Брат с сестрой переспали

14.11.2019 0 Автор admin

Я и моя двоюродная сестра Таня. Море. Ч.1-2

Наконец этот учебный год закончился, наконец снова каникулы. Я с нетерпением ожидал встречи с Таней. Конечно мы встречались на каникулах на протяжении года, да мы спали с Таней вместе у бабушки, но все-таки это зима и голышом не поспишь.

Я ожидал лета с опасением, все-таки Таня стала старше, школьница, останутся у нас прежними отношения или нет.

В этом году мой брат не поехал в село к бабушке. Они всем классом занялись туризмом, и уехали на какой-то туристический слет, а потом еще один. В село я уехал в одиночку.

И первые несколько дней я скучал один. Потом привези Таню. Тамара тоже не приехала, ее забрали родители подружки на все лето в какой-то крутой санаторий.

Так что мы остались вдвоем. Тетя Маруся уехала в тот же день.

Весной дедушка построил во дворе летнюю кухню, пока что там небыло никакой печки, пока что это был отдельный домик во дворе. Несложно догадаться что мы с Таней решили спать в летней кухне. Мы притащили туда две раскладушки, застелили их. Сюда же притащили радиоприемник VEF и свои умывальные приспособления.

Вечером мы пошли укладываться спать. Мы закрыли дверь на задвижку и начали раздеваться, Таня скинула с себя трусики и залезла под одеяло. Я не признавался себе, но мне очень хотелось повторения прошлого лета.

Спали мы долго, что может быть лучше сна на свежем воздухе, когда мы проснулись дома никого не было, и естественно и одеваться не было потребности.

Лето началось.

В конце недели приехала тетя Маруся и моя мама. За ужином тетя Маруся начала разговор.

– Лида. Мне вчера принесли путевки на море в Затоку, я могу с собой взять двух детей. Тамара уехала с подругой и ее родителями, Витю отпустишь со мной.

– Я даже не знаю, – ответила мама, – если тебе не тяжело.

– Конечно не тяжело, что я с двумя детьми не справлюсь.

– Ну спасибо. Это же надо его завтра домой забрать, собрать. А когда надо ехать?

– В том то и дело, что уезжать надо послезавтра. Так что ты не успеешь его собрать, я завтра с ними уеду домой, и сама их соберу.

– А как же одежда, сюда мы не брали ничего такого, да и грязное оно уже наверняка.

– Ничего, что нибудь подберу, они с Таней одного размера.

– А Витя согласится ее вещи носить, все-таки он мальчик.

– Ну я же не собираюсь его в платья наряжать, а у Тани есть разные шорты и футболки. Витя ты не против?

– А что мне остается. Или здесь все лето в одиночестве куковать или шорты одеть., – ответил я.

– Тетя Лида, отпустите Витю, чего он сам в селе сидеть будет.

– Ну хорошо. Идите спать, нам тут поговорить надо.

Утром за нами приехала машина, все-таки Танин папа был директором завода.

– Не волнуйся, Лида. Я их двоих через месяц сюда привезу.

Я уезжал в одной рубашке и брюках, все остальные вещи годились только для села, и оставались здесь.

Дома у Тани мы первым делом начали собираться. Как оказалось это не такое простое дело. Дело в том, что в начале 70-х у нас девочки в основном носили платья и юбки, брюки и щорты гораздо реже. С другой стороны ни шорты и брюки тогда не украшали различными кружевами, но зато воротники рубашек делали полукруглые и все застегивалось на левую сторону. Так что мне пришлось перемерять кучу вещей, пока подобрали мне пары четыре шорт, кучу футболок нейтральных цветов пару блузок которые выглядели скорее рубашками, чем блузками и даже подобрали мне одни джинсы, старые Тамарины. С нижним бельем тетя Маруся даже разбираться не стала, просто взяла кучу и положила в сумку.

– Все равно никто не увидит под брюками. И да, чуть не забыла, – и тетя Маруся достала из шкафа несколько пар плавок, – Там разберемся. А теперь в ванну.

Нас опять искупали, несмотря на все наши протесты:

– Если за вами не следить, вы тут до утра возиться будете, а у меня еще много работы, да и мне искупаться надо.

После ванны тетя Маруся одела нас в ночные рубашки. Я покраснел, ведь я никогда не спал в ночной рубашке. Причем Таня одела на себя попроще, а мне досталась совсем девичья.

– Теперь у меня сестра Вита.

Я покраснел еще сильнее.

– Может я в трусах посплю.

– Нет здесь мои правила, привыкай, тебе месяц так спать, – усмехнулась тетя.

Нас разбудили очень рано. После завтрака на кровати нас ожидала дорожная одежда. Одинаковые шорты и майки, да и трусики тоже были одинаковыми. Тетя не дав мне задать вопрос, ответила:

– Все уже упаковано, осталось только это.

В поезде к нам в купе подсела девушка лет 25-ти.

– Здорово, у нас женское купе.

Я снова покраснел и хотел ответить что я мальчик, но Таня закрыла мне рот и подмигнула. Вечером мне снова пришлось краснеть, когда наша соседка, ничуть не смущаясь, сняла свой сарафан, и в одних трусиках залезла на верхнюю полку. Мы с Таней тоже разделись до трусиков и улеглись спать.

Утром на вокзале нас ждал автобус и еще часа три езды. Автобус был почти полным, мужчин не много, чаще мамы с детьми, хотя были и семьи: мама, папа и дети.

Наш дом отдыха располагался на берегу моря, неподалеку находилось небольшое село, даже не село а скорее большой хутор. Пансионат состоял из большого двухэтажного корпуса, нв втором этаже которого были двухместные номера, а на первом располагались администрация, столовая, актовый зал, он же кинотеатр. Рядом был туалет и летний открытый душ. Кроме того на територии были десятка два отдельных летних домика, в одном из которых расположились и мы. В каждом домике была небольшая крытая терасса и комната с двумя большими кроватями.

Администрация, медпункт, оформление, белье.

После ужина мы решили пройтись вдоль берега. Море очень красивое ночью. Мы стояли у кромки воды: абсолютно гладкая поверхность с лунной дорожкой. Она тянулась далеко-далеко за горизонт, так и хотелось окунуться в это теплое море.

• Мама?

• Да идите, возле берега, голышом, ничего не мочить.

• А как же…………?

• Да никто вас ночью не увидит.

Нас долго уговаривать не нужно, через минуту мы побежали в воду сверкая голыми попами. Неожиданно мы увидели рядом голую девочку примерно нашего возраста.

• Привет. Я Катя.

От неожиданности я потерял на секунду дар речи. Я не ожидал такой, простоты что ли, я, наверно, не решился бы подойти голышом к незнакомым детям. Только я забыл, что тоже стоял голым перед незнакомой девочкой. Мы познакомились.

