Гей любительское вк

16.02.2020 0 Автор admin

Мы все с вами прекрасно знаем, что «ВКонтакте» одна из самых небезопасных для общения соцсетей. И, тем не менее, многие из нас продолжают ей пользоваться.

Помимо большого количества пиратского контента и удобного хранения фотографий во «ВКонтакте» есть множество активных и популярных сообществ на разные темы. Расскажем вам о семерых из них.

Российское ЛГБТ сообщество (более 155 тыс. подписчиков)

Несмотря на серьёзное название, сложные темы здесь поднимаются редко. Мемчики, приколы и иногда просьбы анонимов дать им совет.

Активные участника этого сообщества молодые и незлобные. Впрочем, поругаться в комментариях под красивыми картинками с радугой достаточно сложно. Проще поделиться треками, с которыми у вас ассоциируется это изображение.

Альянс гетеросексуалов и ЛГБТ за равноправие (более 28 тыс. подписчиков)

Если милые картинки вам не нужны, а споры в комментариях вас не пугают — то вам в группу «Альянса». Посты здесь выходят очень часто, обычно они посвящены самым актуальным новостям из ЛГБТ-мира.

Активных комментаторов здесь очень много — редкий пост собирает менее 10 ответов. Кроме того, стена сообществ открыта.

Российская ЛГБТ-сеть (более 67 тыс. подписчиков)

Самая большая ЛГБТ-организация в России имеет свою популярную группу «ВКонтакте». Здесь можно узнать не только новости от ЛГБТ-активистов их разных регионов РФ, но и из других стран.

Новые посты здесь появляются часто. В комментариях к ним нет ругани и оскорблений — всё тщательно модерируется.

Один твой друг (более 315 тыс. подписчиков)

Пожалуй самая популярная группа на ЛГБТ-тему «ВКонтакте» (а также в Инстаграме, Телеграме и других площадках). Родом она из республики Беларусь.

Одна из самых креативных. Здесь не только постятся красивые и смешные картинки, но и уникальные видео, материалы. Комментаторы здесь очень активны, среди них очень много тех, кто разделяет ценности феминизма.

ГЕЙ КИНО ФИЛЬМЫ 16+ (более 69 тыс. подписчиков)

Одна из крупнейших площадок, посещенных ЛГБТ-кино. Какой-то глубокой аналитики кинокартин здесь нет, но множество весёлых постов.

Впрочем, понятие кино здесь тоже очень абстрактно. Так, часто можно встретить рекламные посты порно-групп.

ЛГБТ-кинофестиваль Бок о Бок (более 20 тыс. подписчиков)

Если вы хотите найти более серьёзное сообщество про ЛГБТ-кино,, то вам может понравиться группа «ВКонтакте» ЛГБТ-кинофествиаля «Бок о Бок». Несмотря на то, что этот фестиваль ежегодный, группа активно 365 дней в году.

Здесь вы можете увидеть самые свежие новости из мира кино. Комментарии открыты, но запрещается выражать свои мысли в грубой форме.

IT GETS BETTER РОССИЯ (более 11 тыс. подписчиков)

Эта группа российского партнёра международный проект, снимающий видеоролики поддержки ЛГБТ+ молодежи по всему миру. Делают такие видео и в России, и вы можете увидеть в этой группе. Как, впрочем, и множество всего другого актуального и полезного.

В отличии от множеств других аналогичных групп, здесь много уникального контента.

А какие ЛГБТ-сообщества «ВКонтакте» достойны того, чтобы о них написать? Поделитесь мнением в комментариях!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Не пропусти самые интересные статьи «Парни ПЛЮС» – подпишись на наши страницы в соцсетях!

