоваться этой комнатой. Или как?

— Да, моя Госпожа, я буду делать все, что вы скажете, буду выполнять все свои обязанности как следует — ответил я, почти смерившись с происходящим, но горечь в душе все еще не проходила.

— Хорошо. Да к тому же, я не думаю, что ты захочешь, чтобы все знали о том, как мы тут над тобой издеваемся и унижаем, и что тебе приходиться делать для нас. Не так ли?

вы, ваши дочери и подруги со своими дочерьми, то есть только те, кому я буду принадлежать. Я очень прошу вас об этом.

— В общем, так и будет. Но мы, для себя, постоянно будем фотографировать и снимать на видео то, как мы над тобой издеваемся, будем фиксировать практически все твои унижения перед нами, да и тебя в разных извращенных позах. Так что, пока ты служишь нам, за это время будет постоянно накапливаться вполне приличный компромат на тебя. И если ты посмеешь наотрез отказаться от выполнения какого-то нашего приказа или будешь сопротивляться наказанию, за какую либо провинность, то все наши фото и видео станут достоянием общественности. Ты понял?

— Да, моя Госпожа, как я уже говорил, буду делать все, что вы скажете. Лишь бы все оставалось между нами.

— Ну и отлично. А теперь вернемся к перечислению твоих обязанностей. Все наше ношенное нижнее белье будет проходить обязательную предварительную стирку, только у тебя во рту. Будешь обсасывать наши грязные трусы, чулки, колготки и так далее, и лишь потом, когда они будут уже почти чистыми, по крайней мере, от пота или других наших выделений, сможешь отправлять их на обычную стирку. Кстати, могу тебя обрадовать, ни какую работу по хозяйству тебе делать не придется, к нам для этого каждую неделю приходит служанка. Одинокая женщина, около сорока лет. Она, конечно, будет тебя видеть, и будет знать, что мы с тобой вытворяем, но она, я уверена, будет держать язык за зубами, я ей хорошо плачу и она будет держаться за свою работу. Мы даже наверно дадим ей право над тобой издеваться, если она захочет. И думаю, захочет, не зря она одинокая, видно тоже с мужиками нелады. Также, твоей обязанностью будет обслуживать нас во время месячных. Будем использовать тебя в качестве прокладки. Прижмешься мордой к пизде и будешь слизывать все наши менструальные выделения. Понятно?

— Да, моя Госпожа.

— Та-ак, что еще? — на мгновение она задумалась. — Вот, по-моему, и все, я тебе рассказала обо всех твоих основных обязанностях. Не так уж и много, как ты, надеюсь, заметил. А если что еще вспомню, скажу. Но также, я хотела бы тебя предупредить. Одним бездумным выполнением наших приказов или прихотей ты не отделаешься. Все, что мы тебе прикажем, ты должен не просто выполнять, а стремиться сделать это как можно лучше, чтобы как можно больше доставить удовольствие своим Госпожам. А если же мы почувствуем, что наши указания ты мог бы выполнить лучше, чем выполнил, то мы тебя накажем. Все что ты для нас будешь делать, ты должен делать с превеликим удовольствием, по крайней мере, чтобы все выглядело именно так. Если будешь вылизывать у нас, то вылизывать должен так, как будто это для тебя самое лучшее, что ты, когда-либо делал в жизни. Лизать должен страстно, вкладывать в это дело, так сказать, всю свою душу. Будешь жрать наше говно, пить мочу или же употреблять какие-нибудь другие выделения наших организмов, то должен выглядеть так, как будто ни чего в жизни вкуснее не пробовал. А после того как поешь говна или попьешь мочи, будешь благодарить нас за то, что позволили тебе питаться нашими вкусными испражнениями. Ведь наши говно и моча должны быть для тебя как манна небесная. Когда мы будем над тобой издеваться, ты должен быть просто счастлив и сам стремиться к тому, чтобы мы над тобой поиздевались как можно поизвращенней. И кстати, извращенность наших издевательств над тобой будет ограничиваться только нашей фантазией. А она у нас, поверь, границ не имеет. И вообще, в первую очередь ты сам должен стремиться унизиться перед нами. Это должно быть одной из главных целей в жизни раба. Если ни одна из нас в какой-то период времени не унижает тебя, не издевается над тобой, не заставляет тебя вылизывать ее или еще что-нибудь, то это не значит, что ты можешь спокойно отдыхать в это время. Ты сам должен проявлять инициативу, например, подойти к Госпоже и полизать ей ножки, попку или киску, даже если она тебе это не приказывает. Можешь просто нюхать ее ношенное нижнее белье или, например, потные ножки, кайфуя от вдыхания их прекрасного аромата. Да к тому же, не забывай про свою обязанность предварительно стирать у себя во рту все наше грязное нижнее белье, оно не должно скапливаться. Пока ты в этом доме, у тебя вообще не должно быть ни одной минуты свободной от каких-либо унижений. Даже ночью, или когда мы отсутствуем, ты всегда будешь унижен. Мы всегда перед уходом из дома или на ночь будем придумывать, как тебя оставить при этом в унизительном положении. Например, будем надевать тебе на голову наши грязные трусы или колготки, засовывать их тебе в рот в виде кляпа. Или еще что-нибудь придумаем, все сразу не перечислишь, слишком велика у нас фантазия на этот счет, как я раньше уже говорила. Ты должен всей своей сущностью показывать нам свою абсолютную покорность, свое возвеличивание нас и свою низость перед нами. Мы полностью уничтожим тебя как личность. Мы подчиним себе не только твое тело, но и мысли и эмоции. Вся твоя сущность будет у нас в рабстве, мы сделаем из тебя раба до мозга костей. А если ты не будешь выполнять хоть что-то из того, что я сейчас перечислила, мы будем тебя наказывать. Понятно?

— Да, моя Госпожа.

Она не надолго замолчала, о чем-то задумавшись. Подом продолжила.

— Кстати, совсем забыла, мы с тобой еще не познакомились. Конечно, я уже знаю, как тебя зовут, но мы тебя по имени ни когда называть не будем, так что можешь забыть о нем пока ты здесь. Мы будем тебя называть разными унизительными словами, да и дадим тебе какую-нибудь кличку, как это подобает для раба. А вот нас ты, на всякий случай, должен знать по именам, если тебе понадобиться, например, обратиться к какой-то конкретной Госпоже, или упомянуть в своей речи конкретную Госпожу. Так вот, меня зовут Татьяна Владимировна. Мою старшую дочь, 13-и лет, зовут Анна Николаевна. Младшую, которой 6 лет, зовут Ирина Николаевна. И не зависимо от их возраста, ты должен называть их только по имени и отчеству, конечно добавляя спереди слово «Госпожа», и относиться к ним соответственно. Они для тебя будут такими же Госпожами, что и мы, их матери. Например, самой маленькой твоей Госпоже, Ольге Сергеевне, сейчас всего 5 лет, а она будет абсолютно наравне с нами издеваться над тобой. Ты все уяснил?

— Да, моя Госпожа, я все понял.

— А с остальными твоими Госпожами я познакомлю тебя попозже. Так, что еще не сказала? Будешь ходить в этом доме только голым, у раба не должно быть абсолютно ни какой одежды. Всю твою одежду я спрячу и отдам только тогда, когда мы с тобой расстанемся. Хотя, в принципе, мы здесь тоже будем в основном ходить голыми, чтобы ты всегда беспрепятственно мог полизать у нас в разных местах. Как я уже тебе говорила, эта комната будет основным местом для выполнения твоих обязанностей, именно здесь мы в основном будем издеваться над тобой. Я специально постелила на пол этот мягкий настил, чтобы нам было удобней издеваться над тобой, уж лучше, чем на жестком полу, сам понимаешь. В туалет будешь ходить только с нашего разрешения. Исключением будет, только если мы будем отсутствовать дома, тогда сможешь сходить, соответственно, без разрешения. Если, поначалу, будешь возбуждаться, то будешь с нашего разрешения дрочить, но спускать при этом только себе в рот. Понял?

— Да, моя Госпожа.

— А потом, думаю, мы тебя избавим от необходимости справлять эту нужду, сделав из тебя импотента. Спать будешь, в основном, если не понадобиться нам что-то другое, также в этой комнате. Если будешь хорошо себя вести, то я гарантирую тебе в день трехразовое питание, если ты сам, конечно, захочешь есть, после того, как наешься нашего говна. Так что, мы будем еще заботиться о тебе, при твоем хорошем поведении, ведь мы не хотим, чтобы наш раб быстро вышел из строя. Ты доволен нашей благосклонностью к тебе?