• Мы с мамой уже были возле моря когда вы подошли. Я тоже попросила разрешения искупаться, и мне мама сказала только голенькой. Мне было неловко, все таки мне 9 лет. А тут вы вдвоем вдруг разделись догола и пошли купаться. Я сначала думала что вы две девочки, и решилась. А когда увидела что ты мальчик, уже было поздно отступать. А вы брат и сестра?

• Да. Двоюродные.

• Ух ты. И вы не боитесь друг перед другом раздеваться? У меня тоже есть двоюродный брат, но я даже в трусиках перед ним не покажусь.

• Так получилось.

Мы искупались, и вышли на берег. Тетя Маруся стояла рядом с незнакомой молодой женщиной, очевидно мамой Кати. Мы хотели одеться, но она вдруг сказала.

• Постойте так, обсохненте, а мы с тетей Марусей искупаемся.

Они подошли к воде, разделись повернувшись к нам спиной, и в одних трусиках пошли купаться. Было немного неловко стоять голым перед ровестницей. Да вы можете сказать, что мы только что купались голышом вместе, да, но одно дело находиться голым в воде, которая как никак но все таки что-то скрывает, а совсем другое стоять на берегу друг перед другом совершенно голым.

Наши мамы вышли на берег, прикрывая груди руками, надели халаты и уже потом сняли мокрые трусики.

Я проснулся рано утром, Таня спала рядом со мной. Я тихонько встал, и попытался найти какую-нибудь одежду, но оказалось что без тети Маруси ничего найти невозможно, никого будить я не хотел. Я выглянул на улицу, никого не было, я тихонько выскользнул на террасу и уселся на скамейку как спал, в ночной рубашке. Тетя Маруся сказала, что никаких трусов на ночь. Своих ночнушек у меня естественно не было, прходилось пользоваться Таниными, я был немного выше Тани, поэтому ночнушка еле-еле прикрывала попу. Я надеялся быстро спрятаться в домике, если кто-то появится неподалеку. Я сидел на скамейке у стены наслаждаясь рассветом.

• Привет, как спал.

Я вздрогнул и открыл глаза. Передо мной стояла Катя в точной копии моей ночнушки. Совок не отличался разнообразием в одежде. Катя была еще выше чем я, поэтому ночнушка практически ничего не скрывала. Я отвел взгляд, Катя по видимому поняла, потому что покраснела и быстро присела на скамейку.

• Ты первый мальчик, которого я знаю и который спит в ночнушке.

• Я вообще-то дома не сплю в ночнушке, это только у тети.

• Интересно, ты совсем не стесняешься, что тебя увидят в ночнушке.

• Еще как стесняюсь. Просто я не нашел что одеть и думал что так рано никого на улице не будет, немного отвлекся а ты меня застукала.

• Все, теперь я знаю твою тайну, – рассмеялась Катя.

• Какую тайну, – раздался голос Тани.

• А то что Витя спит в ночнушке.

• Это мама заставляет, я лично люблю спать голышом.

• Я тоже, но мама заставляет одевать ночнушку.

• Ладно, хватит сплетничать, бегом умываться, одеваться и завтракать, – в дверях стояла тетя и улыбалась.

Катя с мамой уже были на пляже, когда мы подошли, они расположились в стороне от общей массы отдыхающих, мы устроились рядом с ними. Таня в отличии от Кати, которая была в раздельном детском купальнике, была в одних плавках. Вообще то такие купальники были дефицитом в те времена, чаще встречались сплошные купальники для девочек, поэтому девочки в одних трусиках были не редкостью на пляже. Катя глядя на Таню сбросила верх купальника, оставшись в одних плавках. Ее мама глядя на это улыбнулась и что-то сказала тете Марусе, на что та рассмеялась и сказала:

• Это произойдет раньше чем ты думаешь.

Постепенно пляж наполнялся отдыхающими. Возле нас располагались в основном родители с детьми. Как оказалось с нашей стороны море было помельче, поэтому детей и старались расположить здесь. Пансионат еще не заполнился, поэтому и пляж был полупустой.

Как я уже говорил, возле нас располагались в основном родители с детьми, причем это были в основном мамы, пап практически не было. Дети лет от трех и наверно до 12-13. Дети постарше предпочитали море поглубже.

За детьми было интересно наблюдать. Большинство детей были в плавках и купальниках, очень мало голопопиков было на пляже. Но картина изменилась после первого купания. Мамочки поснимали со своих чад мокрые плавки, купальники, трусики и уложили загорать. Дети непоседливые создания, и отсутствие трусов как оказалось не было препятствием для игр. Сначала один, потом второй и вскоре по пляжу бегала голопопая детвора. В основном это были детишки трех пяти лет. Более взрослые дети не спешили начинать игры в голом виде, хотя было несколько семилеток, рассекавших голышом.

Мамочки глядя друг на друга, под разными предлогами старались раздеть своих детишек. Я не знаю что они говорили детям, но все чаще купальники и трусики прятались после очередного купания. И после очередного купания новый голыш появлялся на пляже.
Катя, кстати, тоже после каждого купания переодевала трусики. Она садилась на подстилку, снимала мокрые и одевала сухие плавки.

Голых школьников пока на пляже не было, но это было делом времени.

На следующий день количество отдыхающих увеличилось. Мы собрались купаться, когда рядом с нами постелила подстилку молодая женщина с девочкой лет 8-9. Какое было наше удивление когда девочка скинула сарафан под которым ничего не было. Она ничуть не смучаясь подошла к нам и сказала.

• Меня зовут Саша, вы идете купаться?

• Конечно, пошли.

Мы веселись в воде, и минут через пять мы совсем забыли что с нами голая девочка. Когда мы вернулись к родителям, Сашина мама взяла полотенце и вытерла досуха свою дочку.

Катя села на подстилку, сняла мокрые плавки и отдала маме, та долго рылась в сумке и говорит:

• Катюша, извини, я забыла сухие трусики взять, полежи пока позагорай пока плавки висохнут.

В это же время, тетя Маруся, говорит нам с Таней:

• Таня, Витя давайте наверно снимите мокрые плавки, пусть высохнут, говорят в мокрых трусиках вредно ходить, особенно мальчикам.

Я и Таня, уселись на подстилку и отдали мокрые плавки тете. Тетя Маруся положила наши плавки рядом с подстилкой на песок.

• Мама, а сухие?

• Позагорайте пока так, когда надумаете купаться, оденете эти.

Мы переглянулись, и улеглись кверху попами на постилку. Было немного неудобно лежать голышом в окружении незнакомых людей, но спорить с мамой было бесполезно. Тетя Маруся с тетей Надей (Катина мама) ушли купаться, а мы так и лежали кверху попами, на одной подстиле мы с Таней, на другой Катя.

К нам подсела Саша.

• Девочки, мальчики пошли поиграем.

• Сейчас, – ответил я и потянулся за плавками.

Они лежали в песке и были довольно неприглядного вида, мокрые, облепленные песком. Таня попыталась их отряхнуть, но ничего не получилось.