Гей Москва — Знакомства на гей-доске Москвы

Поощрение и наказание

Телефон разбудил меня вибрацией, я быстро поднялся и поспешил на кухню зарядить кофеварку, засунуть в духовку полуфабрикаты круассанов. Чтоб не терять ни минуты драгоценного времени (утром, как известно, оно идет быстрее обычного) сразу пошел бриться, чистить зубы и сделать легкое гигиеническое промывание кишечника. Духовка пропищала, что булки готовы, я был доволен — управился за 12 минут. Запах свежеиспеченной выпечки дурманил, но пока мне нельзя было съесть ни кусочка, иначе это повлекло бы наказание. Ритуал должен быть соблюден. Я облачился в майку из черной сетки, надел на руки кожаные браслеты и сел рядом с унитазом на коленки, послушно ожидая хозяина. Каждый раз, услышав его шаги, не смотря на то, что я живу уже с ним полгода, все равно сердечко ойкает.

Слышу, он сначала прошел на кухню, выпил стакан воды и вот, наконец, открыл дверь в ванную комнату и поприветствовал меня потрепав по волосам. Он выудил через прорезь в широких трусах свой заспанный член и вставил мне его в рот. Так каждое утро происходила зарядка раба, то есть меня, жидким золотом. Я проглатывая все, ведь за упавшие капли следовало наказание, глядел строго в живот. Смотреть прямо в глаза хозяину было строго настрого запрещено, если только он сам не прикажет. За непослушание (равно наглость, дерзость) полагалось наказание. В этот раз я выполнил все идеально, чем заслужил поощрение в виде возможности облизать хозяину пальцы ног, пока он сидит по-большому на унитазе. Обычно с ним мы практиковали только золотой дождь, а все что касается копро, могло быть редким наказанием за грубые провинности. Сегодня я был пай-мальчиком и заслужил завтрак с хозяином за одним столом. Мне было даже позволено взять чашку из сервиза и пить кофе из нее. Закончив завтрак я поспешил на балкон вслед за хозяином и встал там раком, спрятавшись за ограждение. Хозяин курил и трахал меня в зад, наслаждаясь видами утреннего леса. Рядом стояла идеально чистая пепельница. В тех случаях, если она не вымыта или недостаточно тщательно вымыта, то других вариантов быть не могло – пепельнице должен был стать мой рот, в т.ч. для утилизации бычка. Но сегодня все было на высшем уровне, я кайфовал от трения хозяйской елды у себя в жопе. Кончив мне в зад, хозяин ушел одеваться и скоро хлопнул дверью.

Я расслабился и прежде чем приступить к выполнению рутинных обязанностей по уборке, готовке, походу за продуктами и так далее, полчаса посвятил себе. Я закурил и открыл телефон, листая сообщения из групп по БДСМ. Молоденькие мальчики писали объявления о поиске богатенького папочки, для которого они готовы служить верой и правдой. Я улыбался, когда то и я был таким наивным юношей, теперь же мне близился сороковник и мысли о том, стоит ли продолжать жить так дальше посещали меня все чаще и чаще.

Я стал рабом спустя 10 лет разгульного блядства. Банальный секс стал не интересен, редкие сессии с гей-доминами перестали будоражить дух. Я понял, что хочу и готов на лайфстайл. Я начал общаться целенаправленно по этой теме и ходил на пробные сессии. Но короткие встречи и постоянное служение – это совершенно разные вещи. Я не понимал, смогу ли я быть таким в режиме 24/7 и решился сперва на 2-недельный период с парнем на 10 лет меня старше, сессии с которым меня устраивали больше, чем с другими.

Первые три дня были похожи на обычную сессию. Я жил в коридоре на тряпке, передвигался по комнатам только на четвереньках, из одежды на мне был ошейник с цепочкой и черные стринги. Целыми днями я вылизывал хозяину ноги, задницу, яйца, до туалета, после туалета, вместо туалета. Выслушивал, какое я поганое дерьмо, собирал плевки с пола, подставлял глотку и жопу на глубокий проеб. На четвертый день я понял, что это тупик. Да и домин тоже выдохся. Так невозможно постоянно жить. Рабу тоже нужно что-то есть, пить, где-то нормально спать, иначе здоровье отвалится сразу, каким-то образом тоже ходить в туалет, подмываться. Не пришлось прибегать к стоп-слову, чтобы досрочно завершить этот неудачный, но познавательный опыт. Я осознал, что мне нужен человек, который понимает этот вопрос как можно глубоко и в течение нескольких лет практиковал. Поиск такого занял полгода, но зато живем теперь уже около 10 лет. Предыдущего раба он «продал» своему другу в Сидней. Тот приезжал в Россию погостить и влюбился в молодого послушного мальчишку, которого мой теперешний хозяин вытащил из петли. В связи с чем возникла вакансия, которую нужно было срочно закрыть и закрыл ее я.

