Берта бородкина по прозвищу железная белла

08.01.2020 0 Автор admin

Железная Белла

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о гениальных аферистах Советского Союза, которые умудрялись делать миллионные состояния под носом у советской власти, несмотря на грозящую за это смертную казнь. В предыдущей статье мы рассказывали, как в 70-е годы фигуранты «рыбного дела» раскинули свои сети по всему СССР и создали подпольную индустрию деликатесов. В результате расследования этого дела за решеткой оказались десятки человек по всей стране. Но, пожалуй, самой известной жертвой андроповских «чисток» начала 80-х стала Берта Бородкина по кличке Железная Белла. Из простой официантки она умудрилась вырасти в теневую хозяйку Геленджика и сколотила целое состояние на аферах в ресторанном деле. Она ублажала высокопоставленных чиновников и давала им щедрые взятки. Бородкина стала единственной в Советском Союзе женщиной, расстрелянной за экономические преступления. Говорят, она знала слишком много и слишком многих…

Кухонные тайны

Будущая королева Геленджика Белла Бородкина — урожденная Берта Король — родилась в 1927 году. Она была одной из десяти детей в семье зажиточного сапожника из украинского городка Белая Церковь. С ранних лет девочка всем представлялась Беллой — имя Берта ей категорически не нравилось. От сверстников ее отличали тяга к знаниям и упрямство, но из-за Великой Отечественной войны она не окончила даже девятый класс.

Впрочем, на Кубани долгое время ходила «страшилка» — якобы Белла родилась гораздо раньше и в годы войны активно помогала немцам. Поговаривали, что у нее с тех времен осталась татуировка на предплечье, которую позже Белла срезала вместе с куском кожи… Но эта «биография» Бородкиной документально не подтверждена.

Когда война закончилась, Белла решила не тратить время на учебу: перебравшись в Одессу, она вышла замуж за горожанина по фамилии Айзинберг. Но скучный семейный быт скоро ей надоел — в 1951 году она бросила опостылевшего супруга и перебралась в Геленджик. Там Белла снова вышла замуж, на этот раз за отставного капитана третьего ранга по фамилии Бородкин, но спустя пару лет овдовела. После этого она выходила замуж еще четыре раза.

Профессию Белла выбрала хлебную — стала официанткой в геленджикском кафе. Отдыхающие обычно не скупились и щедро одаривали улыбчивую девушку чаевыми. Но внешнее добродушие Бородкиной было обманчивым — за ним скрывалась хваткость и беспринципность. Белла не собиралась задерживаться в официантках и быстро шла вверх по карьерной лестнице: стала буфетчицей, а затем — заведующей кафе.

Бородкина оказалась весьма предприимчивым управленцем: первым делом она обучила поваров экономить на мясных блюдах. К примеру, если в котлеты добавить чуть больше хлеба или крупы, неискушенный советский посетитель вряд ли это заметит. Оставшееся после таких манипуляций мясо Белла сбывала на сторону — из него делались шашлыки, приносившие куда большую прибыль, чем котлеты. По приблизительным подсчетам, лишь одна эта нехитрая схема за несколько лет сделала Бородкину богаче примерно на 80 тысяч рублей.

Хитрая заведующая не брезговала экономить даже на чайной заварке: она лично обучала сотрудников кухни, как разводить чай карамелизированным сахаром для придания нужного цвета. А положенная по рецепту порция сливочного масла под чутким руководством Бородкиной уменьшалась наполовину.

Королева Геленджика

Устраивая бесконечные махинации, Белла жутко боялась навлечь на себя гнев проверяющих органов, а это легко могло случиться, если бы отдыхающих накормили просроченной или некачественной едой. Поэтому когда люди Бородкиной в кафе подавали разбавленную сметану или молоко, то разбавляли их исключительно кипяченой водой. Если же хозяйке доносили на ослушников, которые использовали некипяченую воду, их ждали штрафы и наказание вплоть до увольнения.

При этом моральные качества работников Бородкину мало волновали — в отличие от их зарплат. Каждый из сотрудников ее кафе в обязательном порядке отдавал заведующей часть своего заработка и обеспечивал ей роскошное существование. Чувствуя себя местной королевой, Белла особо не скрывала свой достаток — она любила меха, броские драгоценности и молодых мужчин, на подарки которым не скупилась в ответ на симпатию.

За любовь к роскоши жители Геленджика прозвали Бородкину Шахиней. А те, кто знали аферистку поближе, за глаза называли ее Железной Беллой. И не зря — благодаря своему пробивному характеру к 1974 году Белла стала главой треста местных ресторанов и столовых, иными словами — хозяйкой общепита всего курортного города.

Конкурентов Бородкина не терпела и избавлялась от них самыми изощренными способами. В частный сектор, где не только жили, но и столовались курортники, Шахиня под видом отдыхающих посылала своих людей. Те заселялись в съемное жилье и, отведав домашней кухни, изображали отравления, после чего заваливали жалобами надзорные органы. Проверки и штрафы стремительно уменьшали число частников, желающих заработать на питании постояльцев.

Обман на дне стакана

Между тем должность главы ресторанного треста открыла перед Бородкиной новые горизонты нелегального заработка: Железная Белла озаботилась алкогольной составляющей отдыха советских граждан. Заработать на этом было проще простого. Захмелевшие гости увеселительных заведений Геленджика в конце каждого вечера переставали считать наличные — и официанты начинали активно их обсчитывать.

Но если поймать жуликов за руку разгоряченные спиртным курортники еще могли, то разбавленный крепкий алкоголь и вино они не замечали вообще. Это неудивительно — ведь тот же коньяк подручные Бородкиной разводили отнюдь не водой. В благородный напиток щедро добавлялась ржаная водка, обладавшая таким вкусом, что почувствовать ее в коньяке было практически невозможно. Как нетрудно догадаться, алкогольное мошенничество оказалось сверхприбыльным.

Обманывая простых курортников, Железная Белла очень старалась задобрить сильных мира сего. Когда в Геленджик приезжала личность серьезная и влиятельная, у Бородкиной было наготове эксклюзивное меню со свежайшими дефицитными продуктами и элитным алкоголем. Помимо фуршетов в ресторанах, аферистка накрывала важным гостям столы на палубах круизных теплоходов и устраивала пикники в туристических поездках. Ко всему прочему, обладая нужными связями, Железная Белла могла легко обеспечить чиновников девушками легкого поведения, чтобы о Геленджике у них остались самые теплые воспоминания.