— Да, моя Госпожа, очень доволен, спасибо вам большое.

— И мой тебе совет, тебе лучше сразу смириться со своей участью, так тебе легче будет, ведь ты уже ни куда от этого не денешься, прими все как должное. А сейчас иди в спальню на втором этаже, в самую первую комнату после лестницы, и раздевайся там до гола. Как разденешься, сразу спускайся сюда, но учти, я ждать не люблю. Как войдешь в эту комнату, встанешь передо мной на колени и поцелуешь ноги, и с этого момента для тебя начнется абсолютно новая жизнь. Тебе все понятно?

— Да, Госпожа.

— А теперь бегом раздеваться, я жду тебя.

Продолжение следует…

Основным провозглашенным принципом существования БДСМ-сообщества является SSC (Safety, sanity, сonsensual). На русский язык обычно переводится как “Безопасность, разумность, добровольность”. Участники БДСМ-сообщества понимают этот принцип как основополагающий, поскольку за рамками добровольного и информированного согласия лежит криминальное насилие..

Глава пятая.

Некоторое время мы сидели молча. Затем Моника тихо произнесла:
– Ну, вот и всё.
И тогда она взглянула на меня. И этот её взгляд сказал мне всё. Теперь рядом со мной сидела не моя любимая жена Моника, а моя Госпожа, в полной и абсолютной власти которой я теперь находился, и от малейшего каприза которой зависела вся моя дальнейшая судьба, а возможно и жизнь.
– На пол! – прозвучал короткий приказ. И я услышал характерные жёсткие нотки, появлявшиеся в голосе Моники тогда, когда она становилась Госпожой.
Я распростёрся на полу у её ног. Она поставила мне на затылок свою ножку в туфельке и резко вжала моё лицо в пол.
– Ну что ж, ты подписал Договор. И тем самым подписал свой приговор. Теперь ты для меня не муж, а только раб. Раб, с которым я могу и обязательно буду делать всё, что только пожелаю. Несколько позже я познакомлю тебя с этикетом и правилами твоего поведения, которым ты будешь неукоснительно следовать. Я дам тебе кличку. Отныне ты будешь называться куки. И посмей только хоть раз на эту кличку не отозваться. А сейчас раздевайся. Догола!
Я повиновался и через минуту полностью обнажённым вновь простёрся возле её ног.
– Паспорт твой и вообще все документы. На дом, машину, вообще все. И деньги. Все наличные и кредитные карточки. Сложишь всё в пакет и принесёшь. Живо!
И она толкнула меня ногой.
Я пополз вон из комнаты, не смея подняться на ноги. По опыту сеансов я знал, как гневалась Госпожа (отныне только так я буду называть её в своём рассказе), когда я без её разрешения поднимался. Собрав из ящиков все необходимые документы и деньги, я сложил всё в объёмистый пакет и коленопреклоненно подал Госпоже. Она взяла пакет у меня из рук и выбросила его вон из комнаты. Затем наотмашь ударила меня по щеке.
– Ты что, скотина, не знаешь, как ты должен подать мне это?!
Я понял. И пополз вслед за выброшенным пакетом, принеся его к ногам Госпожи в зубах. Она дала мне ещё одну пощёчину и, взяв пакет, убрала его в ящик своего стола и заперла на ключ. Затем кончиком ноги указала на пакет, лежавший в углу комнаты.
– Принеси.
Я опять-таки в зубах принёс ей этот пакет. Открыв его, она извлекла из него чёрный блестящий ошейник. Это был не тот мягкий ошейник, который использовался во время сеансов. А совсем другой, из более суровой кожи и с шипами. По всей его длине шли металлические буквы: MONIQUE GODDESS.
Госпожа надела на меня этот ошейник и защёлкнула небольшой замочек. Я понял, что сам я снять его теперь не смогу. Лишь когда Госпожа пожелает, она откроет этот замочек находящимся у неё ключиком.
– Теперь лишь это станет твоей основной домашней одеждой, куки, – сказала Госпожа. – Когда я сочту нужным, ты наденешь и ещё кое-что. А сейчас марш на кухню. Там на столе ты найдёшь список приказаний. Через два часа всё должно быть исполнено, и к этому моменту стоять на коленях у входа в спальню.
Такой приказ мне был хорошо знаком по нашим сеансовым встречам. Но сейчас было иное ощущение. Если раньше в глубине души я понимал, что, несмотря на всю приближенность к реальности, это всё же лишь игра, то на этот раз я отчётливо понял, что играм пришёл конец. И полученный мною приказ – это действительно приказ строгой Госпожи, которого я, даже если бы захотел, не смог бы ослушаться.
Передвигаясь на четвереньках, я выполз из комнаты и только там осмелился подняться на ноги. Войдя в кухню, я и впрямь обнаружил лежащий на столе исписанный листок бумаги. По-видимому, он был написан ещё до подписания Договора. Там действительно содержался длинный перечень приказаний. В основном они были связаны с приготовлением ужина и с уборкой квартиры. Дел было много, и я, честно говоря, сомневался, что двух часов мне хватит, чтобы всё исполнить в должном виде. Но рабское сознание подсказало мне, что мои мысли по этому поводу не имеют теперь ровным счётом никакого значения. И независимо от того, что я думаю, я обязан исполнить приказ. Даже если бы мне дали на это не два часа, а пять минут (забегая вперёд, отмечу, что и такого рода приказы мне доведётся получать от моей своенравной Госпожи), я должен был бы приказ исполнить. И за неисполнение меня ожидало бы целиком и полностью заслуженное наказание.
Я с энтузиазмом принялся за выполнение полученных приказов. Работа кипела у меня в руках. И через некоторое время я не без удовлетворения отметил про себя справедливость поговорки: глаза страшатся, а руки делают. И надо сказать, что они делали всё это с удовольствием.
Через два часа в гостиной был накрыт изысканно сервированный стол на одну персону. В комнате всё блестело – пол и мебель были вычищены и натёрты до идеального состояния.
Гордый сознанием своей рабской исполнительности, я встал на колени у входа в спальню, опустил глаза в пол и стал ждать сигнала. Обычно таким сигналом был хлопок в ладоши. И по этому сигналу я должен был вползти в комнату. Стоять мне пришлось долго, прошло уже минут двадцать после назначенного времени. Такое тоже часто случалось, поэтому я не удивлялся. Но на этот раз хлопка так и не последовало. Дверь вдруг резко распахнулась, и на пороге появилась Госпожа. Глаза мои предусмотрительно были устремлены в пол, поэтому я видел только ажурные чулки и чёрные туфли на её ногах. Несколько секунд она стояла на месте, видимо оценивая покорность моей позы. Затем слегка пнула меня ногой в живот.
– Марш! – последовал короткий приказ, и она прошла мимо меня в гостиную. Я пополз за ней. Госпожа села за стол и указала мне на место возле её ног. Через некоторое время она приказала мне принести миску и поставить её на пол. Разжевав кусок мяса, она выплюнула его в эту миску.
– Можешь съесть. Ты, наверное, голоден.
Я опустил лицо к миске и прямо ртом без помощи рук съел выплюнутый кусок мяса. Поймал себя на том, что съел с удовольствием. И, конечно, не потому что я был голоден. Просто то, что сейчас сделала Госпожа, идеально легло на моё внутреннее состояние. В дальнейшем мне перепало ещё несколько кусков. А затем Госпожа набрала в рот вина, немного прополоскала и тоже выплюнула в миску. И так несколько раз.
– Выпей за успех нашего предприятия.
Трудно описать, с каким наслаждением я вылакал это вино, даже вылизал тарелку.