Жизнь с хозяином, которого можно было называть в присутствии других только по имени отчеству, тет-а-тет — хозяином, разделялась четко на жизнь в доме как прислуга, жизнь в наказании как конченое чмо и жизнь за пределами дома как родственник, для меня была легенда о троюродном брате. За пределы дома мы вместе выходили не очень часто, пару раз в неделю и крайне редко, когда меня приходилось представлять кому-то. Дома в мои обязанности прислуги входила уборка, глажка, стирка. Еду каждый день доставляли в готовом или полуготовом виде, хозяин был владельцем службы доставки, поэтому этот огромный пласт работы отменялся. Мне было разрешено пользоваться телефоном и интернетом, беспрепятственно передвигаться по дому и приусадебному участку.

Первый месяц мы прожили душа в душу, я спал в отдельной комнате с отдельным санузлом. Меня ежедневно трахал хозяин. Его удовлетворяло, как я справляюсь с вверенными мне обязанностями. Но это были цветочки. Начались проблемы в бизнесе. Доставку на дом прекратили. Мне пришлось ходить за продуктами и готовить, чего я делать раньше не слишком умел, за что стал постоянно получать оплеухи. Его нехорошее настроение способствовало тому, что он постоянно находил огрехи в выполненной мною работе и наказывал меня совсем не понарошку. То ремнем по заднице выпорет так, что сидеть больно. То перевернет кастрюлю с супом на пол и начнет тыкать в нее мордой. Когда же я забыл погладить рубашки на фоне дополнительных обязанностей по готовке, хозяин решил, что пора меня перевоспитывать.

Он завязал мне глаза, связал руки и отвел в подвал. Там связал еще и ноги, пнул, я упал в кучу сена и услышал только звук захлопывающейся двери. Я сначала был даже рад, что так вышло. Хоть отдохну. Эти последние дни постоянной суеты вымотали меня. Я уснул. Когда проснулся, какое-то время вспоминал почему я связан. Думал, интересно, сколько он планирует меня тут продержать. Еще часа два или до утра? Я жестоко ошибался. Его не было 1,5 суток. Это потом он мне сказал. Я же думал, что прошло суток трое, хозяина давно убили конкуренты, и никто не знает, что я тут лежу. Я кричал, пока у меня не сел голос, колотил ногами по располагавшейся рядом железной клетке, но потом просто уже не было сил. Я писал под себя и молил бы скорей уже умереть. Возможно, я был уже в обмороке, когда на меня плеснули ледяной водой.

— Ну, что, сученок, живой? Пей, — хозяин поднес ко рту бутылку с минералкой, которую я выпил за мгновение.

— Я думал, тебя убили. Развяжи меня, у меня все затекло.

— Проси правильно, сучье отродие, а иначе выкину в таком виде на помойку!

— Развяжите меня, пожалуйста, Хозяин!

— То то же, — он освободил мне руки и ноги, снял повязку с глаз. Тусклый свет 40-Ваттной лампочки казался мне ярким огнем, и я зажмурился. Конечности не желали двигаться, только еле-еле шевелил пальцами.

— Твое наказание не закончено, здесь еда и вода – хозяин хлопнул дверью, и свет снова погас. Я, размяв руки, на ощупь нашел в коробке хлеб, колбасу, сок, какие-то емкости с кашами. Пихал себе в рот все без разбора, пока не начал икать. Еще через сутки ко мне вернулись силы. Я стал изучать на ощупь окружающее меня пространство. Нащупал клетку, лавку, стол, стог сена был мне уже известен. Хозяина опять что-то долго не было. Неужели он снова будет томить меня тут долго. По дуновению холодного воздуха я нашел вентиляционное отверстие и стал в него кричать «спасите я в подвале». Снова посадил голос. Вскоре включился свет и щелкнул замок. В подвал вошел хозяин, ничего не говоря. Я стал оправдываться, что всего лишь хотел узнать, как долго мне еще тут сидеть и что хочется в туалет и еда кончилась. Меня кинули на лавку и начали пороть ольховым кнутом.