• Саша, ничего не получится, нам нечего одеть, – ответила Таня.

• Так полшли так.

• Голышом?

• Ну да, а что тут такого.

• Здесь столько незнакомых людей.

• Да вы посмотрите сколько детей голых.

• Да но они маленькие.

• Ой можно подумать мы очень большие. Да никому нет дела, голые мы или одетые. Я никогда не носила купальников, сколько себя помню, всегда на пляже голенькая.

• Таня, пойдем с Сашей, – я решительно встал с подстилки.

Таня нерешительно встала на коленки, испуганно глядя по сторонам, все были заняты своими делами, никто даже не смотрел в нашу сторону. Катя глядя на Таню поднялась и себе. Вскоре мы вчетвером увлеченно строили песчанный замок у уреза воды. Вскоре я заметил что рядом стоят тетя Маруся и тетя Надя улыбаясь глядя на нашу голую компанию.

Мы окончательно успокоились, когда поняли, что никому нет дела, голые мы или одетые. Оказалось что голым быть даже выгодно. Когда возиться в песке надоело, мы отправились прямиком в море, очень быстро избавившить от песка. Мы были первыми голыми школьниками на пляже.

После обеда мы с Таней, придя на пляж, уже не задумываясь разделись до гола и убежали купаться.

Вскоре нашу голую компанию заметили и другие родители. Они ставили нас в пример, пытаясь раздеть своих детей. Никто насильно детей не раздевал, но все затавляли их переодеваться в сухое, а так как кабинки для переодевания были далеко, всем приходилось переодеваться у всех на виду.

Как-то к нам подошли две девочки-подружки лет 8-9 и хихикая начали разговор. Они наверно только что искупались, потому что их красивые новенькие купальники были мокрые..

• Привет.

• Привет.

• Можно мы постоим рядом.

• Стойте, пляж всехний.

• А почему вы голые, – начала одна.

• А им наверно мама не разрешает трусики одевать, – хихикнула вторая.

• Они наверно еще маленькие.

• Они наверно в штанишки писяются.

• Им мама наверно до сих пор попу вытирает.

• И наверно до сих пор сисю сосут.

• Я не поняла, вы почему до сих пор в мокром, я что говорила, снимать мокрый купальник после купания. – сказала подошедшая взрослая женщина.

• Мамочка извини, я сейчас, – воскликнула одна из девочек.

Она повернулась и побежала к своей подстилке, но зацепилась за мою ногу и рухнула в песок, потянув за собой подружку, которая рухнула рядом. По правде говоря, она не случайно споткнулась, я из вредности подставил подножку, но получилось прекрасно, они обе поднялись облепленные песком. Это оказалось последней каплей, она схватила обеих девчонок за руки и потащила в море, заведя их по пояс в воду, скомандовала:

• Быстро сняли купальники.

• Но мамочка?

• Быстро.

Женщина забрала купальники быстро сполоснула их от песка, повернулась и быстрым шагом направилась к подстилке, бросив напоследок.

• Быстро сполоснулись и ко мне.

• А как мы пойдем, ты же забрала купальники.

• Как хотите, но через пять минут я хочу видеть вас на подстилке.

Девчонки красные как рак, прикрывая писи ладошками, перебежали на подстилку и уселись плотно сжав ножки. Мама видно сжалилась над подружками, потому что через некоторое время девочки получили сухие купальники. А мы продолжили свои игры.