Роковое порно

Усилия Бородкиной были не напрасны: постепенно она обзаводилась влиятельными покровителями в высших эшелонах власти, не говоря уже о местных партийных лидерах и инспекторах Отдела по борьбе с хищениями социалистической собственности (ОБХСС) СССР. Их мало интересовали шикарные застолья — они предпочитали взятки, которые регулярно получали от Шахини в конвертах.

Среди прикормленных Железной Беллой оказался первый секретарь Геленджикского горкома КПСС Николай Погодин. Поговаривали, что деньги от нее получает даже «хозяин Кубани» — первый секретарь Краснодарского крайкома КПСС Сергей Медунов. Как бы там ни было, Медунов был очень доволен Бородкиной хотя бы потому, что она постоянно кормила его высокопоставленных гостей за свой счет, не требуя из краевой казны ни копейки.

Но в 1981 году, несмотря на все связи, за королеву Геленджика всерьез взялись правоохранительные органы. Причем погорела она отнюдь не на ресторанных мошенничествах — как выяснилось, Железная Белла организовала в одном из городских кафе закрытые показы порнофильмов. Само собой, пускали туда не всех, а лишь по приглашениям и за приличные деньги.

Но о подпольном киносалоне случайно прознал неравнодушный житель Геленджика. Ратующий за нравственность горожан мужчина пожаловался на разврат в прокуратуру — и сотрудников кафе вскоре задержали с поличным. Они, в свою очередь, молчать не стали и рассказали, что показы проводятся с ведома Бородкиной, которая получает от них часть доходов. Формально именно с этого момента Железная Белла оказалась под прицелом советского правосудия.

Впрочем, на деле причины интереса к ней правоохранительных органов были куда глубже. Дело в том, что именно тогда на Кубани раскручивался маховик «краснодарского дела» — масштабной операции против взяточников и коррупционеров, инициированной лично главой КГБ Юрием Андроповым. По стечению обстоятельств, Белле Бородкиной суждено было стать обвиняемой на показательном процессе.

Незваные гости

Вскоре после разгрома подпольного киносалона домой к главе ресторанного треста нагрянули стражи порядка. Узнав о цели их визита, Железная Белла лишь рассмеялась оперативникам в лицо и захлопнула дверь. Она оставалась уверенной в своей неприкосновенности даже тогда, когда милиционеры выломали дверь и все же зашли в дом. Невозмутимая Бородкина стояла на своем и требовала от незваных гостей извинений за свое поведение. Но те церемониться не стали и приступили к обыску.

Сразу было понятно, что обыск даст следствию немало интересного: внутреннее убранство дома королевы Геленджика поражало своей роскошью. Повсюду стоял хрусталь, шкафы ломились от мехов и модной одежды, а шкатулки были полны драгоценностей… Но главным уловом оперативников стали многочисленные стеклянные банки, доверху наполненные деньгами. Хозяйка прятала их в подвале за рядами заготовок на зиму и во дворе среди груды кирпичей. Позже пачки денег нашли за батареями и на стенах — за дорогими коврами. В итоге обыск у Железной Беллы обернулся изъятием денег и ценностей более чем на 500 тысяч рублей — огромная по тем временам сумма.

По некоторым данным, Шахиня не всегда столь тщательно прятала наличные: она стала делать это лишь после того, как ее квартиру в конце 70-х годов обокрали. Белла недальновидно заявила о краже в милицию. Домушника вскоре нашли, и он признался, что его добычей стала весьма приличная сумма — 20 тысяч рублей. Но на суде Бородкина опровергла показания вора, сулившие ей неприятности, и заявила, что у нее пропали всего лишь две тысячи рублей, при этом половину этой суммы она и вовсе взяла взаймы. Но в тот момент у правосудия до Железной Беллы попросту не дошли руки.

Прогулка в один конец

Когда Бородкину везли в следственный изолятор, она недоумевала и настаивала на своем — мол, произошла досадная ошибка, которая должна разрешиться в считаные часы… Прошел месяц. Арестантка стала жаловаться на пытки и издевательства, которым ее подвергали на допросах. Железная Белла рассказывала, что каждый вечер ее жестоко избивали и выбили ей все зубы. Родственники, которым довелось увидеть Бородкину через некоторое время после ареста, отмечали, что некогда всесильная Шахиня сильно сдала. Она пыталась изображать безумие, но тщетно — опытные психиатры быстро раскусили уловку.

Несмотря на все это, Белла продолжала ждать, когда могущественные покровители вмешаются и освободят ее. Но те, кто раньше с большим удовольствием участвовал в организованных Шахиней застольях, теперь предпочли отстраниться и не попадать в поле зрения ведомства Андропова. К тому же Бородкина знала слишком много секретов больших людей — и многим ее устранение было лишь на руку. Не стал выручать ее и «хозяин Кубани» Медунов: он быстро забыл, как старалась для него Железная Белла.

Что до прикормленного Бородкиной первого секретаря Геленджикского горкома КПСС Погодина, то он и вовсе пропал без вести. В середине июня 1982 года Погодин побывал на приеме у Медунова, после чего отправился на прогулку по берегу моря и исчез. Ходили разные слухи: например, что Николай договорился с владельцем какого-то корабля, и тот переправил его за границу. Были и менее оптимистичные версии: по одной из них, Погодин стал «лишним» свидетелем афер на самом высоком уровне, и его убили.

Как бы там ни было, но с тех пор первого секретаря горкома КПСС больше никто не видел. Между тем не исчезни Погодин — он обязательно стал бы фигурантом уголовного дела. Ведь обвинительное заключение по делу Железной Беллы гласило: «За период последних двух лет было передано секретарю горкома партии Погодину ценностями, деньгами и продуктами 15 тысяч рублей». После исчезновения одного из своих главных покровителей Бородкина окончательно поняла, что на помощь ей никто не придет.