— Считать! – приказал хозяин.

— Раз, два… — сразу всхлипывая начал я.

Получив 30 ударов, я стонал как ужаленный пчелой пес.

— Что надо сказать! – в ответ на мое молчание, меня взяли за волосы и подняли голову – что надо сказать?

— Спасибо, Хозяин, — выдавил я. Мои волосы отпустили я голова упала на лавку, больно треснувшись носом.

— Умница, будешь как шелковый у меня. Еда там, – хозяин направлялся к выходу, дверь захлопнулась.

Мои ожидания, что сейчас свет снова погаснет, не оправдались. Я смог осмотреться. Это был обычный подвал дома. По центру лежала куча сена. Рядом стояла железная клетка, лавка. Чуть поодаль стоял большой массивный стол. На стенах хаотично располагались крюки, в углу валялись канаты, веревки. В потолок были ввинчены проушины. Мда. Тут было бы интересно поиграть. Но пока игры были все какие-то не про то, что я бы хотел. Я открыл коробку с едой, там были напитки и несколько бургеров. Я жадно набросился на них. Первый пролетел незаметно. На втором мне показалось что вкус не очень. Как будто пропавший бургер. Я разобрал его. Не был уверен, но по-моему котлета была смазана говном. Я открыл третий бургер и тут же явно почувствовал характерный запах человеческих испражнений. Меня стошнило. Я открыл бутылку запить, но тут же выплюнул. В них была налита моча. Мои глазные яблоки налились кровью от злости. Я был готов убить хозяина. В подвале не нашлось ничего тяжелого, тогда я вспомнил про веревки. Я решил, что толкну его и задушу. Я прокричал в вентиляционную трубу «спасите, помогите» и отошел к двери. Как только дверь открылась, я выскочил с веревкой, но в ногу мне воткнули шприц и я обмяк. В подвале стояла камера, хозяин все видел.

Очнулся я все в том же подвале связанным особой техникой и подвешенным за канаты, вдетые в проушины в потолке. Тотчас в подвал вошел хозяин.

— Ну что, паскуда, решила грохнуть своего хозяина? Или ты забыла падла, что мы обсуждали с тобой, что твоя жизнь полностью моем распоряжении? Хочу — убью, хочу отрежу ухо. Может тебе отрезать язык? – хозяин ходил вокруг меня.

— Твое наказание должно было кончиться уже давно, но ты своим поведением показал, что не готов к прежней жизни. Тебя ждет комплекс обучающих техник. Справишься – будем жить. Не справишься – будешь гнить в этом подвале, пока не сожрут крысы.

Хозяин подобрал недоеденный бургер и измазал его в моей блевотине, поднес мне ко рту, глазами показывая есть. Я, превозмогая рвотный рефлекс, начал жевать.

— Ну, вот видишь как вкусно, а то кричал. Не нравится ему. Запивай, — хозяин поднес бутылку с мочой. Я поперхнулся, за что получил по еблу. После этого он стал качать меня на канатах. Меня стало укачивать и мутить, я не выдержал и блеванул. Хозяин, заливаясь хохотом, вышел. Я все еще мотался как маятник. Я испугался слов хозяина, что он может отрезать мне ухо, или что-то еще, но все таки с большой уверенностью надеялся на его благоразумие. Но когда он зашел в подвал с раскаленной докрасна палкой, мои надежды растаяли как масло на сковороде.

— Предупреждаю, будет больно, но боль — это ступень к высшему наслаждению. Отныне ты моя полная собственность- хозяин прислонил торец раскаленной палки на мгновение к моему плечу, я успел только вздохнуть, а выкрикнуть уже нет – отключился. Нашатырь вернул меня в сознание. Ничего не болело, я все еще висел в центре подвала. Привиделось что ли. Палка стояла в ведре с водой. Не привиделось. На плечо была наложена повязка.

— Наложил повязку с анестетиком, видишь, как я забочусь о тебе, — хозяин гладил меня по щеке.