Я — любовница двух братьев — 2

КАК Я ИЗНАСИЛОВАЛА ДЕВЕРЯ
Продолжая историю моей «взрослой» жизни, начавшейся «со шлепка по попке», я возвращаюсь в лето 1989 года, в свой медовый месяц, к своему восемнадцатилетию.
Вскоре после свадьбы мои родители подыскали нам с Сергеем (моим мужем) однокомнатную квартирку, в том же доме, где жили сами. Родители мужа поначалу согласились платить за неё наравне с моими, но слово своё держали только первые два месяца. Мои же папа и мама отнеслись к такому повороту вполне спокойно и как могли поддерживали нас в те первые месяцы нашей с Сергеем совместной жизни. Сергей работал в пожарной части, и материальных затруднений мы не испытывали. В конце августа отпраздновали моё совершеннолетие. На нём собрались обе стороны: мои родители и брат, а также родители и брат мужа Саша. Правда, он пришёл почему-то без жены. Он по-прежнему меня интересовал мало, казался мне старым и абсолютно не волновал меня как мужчина. Больше всего в ту пору меня волновало здоровье будущего ребёнка.
Беременность я переносила легко. Мой молодой и крепкий организм почти не испытывал каких-либо неудобств в связи с новым положением. И хотя Сергей продолжал частенько «закладывать за воротник» и постоянно куда-то отлучаться, не желая подолгу проводить время в семье, я старалась не расстраивать себя по таким пустякам, так как понимала, что моё состояние отразится на будущем ребёночке, а это я считала более важным, чем отношения с мужем. И единственное, что меня сильно тяготило тогда, так это мой увеличивающийся вес. Аппетит во время беременности был жутким, я ела всё подряд и вскоре ужасно растолстела.
Роды представлялись мне как нечто пустяковое, но когда я более десяти часов пролежала в схватках, то уже в течение этих долгих и томительных часов, испытывая неотступную тянущую боль, я множество раз поклялась себе, что уже никогда не стану рожать.
А тогда, в конце октября, я родила мальчика. (Сына назвали Вадимом – это имя предложил Александр, его дядя, а впоследствии и крёстный.) Но, честно говоря, смотря сейчас, по прошествии десяти с лишним лет, на себя ту, совсем молодую, я вижу, что в ту пору я почти не ощущала себя матерью. Мой мальчик был для меня чем-то вроде куклы. Большой и живой куклы.
А между тем я начала понимать, что мой муж очень далёк от того идеала, о котором мечтают девушки в своей романтической юности.
Во-первых, что подтвердилось множество раз и после свадьбы, мой муж обладал резким взрывным характером, чуть ли не каждый день к чему-нибудь придирался и устраивал мне сцены, крича как полоумный, совершенно не обращая при этом внимания на нашего ребёнка и иногда доводя меня до слёз. Нельзя, правда, не упомянуть, что практически во всех случаях наших размолвок, когда ночью мы ложились в постель, он просил у меня прощения и вымаливал его, занимаясь со мною бурной любовью.
Во-вторых, я догадывалась, что он изменяет мне, и к тому же, как говорится, напропалую: трусы, одетые на изнанку, засосы на шее, помада на одежде и другие мелкие детали неверности супруга капля за каплей вызывали во мне, как ни странно, всё меньше и меньше ревности. Я махнула рукой на «крепкий семейный союз», который хотелось бы иметь, наверное, каждой женщине, и решила жить для себя и ребёнка.
И всё-таки с ребёнком очень часто сидела его бабушка – моя мама. Я же, примерно через полгода после родов, повстречала Андрея, который стал моим третьим мужчиной. У него была машина, не его лично, а отцовская, где мы и занимались любовью ранними апрельскими вечерами в то время, когда мой муж пропадал невесть в какой компании, а я, вроде бы как навещала одну из своих подружек.
Андрея заменил Валера – к нему я ездила домой. Валеру заменил Стасик. Прыганье из постели в постель стало для меня в тот период чем-то вроде смысла жизни. Мне нравилось то, как я живу. Я испытывала всё новые и новые ощущения, набиралась опыта. Постепенно я стала подыскивать себе кавалеров побогаче и пощедрее. Передо мной открылись двери ресторанов и гостиничных номеров-люкс. Шампанское, если говорить шаблонно-красиво, лилось рекой. Случалось, что я напивалась до такой степени, что уже не могла заниматься любовью осознанно, и меня пользовали как резиновую надувашку из секс-шопа. А в пик моих «боевых» похождений я умудрялась крутить романы одновременно с двумя, а то и с тремя поклонниками моего тела, не забывая при этом в полном объёме выполнять свой супружеский долг. В конце концов я отчаянно зарвалась и переспала почти со всеми мужьями подруг и знакомых.
В своих любовных странствиях я приобрела колоссальный опыт по обхождению с мужчинами; думаю, что именно это моё качество больше всего нравилось партнёрам. Природа одарила меня пышными формами, а так, как я ещё и растолстела, то эти формы имелись в моём арсенале в предостаточном количестве. Мой жгучий темперамент, неуёмная жажда секса, сравнительно лёгкая доступность и способность понимать и выполнять любые желания своих возлюбленных приводили к тому, что мужчины так и толпились у ворот моей бесшабашной юности. Я уверена, что для многих из них, я была чуть ли не лучшей женщиной из тех, кого имели они, и кто имел их. Но для двух мужчин я была, есть и буду оставаться самой лучшей. Один из них – это мой первый муж.
Именно он научил меня многому из того, что называется искусством любви. К тому же, среди всех моих многочисленных любовников, не нашлось такого, который дал бы фору моему тогдашнему мужу. Но как ни странно, а может быть, даже и закономерно, мне хотелось найти того, который дал бы мне то, что я ещё не ведала, который бы поднял меня на самую-самую высокую вершину сексуального наслаждения и блаженства. Я была уверена, что и мой любовный опыт, и мои сексуальные ощущения ещё пополнятся чем-то неизведанным и одновременно прекрасным. И я не ошиблась.
В этом месте моего повествования я вплотную подошла к тому, чтобы начать рассказ о втором выдающемся мужчине моей жизни.
Со дня свадьбы прошло три с половиной года. Сыну шёл четвертый год, и он ходил в детский садик. Мужа моего за это время за частые прогулы увольняли сначала из пожарной части, а потом и с завода, где он работал токарем. После чего он устроился работать дворником на территорию, прилегающую к нашему дому. Но даже здесь он часто не мог выходить на работу, то валяясь в постели с жуткого похмелья, то попросту отсутствуя дома, неизвестно где и с кем проводя ночи. И если я свои любовные похождения тщательно скрывала, то он контроль в этой области потерял напрочь, доходя до того, что стал дефилировать со своими девицами прямо под нашими окнами, а однажды, на ночь глядя, привёл свою очередную любовницу домой. Я, конечно, выгнала их, а на утро пошла подметать двор, как это делала всегда, когда Сергей не мог или не хотел выполнять свои обязанности. А когда наступила зима, мужу пришлось оставить и эту работу, так как перспектива чистить всю зиму за него снег меня не радовала.
Шёл январь 1993 года. Мы решили заняться небольшим бизнесом: ездить в Москву, покупать там шмотки и продавать их у нас. Этим тогда занимались очень многие. Брат Сергея Александр поддержал наше стремление. Он же дал нам и денег на раскрутку. У Александра тогда была своя фирма, которая занималась изготовлением различных бланков. Но первая же поездка в Москву с мужем ознаменовалась тем, что он там потерялся. Я оставила его с покупками у киоска, а когда, пройдя ряд, вернулась назад, то его уже там не обнаружила. Так как билеты на поезд были у меня, я, после тщетных попыток найти мужа на рынке, отправилась на вокзал. Хорошо ещё, что Сергей подошёл к отправлению поезда, не потеряв при этом вещи.
Чтобы этот детский сад не повторился, я решила не ездить больше с мужем, а обратилась за помощью к Александру. Он охотно согласился, так как сам был заинтересован в процветании нашего дела. С Александром было намного проще и легче. Мне не приходилось напрягаться и решать самой какие-то задачи, руководить поездкой, как это было с мужем. К тому же, Александр оказался прекрасным собеседником и джентльменом, превратив наши поездки по сути дела из рабочих командировок в романтические путешествия. Нет, до любовных отношений у нас тогда дело не дошло. Саша видел во мне лишь жену своего брата, и никаких намёков на то, что он хочет со мной переспать, я не заметила. Но и всё же в одну из наших с ним поездок (две прошли в феврале и одна в марте) произошло то, после чего я поняла, что я должна буду заполучить Александра.
Это произошло во вторую поездку. Стоял жуткий мороз. И чтобы как-то согреться, Александр уже рано утром купил мне бутылку кокосового ликёра (сейчас такие не продаются), а сам на розлив выпил стакан водки. После того, как товар был закуплен, мы зашли в кафе, перекусили, а заодно пропустили ещё по стаканчику-другому. Пройдясь по магазинам, Александр накупил (здесь я позволю себе вкратце рассказать о личной жизни брата моего мужа: в 1990-м году он ушёл от своей гулящей жены, в начале 1992-го оформил с ней через суд развод, но в конце того же года сошёлся с ней, объясняя свой поступок лишь заботой о дочери, которой к тому времени исполнялось семь лет) разной экзотической выпивки, которой в нашем городе тогда ещё не было. «Дегустацию» накупленных ликеров и вин мы продолжили в купе поезда, везущего нас домой. Надо сказать, что напились мы тогда изрядно и перед сном вышли покурить в тамбур. Было поздно, пассажиры уже почти все спали. А наш разговор коснулся темы секса. Не помню теперь о чём конкретно мы тогда говорили, но когда сигареты были докурены, Александр наклонился ко мне и поцеловал меня в губы долго и крепко. После чего проводил меня в купе, пожелал спокойной ночи и уснул. А я ещё долгое время не могла уснуть, ощущая на своих губах печать чего-то нового и сильно возбуждающего.
Очень скоро наш семейный бизнес приказал долго жить. Сергей не хотел торговать, ему было приятно осознавать себя руководителем дела, считать и пересчитывать заработанное, при этом валяясь на кровати и посматривая телевизор. Я несколько раз простужалась на морозе, торговать не выходила. Зимние вещи залежались, к тому же я не устояла перед соблазном и потратила деньги, отложенные на очередную поездку, на одежду для сына и себя, а также на различные мелочи типа шампуней и концентрированных соков. Перестав торговать барахлом, мы занялись самогоном. И именно этот вид нелегального бизнеса позволял нам жить довольно неплохо.
Так прошла весна, лето, подходил к концу октябрь, и наступил день рождения Вадима, его четырёхлетие. Первая половина празднества прошла с родителями, причём свекровь почему-то обиделась на меня и, распсиховавшись, прихватила свёкра и ушла. Как потом окажется, это был последний её визит в наш дом. Мои родители после застолья забрали Вадика к себе, а у нас началась подготовка к вечерней половине праздника, на которую были приглашены наши друзья: кума с мужем (мы крестили Вадима и в крёстные взяли Марину, мою подружку, и Александра, дядю Вадика), несколько знакомых со стороны мужа (кто-то
из них пришёл с дамами) и его брат.
Александр в 1993 году довольно часто проведывал нас и племянника. Но только однажды, по-моему, заезжал со своей бывшей женой. Почти во все его приезды, а приезжал он не с пустыми руками: обязательно привозил что-то Вадиму и, как правило, ставил на стол бутылку, мы выпивали, слушали музыку и играли в карты. Александр никогда не спешил домой и очень часто ночевал у нас, допоздна просиживая на кухне с Сергеем. (Вообще, пьяные посиделки того времени в нашей молодой семье как-то вошли в моду. Признаюсь, что и я, первое время после родов противостоящая алкоголю, раз за разом разделяла спиртные дозы своего мужа и уже не могла прожить и недели, чтобы не пригубить рюмочку, другую, третью, пятую-десятую.)
На день рождения Вадима Александр подарил крестнику огромную игрушку – машину-самосвал. В кузове этой машины спокойно мог разместиться сам виновник торжества. Такой подарок вызвал у всех присутствующих бурю восторга и удивления, а уж как был рад Вадимка и передать трудно. Александр вёл себя очень скромно, пару раз потанцевал с какой-то незнакомой мне девушкой, а когда она уходила он попросил у неё телефон. Телефон записала я сама, а бумажку ту выкинула. «Нет, Саша, – подумала я, – не нужна тебе эта мымра. Ты должен будешь стать моим!». Тот давнишний его поцелуй не давал мне покоя
уже восемь с половиной месяцев. Интуиция подсказывала мне, что я на правильном пути.
В этот вечер и мне удалось вытащить Сашу из-за стола и дважды потанцевать с ним. Его прикосновения к моему телу распаляли меня, и я с трудом сдерживалась, чтобы не натворить каких-нибудь глупостей.
Когда все гости ушли, братья ещё долго сидели на кухне и допивали оставшуюся водку. Несколько раз к ним присоединялась и я. Первым ушёл спать Сергей. Александр курил на кухне, а когда тоже решил последовать примеру брата, оказалось, что его развезло до такой степени, что ноги перестали слушаться своего хозяина. Мне пришлось сопроводить его в туалет, а потом кое-как раздеть и уложить спать на вторую кровать, которая находилась в нашей комнате, и на которой Александр не раз уже ночевал.
Я прилегла с мужем и лежала довольно долго, прислушиваясь к его дыханию. А потом, пожелав себе успеха, я встала и подошла к кровати, на которой спал Александр. Он лежал на спине. Я осторожно откинула с него одеяло и ещё более осторожно стянула с него трусики, аккуратные дорогие белые трусики. После чего я начала возбужать его мужское достоинство, которое не заставило себя долго ждать и привело меня в неописуемый азарт, приведший, как я потом осознала, к полной потери моих осторожности и рассудка. В то, что было затем, очень трудно поверить, но это было: я занималась любовью со своим деверем в то время, когда он беспробудно спал. И опомнилась я только тогда, когда смогла удовлетворить свою страсть. После чего я вернула трусики Александра на прежнее место, укрыла его одеялом и вернулась под бочок к мужу.
Мне до сих пор интересно, что было, если бы Александр проснулся? А если бы проснулся муж?
_
1999, Воронеж.