Последнее пике

Дело Бородкиной насчитывало 20 томов, вместе с ней на скамье подсудимых оказались 70 подельников. За собой глава ресторанного треста потащила прокурора Геленджика Николая Ковалева, заявив, что покрыла ему расходы на бракосочетание. Ковалев пытался оправдаться и даже предъявил сохраненные расходные чеки, но должности своей все-таки лишился.

Но даже когда Бородкина поняла, что сухой ей из воды не выйти, она и предположить не могла, насколько суровым окажется наказание. Хотя в ту пору смертная казнь формально могла применяться к женщинам, на практике таких прецедентов в сфере экономических преступлений еще не было. Поэтому Железная Белла ожидала 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества. В худшем случае 20 лет, если ее все же приговорят к расстрелу, но помилуют (ст.24 УК РСФСР 1960г. — прим «Ленты.ру»).

Приговор суда — расстрел — был неожиданностью для всех, но Бородкину он просто убил морально. Окончательно павшая духом, она вернулась в свою камеру и принялась жутко выть. Единственной, кто пытался спасти смертницу, стала ее дочь. Девушка писала прошения о помиловании во всевозможные инстанции, но старания были тщетными — отказывали везде. Причем по совершенно формальной причине: якобы за отказ Бородкиной участвовать в культурно-массовых и политически значимых мероприятиях в то время, когда она была на свободе…

Последний год своей жизни бывшая королева Геленджика провела в Новочеркасской тюрьме. Смертный приговор был приведен в исполнение в августе 1983 года. Вскоре после этого дочь Бородкиной получила отказ по последнему прошению — забрать и предать земле тело матери. Железную Беллу похоронили на казенные средства в безымянной могиле.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»: Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru Что происходит в России и в мире? Объясняем на нашем YouTube-канале. Подпишись!

Приговорена к высшей мере: 3 женщины, казненные в СССР

Антонина Макарова

На самом деле эту женщину звали Антонина Макаровна Парфенова. Она родилась в 1921 году в деревне Малая Волковка близ Смоленска, там же и пошла в школу. Учительница неверно записала в журнал фамилию девочки, которая застеснялась назвать свое имя, и одноклассники крикнули: «Да Макарова она», — имея в виду, что Антонина — дочь Макара. Так Тоня Парфенова стала Макаровой. Закончила школу и уехала в Москву — поступать в институт. Но началась война. Тоня Макарова ушла добровольцем на фронт.

Но послужить родине девятнадцатилетняя санитарка Макарова практически не успела: она попала в печально известную Вяземскую операцию — битву под Москвой, в которой советская армия потерпела сокрушительное поражение. Из всей части выжить и бежать из плена сумели только Тоня и солдат по имени Николай Федчук. Несколько месяцев они скитались по лесам, пытаясь добраться до родной деревни Федчука. Тоне пришлось стать «походной женой» солдата, иначе ей было бы не выжить. Впрочем, как только Федчук добрался до дома, выяснилось, что законная жена у него есть и живет здесь же. Тоня ушла дальше одна и вышла к селу Локоть, оккупированному немецкими захватчиками. Она решила остаться с оккупантами: может быть, у нее не было другого выхода, а может, она так устала скитаться по лесам, что возможность нормально есть и спать под крышей стала решающим аргументом.

Теперь Тоне пришлось быть «походной женой» для множества разных мужчин. По сути, Тоню просто постоянно насиловали, взамен предоставляя ей еду и крышу над головой. Но это продолжалось недолго. Однажды солдаты напоили девушку, а затем, пьяную, положили к пулемету «Максим» и приказали стрелять по пленным. Тоня, которая перед фронтом успела пройти не только курсы медсестер, но и пулеметчиц, начала стрелять. Перед ней стояли не только мужчины, но и женщины, старики, дети, и пьяная Тоня не промахнулась. С этого дня она стала Тонькой-пулеметчицей, палачом с официальным окладом в 30 марок.

Историки утверждают, что детским кумиром Тони была Анка-пулеметчица, и Макарова, став палачом, исполнила свою детскую мечту: неважно, что Анка расстреливала врагов, а Тоня — партизанов, а заодно женщин, детей и стариков. Но вполне возможно, что Макарова, получившая официальную должность, оклад и собственную койку, просто перестала быть объектом сексуального насилия. В любом случае от новой «работы» она не отказалась.

По официальным данным, Тонька-пулеметчица расстреляла более 1500 человек, но удалось восстановить имена и фамилии только 168. В качестве поощрения Макаровой разрешали забирать вещи убитых, которые, правда, приходилось отстирывать от крови и зашивать на них дырки от пуль. Антонина стреляла в приговоренных из пулемета, а затем должна была добивать выживших выстрелами из пистолета. Впрочем, нескольким детям удалось выжить: они были слишком малы ростом, и пулеметные пули проходили поверх их голов, а контрольные выстрелы Макарова почему-то не делала. Выживших детей вывозили из деревни вместе с трупами, и на местах захоронений их спасали партизаны. Так слухи о Тоньке-пулеметчице как о жестокой и кровожадной убийце и предательнице распространились по округе. Партизаны назначили награду за ее голову, но добраться до Макаровой им не удалось. Вплоть до 1943 года Антонина продолжала расстреливать людей.

А затем Макаровой повезло: советская армия добралась до Брянщины, и Антонина, несомненно, погибла бы, если бы не заразилась сифилисом от одного из своих любовников. Немцы отправили ее в тыл, где она попала в госпиталь — под видом советской санитарки. Каким-то образом Антонине удалось добыть поддельные документы, и, вылечившись, она устроилась в госпиталь медсестрой. Там, в 1945 году, в нее влюбился раненый солдат Виктор Гинзбург. Молодые люди поженились, и Тонька-пулеметчица исчезла навсегда. Вместо нее появилась военная медсестра Антонина Гинзбург.

После окончания войны Антонина и Виктор стали образцовой советской семьей: переехали в Беларусь, в город Лепель, трудились на швейной фабрике, воспитывали двух дочерей и даже приходили в школы как заслуженные фронтовики — рассказывать детям о войне.