— Спасибо, Хозяин, – я проговорил, и на глазах проступили слезы. Моя психологическая защита сломалась, я стал шелковым как он и планировал. Как пластилин, из которого можно лепить что угодно. На плечо было посажено фамильное клеймо, которым раньше жившие тут предки клеймили скот.

Меня опустили чуть ниже, надели на голову мешок с дыркой для дыхания и в комнату стали заходить люди, много людей. Я слышал мужские голоса и не только русскую речь. Меня стали лапать десятки рук, я слышал звуки открывающихся банок пива. В рот мне начали стучаться члены, кто-то начал массировать пальцами мое очко и через 10 минут меня уже шпилили по очереди эта нескончаемая вереница. Начались сливы мне в рот, глотать я не мог уже ничего, все капало на пол. Воздух наполнился ароматом спермы. Я чувствовал себя куском тухлого мяса, которое клюют пролетавшие мимо вороны. Я не ощущал ни наслаждения, ни сексуального возбуждения, я просто висел как реквизит, который использовали по прямому назначению. Когда это закончилось, мозг отказывался вспоминать. Меня опустили на канатах на пол и развязали, было приказано все тут вымыть. Два часа я лежал на сене, приходя в себя. После приступил к уборке. Закончив, не знал что делать. Можно ли мне выходить, кричать не хотелось. Я боялся очередного наказания. Я Сидел и покорно ждал своей участи.

— Ну вот, какой примерный раб. Как на пользу идут наказания! А ты боялся! – хозяина как будто отмотали на месяц назад, когда его бизнес процветал, и настроение было наипрекраснейшим.

— Спасибо, Хозяин, – я боялся сболтнуть чего лишнего и остаться в этом подвале еще на сутки, поэтому говорил только эту фразу.

Это было мое первое серьезное наказание. В дальнейшем таких жестоких эпизодов было немного. Раз — когда при углубленной проверке здоровья обнаружили перенесенное раньше венерическое заболевание, тогда меня закрыли в клетке в подвале на неделю, кормили объедками. И два — когда я положил в салат чеснок, на который у хозяина оказалась жуткая непереносимость с непрекращающейся диареей. За это меня не стал он наказывать сразу. А провинность определила наказание. Когда его стул наладился, в течение месяца все акты дефекации совершались мне в рот с частичным или полным проглатыванием в зависимости от количества. Больше таких серьезных провинностей за 10 лет не было, и все остальные наказания были вполне адекватными и разумными: порка, вылизывание обуви, служба пепельницей, суточное ношение анальной пробки. А в основном был прекрасный секс с жесткими словечками, сдача меня в аренду интересующимся темой мужчинам (этот раздел стал практически статьей доходов в нашем бюджете), строгая, но увлекательная жизнь раба, где самому не нужно ничего решать, нужно лишь подчиняться и получать от этого удовлетворение. Клеймо быстро зажило и превратилось в витиеватую монограмму, что смотрелось очень экзотично.

Спустя 10 лет отношения раб-хозяин, не смотря на кажущуюся сохранность, все же изжили себя. Мы настолько привыкли друг к другу, настолько выучили свои повадки, повзрослели, перепробовали все, что только можно. Смысл наказаний исчез, все пройдено и не вызывает интереса или трепета. Каждый день стал рутиной. Завтрак, золотой дождь, анал, уборка, работа по дому, вечером анал, золотой дождь, может быть фут, все.

Листая в телефоне фотки пацанов, «мечтающих» попасть в рабство к опытному домину, меня посетила мысль, а не взять ли нам свежее мясо на обучение или перевоспитание… Вечером я поделился своими мыслями с хозяином, за что был отправлен в карцер на неделю. Ревность, взыгравшая в его 50-летнем теле, подстегнула снова придумывать изощренные способы наказаний и игрищ, взбодрила наши отношения. Отныне мой член был закован в тесный пояс верности, чтоб эрекция подавлялась, и размер члена постепенно уменьшался. В заднице почти постоянно была пробка для расширения, чтоб впоследствии можно было фистовать кулаками и ногами. Был приобретен электрошокер, мастурбаторы, фак-машина и беспроводной ловенс. Впереди нас ждал онлайн вебкам-чат с заданиями от пользователей, запись видео и еще много интересного. И если не соглашаться с известной фразой, что в 40 лет жизнь только начинается, то, что в 40 лет она уж точно не заканчивается, это теперь я знаю точно.