– Теперь можешь поднять голову.
Я последовал полученному разрешению и воспользовался возможностью посмотреть на свою Госпожу. Боже, как всё же она красива. Лицо её немного раскраснелось от выпитого вина, чёрные волосы изящными локонами спускались на её шею и плечи. Чувственные губы, искусно подобранный макияж идеально гармонировали с красной блузкой, расстёгнутой на несколько пуговиц. Вследствие этого мне было позволено увидеть белизну верхних частей её грудей, в восхитительную ложбинку между которыми спускался золотой кулон на цепочке. Кроме этого на Госпоже была короткая чёрная юбка, оставлявшая почти полностью открытыми её длинные стройные ножки, обтянутые ажурными чулками.
– Ты хорошо справился с приказом, куки, я довольна. Можешь поцеловать мне туфельку. Но излишне, я думаю, тебе напоминать, чтобы самой ножки не смел касаться.
В экстазе я приник губами к носку её чёрной туфельки.
– Надеюсь, что ты будешь таким же исполнительным и в дальнейшем, – сказала Госпожа, слегка стукнув меня кончиком туфельки по носу. А сейчас, пожалуй, пора в спальню. И на этот раз мне не хочется идти самой. На четвереньки, раб!
Я с готовностью встал на четвереньки, и Госпожа села мне на спину. Ударив меня пятками по бокам, она направила меня в спальню. Ещё несколько часов назад это была наша спальня. И наша постель. Теперь это спальня Госпожи. И её постель. Мне для ночлега будет определено совсем иное место.
Сев на постель, она указала мне на свои туфли.
– Сними!
Я коснулся руками её туфельки, но тут же получил пощёчину.
– Не смей руками касаться!
Она закинула ногу на ногу, и я, ухватившись зубами за длинный каблук и потянув, снял с Госпожи туфельку. Она со стуком упала на пол, за что я схлопотал ещё одну пощёчину.
– Ещё раз так сделаешь, жестоко накажу, – пообещала Госпожа. – Снимай вторую туфельку.
В некотором смятении от сознания своей вины, я потянул за второй каблук, и на этот раз удалось всё без прегрешений. Обе туфельки аккуратно встали возле постели. Затем Госпожа разрешила мне руками расстегнуть «крокодильчики», на которых её чулки крепились к чёрному ажурному поясу на её изящной талии.
– Имей ввиду, что в дальнейшем и это ты должен будешь научиться расстёгивать зубами. А сейчас зубами спускай чулок. Медленно и аккуратно, не вздумай их порвать.
С некоторыми трудностями, но мне удалось справиться с этим приказанием. Всё же во время наших сеансов я приобрёл значительный опыт в прислуживании Госпоже. Вероятно, это сыграло не последнюю роль в том, что моя Госпожа подписала Договор. Она учитывала, что моё обучение как её раба, дастся ей значительно проще, чем с неофитом.
Блузку Госпожа сняла сама, но я не мог увидеть её наготу, поскольку, будучи уже достаточно хорошо выдрессированным, я держал свои глаза устремлёнными в пол. Обнажённой теперь ногой Госпожа ещё сильнее пригнула мою голову к полу.
– Ну что же, куки, я поздравляю тебя с началом твоей новой жизни. Хочу надеяться, что мы оба не раскаемся в этом. Завтра ты узнаешь ещё много нового относительно твоей дальнейшей жизни и правил твоего поведения, этикета, распорядка дня, которые я для тебя установила. А сейчас я буду пороть тебя. Пороть очень больно и жестоко, без всякой вины твоей, а просто в ознаменование моей власти над тобой. Видишь свёрток там в углу? Ползи туда и разверни его.
Я пополз к указанному свёртку и развернул его, как приказывала Госпожа. Сердце моё захолонуло. В свёртке лежала свёрнутая вдвое плеть. Такой плети я раньше не видел. Она была однохвостая, туго сплетённая из прорезиненной кожи. Вдоль плети в неё были вшиты тонкие металлические нити. Длинная рукоятка была украшена узорами, напоминающими рубцы на теле наказываемого. Одного взгляда на эту плеть мне было достаточно для того, чтобы понять: под её ударами мне придётся несладко.
– Плеть в зубы! К ногам! – последовал жёсткий приказ.
Я взял плеть в зубы за её хвост (за рукоять брать строго настрого воспрещалось, это я знал хорошо) и, дрожа от страха, пополз к ногам Госпожи. Она взяла у меня из зубов плеть в правую руку, а левой крепко взяла меня за волосы.
– Я не буду сейчас тебя связывать и кляпировать, – сказала она, – надеюсь, что ты стойко перенесёшь суровое наказание, которому я собираюсь тебя подвергнуть. Позволяю тебе кричать, только не очень громко.
Раздался свист, и мою спину будто рассекли пополам. Боль была настолько сильной и резкой, что я, будучи привычным к жестоким поркам, всё же не удержался от вскрика. Почти сразу же за этим последовал второй удар, ещё больнее предыдущего. Затем удары страшной плети стали следовать с завидным постоянством и силой, безжалостно врезаясь в мою обнажённую спину, бока и ягодицы. Я изнемогал от нестерпимой боли, и, извиваясь у ног наказывающей меня Госпожи, очень скоро не выдержал и начал кричать.
– Кричишь?! – спрашивала меня беспощадная Владелица, – кричи, кричи. Тем более, что покричать тебе доведётся ещё очень много. И не только сейчас. Но тебе это не поможет. Твои крики – музыка для моих ушей. А когда она мне надоест, я заткну кляпом твой рот и продолжу без всяких помех. Я надеюсь, ты не предполагал, что попал во власть доброй мамочки, которая тебя легонечко пожурит и пошлёпает по попке? Более жестокую Госпожу, чем я, тебе вряд ли удалось бы найти. Что, уже пощады просишь? Нет, рано запросил, я только-только начала во вкус входить.
Я действительно к этому моменту уже начал умолять Госпожу о пощаде. Терпеть такую боль мне уже было невыносимо. Но всё напрасно. Мои мольбы и крики только раззадорили Госпожу, и удары сделались ещё более жестокими. Я не был связан, и, признаюсь, у меня мелькнула мысль попытаться вырваться, защититься от беспощадных ударов. Но я тут же её отбросил и продолжал изнемогать от боли. Позже я расскажу о том, как этот момент отразился на моей дальнейшей судьбе.
В конце-концов свет начал меркнуть перед моими глазами. И только тогда Госпожа прекратила экзекуцию.
– Целуй плеть, – приказала она, и я облобызал истязавшее меня орудие по всей его длине. После этого Госпожа откинулась на подушки и протянула мне для поцелуя… свою обнажённую ножку. Я не поверил своим глазам. Я знал, что это была высочайшая награда, которой меня очень редко удостаивали даже во время сеансов. Но сейчас Госпожа удостаивала меня этой награды. Обливаясь слезами, я приник губами к её маленьким пальчикам и какое-то время лежал, не отрываясь от них и плача навзрыд. Плача от перенесённого жестокого наказания. Плача от счастья, дарованного мне Госпожой. Плача от трепетного осознания своего теперешнего положения.
Госпожа, наконец, легонько стукнула меня ножкой по губам, прекратив мои стенания.
– Ну довольно, довольно. Считай это моим подарком ко Дню начала твоей новой жизни. Я думаю, что второй раз заслужить такую награду тебе доведётся не скоро. А теперь принеси мне ещё бокал вина. И можешь на кухне выпить воды и вымыться.
Окрылённый я пополз к выходу из комнаты. Внутри у меня всё пело. Сбылась мечта моей жизни. Я раб. Я самый настоящий раб. И у меня самая настоящая Госпожа.
Ночь я провёл на коврике у входа в спальню Госпожи.