Тем временем КГБ продолжал разыскивать Тоньку-пулеметчицу: поиски продолжались три десятилетия, но след женщины палача терялся. Пока кто-то из родственников Антонины не подал документы на разрешение для выезда за границу. В списке родственников в качестве родной сестры гражданина Парфенова почему-то значилась Антонина Макарова (Гинзбург). Следователи начали собирать улики и вышли на след Тоньки-пулеметчицы. Несколько выживших свидетелей опознали ее, и Антонину арестовали прямо по пути с работы.

Говорят, во время суда Макарова сохраняла спокойствие: она полагала, что за давностью лет ей вынесут не очень суровый приговор. Тем временем муж и дочери пытались добиться ее освобождения: власти не сообщали, за что именно арестовали Макарову. Как только семье стало известно, за что именно будут судить их жену и мать, они прекратили попытки обжаловать арест и уехали из Лепеля.

Антонину Макарову приговорили к расстрелу 20 ноября 1978 года. Она сразу подала несколько прошений о помиловании, но все они были отклонены. 11 августа 1979 года Тоньку-пулеметчицу расстреляли.

Берта Бородкина

Берта Наумовна Бородкина, она же Железная Белла, не была ни безжалостной убийцей, ни палачом. Ее приговорили к высшей мере наказания за систематические хищения социалистической собственности в особо крупных размерах.

Берта Бородкина родилась в 1927 году. Девушке не нравилось собственное имя, и она предпочитала называть себя Беллой. Свою в будущем головокружительную для женщины в СССР карьеру она начала с должности буфетчицы и официантки в геленджикской столовой. Вскоре девушку с жестким характером перевели на должность директора столовой. Бородкина настолько хорошо справлялась со своими обязанностями, что стала заслуженным работником торговли и общепита РСФСР, а также возглавила трест ресторанов и столовых в Геленджике.

На самом деле это означало, что в ресторанах Железной Беллы партийные и государственные чиновники получали идеальное обслуживание — не за свой счет, а за счет посетителей недорогих кафе и столовых: недолив, недовес, использование списанных продуктов и банальный обсчет позволяли Белле высвобождать головокружительные суммы. Их она тратила на взятки и обслуживание чинов по высшему разряду.

Масштабы этих деяний позволяют называть геленджикский ресторанный трест настоящей мафией: каждый бармен, официант и директор кафе или столовой должен был ежемесячно отдавать Бородкиной определенную сумму, в противном случае сотрудников просто увольняли. При этом связи с чиновниками долгое время позволяли Берте Бородкиной чувствовать себя совершенно безнаказанной — никаких внезапных проверок и ревизий, никаких попыток поймать главу ресторанного треста на хищениях. В этот момент Бородкину и стали называть Железной Беллой.

Но в 1982 году Берту Бородкину арестовали по анонимному заявлению некоего гражданина, который сообщал, что в одном из ресторанов Бородкиной избранным посетителям демонстрируют порнографические фильмы. Эта информация, судя по всему, не подтвердилась, но следствие выяснило, что за годы руководства трестом Бородкина похитила у государства более миллиона рублей — совершенно непостижимая сумма по тем временам. При обыске в доме Бородкиной нашли меха, драгоценности и огромные суммы денег, спрятанные в самых неожиданных местах: в батареях отопления, в закатанных банках и даже в груде кирпичей возле дома.

Бородкину приговорили к смертной казни в том же 1982 году. Сестра Берты рассказывала, что в тюрьме подсудимую пытали с использованием психотропных препаратов. Так Железная Белла сломалась и начала давать признательные показания. В августе 1983 года Берту Бородкину расстреляли.

Тамара Иванютина

Тамара Иванютина, в девичестве Масленко, родилась в 1941 году в Киеве, в многодетной семье. С раннего детства родители внушали Тамаре и пятерым ее братьям и сестрам, что самое главное в жизни — материальная обеспеченность. В советские годы самыми «хлебными» местами считали сферы торговли и общепита, и поначалу Тамара выбрала для себя торговлю. Но попалась на спекуляции и получила судимость. Женщине с судимостью было почти невозможно устроиться на работу, поэтому Иванютина раздобыла себе поддельную трудовую книжку и в 1986 году устроилась посудомойкой в школу номер 16 Минского района Киева. Позже она рассказала следствию, что эта работа была необходима ей, чтобы обеспечить домашнюю скотину (кур и свиней) бесплатными пищевыми отходами. Но оказалось, что Иванютина пришла в школу совсем не за этим.

17 и 18 марта 1987 года несколько учеников и работников школы попали в больницу с признаками серьезного пищевого отравления. В ближайшие часы скончались двое детей и двое взрослых, еще 9 человек находились в реанимации в тяжелом состоянии. Версия о кишечной инфекции, которую подозревали врачи, была исключена: у пострадавших начали выпадать волосы. Было возбуждено уголовное дело.

Следствие опросило потерпевших, оставшихся в живых, и выяснилось, что все они накануне обедали в школьной столовой и ели гречневую кашу с печенкой. Спустя несколько часов все почувствовали стремительно развивавшееся недомогание. В школе была проведена проверка, выяснилось, что медицинская сестра, отвечавшая за качество питания в столовой, скончалась 2 недели назад, по официальному заключению — от сердечно-сосудистого заболевания. Обстоятельства этой смерти вызвали у следствия подозрения, и тело решено было эксгумировать. Экспертиза выяснила, что медсестра скончалась от отравления таллием. Это высокотоксичный тяжелый металл, отравление которым вызывает поражение нервной системы и внутренних органов, а также тотальную алопецию (полное выпадение волос). Следствие немедленно организовало обыск у всех сотрудников школьной столовой и обнаружило в доме Тамары Иванютиной «небольшую, но очень тяжелую баночку». В лаборатории выяснилось, что в банке хранилась «жидкость Клеричи» — высокотоксичный раствор на основе таллия. Этот раствор применяется в некоторых отраслях геологии, и школьной посудомойщице понадобиться не мог никак.

Иванютину арестовали, и она написала признательные показания: по ее словам, она хотела «наказать» шестиклассников, которые якобы отказались расставлять в столовой столы и стулья. Но позже Иванютина заявила, что призналась в убийствах под давлением следствия, и отказалась давать дальнейшие показания.