Моя с братом история или как найти выход

Прошу отнестись серьезно и не смеяться. Так как все таки тема на форуме, относящемся к психологии, надеюсь мне кто-нибудь сможет что-нибудь нормальное посоветовать.
У меня есть очень сильно влечение к старшей родной сестре. Оно длится уже черт знает сколько — лет 5, не меньше. Я долго думал о том, что лежит в основе, и пришел к выводу, что влечение это чисто психологическое. Конечно, будь моя сестра полной уродиной, такое влечение не думаю, что возникло бы — девушка она красивая, но красивых девушек в мире много.
Корень проблемы лежит в подростковом возрасте. Было мне 16, с девушками я не встречался, и начал приставать к сестре. Просил ее «показать себя», после долгих уговоров согласилась обнажиться до белья, мне стало мало, полез трогать руками, она серьезно обиделась и на этой почве мы поругались. Потом через год опять начал ее доставать, опять получил отказ, и после этого как-то все шло у меня с девушками наперекосяк. Пропало влечение к другим — вижу девушку, но не воспринимаю как девушку. Понятно объяснил, надеюсь. Еще через год это прошло, общаться я с ними стал нормально, начал знакомиться — но когда я вижу мою сестру, все останавливается, я запинаюсь, с трудом с ней говорю. И так по сей день. Масла в огонь подливает тот факт, что она с моим сексуальным влечением полностью смирилась. Я могу с ней говорить о ее фигуре, комментировать размер груди, могу даже пожамкать ее грудь и почти не встретить отказа. Она становится слегка раздраженной, конечно, вот единственный эффект, убирает руки. С ней мы в общем-то всегда хорошо ладили, могли всегда долго болтать друг с другом, после моего начавшегося влечения разговоры существенно сократились, но если там, смс-ками, и по агенту — до недавнего времени по прежнему много и часто болтали.
Судя по всему, проблема так же была в том, что я не желал от этого влечения избавляться. Года два назад я решил полностью с ней завязать. Уже год я с ней почти никак не пересекаюсь, не звоню ей, не пишу. Но стоит только встретиться — опять та же фигня. Я понимаю, что проблема в моих комплексах относительно нее как девушки, у которой я получил отказ и на этой почве у меня слегка поехала крыша.
Серьезно, мне иногда невыносимо хочется ее прижать и, наконец, трахнуть. Где-то две с половиной недели назад видел ее, у меня дрожали руки, внутри все оборвалось, я будто экзамен сдаю гиперсложный! Может это от того, что не вижусь теперь с ней совсем, надо привыкнуть и все в этом духе?
Я понимаю, что лет через 20 мое влечение угаснет, по мере угасания ее прекрасной внешности, но блин! Я помню так же, что как-то испытал острое разочарование, когда сравнил ее тело с телом одной девушки и понял, что моя сестра будет похуже. Это слегка притупило влечение, но ненадолго. Даже не знаю как описать…
Как от этого можно избавиться? Какие-нибудь там мантры, тренинги? Упражнения? Может завести девушку с внешностью похожей на сестру?
Я ничего не выдумываю, я говорю на полном серьезе, потому что это меня очень сильно беспокоит, я чувствую себя ребетенком, который и слова не может сказать понравившейся девушке, которая не оказывает существенного сопротивления, но с которой нельзя. Я редко даю волю рукам, то, что я выше описал, это на меня уже совсем накатило, так что мозги поехали. Я думаю, что после секса с ней все бы прошло, но она точно этого не хочет — да и я, честно говоря, еще больше нашу дружбу рушить не хочу, пусть мы теперь и видимся крайне редко.