Глава шестая.

Наутро…
Нет, сейчас я не буду рассказывать о том, что произошло на следующее утро. Хотя это было моё первое утро, которое я встречал в статусе раба. И то, что произошло тогда, безусловно, заслуживает отдельного описания. Но, тем не менее, происшедшее тогда с разными вариациями повторялось и в дальнейшем. И позже я обязательно об этом расскажу. А сейчас я хочу рассказать о том, что случилось ближе к полудню.
Госпожа сидела в кресле, закинув ногу на ногу, и держала в руках исписанный листок бумаги. Я стоял перед ней на коленях в одном ошейнике и, потупив взгляд, ожидал приказаний. Мои спина и ягодицы сильно саднили от перенесённой жестокой порки, но это жжение наполняло мою душу восторгом. Оно свидетельствовало о моём теперешнем положении, к которому я стремился всю жизнь.
Кончиком ноги в босоножке Госпожа приподняла за подбородок мою голову и таким образом позволила мне посмотреть на неё. Затем протянула мне этот листок.
– Читай вслух!
И я начал читать.

Домашний этикет раба.

раб обязан подчиняться следующим правилам, установленным для него Госпожой.
1. В присутствии Госпожи раб обязан, если не занят выполнением её приказаний, стоять на коленях, опустив глаза в пол. Поднимать глаза без разрешения Госпожи рабу воспрещается.
2. рабу запрещается заговаривать с Госпожой или задавать ей вопросы без её разрешения. Разрешение говорить он обязан испрашивать ударом лба об пол.
3. раб обращается к Госпоже только на «Вы» с обязательным произнесением слова «Госпожа».
4. Отвечать на вопросы Госпожи раб обязан в почтительном тоне вполголоса, но чётко и внятно. Абсолютно недопустимы дерзость и ирония.
5. На любое действие, не являющееся выполнением приказа Госпожи раб обязан испрашивать её разрешения.
6. раб должен быть правдив перед Госпожой и не иметь от неё никаких секретов и тайн. Он должен честно сознаваться ей во всех своих прегрешениях и помыслах, независимо от степени тяжести наказаний, которые его за это ожидают. Ложь, неискренность, сокрытие правды недопустимы для раба.
7. За любые проступки раб обязан просить прощения у Госпожи. Прощение возможно лишь после наказания.
8. После наказания раб обязан поблагодарить Госпожу. Это единственный случай, когда раб может заговаривать без позволения Госпожи.
9. При входе Госпожи в дом стоящий на коленях раб целует пол у её ног. Затем переобувает её, и, после разрешения Госпожи встать, помогает ей снять верхнюю одежду.
10. Внешний вид раба всегда должен соответствовать нормам, установленным Госпожой.
11. Любое отклонение от вышеперечисленных норм является тягчайшей провинностью раба и строжайше наказывается.

– Ты всё понял? – спросила Госпожа.
– Да, Госпожа, – смиренно, как и предписывалось Этикетом, ответил я.
– Это Этикет именно домашний. Он будет для тебя законом, когда мы одни. В то время, когда мы на людях, ты по вполне понятным причинам будешь придерживаться иных правил. Но помни, что эти другие правила обусловлены не уменьшением моей власти над тобой, а степенью её открытости для окружающих. Понял?
– Да, Госпожа.
– По поводу норм твоего внешнего вида. Ты должен быть всегда чистым, от тебя не должно дурно пахнуть. Конечно, если ты не занят выполнением какой-нибудь грязной работы, которую я тебе прикажу сделать. Но по её выполнении ты снова должен привести себя в надлежащий вид. Время для этого я тебе буду давать. Кроме того, ты всегда должен быть аккуратно подстрижен и гладко выбрит. Причём, – строго сказала Госпожа, – не только на лице. Прямо сейчас ты на коленях поползёшь в умывальную. Вымоешься и хорошо побреешься обычным образом. А затем чисто-начисто сбреешь абсолютно все волосы на своём лобке и яйцах. И самым тщательным образом будешь следить за тем, чтобы это место у тебя было абсолютно гладким, без малейшего намёка на какую-либо щетину. Я буду проверять. И если замечу хоть малейшую небритость, как, впрочем, и на лице, заставлю тебя эти волосы выдернуть пинцетом. Или сжечь огнём. Ясно тебе?
– Да, Госпожа.
– Тогда марш в ванную!
И я пополз в ванную. Как оказалось, приказание Госпожи было выполнить не так-то просто. Особенно, когда дело коснулось волос на моих тестикулах. Но с другой стороны я отчётливо понимал, что сделать это необходимо: отсутствие волос на этих местах – отличительный признак раба. Поэтому я старался изо всех сил. И вот я снова на коленях перед сидящей в кресле Госпожой. Она приказала мне снять с неё зубами за каблучок босоножку, и теперь её ножка была обнажённой. Кончиком этой ножки она провела по моим щекам, затем по подбородку, по верхней губе, проверяя таким образом, нет ли щетины. Видимо осмотр её удовлетворил. Коротко она приказала:
– Встать!
Я поднялся на ноги.
– Руки за голову. Ноги широко расставить.
Я повиновался. Тогда кончиком ножки Госпожа провела по моему выбритому лобку. Мои яйца болтались между моих ног. Госпожа поддела их ногой, и теперь они лежали на её пальчиках. Как бы играя, она стала слегка подкидывать пальчиками своей ножки мои яйца. Сердце моё сжималось от страха, это была сладостная, но всё же пытка – эти места у меня всегда были особенно чувствительны. И тут Госпожа резко ударила меня ножкой по яйцам. Я завопил от боли.
– Стоять! Не двигаться! – жёстко приказала Госпожа. – Ноги шире! Шире, я сказала! Руки за головой держать!
Всхлипывая, я повиновался, и она стала снова играть моими яйцами на пальчиках своей ножки. На этот раз я был ни жив, ни мёртв, с дрожью ожидая следующего удара. И он не замедлил. Обнажённая ножка Госпожи ещё раз с размаху врезалась мне туда, куда я больше всего боялся её визита. На этот раз у меня перехватило дыхание, я согнулся пополам, и через несколько секунд вопль нестерпимой боли вырвался из моего горла.
– Стоять! – гневно крикнула Госпожа. И когда я, повинуясь приказу, с трудом выпрямился, она уже более спокойным тоном сказала:
– Можешь опуститься на колени. Глаза в пол. Так вот, сейчас я преподала тебе наглядный урок. Имей ввиду, что такие проверки я буду делать ежедневно и не по одному разу. И сделала сейчас это, чтобы ты знал, что тебя ждёт в том случае, если я буду недовольна тем, как ты выполняешь этот мой приказ. Но сейчас ты вроде бы хорошо постарался, поэтому экзекуцию, которой я сейчас тебя подвергла, я рассматриваю не как наказание, а как необходимый элемент обучения и становления тебя как моего раба.
И ещё насчёт норм твоего внешнего вида, – добавила Госпожа. – Основной твоей домашней одеждой, как я тебе уже говорила, будет лишь ошейник. И ты должен к этому привыкнуть. На это есть множество причин. Одна из них – любой мой удар, в том числе и туда, куда ты только что получил, как только я захочу его тебе нанести, должен находить именно тебя, а не то, что на тебе надето. И когда я захочу основательно наказать тебя, чтобы мне не пришлось ждать, пока ты разденешься. Кроме того, это поможет тебе свыкнуться с полной твоей открытостью для меня, недопустимости с твоей стороны каких-либо секретов или тайн от меня. Усвоил?
– Да, Госпожа.
– Далее. Мой раб должен быть стройным и подтянутым, всегда в хорошей физической форме. А сейчас у тебя явно лишний жирок. И лишний вес. Поэтому я обязательно позабочусь о том, чтобы ты как можно быстрее от него избавился. И начну в самом ближайшем будущем. Понял?
– Да, Госпожа, – с трепетом ответил я, уже начав осознавать, насколько нелёгким будет моё рабство. И насколько оно будет отличаться от того, игрового, в которое тогдашняя Моника меня погружала ранее.
– Теперь. Я не исключаю, что в дальнейшем я добавлю новые пункты, как к Этикету, так и к Договору. Твоё мнение по этому поводу меня не интересует, как, впрочем, и по любому другому поводу. Ты будешь обязан эти пункты неуклонно выполнять. А сейчас перепишешь этот Этикет красиво и без помарок. Можешь для этого подняться и сесть за стол. Когда перепишешь, мне покажешь.
Я поднялся на ноги и с разрешения Госпожи сел за стол. Вскоре Этикет был красиво переписан, и я, вновь коленопреклоненно, вручил его Госпоже. Она просмотрела и одобрительно кивнула.
– Теперь на колени в угол. Даю тебе час на то, чтобы выучить его наизусть слово в слово. Я проверю. Если допустишь хотя бы малейшую ошибку, будешь строго наказан. После того, как прочитаешь наизусть без запинки, будешь отвечать на мои вопросы.
Что и говорить, это было неожиданным и трудным для меня заданием. Никогда ни в каких играх ранее Госпожа не заставляла меня что-либо учить. Невольно пришли на память школьные годы, когда именно необходимость учить наизусть стихи и прозу, разные правила создавали для меня существенные трудности при обучении. В силу профессиональных навыков я всегда быстро схватывал суть прочитанного, ни никогда не стремился заучивать слово в слово, не видя в этом никакого смысла. Но сейчас была другая ситуация. Госпожа приказала мне выучить наизусть этот документ, И я обязан это сделать. Тем более, что это документ, определяющий статус моего бытия.
И вот я стою на коленях носом в угол комнаты и, шевеля губами, учу пункты Этикета. Госпожа занялась какими-то своими делами. Я прочитал документ несколько десятков раз, и несколько раз мне казалось, что я уже выучил его. Но, пытаясь повторить его наизусть, я обязательно что-нибудь забывал или путал.
Прошёл час. Госпожа вошла в комнату и села в кресло.
– К ногам!
Я подполз к её ногам. Она взяла у меня из рук листок с Этикетом.
– Отвечай.
И я начал декламировать Этикет. До 6-го пункта дошёл вроде бы без запинки. А в шестом вместо «сознаваться» сказал «признаваться».
– Первая ошибка, – сказала Госпожа, – значит, наказание уже заработал. Читай теперь с самого начала.
Я повиновался и вновь начал читать текст с самого начала, на этот раз допустив ошибку в девятом пункте и гораздо более серьёзную, сказав вместо «целует пол у её ног» – «целует её ноги». Это вызвало гнев Госпожи, и она дала мне звонкую пощёчину.
– Ты что же, возомнил, что тебе будет регулярно позволено целовать мне ноги?!
– Простите, простите, Госпожа, – возопил я, рыдая, немедленно осознав свою роковую ошибку.
– Читай с самого начала снова.
Всхлипывая, я снова начал читать сначала. И, видимо, на этот раз мне так удалось сконцентрироваться, что теперь я не допустил ни одной ошибки.
– Ещё раз читай, – приказала Госпожа.
И снова я прочитал без ошибки.
– Ещё раз!
и снова мне это удалось. Воспитание Госпожи уже начало приносить свои плоды.
– Хорошо, – наконец сказала она. – Теперь ответь мне, что ты будешь делать, если захочешь о чём-либо спросить меня? Или что-либо сказать мне?
– Ударом лба об пол испрошу разрешения, Госпожа, – сказал я.
– А если такого не получишь?
– Продолжу стоять молча на коленях, опустив глаза в пол, Госпожа.
– Хорошо. Здесь я могу для тебя сделать одну поправку. Возможно, возникнет ситуация, что тебе очень нужно будет что-то мне сказать, несмотря на мой запрет. Тогда я позволяю тебе ещё раз ударить лбом об пол. В этом случае я, по всей вероятности, разрешу тебе говорить, хотя это не достоверный факт. Но имей ввиду. Если то, что ты в этом случае скажешь, я сочту не столь важным, чтобы позволять тебе говорить, я строго накажу тебя за назойливость. Понял, куки?
– Да, Госпожа.
– А теперь я накажу тебя за серьёзные ошибки при заучивании наизусть Этикета. Возьми пятьдесят листов бумаги и хорошую ручку. Можешь встать.
Когда я принёс требуемые вещи, Госпожа приказала мне взять банку сухого гороха и насыпать на пол в том самом углу, где я учил Этикет. Затем велела взять небольшую скамеечку и положить на неё эти листы.
– А теперь на колени на горох, – приказала она.
Я повиновался. Твёрдые горошины больно впились в мои голые колени.
– Так вот, – сказала Госпожа, – на каждом из этих пятидесяти листов аккуратным почерком должен быть написан текст Этикета. Лишь когда справишься с этим заданием, можешь громко сказать «Готов». И если я сочту нужным, я подойду к тебе для проверки. Сам не смей подниматься с колен. Понял?
– Да, Госпожа.
Она дала мне пощёчину и вышла из комнаты.
Превозмогая острую боль от впивающихся в мои колени горошин, я покорно переписываю текст Этикета.