Тем временем следователи выяснили, что отравление детей и сотрудников школы — не первые убийства на счету Тамары Иванютиной. Более того, оказалось, что и сама Тамара Иванютина, и члены ее семьи (сестра и родители) уже 11 лет — с 1976 года — использовали таллий для совершения отравлений. Причем как с корыстными целями, так и в отношении людей, которые по каким-то причинам просто не нравились членам семьи. Высокотоксичную жидкость Клеричи они приобретали у знакомой: женщина работала в геологическом институте и была уверена, что продает знакомым таллий для травли крыс. За все эти годы она не менее 9 раз передавала семье Масленко отравляющее вещество. И они каждый раз его использовали.

Сначала Тамара Иванютина отравила своего первого мужа, чтобы унаследовать квартиру. После она вновь вышла замуж, но отношения со свекром и свекровью не сложились, в итоге они умерли с интервалом в 2 дня. Самого мужа Иванютина травила тоже, но небольшими порциями яда: мужчина начал болеть, и убийца надеялась в скором времени овдоветь и получить в наследство дом и земельный участок. Кроме того, эпизод отравлений в школе, оказывается, был не первым: ранее Иванютина отравила школьного парторга Екатерину Щербань (женщина скончалась), учителя химии (выжил) и двух детей — учеников первого и пятого класса. Дети досадили Иванютиной, попросив у нее остатки котлет для своих домашних питомцев.

В это же время родная сестра Тамары Нина Мацибора отравила своего мужа, чтобы завладеть его квартирой, а родители женщин, супруги Масленко, отравили соседа по коммунальной квартире и родственницу, которая сделала им замечание. Отец Тамары и Нины так же отравил свою родственницу из Тулы, приехав к ней в гости. Так же члены семьи травили соседских домашних животных.

Уже находясь под следствием, в СИЗО Тамара Иванютина объясняла сокамерницам свои жизненные принципы так: «Чтобы добиться желаемого, нужно не жалобы писать, а дружить со всеми, угощать. Но в пищу особенно зловредным добавлять яд».

Суд доказал 40 эпизодов отравления, совершенных членами этой семьи, из них 13 — со смертельным исходом. При оглашении приговора Тамара Иванютина отказалась признавать вину и извиняться перед родственниками жертв. Ее приговорили к расстрелу. Сестра Иванютиной Нина была приговорена к 15 годам лишения свободы, отец и мать — к 10 и 13 годам соответственно. Супруги Масленко скончались в тюрьме, дальнейшая судьба Нины не известна.

Тамара Иванютина, так и не признавшая свою вину, пыталась подкупить следователя, пообещав ему «много золота». После оглашения приговора суда ее расстреляли.

Популярное

  • 8 фильмов ужасов, основанных на реальных событиях

Женщины, приговоренные к смертной казни в СССР

Антонина Макарова (Тонька-пулеметчица) (1921–1979)

На самом деле ее звали – Антонина Макаровна Парфенова, но в школе учитель перепутал ее имя при записи в классный журнал, поэтому в школьных документах она была записана как Антонина Макарова.

На фронт она ушла добровольцем, работала санитаркой. Во время обороны Москвы попала в плен, из которого она смогла бежать. Несколько месяцев она скиталась по лесу, пока не добралась до села Красный Колодец в компании солдата Федчука, с которым ей удалось бежать из плена. В этом селе у Федчука жила семья, поэтому он оставил Макарову, которая во время их скитаний стала ему «походной женой».

Теперь девушка в одиночестве пришла в село Локоть, оккупированное немецкими захватчиками. Здесь она приняла решение устроиться на службу к оккупантам. По всей вероятности, девушке захотелось сытой жизни после многомесячных скитаний по лесам.

Антонине Макаровой выдали пулемет. Теперь ее работа заключалась в том, что она расстреливала советских партизан.

На первой казни Макарова немного растерялась, но ей налили водки и дело пошло. В местном клубе после «тяжелого рабочего дня» Макарова пила водку и подрабатывала проституткой, ублажая немецких солдат.

По официальным данным, она расстреляла более 1500 человек, и только имена 168 павших удалось восстановить. Эта женщина не гнушалась ничем. Она с удовольствием снимала понравившуюся одежду с расстрелянных и порой сетовала, что на вещах партизан остаются сильно большие пятна крови, которые потом трудно выводить.

В 1945 году Макарова по подложным документам выдавала себя за медсестру. Она устроилась в передвижной госпиталь, где и познакомилась с раненым Виктором Гинзбуром. Молодые люди зарегистрировали свои отношения, и Макарова взяла фамилию мужа.

Они были образцовой семьей заслуженных фронтовиков, у них родились две дочери. Жили они в городе Лепеле и вместе трудились на швейной фабрике.

КГБ начал разыскивать Тоньку-пулеметчицу сразу же после освобождения села Локоть от немцев. Более 30 лет следствие безрезультатно проверяло всех женщин с именем Антонина Макарова.

Помог случай. Один из братьев Антонины заполнял документы для выезда за границу и указал настоящее имя своей сестры.

Начался сбор улик. Макарову опознали несколько свидетелей, и Тонька-пулеметчица была арестована по пути с работы.

Следует отметить, что во время следствия Макарова вела себя очень спокойно. Она полагала, что прошло уже много времени и приговор ей вынесут не очень суровый.

Ее муж и дети не знали об истинной причине ареста и активно стали добиваться ее освобождения, однако, когда Виктор Гинзбург узнал правду, то вместе с дочками покинул Лепель.

20 ноября 1978 года суд приговорил Антонину Макарову к расстрелу. Она отнеслась к приговору очень спокойно и сразу же начала подавать прошения о помиловании, но все они были отклонены.

11 августа 1979 года ее расстреляли.

Тамара Иванютина (?—1987)

В 1986 году Иванютина устроилась посудомойкой в школу. 17 и 18 марта 1987 года сразу несколько работников школы и учеников обратились за медицинской помощью. Четыре человека скончались сразу, а еще 9 находились в реанимации в тяжелом состоянии.

Следствие вышло на Тамару Иванютину, у которой при обыске в квартире был обнаружен токсичный раствор на основе талия.

Дальнейшее расследование показало, что с 1976 года семейство Иванютиных активно использовало талий для устранения противных знакомых и, разумеется, в корыстных целях.