Конец

премьера кино

Перед мировой премьерой «Анатомии ада» АНДРЕЙ Ъ-ПЛАХОВ встретился в Париже с исполнителем главной роли знаменитым порноактером РОККО СИФФРЕДИ.
Миру хорошо известен размер его полового члена, но совсем неизвестна глубина мозговых извилин. А вдруг их нет вообще? Пока я размышлял на эту тему, не заметил, как в холл отеля «Парк Хайят» вошел человек, похожий на Сиффреди, скромно сел на диванчик и тоже погрузился в размышления и даже, кажется, какие-то записи. Пришел и переводчик с французского, но его услуги не понадобились. Рокко Сиффреди затараторил по-английски — да так, как сумеет не всякий носитель языка. Вообще язык у него оказался здорово подвешен — не хуже, чем главный рабочий орган. Актер свободно говорит по-французски, по-испански, естественно, по-итальянски и уже может объясниться по-венгерски, живя со своей женой в Будапеште, куда сегодня переместился центр европейской порнокиноиндустрии.
— По-русски, правда, не говорю. Но пару месяцев назад успел побывать в России. Да-да, снялся в порнофильме. Меня сосватали украинские девушки, с которыми я работал в Будапеште. Знаете, ваши девчонки очень раскованные, совсем без комплексов и сильно отличаются от западных.
— Какие впечатления остались от Москвы?
— Больше всего поразило то, что меня узнавали на улицах, в барах. В ресторане подошли две девочки и стали охать: «Невероятно! Это живой Рокко Сиффреди!» Я спросил: «Откуда вы меня знаете?» Они говорят: «Мы видели все ваши фильмы». А я-то думал, что никому у вас не известен.
— Как же вы после своей славы главного порноактера попали в большое кино?
— Вы запнулись перед словом «большое». Я тоже не знаю, как его называть — «прямым» или «нормальным». В общем, еще несколько лет назад мне позвонила Катрин Брейя и предложила сниматься. Но тогда она не собрала денег, тот проект не состоялся, а через четыре года снова звонок и снова Катрин. Я сначала даже не поверил, подумал, что меня разыгрывают. К тому же я понятия не имел, кто она такая, потому что не смотрел и не смотрю так называемых интеллектуальных фильмов. Предпочитаю «Необратимость», «Банды Нью-Йорка», картины Абеля Феррары. Но вот благодаря Катрин я снялся в «Романсе», а теперь — в «Анатомии ада».
— Есть разница — играть в нормальном и в порнокино?
— Еще какая. Даже если ты разыгрываешь трах, все происходит по-разному. На «Романсе» я порвал тридцать презервативов, а Катрин порвала все мои нервы. В порнофильме я могу работать шесть часов подряд, и у меня продолжает стоять. Тут же — никакой эрекции. Тридцать минут мы с моей партнершей Каролин Дюкей занимались сексом, и тут мне Катрин говорит: «Твое лицо ничего не выражает». Черт побери! И я понял: если ты не сделаешь так, как она хочет, эта женщина тебя изничтожит. Наверное, таким и должен быть режиссер. И это единственный способ добиться от меня желаемого результата.
— После «Романса» Каролин Дюкей говорила в интервью, что ваша любовная сцена была сфальсифицирована.
— Дудки! Она может говорить все, что угодно, но я ей отвечу: «Каролин, ты хочешь убедить себя и других, что ничего со мной не делала. Но я-то знаю, что даже кончил». К тому же мы оба перед съемками сдавали анализ на ВИЧ-инфекцию — как вы думаете, зачем?