Моя русская подруга, живущая в Берлине, сейчас активно ищет новую комнату. Система простая: видишь объявление, пишешь хозяину квартиры, получаешь согласие или «извините, ещё один кандидат написал мне раньше вас», «мне очень жаль, но предложение больше не актуально» или «русскую девушку не возьму из принципа» (так многие подумают, но написать не решатся).

Так вот, написала она одному мужчине, который сдает комнату в WG – это такая комфортная немецкая коммуналка. По его словам, в одной из комнат квартиры уже живет одна женщина, в другой – он. Нужно найти жильца в третью комнату, и пускай это будет тоже женщина. Ну вот так ему захотелось. Он попросил подругу прислать ссылку на страничку в «Фейсбуке». После этого думал дня два, а потом прислал письмо, в котором признался, что ищет, кхэм, не простую сожительницу. Итак, вот краткий пересказ его письма.

«Добрый день. Меня зовут Даниэль. И да, у нас есть свободная комната для вас. Перед тем, как окончательно договориться, хотелось бы предупредить вас, что у меня есть одна особенность. Я – очень покорный. Сабмиссив, другими словами.

Вероятно, вам в голову сейчас пришли пугающие мысли, но не подумайте ничего плохого. Я не урод, не ношу странную одежду и прочее. Я, наоборот, до тоски обычный. Люблю путешествовать, люблю жизнь. Наша коммуналка — тоже абсолютно обычное место, где вы, я очень надеюсь, будете прекрасно проводить время. Просто для женщин, живущих здесь, есть особый бонус: они главные, и им положено держать рабов. И да, я – как раз такой вот раб.

Проще говоря: раб служит, ходит за покупками, выполняет домашнюю работу, может что-то починить или заштукатурить, быть верным шофером – в зависимости от пожеланий моей Госпожи. Вы можете спросить: зачем это мне? Ничего особенного, мне просто нравится быть покорным. Я не фрик и не притворяюсь, я просто люблю так жить».

При этом Даниэль подчеркивает: секса ему не нужно. Ну то есть быть рабом для него – это не с кляпом во рту ползать на четвереньках, иногда визжа от пошлепываний. Он реально хочет прислуживать женщинам. И в магазин за свой счет ходить. И удовольствие от этого получать!

И я подумала: вот дурак, езжал бы в Россию. Там бы его в два счета до оргазма довели. Вообще, без шуток – это ж мечта каждой русской бабы!

Наша бы ногой в каблучке дверь его коммуналки-то открыла, сумку походную на стол поставила, все свои лучшие вещи сняла, шпица гавкающего на него натравила, села на дойче-диван и деловито так: «Даня, — сказала бы, – значит, вот эти вот твои «Керхеры» и путцен-средства сейчас убираем, с этого дня ты всё щеточкой зубной чистить будешь. Чисти-чисти, — потом обратилась бы к шпицу. – Боня, фас! – псина вцепился бы в его немецкую задницу, а тот издал стон наслаждения. — Пельмешечки мне российские будешь ручками лепить и «Пусть говорят» со мной вместе смотреть, а то я по родине скучаю. А потом айфон купишь и маму мою в гости пригласишь. По-о-о-о-нял?»

Серьезно, только представьте себе: на работе – завал, коллеги выбесили, погода – дрянь, годы идут… И вдруг домой приходишь – а там раб. Молчит и ничего не просит. Он же недостоин. А ты такая ходишь тудэма-сюдэма: то невкусно приготовил, это не туда поставил, пахнет от тебя как-то не так, и вообще ты мерзкий. А учитывая то, что раб этот немец, можно и вовсе разгуляться. Портрет Сталина, патефон с собой приперла, в котелок сухарей сушеных наложила – и сиди-смотри, как он глазки от удовольствия закатывает, пока тебе ножки массирует. На фоне фотообоев с березками.

Красота, короче! Не понимаю, почему подружка так и не согласилась.