Выяснилось, что Тамара Иванютина отравила своего первого мужа, чтобы завладеть его жилплощадью, а затем вышла замуж вторично. Во втором браке она уже успела отправить на тот свет своего свекра и потихоньку притравливала мужа, чтобы у него не было желания ей изменять.

Хочется отметить, что сестра и родители Тамары Иванютиной также отравили немало людей. Следствием было доказано 40 отравлений, 13 из которых закончились гибелью жертв.

Тамару Иванютину приговорили к смертной казни, ее сестру Нину – к 15 годам заключения, мать – к 13, а отца – к 10.

Берта Бородкина (1927–1983)

По роковому стечению обстоятельств в этот скорбный список наравне с убийцами попал заслуженный работник торговли Берта Наумовна Бородкина, которая никого не убила. Ее приговорили к расстрелу за хищения социалистической собственности в особо крупных размерах.

В 80-е годы в Кремле развернулось противостояние между председателем КГБ Андроповым и Главой МВД Щелоковым. Андропов старался раскрутить дела о крупных хищениях, чтобы дискредитировать МВД, в чьем ведении находился ОБХСС. Заодно Андропов старался нейтрализовать главу Кубани — Медунова, который в то время считался главным претендентом на пост Генерального Секретаря КПСС.

Берта Бородкина с 1974 года возглавляла трест ресторанов и столовых в Геленджике. Во время своего «царствования» она получила прозвище «Железная Берта». В народе даже ходит легенда, говорят, что Берта Наумовна разработала свой особенный рецепт мяса «по-геленджикски», которое готовилось за семь минут и на выходе имело почти тот же вес, что и в сыром виде.

Масштабы ее воровства были просто колоссальны. Каждый официант, бармен и заведующий столовой в городе был обязан отдавать ей определенную сумму денег для того, чтобы продолжать трудиться на «хлебном месте». Порой дань оказывалась просто неподъемной, но Железная Берта была непреклонной: или работай как надо, или уступи место другому претенденту.

Арестовали Бородкину в 1982 году. Следствие выявило, что за годы своего руководства трестом ресторанов и столовых она украла у государства более 1 000 000 рублей (в то время это была просто фантастическая сумма).

В 1982 году ее приговорили к расстрелу. Сестра Берты рассказывает, что в тюрьме ее пытали и применяли психотропные препараты, вследствие чего Бородкина под конец лишилась рассудка. От прежней Железной Берты не осталось и следа. Из цветущей женщины она за короткое время превратилась в глубокую старуху.

В августе 1983 года приговор был приведен в исполнение.

Большая Берта (англ. Big Bertha) – огромная артиллерийская башня с двумя крупнокалиберными пушками. Она установлена на вмёрзшем в лёд Южного шельфа корабле, занятом боссами Бум и Бэм. В сражении с ними Бум залезает на башню и ведет пушечный огонь по Искателям, пока Берта не будет выведена из строя. Наносит не самый большой урон и может использоваться игроком.

Тактика

Проще всего обойти сзади, т.к. вращается башня медленно. Важно: используйте точное оружие либо с максимально высоким уроном, либо очень скорострельное. По габаритам она – всё же не Воин, так что точность не помешает. И, несмотря на свой вроде бы невысокий урон, вполне способна убить игрока с 2 залпов, к тому же у снарядов весьма большой радиус взрыва. Да ещё и Бэм будет мешать.

Хороший вариант – Плевун, так как он обладает довольно низкой отдачей и высокой кучностью (о точности речи не идёт, так как ствол от Владоф). Коррозийное оружие на этом этапе обычно не попадается (на первом прохождении), а взрывное позволяет наносить высокий урон по Большой Берте.

Примечания

  • Игрок может сесть за неё только один раз за прохождение, для того, чтобы выбить ворота и поделить на ноль толпу обычных и безбашенных бандитов.
  • Обычные бандиты тоже могут сесть за пушку, поэтому не подпускайте их близко.
  • «Большая Берта» или «Толстушка Берта» (нем. «Dicke Bertha») — немецкая 420-мм мортира. Создатели назвали 420-мм пушку «Толстушка Берта» в честь внучки Альфреда Круппа, «пушечного короля», который и вывел фирму в лидеры. Берта Крупп к тому времени уже была официальной единоличной владелицей концерна.

Галерея

Вид с телескопа
Добавить фото в галерею

Большая Берта

Техника
Borderlands Курьер • Лансер • Монстр • Гонщик • Турель
Borderlands 2

Грузовик • Курьер • Пескоход • Аэроглиссер

Borderlands: The Pre-Sequel

Лунный вездеход • Скат • Турель

Borderlands 3

Курьер • Грузовик • Циклон

Берта Бородкина по кличке Железная Белла — из простой официантки умудрилась вырасти в теневую хозяйку Геленджика и сколотила целое состояние на аферах в ресторанном деле, рассказывает Лента.ру. Она ублажала высокопоставленных чиновников и давала им щедрые взятки. Бородкина стала единственной в Советском Союзе женщиной, расстрелянной за экономические преступления. Говорят, она знала слишком много и слишком многих…

Фото: скриншот YouTube/Криминал.Расследования.Документальные фильмы

Кухонные тайны

Будущая королева Геленджика Белла Бородкина — урожденная Берта Король — родилась в 1927 году. Она была одной из десяти детей в семье зажиточного сапожника из украинского городка Белая Церковь. С ранних лет девочка всем представлялась Беллой — имя Берта ей категорически не нравилось. От сверстников ее отличали тяга к знаниям и упрямство, но из-за Великой Отечественной войны она не окончила даже девятый класс.

Впрочем, на Кубани долгое время ходила «страшилка» — якобы Белла родилась гораздо раньше и в годы войны активно помогала немцам. Поговаривали, что у нее с тех времен осталась татуировка на предплечье, которую позже Белла срезала вместе с куском кожи… Но эта «биография» Бородкиной документально не подтверждена.