Двоюродная сестра-1

Часть 1. Встреча через много лет.
У меня, как и у многих других, есть двоюродная сестра. Когда я ещё не учился в школе, и мне было лет пять, она с родителями приезжала к нам в деревню, и мы были рады ей. Она много нам рассказывала и читала и мы хвастались, что к нам из города приехала сестра. Таня, так её зовут, старше меня на несколько лет и тогда, она мне казалась большой и высокой. Наверное, потому, что я был ещё маленький.
Больше я не могу вспомнить её приезд ни разу, хотя много раз вспоминая её хотел увидеть когда мне уже было двенадцать и пятнадцать лет и я часто с другом пропадая в лесу занимался этим. Одним словом, как и все мальчишки, или почти все, мы дрочили днями напролёт, то загорая и купаясь голышом где-то вдали от всех, или просто гуляя по полям и ближайшим лесам. Я к чему это всё вспомнил, просто на днях мне позвонила она и спросила у меня разрешения приехать в гости. Я от радости даже стал заикаться и дрожащим голосом пригласил её. До приезда оставалось два дня, и я думал, что и как. Мысленно строил диалог с ней и думал, на какие темы с ней говорить, ведь, по сути, мы виделись больше тридцати лет назад и были уже не те. Хотя она, по-прежнему, для меня была той как в юности , красивой и очень симпатичной.
Чем меньше оставалось времени до приезда сестры, тем больше в голову лезли мне навязчивые идеи как покрасоваться перед ней голышом. Многие эротические фантазии раньше у меня всегда возникали с мыслями о ней. Тут же придумав и разыграв в мыслях ситуацию, я думал, как оправдываться перед Таней, если это её обидит или разозлит. Я не знал о ней ничего, и это было очень сложно. Как у неё сложилась жизнь как личная, так и семейная и даже не мог подумать тогда, как она узнала мой телефон и адрес. Но всё же несколько вариантов, в которых моё случайное обнажение перед ней можно оправдать и не обижаться на меня, у меня были.
Вот наступил тот день, это был август, и погода стояла просто как на заказ. Светило солнце и было тепло или даже жарко. Отпросившись на работе, я пошёл на остановку и ждал там автобус. Вскоре я заметил его вдалеке и моё волнение усилилось. Я даже не знал, как она сейчас выглядит. Когда дверь открылась и вышла женщина средних лет, небольшого роста метр шестьдесят-шестьдесят пять. Тёмные волосы, короткая стрижка. Симпатичная. Среднего телосложения. Даже чем-то мне напомнила актрису Н. В. Больше никто не выходил. Я понял что это она и встав со скамейки направился к автобусу. Заметив меня, она спросила.
— Сергей?
— Да, а вы Татьяна – спросил я следом.
— Да – ответила она.
Я подошёл и взял у неё сумку, и мы направились в сторону моего дома.
— Серёж, давай сразу на ты, а то как-то неудобно. – предложила она и я с радостью согласился так как у нас в селе все общались на ты, просто и без фамильярностей.
Я шёл рядом и нёс её чемоданчик и рассказывал про наше село, где что находится. Дома я уже познакомил сестру со своим участком и рассказал где что, если вдруг ей что-то будет нужно, а я в это время буду на работе.
— Ничего, скромно, но со вкусом, тихо, уютно и никакой суеты – сказала Таня.
Дальше мы Сели пить чай и обедать, так как время было обеда. Долго разговаривали, чтобы как то узнать немного друг о друге, а позже я предложил ей баньку с дороги, чтобы усталость смыть и Таня не отказалась. Оставив её в доме, я пошёл топить баньку. Вода уже была натаскана и дрова тоже. Через пару часов можно было уже идти мыться и даже париться. Я показал и рассказал Тане где что и как и она пошла в баньку а я стал думать как бы мне использовать этот шанс и сверкнуть голышом перед ней и тут меня осенило. Кровать Тани стояла как раз возле окна, и она могла всё видеть, что происходит в огороде и возле бани. Как только Таня пришла домой, и я пожелал ей — С лёгким паром. Я взял свою одежду и тоже пошёл мыться, иногда поглядывая в банное окно, не маячит ли сестра в доме у окна. Вскоре я заметил её и меня даже бросило в дрожь но я не стал долго думать чтобы не передумать и выскочив из бани в огород, взял заранее приготовленное ведро с холодной водой и стоя боком в пол оборота к дому стал обливаться. Искоса я заметил, что Таня выглянула в окно и исчезла. Потом я снова забежал в баню и снова попарившись, увидел, как силуэт сестры снова замелькал в доме перед окном. Мой член уже был в полу возбуждённом состоянии и прилично оттопыривался в сторону. Я снова выскочил в огород и снова стал обливаться холодной водой и снова заметил, что Таня глянула в мою сторону. Облившись и помахав руками, словно я разогревался или зарядку делал, я снова забежал в баню и стал думать, как я всё это буду объяснять сестре. Но объяснять ничего не пришлось. Когда я вошёл в дом, Таня тоже поздравила меня с лёгким паром и предложила наладить чаю, и я не отказался. Я всегда дома делал всё сам, и за мной никогда не ухаживала женщина, тем более такая симпатичная и красивая. А когда я взял бокал и сел на свою кровать и стал небольшими глотками пить горячий ароматный чай, Таня спросила меня.
— Давно закаливаешься?
— Ага, сколько тут живу один – ответил я.
— Не боишься, что соседи увидят? – спросила Таня.
— Нет, старики редко в огород выходят, а другие из-за бани и не заметят ничего – пояснил я, словно мои действия были вполне нормальны и в них ничего противоестественного не было. Тут же опомнившись или сделав вид, что мне стало неудобно, стал перед сестрой извиняться и говорить, что совсем забыл, что я сейчас не один. Даже не подумал, когда в бане был.
— Ничего страшного, я часто видела, как нудисты обливаются для закаливания, когда ходили в походы.
— Расскажешь потом – попросил я.
— Если тебе интересно, то расскажу – спокойно ответила Таня.
Мы долго общались и рассказывали друг другу о себе, и Таня рассказала, когда и как она видела нудистов, как те бегали голышом и обливались ранним утром водой, а потом, посмотрев на меня, спросила.
— А ты случайно не нудист?
Я не знал что ответить. Она застала меня этим вопросом просто врасплох и я чуть смутившись ответил правду.
— Да бывало что нудил так сказать по нашим сельским меркам, купался и загорал голышом – ответил я и понурив взгляд в пол стал ждать что она ответит.
— Ладно, Серёж, я хоть и не приверженка нудизма, но люблю природу и люблю гулять. А то, что кому-то нравится гулять без одежды так это дело каждого кому как ходить на природе – сказала она, и мне сразу стало как-то легче.
Мы снова переключились на то, как у кого сложилась жизнь и тему нудизма больше не затрагивали в этот вечер. Легли спать уже поздно. Таня легла первая и быстро заснула, а я сходил всё закрыл, кое-что по хозяйству сделал на улице и тоже, как и привык дома, разделся и лёг спать как всегда голышом. Даже не подумал, что на другой стороне комнаты спит сестра. Натопил комнату жарче, так как не знал, как будет Тане. А ночью разбрыкался и одеяло сползло на пол. Таня видно ночью вставала и увидев меня в таком виде осторожно прикрыла что я не почувствовал. Утром когда вставал на работу Таня была уже на кухне и я увидев что голышом почувствовал неудобство Таня первая сказала.
— Натопил так жарко, что и сам разбрыкался ночью, и я ворочалась. Пришлось тебя укрыть, чтобы утром не замёрз, а у тебя даже утром тепло.
— Да дом тёплый, натоплю вот так и могу сутки не протапливать, всегда будет тепло. А потом добавил.
— Таня извини, что снова заставил тебя, созерцать меня голым. Забыл совсем. Я всегда так сплю дома.
— Всё нормально, не стоит под меня подстраиваться. Ты ведь у себя дома – сказала она.
Я немного опешил, но потом добавил, что буду впредь предусмотрительнее. Я встал и перекусив ушёл на работу а Таня осталась дома и хозяйничала пока я не вернулся вечером. Так прошли два дня, и вот наступил выходной. За всё это время я ещё как бы случайно показался перед сестрой голышом пару раз, но она даже не заострила на этом внимания, лишь искоса бросив короткий взгляд, и снова стала читать книгу.