LiveInternetLiveInternet

Пособие для начинающей Госпожи
Андрюха
Упрямство — чисто мужская черта характера, черта взбунтовавшегося раба; отсюда и упрямое нежелание склониться под власть Женщины, даже несмотря на очевидное желание это сделать, присутствующее внутри ЛЮБОГО мужчины. Но это не может продолжаться до бесконечности, а дело в том, что подспудно всем мало-мальски мыслящим гражданам современной России и без многомудрых научных выкладок ясно, кто на самом деле олицетворяет обобщенный образ нашей замечательной страны: современным героем наших дней является Её Величество Женщина! Женщина умнее, дальновиднее, мудрее Она стоит на более высшей ступени развития за исключением грубой и в нашем высокотехнологичном мире невостребованной мужской физической силы которую Мы, Женщины можем легко подчинить, нужно лишь только захотеть. Вот вам и слабый пол! Видите, как слаб мужчина, как легко он попадает в рабство, и какая сила воли кроется в Женском характере? Так кто же призван властвовать над миром?
Настоятельно рекомендуем, прочитать нижеизложенную информацию внимательно и вдумчиво, если потребуется — несколько раз, придерживайтесь наставлениям, здесь собраны основы от А до Я, от этого будет напрямую зависеть глубина Вашей власти над сознанием мужчины, её непоколебимость и незыблемость в его глазах.
Итак, Вы сделали первый шаг и обзавелись собственным рабом, отсюда извечный вопрос начинающей Госпожи — с чего начинать? Это лишь на первый взгляд кажется сложным. В каждой Женщине природой заложена незримая, скрытая сила позволяющая легко управлять мужчиной, которую они подсознательно чувствуют и в обычной жизни всеми силами стараются подавить, избежать совсем напрасно демонстрируя своё упрямство, вместо того чтобы покориться. Но половина пути уже пройдена и Вам нужно только раскрыть в себе этот дар, позволить ему развиться, в ближайшем времени Вы с удивлением обнаружите как легко и просто оказалось то, что в первое время вызывало затруднения.
Женское доминирование это прежде всего философия обожествления и поклонения мужчины Женской сущности, естеству, Женскому телу, в противоположность мужскому началу как таковому, философия безоговорочного превосходства Женщины над мужчиной, для большей эффективности необходимо постоянно подчёркивать эту огромную пропасть разделяющую Госпожу и раба, каждый раз давая понять как он — мужчина ничтожен перед Вами — Женщиной!
Начните с того, что в Вашем присутствии раб обязан! всегда находится на коленях если небыло разрешения встать, в классическом, общепринятом варианте раб и Госпожа почти всегда находятся обнажённые когда они наедине, это позволяет как уже упоминалось выше наиболее ярче чувствовать атмосферу и дух происходящего, имеется ввиду поклонение и возвеличивание Женского начала и как следствие тела в отличии от мужчины. Это очень важный момент который нельзя игнорировать, ведь по большому счёту, с точки зрения психологии, всё строится на разности полов, и в первую очередь первичных половых признаков, раб должен видеть и осознавать как прекрасно Женское тело во всём своём первозданном великолепии. Тут включается ещё и подсознательное подчинение мужчины Женщине, ведь духовные ценности всегда были выше и красочнее обычных плотских развлечений, необходимо чтобы раб проникся покорностью самыми глубинными уголками своего сознания.
Следующий момент, раб при обращении или просьбе обязан добавлять «Госпожа» в знак принадлежности и уважения если небыло иных распоряжений, на любое своё действие или бездействие ему необходимо получить Ваше разрешение.
Далее приводятся некоторые положения:
1. Он раб, а это значит, что он — никто, он — вещь, принадлежащая Госпоже. Он не имеет своей личности, своего «я». Он всего лишь продолжение рук, воли и желаний своей Госпожи. Госпожа всегда права!
2. У него нет тела — оно принадлежит Госпоже. Он всегда к Ее услугам.
3. У него не может быть своих «желаний», «мнений» или «прав».
4. У него нет тайн от Госпожи. Он весь открыт Ее взору, вниманию и желаниям.
5. Благо Госпожи для него всегда Высшая Цель.
6. Он обязан исполнять любое пожелание Госпожи с покорностью. Фраза: «Сделай, если хочешь» равносильна для него приказу.
7. Для него нет ничего такого, что было бы неприлично сделать в присутствии Госпожи или по Ее приказанию. Он должен просить прощения за совершенные ошибки. Прощение возможно только после наказания.
8. Он должен быть благодарен Ей за все, что Она делает.
9. Когда Госпожа входит в дом — он должен переобуть Её, и поцеловать Её ноги в знак благодарности за проявляемое к нему внимание.
10. Он обязан становиться на колени перед Госпожой при малейшем внимании с Ее стороны. Это его основная поза.
11. Он должен при каждой встрече исповедоваться перед Госпожой во всех своих делах, прегрешениях и провинностях.
12. Он не имеет права скрывать что-либо от своей Госпожи. Ложь является недопустимой.
13. Он никогда не должен по собственной инициативе смотреть в лицо или в глаза Госпожи. Посмотреть туда без приказа — это наглость.
14. Он не может задавать никаких вопросов Госпоже без Её на то разрешения — это наглость.
15. Он не имеет права требовать внимания со стороны Госпожи. Это назойливость. Он должен терпеливо и спокойно ждать, когда Её дела позволят Ей уделить ему внимание.
16. Он не может возражать, отказываться выполнять приказ, или иметь свое мнение. Это неповиновение.
17. За любую провинность Госпожа может наказать его так, как сочтет нужным.
18. Любое своеволие наказуемо. Дерзость, забывчивость, ирония — это тоже своеволие, если не хуже — наглость.
19. Любое пожелание Госпожи является наградой для него.
20. Ему запрещено обсуждать приказы Госпожи и сопротивляться наказанию.
21. Ему нельзя разговаривать, пока того не захочет Хозяйка; отвечать необходимо в мягкой почтительной манере, вполголоса.
22. Если ему надо что-то сказать, сперва нужно получить на это разрешение(Единственный случай, когда подавать голос разрешается без позволения — благодарность за совершающееся наказание, мольбы о пощаде и восхваление красот Хозяйки.)
Любое нарушение этих правил является неповиновением и должно быть наказано соответствующим образом в зависимости от величины проступка. Это основные, фундаментальные положения, по своему желанию Вы конечно добавите ещё многое, соответствующее вашим индивидуальным запросам, правила можно придумывать до бесконечности, но самое восхитительное, что все придуманное Вами для мужчины будет закон, который под страхом наказания он не посмеет нарушить, а Вам только лишь останется наслаждаться своей безграничной свободой действий! Тут пожалуй уже больше добавлять нечего, пускайте в ход свою Женскую изобретательность, «разделяйте и властвуйте».
В Женском доминировании присутствует не только установление законов и контроль за их исполнением, нужно вспомнить и о пресловутых «маленьких Женских радостях», ведь по сути мужчины существуют для Нас, для Женщин и существуют во всех своих проявлениях, а не только как для самоутверждения над ними, раб обязан служить Госпоже удовлетворяя все Её потребности, в том числе, и не в последнюю очередь сексуальные. Помните, его основное место между Ваших ножек, проследите чтобы он очень хорошо научился делать куннилинг, а затраченное на это время вернётся Вам множеством незабываемых ощущений и удовольствий, самых нежных и чувственных какие может испытывать Женщина.
Существует много практик, напечатано много изданий, поэтому мы не будем углубляться, а предложим лишь основное: не жалейте времени на обучение где и как он должен ласкать Вашу Киску, со временем он овладеет этим искусством в совершенстве, как показывает практика мужчины этому очень быстро учатся и кроме того у них впоследствии возникает непреодолимое желание постоянно чувствовать истинный аромат Женщины. Как известно Женское влагалище выделяет естественный запах, богато насыщенный феромонами которые оказывают на противоположный пол притягательное и возбуждающее действие, кстати говоря это пожалуй самый приятный способ общения между Госпожой и рабом. Плюс ко всему, Вы раз и навсегда избавитесь от каждодневных проблем связанных с гигиеной, Ваша Киска всегда будет оставаться идеально чистой, ухоженной и привлекательной. Если обратится к истории, на протяжении веков и до наших дней куннилинг является символом Женского превосходства, к примеру китайская императрица У Ху династии Тан, ввела в придворный этикет обычай, целью которого было возвышение Женщины и унижение мужчин. Считая фелляцию символом мужского превосходства, Она придумала средство, благодаря которому «облизывание тычинок лотоса» было вознесено до уровня, имеющего первичную и внесексуальную сущность, символизируя пришествие эры Женского превосходства. У Ху требовала, чтобы все правительственные чиновник и и посещавшие Её сановные особы выказывали своё особое уважение к Её Императорскому Величеству посредством куннилингуса.
Так, старинные картины изображают императрицу поддерживающей своё платье, а сановник, стоя перед Нею на коленях, лижет Её гениталии. Настоятельно рекомендуем последовать этому примеру и ввести в ежедневный обиход, к слову сказать, в первый раз можно поступить следующим образом — отдайте приказ раздеть Вас и раздеться самому, обнажив ваши тела, прикажите ему лечь перед Вами на спину, затем наступите ему на грудь и объявите, что отныне он является Вашей собственностью, всецело принадлежит Вам душой и телом, после чего, поставив ноги на ширину плеч и положив руки на бёдра прикажите рабу стоя перед Вами на коленях поцеловать и(или) несколько раз лизнуть Вашу Киску — предмет его поклонения. В последствии введите это за правило «облизывание тычинок лотоса» при каждом Вашем появлении когда вы наедине, куннилинг самое универсальное и одно из самых эффективных средств для быстрого достижения положительного результата в процессе воспитания у самца таких качеств, как чувство величия и непревзойдённости Женского начала, образа непогрешимости Хозяйки и полного подсознательного(бессознательного) подчинения Ей, поклонение Женщине в совокупности с катастрофическим падением чувства собственного достоинства и гордости по отношению к мужскому полу. Выражаясь простыми словами, он сам, со временем будет абсолютно убеждён, что мужчина ничтожен перед Женщиной как козявка перед богом. Поэтому не жалейте времени на куннилинг, уделяйте этому столько времени, сколько можете, необходимо чтобы Ваше Женское Влагалище всегда присутствовало в поле зрения раба, непосредственно перед его глазами(немаловажно отсутствие растительности — бритьё, эпиляция…), он должен постоянно чувствовать его запах и привкус, проникнуться к Киске почтением, любовью и благоговением, сродни идолу от которого зависит его жизнь.
Prorok
12.08.2010, 23:08
Запомните, и доведите до сведения раба — Ваши разведённые в стороны ножки в любой позе, в любое время дня и ночи, равносильны для него приказу занять между ними место для доставления Вам оральных ласк.
Немаловажны вопросы справедливости, способов и жестокости наказаний. Предлагается их разделить на обычные — которые применяются за всевозможные мелкие провинности, строгие — за назойливость, лень, несдержанность, своеволие… и жестокие — за ложь, неповиновение, дерзость… Наказания применяются по жестокости соразмерно проступку, хотя Госпожа вправе наказывать раба не только за проступки, но и для утверждения своей власти, поддержания в рабе духа покорности и послушания, а также по своей прихоти или для развлечения. Однако наказания не должны приводить к повреждениям тела раба, не должны причинять вред его здоровью. Следует заметить, что сущность и идеология наказаний, применяемых к рабу, всегда сводится к возвышению Женщины над мужчиной, Женского начала над мужским естеством. Самым распространённым способом наказания является унижение мужчины перед Женщиной именно как мужчины, посредством сдавливания, шлепков или иных воздействий по отношению к яичкам — самому уязвимому и чувствительному месту, предмету мужской гордости, символу мужественности и, как следствие, непокорности, что недопустимо!