Когда война закончилась, Белла решила не тратить время на учебу: перебравшись в Одессу, она вышла замуж за горожанина по фамилии Айзинберг. Но скучный семейный быт скоро ей надоел — в 1951 году она бросила опостылевшего супруга и перебралась в Геленджик. Там Белла снова вышла замуж, на этот раз за отставного капитана третьего ранга по фамилии Бородкин, но спустя пару лет овдовела. После этого она выходила замуж еще четыре раза.

Профессию Белла выбрала хлебную — стала официанткой в геленджикском кафе. Отдыхающие обычно не скупились и щедро одаривали улыбчивую девушку чаевыми. Но внешнее добродушие Бородкиной было обманчивым — за ним скрывалась хваткость и беспринципность. Белла не собиралась задерживаться в официантках и быстро шла вверх по карьерной лестнице: стала буфетчицей, а затем — заведующей кафе.

Бородкина оказалась весьма предприимчивым управленцем: первым делом она обучила поваров экономить на мясных блюдах. К примеру, если в котлеты добавить чуть больше хлеба или крупы, неискушенный советский посетитель вряд ли это заметит. Оставшееся после таких манипуляций мясо Белла сбывала на сторону — из него делались шашлыки, приносившие куда большую прибыль, чем котлеты. По приблизительным подсчетам, лишь одна эта нехитрая схема за несколько лет сделала Бородкину богаче примерно на 80 тысяч рублей.

Хитрая заведующая не брезговала экономить даже на чайной заварке: она лично обучала сотрудников кухни, как разводить чай карамелизированным сахаром для придания нужного цвета. А положенная по рецепту порция сливочного масла под чутким руководством Бородкиной уменьшалась наполовину.

Королева Геленджика

Устраивая бесконечные махинации, Белла жутко боялась навлечь на себя гнев проверяющих органов, а это легко могло случиться, если бы отдыхающих накормили просроченной или некачественной едой. Поэтому когда люди Бородкиной в кафе подавали разбавленную сметану или молоко, то разбавляли их исключительно кипяченой водой. Если же хозяйке доносили на ослушников, которые использовали некипяченую воду, их ждали штрафы и наказание вплоть до увольнения.

При этом моральные качества работников Бородкину мало волновали — в отличие от их зарплат. Каждый из сотрудников ее кафе в обязательном порядке отдавал заведующей часть своего заработка и обеспечивал ей роскошное существование. Чувствуя себя местной королевой, Белла особо не скрывала свой достаток — она любила меха, броские драгоценности и молодых мужчин, на подарки которым не скупилась в ответ на симпатию.

За любовь к роскоши жители Геленджика прозвали Бородкину Шахиней. А те, кто знали аферистку поближе, за глаза называли ее Железной Беллой. И не зря — благодаря своему пробивному характеру к 1974 году Белла стала главой треста местных ресторанов и столовых, иными словами — хозяйкой общепита всего курортного города.

Конкурентов Бородкина не терпела и избавлялась от них самыми изощренными способами. В частный сектор, где не только жили, но и столовались курортники, Шахиня под видом отдыхающих посылала своих людей. Те заселялись в съемное жилье и, отведав домашней кухни, изображали отравления, после чего заваливали жалобами надзорные органы. Проверки и штрафы стремительно уменьшали число частников, желающих заработать на питании постояльцев.

Фото: скриншот YouTube/Криминал.Расследования.Документальные фильмы

Обман на дне стакана

Между тем должность главы ресторанного треста открыла перед Бородкиной новые горизонты нелегального заработка: Железная Белла озаботилась алкогольной составляющей отдыха советских граждан. Заработать на этом было проще простого. Захмелевшие гости увеселительных заведений Геленджика в конце каждого вечера переставали считать наличные — и официанты начинали активно их обсчитывать.

Но если поймать жуликов за руку разгоряченные спиртным курортники еще могли, то разбавленный крепкий алкоголь и вино они не замечали вообще. Это неудивительно — ведь тот же коньяк подручные Бородкиной разводили отнюдь не водой. В благородный напиток щедро добавлялась ржаная водка, обладавшая таким вкусом, что почувствовать ее в коньяке было практически невозможно. Как нетрудно догадаться, алкогольное мошенничество оказалось сверхприбыльным.

Обманывая простых курортников, Железная Белла очень старалась задобрить сильных мира сего. Когда в Геленджик приезжала личность серьезная и влиятельная, у Бородкиной было наготове эксклюзивное меню со свежайшими дефицитными продуктами и элитным алкоголем. Помимо фуршетов в ресторанах, аферистка накрывала важным гостям столы на палубах круизных теплоходов и устраивала пикники в туристических поездках. Ко всему прочему, обладая нужными связями, Железная Белла могла легко обеспечить чиновников девушками легкого поведения, чтобы о Геленджике у них остались самые теплые воспоминания.

Роковое порно

Усилия Бородкиной были не напрасны: постепенно она обзаводилась влиятельными покровителями в высших эшелонах власти, не говоря уже о местных партийных лидерах и инспекторах Отдела по борьбе с хищениями социалистической собственности (ОБХСС) СССР. Их мало интересовали шикарные застолья — они предпочитали взятки, которые регулярно получали от Шахини в конвертах.

Среди прикормленных Железной Беллой оказался первый секретарь Геленджикского горкома КПСС Николай Погодин. Поговаривали, что деньги от нее получает даже «хозяин Кубани» — первый секретарь Краснодарского крайкома КПСС Сергей Медунов. Как бы там ни было, Медунов был очень доволен Бородкиной хотя бы потому, что она постоянно кормила его высокопоставленных гостей за свой счет, не требуя из краевой казны ни копейки.

Но в 1981 году, несмотря на все связи, за королеву Геленджика всерьез взялись правоохранительные органы. Причем погорела она отнюдь не на ресторанных мошенничествах — как выяснилось, Железная Белла организовала в одном из городских кафе закрытые показы порнофильмов. Само собой, пускали туда не всех, а лишь по приглашениям и за приличные деньги.

Но о подпольном киносалоне случайно прознал неравнодушный житель Геленджика. Ратующий за нравственность горожан мужчина пожаловался на разврат в прокуратуру — и сотрудников кафе вскоре задержали с поличным. Они, в свою очередь, молчать не стали и рассказали, что показы проводятся с ведома Бородкиной, которая получает от них часть доходов. Формально именно с этого момента Железная Белла оказалась под прицелом советского правосудия.