В выходной, когда я проснулся, Таня ещё спала, и я протопил печи и поставил чайник. Его шум и разбудил её. Она встала, и мы сели завтракать, а потом она спросила меня.
— Чем будешь сегодня заниматься.
— Так особо нечем – ответил я.
— Может, покажешь мне, какая у вас тут природа, озеро я видела со двора большое – спросила она.
— Конечно, покажу – обрадовался я, и стал помогать ей, убирать со стола. Потом подождал, когда она переоденется, и мы пошли в лес. Было тихо и спокойно даже не было слышно шума машин, хотя трасса проходила в полукилометре, и она сказала.
— Как тут тихо у вас!
— Да, у нас тут такая тишина, что летом слышно как насекомые жужжат – сказал я что первое пришло в голову.
Мы шли вокруг озера а потом свернули в лес по лесной дороге. Таня расспрашивала меня о моей жизни, а я в свою очередь расспрашивал её. Так мы шли дальше и с каждым шагом узнавали друг о друге всё больше и больше. Я давно так ни с кем не разговаривал по душам и так был увлечён, что даже не заметил, как мы дошли до карьера. Карьер был заброшен не один десяток лет и по его склонам уже вырос молодой лес, а на дне было небольшое озеро.
— Как тут красиво – сказала Таня.
— Да я тут часто летом купаюсь, а зимой катаюсь на лыжах — ответил я.
— У меня тоже дома есть лыжи, но я давно на них уже не ставала – ответила Таня.
— Приезжай зимой, и вместе покатаемся – пригласил я её.
— Хорошо, ловлю на слове и спасибо за приглашение. Обязательно приеду – сказала Таня.
— Серёж, а ты тоже купаешься голым? – вдруг спросила Таня.
— Да, если рядом нет никого – ответил я на заданный врасплох вопрос.
— Здесь на карьере или у себя на озере тоже – уточнила сестра.
— И там и тут бывает – ответил я и мы снова переключились на разговоры о жизни и прочие житейские проблемы. Так мы гуляли несколько часов по лесу и ничуть не устали, а когда уже на обратном пути проходили мимо озера, Таня спросила.
— Покажи, где ты на озере воду набираешь?
На подходе к селу мы вернули вдоль камыша, и подошли к деревянным плотицам, по которым я проходил метров двадцать и черпал воду. Озеро за последние годы из-за засухи сильно обмелело и вода которая была чуть ли не у самых огородов отошла от края метров на тридцать и образовался песчаный пляж где во многих местах он зарос кустарником и камышом. Таня подошла и увидев на досках лёд повернулась ко мне и сказала.
— Как ты тут ходишь, сплошной лёд. Ведь можно упасть в воду.
— Вот я и натаскиваю воду, чтобы ты не ходила. Моя то обувь с небольшими шипами и не скользит и я подняв подошву показал Тане несколько вкрученных шурупов.
— Сам придумал? – спросила она.
— По телику видел в одной передаче – ответил я.
Мы постояли ещё немного у кромки воды и открыв калитку через огород вернулись в дом. Вечер прошёл в спокойно обстановке за стаканом чая и долгим общением что мы заснули уже ближе к полуночи. Впереди было воскресенье, ещё один выходной а там мне снова надо было на работу и я проснувшись рано решил наносить воды в баньку и домой чтобы Тане не заморачиваться по этому поводу. Таня крепко спала и я подумал что нагулялась вчера на свежем воздухе и спит так крепко и чтобы не будить её я осторожно вышел на кухню и глянув на свою курточку которая была с резинкой по низу и меня словно током ударило. Это был шанс испытать себя и получить порцию адреналина. Таня всё равно спала, и я быстро снял штаны и на себя надел только курточку. Моя попа была прикрыта наполовину , а впереди всё было на виду. Обычно я так ходил дома в рваной телогрейке, она была чуть длиннее и даже в морозу, небольшие, я мог позволить так наряжаться. Курточку дома я не надевал из-за боязни порвать. Идея мне понравилась и в этот раз я надел курточку и взяв в руки два пластиковых ведра осторожно вышел во двор и стал носить воду в баню. Кругом было тихо, и я не боялся, что меня кто-то увидит, про сестру даже не подумал, ведь она ещё спала.
Сходив на озеро четыре раза, я наносил полный горячий котёл и в бак холодной воды, а затем подошёл к колодцу и стал набирать воду из него в дом. Набрав воду, я взял вёдра и пошёл к дому. Осторожно приоткрыв дверь, чтобы не разбудить Таню, я просунул в притвор одно ведро, затем вошёл сам, и втянул за собой второе ведро, и осторожно поставив их возле порога, я выпрямился и повернулся к столу и ахнул. Таня стояла на кухне и готовила завтрак, а на плите уже закипал чайник. Я растерялся и не знал что сказать, машинально прикрывшись руками.
— Я вижу на улице тепло, не замёрз? – спросила она с улыбкой на лице.
Таня бросила на меня короткий взгляд и спросила.
— Ты завтракал?
— Нет – ответил я.
— Ну, тогда помогай на стол накрыть – скомандовала она и подвинула мне чашки и хлеб.
Я быстро натянул висевшие на вешалке штаны и снял курточку и вымыв руки стал помогать сестре. Когда мы уже завтракали, Таня спросила меня.
— Не боишься, что кто-то увидит тебя?
— С озера я один воду ношу, у соседей колодцы, так что не боюсь – ответил я.
Мы завтракали, и я не выдержал и спросил.
— Таня, а ты давно проснулась?
— Почти сразу же, как ты вышел, и скрипнула дверь – ответила она.
Я понял, что она видела меня, как я носил воду, и не решался даже заговорить об этом. Внутри всё клокотало и колотилось, а сердце готово было выпрыгнуть от стыда и такой неудобной ситуации. Хотя разве он был у меня тот стыд то? Подумал я и сам же себе ответил. Если бы был, то я ни за что не разгуливал перед сестрой в таком виде. Мне даже стало как-то неудобно перед ней, и я тут же извинился.
— Не бери в голову, всё нормально – ответила Таня.
Позже мы прогулялись по селу, и я ей показал, кто из моих знакомых, где живёт. Обошли вокруг наше озеро и вернулись домой. Всю дорогу общались, и за общением, Таня снова выпытала у меня некоторые мои тайны, что я признался в этом и даже сам не заметил, как это случилось. Таня задавала мне самые обычные вопросы, кто живёт в этом огромном доме? Куда ведёт эта дорога? Сколько идти вокруг озера? А потом взяла и спросила.
— Серёжа, а ты часто вот так в таком виде за водой ходишь на озеро?
— Да. Ой – проговорился я и смутившись отвёл взгляд от сестры.
— Да ладно тебе, если тебе нравится я же не могу тебе этого запретить, тем более я в среду, наверное, уеду. – сказала она.
Я сразу как то загрустил и некоторое время молчал, и Таня поняла, в чём дело, и тут же сказала.
— Ты не переживай, ты же меня пригласил покататься на лыжах так что я разберусь дома с делами и приеду – ответила она.
Я понял, что она не обиделась на меня, и во спрял духом.
Вернувшись, домой, я затопил обе печи и пошёл топить баню, чтобы помыться перед рабочей неделей. Таня принялась готовить ужин, так как обед мы спокойно с ней прогуляли. Как только баня была готова сестра ушла мыться, а после её возвращения и я пошёл вымыться и снова, чтобы покрасоваться так, сказать перед сестрой, выглянул в окно и заметив что её фигура мелькает возле вышел на огород и стал обливаться холодной водой. Проделав это дважды, с некоторым промежутком, я вернулся домой. Мы сели ужинать и просто общались и Таня, как бы, между прочим, спросила меня.
— Не холодно ледяной водой обливаться, на заморозишь – сказала она с неким двойным умыслом и улыбнулась.
— Нет, я уже привычный – ответил я просто не поняв смыла сказанного и не поддержав разговор.
Два последующих дня пролетели незаметно. Работа и я домой приходил только под вечер. Ужин, немного общения с сестрой. Потом протапливал печи, чтобы утром было тепло, а затем разделся и лёг на боковую. А в среду сестра уехала, и я только смог отпроситься на часок, чтобы проводить её до остановки и посадить на автобус.
Перед отъездом она обещала приезжать чаще, но как это понимать я тогда не знал. Вместо тридцати с лишним лет может через пятнадцать или раз в год, а может раз в полгода. Я, конечно, не надеялся, что она приедет быстро, и ждал её каждые выходные, но сестра всё не приезжала и не приезжала. Я подумал тогда что может на самом деле я чем то обидел её, но она не призналась в этом , а повела себя сдержанно и очень деликатно.
Продолжение следует…..