— А что было с Амирой Казар на «Анатомии ада»?
— Здесь по контракту Амира имела дублершу. Причем потребовала ее на тридцать дней съемок, хотя сексуальные сцены были сделаны всего за два дня. Кроме того, я играл гея, что было довольно смешно при моей репутации мачо. Но и здесь, и со Стефанией Роккой, с которой я снимался в фильме «Экстремальная любовь», повторялась одна и та же ситуация. Эти женщины мне говорили: «Держи от меня свой член подальше. Я актриса, а ты…» Такого они бы не посмели сказать «нормальному» актеру. Я чувствовал себя на этих съемках как зверь в клетке, как Кинг-Конг, которого всем демонстрируют.
— Выходит, участь порнозвезды незавидна?
— О нет, я не жалуюсь. Серьезное кино для меня не главное. Я отказался от многих предложений, например, меня приглашал португалец Жоао Монтейро, предлагал сценарий, где у меня тридцатистраничный монолог. Я говорю: ты меня позвал, чтобы я сам с собой разговаривал? Он отвечает: я тебя позвал, потому что видел твои фильмы. А Тинто Брасс позвонил мне после «Романса» и сказал, что завидует Катрин Брейя: в Италии невозможно снимать откровенное, но при этом интеллектуальное кино. Я не всегда понимаю, что она делает, но знаю, что приглашает меня не просто так.
— А почему вы покинули Италию?
— Моя ментальность стопроцентно итальянская. В детстве я пел в церковном хоре, а отец хотел, чтобы я стал священником. Вместо этого я провел несколько лет на флоте, работал официантом, потом влюбился в англичанку, уехал в Лондон, подрабатывал манекенщиком, чтобы выжить. Работал моделью для крупных фирм. Порнография заинтересовала меня, когда я увидел первый порножурнал. Я получаю огромное удовольствие от порносъемок: они мобилизуют всю твою фантазию, ты можешь делать самые сумасшедшие вещи. Только ничего не надо имитировать — я, во всяком случае, все делаю искренне, с душой, мне не приходится себя искусственно возбуждать. Будучи порноактером, ты можешь иметь сотни женщин, закадрить которых в жизни никогда бы не смог, у тебя бы просто не хватило времени. В общем, я снялся в 300 порнофильмах в Германии, в 500 — в Америке. Потом женился на венгерке и переехал в Будапешт.
— Как жена относится в вашей профессии?
— Я с самого начала сказал ей: хочешь быть со мной — никогда не проси меня бросить это дело. Пару раз мы даже снялись вместе, но я был единственным ее партнером на площадке, и она настояла, чтобы, кроме оператора, никто не присутствовал при наших съемках. У нас двое детей: одному семь лет, другому четыре, они знают о моей работе. Моя профессия не мешает семейной жизни. Правда, время идет, мне уже 39 лет. Когда я начинал, то с удивлением смотрел на таких ветеранов профессии: что они в ней делают? Теперь я сам такой.
— А изменилась ли за эти годы сама порнокиноиндустрия?
— Ежегодно в Европе делается 4-5 тыс. порнофильмов, 10 тыс.— в США. Значит, эти фильмы нужны — как нужен спорт и туризм. Люди должны воображать то, что они хотят. Но поскольку это большой бизнес, в последнее время он стал уж слишком экстремальным.

Рокко

Документальный проект посвящен весьма пикантной тематике – порноиндустрии. Это – достаточно неоднозначная и непростая тема, которая до сих пор, даже в двадцать первом веке, для многих остается своего рода табу или попросту поводом для непонимания и ханжества. Однако кинокартины для взрослых давно уже завоевали много поклонников по всему миру, подарив множеству людей карьеры и наслаждения, а другим принеся лишь разочарование и сломанные судьбы… В центре сюжета лежит история одного из самых одиозных и культовых актеров порнографических кинолент по имени Рокко Сиффреди. Этот человек осознанно выбрал особенный путь, и ничто не смогло его остановить. Сейчас его с легкостью, без преувеличения, можно назвать одним из воплощений порно. Однако, что за этим стоит, и что пришлось пройти мужчине, чтобы теперь наслаждаться статусом звезды и получать удовольствие от жизни? Мать мечтала, что сын, когда вырастет, станет священнослужителем. Но это не привлекало нашего героя. Он точно знал, что им движет истинная страсть, за которой он, не раздумывая, и последовал. Она привела его в фильмы, помеченные «XXX», и с этого момента его дальнейшее существование изменилось навсегда…