Впрочем, на деле причины интереса к ней правоохранительных органов были куда глубже. Дело в том, что именно тогда на Кубани раскручивался маховик «краснодарского дела» — масштабной операции против взяточников и коррупционеров, инициированной лично главой КГБ Юрием Андроповым. По стечению обстоятельств, Белле Бородкиной суждено было стать обвиняемой на показательном процессе.

Фото: скриншот YouTube/Криминал.Расследования.Документальные фильмы

Незваные гости

Вскоре после разгрома подпольного киносалона домой к главе ресторанного треста нагрянули стражи порядка. Узнав о цели их визита, Железная Белла лишь рассмеялась оперативникам в лицо и захлопнула дверь. Она оставалась уверенной в своей неприкосновенности даже тогда, когда милиционеры выломали дверь и все же зашли в дом. Невозмутимая Бородкина стояла на своем и требовала от незваных гостей извинений за свое поведение. Но те церемониться не стали и приступили к обыску.

Сразу было понятно, что обыск даст следствию немало интересного: внутреннее убранство дома королевы Геленджика поражало своей роскошью. Повсюду стоял хрусталь, шкафы ломились от мехов и модной одежды, а шкатулки были полны драгоценностей… Но главным уловом оперативников стали многочисленные стеклянные банки, доверху наполненные деньгами. Хозяйка прятала их в подвале за рядами заготовок на зиму и во дворе среди груды кирпичей. Позже пачки денег нашли за батареями и на стенах — за дорогими коврами. В итоге обыск у Железной Беллы обернулся изъятием денег и ценностей более чем на 500 тысяч рублей — огромная по тем временам сумма.

По некоторым данным, Шахиня не всегда столь тщательно прятала наличные: она стала делать это лишь после того, как ее квартиру в конце 70-х годов обокрали. Белла недальновидно заявила о краже в милицию. Домушника вскоре нашли, и он признался, что его добычей стала весьма приличная сумма — 20 тысяч рублей. Но на суде Бородкина опровергла показания вора, сулившие ей неприятности, и заявила, что у нее пропали всего лишь две тысячи рублей, при этом половину этой суммы она и вовсе взяла взаймы. Но в тот момент у правосудия до Железной Беллы попросту не дошли руки.

Фото: скриншот YouTube/Криминал.Расследования.Документальные фильмы

Прогулка в один конец

Когда Бородкину везли в следственный изолятор, она недоумевала и настаивала на своем — мол, произошла досадная ошибка, которая должна разрешиться в считаные часы… Прошел месяц. Арестантка стала жаловаться на пытки и издевательства, которым ее подвергали на допросах. Железная Белла рассказывала, что каждый вечер ее жестоко избивали и выбили ей все зубы. Родственники, которым довелось увидеть Бородкину через некоторое время после ареста, отмечали, что некогда всесильная Шахиня сильно сдала. Она пыталась изображать безумие, но тщетно — опытные психиатры быстро раскусили уловку.

Несмотря на все это, Белла продолжала ждать, когда могущественные покровители вмешаются и освободят ее. Но те, кто раньше с большим удовольствием участвовал в организованных Шахиней застольях, теперь предпочли отстраниться и не попадать в поле зрения ведомства Андропова. К тому же Бородкина знала слишком много секретов больших людей — и многим ее устранение было лишь на руку. Не стал выручать ее и «хозяин Кубани» Медунов: он быстро забыл, как старалась для него Железная Белла.

Что до прикормленного Бородкиной первого секретаря Геленджикского горкома КПСС Погодина, то он и вовсе пропал без вести. В середине июня 1982 года Погодин побывал на приеме у Медунова, после чего отправился на прогулку по берегу моря и исчез. Ходили разные слухи: например, что Николай договорился с владельцем какого-то корабля, и тот переправил его за границу. Были и менее оптимистичные версии: по одной из них, Погодин стал «лишним» свидетелем афер на самом высоком уровне, и его убили.

Как бы там ни было, но с тех пор первого секретаря горкома КПСС больше никто не видел. Между тем не исчезни Погодин — он обязательно стал бы фигурантом уголовного дела. Ведь обвинительное заключение по делу Железной Беллы гласило: «За период последних двух лет было передано секретарю горкома партии Погодину ценностями, деньгами и продуктами 15 тысяч рублей». После исчезновения одного из своих главных покровителей Бородкина окончательно поняла, что на помощь ей никто не придет.

Последнее пике

Дело Бородкиной насчитывало 20 томов, вместе с ней на скамье подсудимых оказались 70 подельников. За собой глава ресторанного треста потащила прокурора Геленджика Николая Ковалева, заявив, что покрыла ему расходы на бракосочетание. Ковалев пытался оправдаться и даже предъявил сохраненные расходные чеки, но должности своей все-таки лишился.

Но даже когда Бородкина поняла, что сухой ей из воды не выйти, она и предположить не могла, насколько суровым окажется наказание. Хотя в ту пору смертная казнь формально могла применяться к женщинам, на практике таких прецедентов в сфере экономических преступлений еще не было. Поэтому Железная Белла ожидала 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества. В худшем случае 20 лет, если ее все же приговорят к расстрелу, но помилуют (ст.24 УК РСФСР 1960г. — прим «Ленты.ру»).

Приговор суда — расстрел — был неожиданностью для всех, но Бородкину он просто убил морально. Окончательно павшая духом, она вернулась в свою камеру и принялась жутко выть. Единственной, кто пытался спасти смертницу, стала ее дочь. Девушка писала прошения о помиловании во всевозможные инстанции, но старания были тщетными — отказывали везде. Причем по совершенно формальной причине: якобы за отказ Бородкиной участвовать в культурно-массовых и политически значимых мероприятиях в то время, когда она была на свободе…

Фото: скриншот YouTube/Криминал.Расследования.Документальные фильмы

Последний год своей жизни бывшая королева Геленджика провела в Новочеркасской тюрьме. Смертный приговор был приведен в исполнение в августе 1983 года. Вскоре после этого дочь Бородкиной получила отказ по последнему прошению — забрать и предать земле тело матери. Железную Беллу похоронили на казенные средства в безымянной могиле.