Семирамида — известная царица Ассирии, правившая в 9 веке до н.э., будучи прекрасным психологом и понимая где находится источник непокорности и упрямства — чисто мужских черт характера, собственноручно кастрировала непокорных и дерзких рабов, после чего мужчины становились кроткими и безропотными.
Египетская царица Клеопатра, правившая с 47 по 30 гг. до н.э. считала, что в мужских яичках сосредоточено всё мужское естество, дающее ему силу и превосходство над Женщиной, желая подчинить себе эту силу Она доводила себя до исступления, сдавливая их своими хрупкими руками и наслаждалась стонами рабов. Доподлинно известно, что после того как Её служанка обнаружила на своём ложе мужское семя, не найдя виновника, Клеопатра раздавила в тисках яички всех приближённых рабов при этом смотря каждому в глаза и улыбаясь.
История знает множество примеров когда патриции и августейшие особы Женского пола использовали мужские яички для установления власти над мужчиной, тем самым возвышая Женщину и ненапрасно психологи утверждают, что после таких процедур мужчина не только физически, но и подсознательно Ей покоряется в последствии до полной убеждённости, что Женщина несравненно выше мужчины и что его предназначение — служить Ей, что так всё и должно быть, а в сочетании с куннилингом даёт мгновенный 100%-й результат! А это то, что Нам и нужно, он должен проникнуться до самых глубинных уголков своего сознания что он лишь вещь, принадлежащая Госпоже и только так. Конечно, не стоит бросаться в крайности, яички вещь чувствительная и воздействия до среднего будут вполне достаточными и безопасными, это один из основополагающих моментов и воспитательную работу следует проводить регулярно, кроме того это довольно приятное и весёлое занятие — забавно наблюдать как у раба учащается дыхание, пульс, как от лёгкого движения Ваших пальчиков вздрагивает всё его сильное тело, тут довольно обширное поле для фантазий, начиная от наказания, заканчивая простой игрой, тем более — это крайне возбуждающе и сексуально. Как и в случае куннилингуса, раб быстро к этому привыкает и уже в скором времени от начала занятий ему самому захочется испытать это ещё и ещё, оказаться перед Вами беззащитным и беспомощным полностью завися от Вашей прихоти. Шлепки наносятся ладонью, точнее кончиками пальцев сложенных вместе, резкими хлёсткими звонкими хлопками, очень похожими на удар ремнём по ягодицам. Следует заметить, что наилучшая позиция, для реализации данного наказания(развлечения), когда раб находится перед Вами на широко расставленных ногах с зафиксированными за спиной руками, будь то верёвка, наручники или иные аксессуары. Сдавливание также производится мягкими частями пальцев — когда яички самца помещены в руку, сжимание осуществляется непосредственно пальцами, но ни в коем случае не используйте ногти, в случае достаточно сильного давления это неизбежно приведёт к повреждению. Следует с особым вниманием относиться к вопросам безопасности, а для этого необходимо иметь достаточно полное представление о строении половых органов.
Кроме непосредственно яичек, какими они представляются на первый взгляд, в мошонке содержатся яичко, придаток яичка, хвост придатка яичка, семявыносящий проток, артерия яичка, лозавидное сплетение. Для более детальной(наглядной) информации обратитесь к медицинским интернет-справочникам, энциклопедиям, где строение представлено в схематичном, развёрнутом и понятном виде. Вышеперечисленные предупреждения не должны приводить к излишним опасениям, просто исключите воздействия ногтями, дерганье(рывки), чрезмерное оттягивание, сильные скручивания и всё то, что интуитивно, по Вашему мнению может привести к повреждениям. Наиболее безопасно и очень эффективно: сдавливание — как одной рукой оба яичка сразу, так и двумя руками по отдельности(каждое); и шлепки — лучше наносить в те периоды когда мышцы поднимающие яички расслаблены и мошонка находится в висячем(отвисшем) положении. Эти два вида наказаний (развлечений) можно проводить очень часто и сколько угодно долго, вопрос лишь в том, какое количество времени Вы решите потратить. Что касается полового члена, никогда не пытайтесь его перегибать во время эрекции, особенно, загибать вниз, такие действия приведут к его переламыванию (разрыву оболочек), тяжелейшей травме, требующей сложное хирургическое вмешательство, и не факт, что в последствии всё разрешится благополучно, попросту говоря можете искалечить!
Никогда не стесняйтесь своего раба, вдумайтесь — разве можно стесняться или испытывать неловкость в присутствии предметов интерьера, будь то шкаф, тумбочка или стул, в присутствии букашки сидящей на полу или домашнего животного, виляющего перед Вами хвостом? Униженный самец, ползающий в Ваших ногах — это так же естественно, как и зеркало в которое Вы смотритесь каждый день, он мужчина, а Вы Женщина и этим всё сказано — свет да победит тьму, разум да победит силу, унижайте в нём мужчину перед собой, перед Женщиной насколько это будет возможно, используйте для этого все способы — наступайте ему ногой на лицо, приказывая целовать ступни; на половые органы, придавливая к полу; почаще практикуйте «посадку на лице»(достижение Женского оргазма путём ритмического трения Вульвы о лицо раба); обычный куннилинг; запрет сексуальной разрядки(См. ниже); как следует занимайтесь его яичками (от наказаний, до просто — развлечений) — боль в этом интригующем месте, при Вашем появлении должна стать для самца обыденным явлением, забавляйтесь сколько пожелаете; используйте в качестве столика(подставки для ног); в качестве вешалки, одевая вешалку с одеждой на его возбуждённый член; для сушки белья, после стирки прикрепите свои трусики или бюстгальтер прищепками к мошонке самца(очень эротично); в виде пощёчин; порки; связывания; постановки в угол; не разрешения сходить в туалет; капания воском; различных унижений и многие, многие другие способы особенно если умело их комбинировать.
Строго наказывайте раба за каждый Ваш не состоявшийся оргазм, если решили непременно его испытать. Ведь в том, что Ваша Киска не получила достаточно ласк виновен только он, подключив фантазию и дав волю воображению, Вы можете приказать ему просить у Неё прощения, в данном случае прощение возможно только после наказания. Во время классического(Вагинального) секса, мужчины особенно тонко чувствуют власть над Женщиной — примитивный инстинкт самца, овладевшего самкой, не допускайте этого, не позволяйте ему ни на секунду ощутить себя хозяином положения, Вы можете бить его во время секса, наносить пощёчины, кусать, щипать, принудительно регулировать интервал его движений(фрикций), используя взятые в руку яички, добиваясь нужного Вам ритма, все позиции меняются исключительно по Вашей инициативе, а то, что он проник своим членом в Ваше Влагалище(святая святых), говорит только о том, что Вы, этим высокомерным жестом оказали ему огромную честь, не только честь, но и возложили на него большую ответственность за доставление наслаждений и удовольствия вашей Киске. Как говорится «милости просим», но если не оправдаешь надежд, не постараешься должным образом — пеняй на себя… — как следует «приложитесь» к причинному месту, раб обязан знать! что в случае неудачи его ждёт неминуемая расплата. Объявите:
— Моя Прелесть крайне разочарована, ты не сумел доставить Ей удовольствие, а теперь ты сам знаешь от чего Она будет в восторге», — предвкушая интригующее развлечение, можно немного оттянуть исполнение обещанного, дабы в полной мере удовлетвориться взываниями о пощаде униженного самца или незамедлительно реализуйте намеченное. Раз обидели Вашу Прелесть, пускай и его «хозяйство» не чувствует себя комфортно! В процессе наказания акцентируйте внимание на половом члене, это Ваша основная цель — непосредственный виновник обманутых надежд. Займите удобное положение так, чтобы промежность раба находилась перед Вами, обеспечив тем самым свободный, беспрепятственный доступ к его гениталиям. Большим и указательным пальцем левой руки плотно обхватите яички у основания, оттяните их вниз и назад(от себя), так, чтобы эрегированный член отклонился от вертикального положения вперёд, в Вашу сторону под углом около 45 градусов, это делается для удобства наказания(отвод от тела), после чего, пальцами ладошки свободной правой руки, наносите удары как по одной стороне члена, так и наотмашь(костяшками), по другой — технология аналогична пощёчинам. Наносятся резкие, хлёсткие удары, их силу и количество определяйте на своё усмотрение, следите за тем, чтобы половой член, подобно маятнику, не совершал слишком большие амплитуды из стороны в сторону, во избежании чрезмерных перегибов.
Разрешение, эякулировать в Ваше Влагалище, а тем более ротовую полость — счастье для раба, такое удовольствие редкий случай, не балуйте. Биологически, сперма конечный продукт длительной, кропотливой работы всего мужского организма и основную(главную) роль в этих процессах берут на себя яички, так сказать важнейший производственный центр. По большому счёту, самцы только для этого и существуют, чтобы результат своего труда, капли с их точки зрения драгоценной жидкости, донести до Нашего Женского Влагалища, поэтому следует подчёркнуто пренебрежительно относится к сперме, даже если Вы, как и большинство Женщин, питаете слабость к этой таинственной, экзотической субстанции.
Как один из унижающих вариантов — отдайте приказ «кончить» в мусорное ведро или на пол, к Вашим ножкам, на специально постеленную газетку по этому случаю, со словами:
— Кончи для меня, раб, кончи для своей Госпожи, я хочу это увидеть и я тебе разрешаю.
При её появлении, во время семяизвержения, демонстративно рассмейтесь — что за нелепость, вот позабавил, и что это такое… ? А для Вас это должно быть, ни что более, чем любопытное зрелище, вызывающее лишь насмешку, развлекайтесь, наблюдая за смешными процессами мужского организма.
Наслаждайтесь собой. Делайте только то, что Вам нравится, и не ограничивайте себя в этом. Если Вам чего-то хочется — обязательно реализуйте, Вы должны стать доминирующей стороной, не оставляйте Вашему рабу никакой возможности проявить активность, вся инициатива в ваших отношениях должна исходить от Вас.
Вспоминая о играх следует отметить — Контроль его оргазма/подразнить и отказать (также известно как сдерживание), также используется как наказание. Описание: это, вероятно, одна из самых увлекательных игр, в которую Вы можете играть с Вашим рабом, и та, результаты которой не заставят себя ждать, к тому же она крайне унижает в рабе мужчину. Все очень просто — Вы контролируете, когда и как он получит оргазм. Мужчины, в основном, очень хорошо реагируют на подобный контроль. Для них это унизительно, и они чувствуют себя беспомощными и беззащитными с Женщиной, которая развлекается, контролируя их сексуальную разрядку. Начните с того, что просто запретите ему получать оргазм без Вашего на то прямого разрешения. Вы можете установить правила. Если он посмеет проявлять несдержанность, скажите ему, что Вы затянете это на более долгое время. Пусть он при этом продолжает доставлять Вам удовольствие. Убедитесь, что донесли до его сознания, что получаете несравнимое удовольствие от его ласк, в то время как он удовольствие получить не может, пока Вы не разрешите. Когда Вы будете удовлетворены его страданиями (несколько часов, день, даже пару дней спустя), Вы можете позволить ему «заработать» оргазм, придумайте, что он должен сделать или какое наказание за это выдержать, после чего можете заставить его поласкать себя перед Вами. Он будет воском в Ваших руках.