Рокко Сиффреди: биография, карьера и личная жизнь

Рокко Сиффреди: биография

Рокко Сиффреди родился в 1964 году в маленьком итальянском городе Ортона. Его семья вела скромный образ жизни, отец работал разнорабочим, а мать была домохозяйкой. Денег катастрофически не хватало, поэтому рождению третьего ребенка мало кто обрадовался. С самого детства родители внушали сыновьям, что мир любит только богатых и знаменитых, и чем больше денег они смогут заработать, тем счастливее сложиться у них жизнь. Такое воспитание, несомненно, отложило отпечаток на мировоззрение и нравственные ценности Рокко.

В 16-летнем возрасте Рокко по собственной инициативе отправляется добровольцем в Военно-морские силы Италии. Служба в армии помогает ему не только повзрослеть, но и физически окрепнуть. В 1982 году он переезжает из Италии в Париж. Вместе с братом Рокко работает днем во французском ресторане разнорабочим, а ночью отрывается в ночных клубах. Красивый итальянец пользуется огромной популярностью у девушек и не знает отказа. В 1985 году Рокко знакомится с французским порноактером Габриэлем Понтело. Эта встреча становится для молодого итальянца судьбоносной. Габриэло представляет его режиссёру Мишелю Рико, который предлагает ему главную роль в порноленте «Belle d’Amour». Так, начинается карьера «Итальянского жеребца» в мире взрослого кино.

Рокко Сиффреди: карьера

К концу 1985 года Рокко снимается уже в 3 фильмах. Но осенью Рокко влюбляется в молодую модель Тину. Их роман развивается стремительно, и молодой итальянец решает завязать с карьерой и уезжает вместе с возлюбленной в Лондон. Там он работает фотомоделью и ведет приличный образ жизни. Но через два года молодые люди расстаются из-за измены девушки. Рокко тяжело переживает разрыв и возвращается в Италию. Там он решает вернуться в мир порнобизнеса.

«Fantastica Moana» становится первой итальянской порнографической картиной с его участием. Режиссёр Карло Риала, видя потенциал актера, предлагает ему попробовать себя в Голливуде. В 1990 году Рокко отправляется в Америку, где сразу снимается в фильме «Cuse of the Catwoman».

Своим жанром Рокко выбирает гонзо-порно, отличающиеся склонностью к садомазохизму и грубому сексу. Известная порноактриса Бобби Стар, в будущем скажет, что именно с Рокко она делала все что хотела.

С 1991 года Рокко становится звездой порноиндустрии. Фильмы с его участием получают все известные порнографические премии, а он огромную славу и деньги.

В 2000-х годах Рокко открывает в Будапеште свою студию «Rocco Siffredi Produzioni», на которой выступает не только как актер, но и режиссер.

В 2004 году Рокко снимается в фильме французского режиссера Катрин Брейя «Анатомия ада». Эротическая лента дебютирует в Каннах, и получает смешанные отзывы кинокритиков.

Рокко Сиффреди: личная жизнь

В 1993 году Рокко на фестивале в Каннах знакомится со своей будущей женой Розой Карачиоло. Молодая венгерка работает в той же индустрии что и Рокко. В 1995 года пара снимается в порнокартине «Tarzan X Shame of Jane» и спустя несколько месяцев женится. В 1996 году у них рождается сын Лоренцо, а в 1999 году – Леонардо.

В 2004 году из-за детей Рокко на время прекращает актерскую карьеру и сосредотачивается на продюсирование взрослого кино. Но в 2009 году он снова появляется на экранах. Свое возвращение в мир порносцен актер комментирует следующим образом: «Я спросил у своей жены, и она сказала, что это мое дело и только, оно не касается её и детей. И ещё она сказала: «Ты сам решил уйти, мы тебя не просили. Так что если ты решил вернуться, просто возвращайся».

Рокко и Роза вместе уже 23 года. Их семейная жизнь, безусловно, выходит за рамки привычного понимания, но тем не менее, это не мешает им жить в любви вот уже много лет.