Хочу секса с сестрой

Сергей, здравствуйте.
Вопрос «плохо это» или не плохо – это вопрос оценки — моральной оценки.
В природе, в принципе, не существует морали. Животные спариваются между собой независимо от родственных уз: будь то самка с подросшим детёнышем, либо разнополые особи, рождённые от одной самки, или самец, посеявший свою сперму, с самкой от него же рождённой.
Мораль и моральная оценка тех или других поступков существует только в человеческом обществе. Моральные табу – тоже продукт человеческого общества. Они возникли не на пустом месте и связаны большей частью с вырождением рода (когда-то родственные браки случались даже в царских семьях, но при соединение двух близких генов с наследственными заболеваниями, шанс болезней сильно возрастал).
Вы с этим, по-видимому, знакомы, раз Вас волнует вопрос случайной беременности.
«Скажите пожалуйста если просто секс с сестрой не плохо если она не будет беременна?»
Хотя у Вас в предложении нет запятых, поэтому не совсем понятно, что Вас больше беспокоит: моральная сторона секса с сестрой или то, не будет ли плохо, что она будет или не будет беременна. Или вы имели ввиду, что можете заранее позаботиться о том, чтобы она не забеременела (на что есть презервативы), и хотите убедить себя или испросить разрешения и оценки психологов, что это не так уж и плохо?
«. Мне 33 года. Не женат. Честно говоря я так хочу секс с сестренкой. Ей 22 года. Она красивая. Она не против.»
Вы упомянули, что не женат – что это значит в контексте Вашего желания сестрёнки? Просто, что Вы свободен или то, что Вы так её хотите, что не можете строить отношения с другими девушками?
А откуда Вы знаете, что она не против? Вы это читаете по знакам, посылаемым её телом, или она сказала Вам об этом открытым текстом и Вы уже обсуждали такую возможность?

Вы «так хотите», «она не против» — желание может быть сильны и, порой, наложенные обществом табу, не останавливают, а только подогревают эту страсть и желание его нарушить. Такое желание может накрывать с головой и мешать заниматься чем-то ещё.
Но никто Вам не сможет дать заранее «индульгенцию» и дать добро на эту сексуальную связь. Эту моральную дилемму вам придётся решать самим (Вам и сестре). И решать, как общаться и жить потом дальше. Будет ли это одноразовый «сброс» и удовлетворение навязчивого желания, ставшего как наваждение. Или вы собираетесь продолжать их долго, предохраняясь, чтобы сестра не забеременела? Сможете ли вы, имея такую тайную или явную связь с сестрой, оба строить дальше как-то свои жизни и создавать свои семьи? Не будет ли девушка страдать впоследствии от необдуманного поступка, продиктованного любопытством и бурей гормонов?
Понимаете мою мысль? Только вам самим делать этот моральный выбор (хорошо ли плохо ли, приемлемо ли это для вас). Так же, как и вам самим нести ответственность за последствия своего выбора. И сестра Ваша и Вы должны это понимать, что у каждого из Вас свои 100% ответственности, какое бы решение вы не приняли.