Новости Москва

Директор Института философии РАН Абдусалам Гусейнов направил президенту РФ письмо об оскорбительном поведении вице-премьера РФ Ольги Голодец, которая выгнала его с совещания, посвященного, в том числе, проблемам его института.

Ученый отметил, что этический аспект в данном эпизоде не самый главный: этот эпизод является показательным с точки зрения того, каковым было отношение к Институту на протяжении последних семи лет, когда был поставлен вопрос о его перемещении.

NDNews приводит обращение директора Института философии РАН к своим сотрудникам полностью:

Хочу рассказать вам об одном эпизоде своей директорской жизни. Хочу – неподходящее слово, считаю себя обязанным сделать это.

31 марта утром около 11 часов в Институт философии было доставлено письмо из аппарата Правительства Российской Федерации с надписью на конверте «Вручить немедленно». В нем за подписью заместителя директора Департамента культуры К.Щербак сообщалось о необходимости участия полномочного представителя Института в совещании, которое 31 марта в 13.00 проводит заместитель Председателя Правительства Российской Федерации О.Ю.Голодец по вопросам, связанным с комплексной реконструкцией и развитием Государственного музея изобразительных искусств имени А.С.Пушкина. Разумеется, я пошел на это совещание, извинившись перед организаторами посвященного проблеме добросовестности в науке и намеченного на 12 часов Круглого стола, в котором планировал принять участие. По прибытии к месту совещания получил список участников, в котором была и моя фамилия, и повестку дня, в котором был вопрос о перемещении Института философии РАН в здание по адресу: г. Москва, ул. Гончарная, д. 12, стр. 1. Однако, когда все вошли в комнату совещания и начали рассаживаться за столом, госпожа Голодец удивилась моему присутствию и сказала, что она меня не приглашала. На мое недоумение, что Институт философии вызван на него срочно доставленным сегодня официальным письмом из аппарата Правительства, она ответила той же фразой: «Я вас не приглашала, извините, что так получилось». Такая позиция была тем более странной, что в совещании принимали участие директор и зам. директора ГМИИ им. А.С.Пушкина, и на мое: «Простите, но ведь будет обсуждаться вопрос о перемещении Института философии» последовало: «У меня к вам нет вопросов». Обескураженный, спрашиваю, означает ли это, что я должен покинуть совещание, и получаю в ответ короткое: «Да».

Все это происходило публично, в присутствии около двух десятков участников совещания. Поведение госпожи Голодец я воспринял как оскорбительное – не в личном, конечно, плане, ибо личное может возникать в пространстве личностных отношений, каковых с госпожой Голодец у меня быть не может, оно было оскорбительным для меня как директора, возглавляющего коллектив Института, который с точки зрения блага России на всех весах и по всем критериям весит и значит больше, чем тысячи таких, как Голодец. Этический аспект, однако, в данном эпизоде не самый главный и с правительственными чиновниками мы имеем дело не для того, чтобы учиться у них урокам приличия. Эпизод этот является показательным с точки зрения того, каковым было отношение к Институту на протяжении последних семи лет, когда был поставлен вопрос о его перемещении из занимаемых им с момента основания помещений, – ни на одном этапе тех, кто принимал решение, не интересовали ни интересы Института, ни его мнение. Можно говорить только о степени пренебрежительного отношения. Особенно вопиющим и грубым оно стало, когда за это взялась госпожа Голодец.

Вот и весь эпизод. О нем я счел необходимым проинформировать Президента РФ и направил письмо на его имя.

Что касается самого вопроса о перемещении Института, о положении на сегодняшний день и ближайших перспективах, об этом было доложено на заседании Ученого совета 9-го апреля и, надеюсь, руководители научных подразделений уже проинформировали вас. В двух словах ситуация такова: сейчас завершаются юридические и начинают создаваться фактические (прежде всего ремонт) предпосылки для перемещения в здание по ул. Гончарная, д. 12, стр. 1. Пока речь идет о площади в 2500 кв. метров, которая в два раза меньше, чем нам необходимо. Мы исходим из того, что ФАНО, которое активно и по-деловому занимается этим вопросом, высвободит в ближайшее время для нас еще как минимум 1000-1500 кв. метров. Мы составили рабочий график переезда, который с учетом своевременного выполнения соответствующих условий другими субъектами данного процесса предполагает завершение перемещения к 30 сентября этого года. Перемещение научных подразделений начнется не раньше сентября месяца и планируется именно на сентябрь.

Москва, Светлана Антонова

Москва. Другие новости 15.04.15

Россиянки и финки возглавили рейтинг «Самая большая грудь». / The Diplomat: Центральная Азия хочет освободиться от России и Китая. Экономический рывок возможен в сотрудничестве с Ираном. / Власти России обещают Крыму энергонезависимость в ближайшие 3-4 года.