Адвокат добровинский биография

26.01.2020 0 Автор admin

Александр Добровинский

Биография

Александр Андреевич Добровинский – российский адвокат, управляющий партнер московской коллегии адвокатов «Александр Добровинский и партнеры». Известен участием в резонансных уголовных и гражданских делах VIP-персон из мира политики, шоу-бизнеса, спорта и искусства. Среди его клиентов были такие знаменитости, как Филипп Киркоров, Борис Березовский и другие. В 2003 году на конкурсе «Лидер года» его назвали лучшим адвокатом России.

В биографии Александра Добровинского были и перемены стран проживания, и даже череда фамилий. Появился он на свет 25 сентября 1954 года, по знаку зодиака – Весы. Родился в Москве в семье Абрама Александровича и Люси Рубеновны Добровинских, евреев по национальности. Мальчик рано потерял отца. Вскоре мама вышла замуж повторно, и ее второй супруг Андрей Айвазьянц усыновил мальчика.

Адвокат Александр Добровинский

Когда Александр получал паспорт, он вернул себе фамилию отца, но при этом отчество оставил воспитавшего его отчима, став Александром Андреевичем Добровинским. Кстати, у адвоката есть знаменитый предок – дед Рубен Кусиков, который вместе с Сергеем Есениным был участником поэтического кружка «Орден имажинистов».

После школы юноша поступает во ВГИК на экономический факультет, но не оканчивает его и уезжает жить в Париж, где к тому времени уже жила его мама. Во Франции Добровинский работал в ресторане русской кухни «Регаль» и окончил бизнес-школу «Insead», а позднее переехал в США, где и получил высшее юридическое образование. Также мужчина некоторое время провел в Швейцарии и Люксембурге. В Россию Александр вернулся уже после развала СССР, подтвердил диплом юриста и открыл первое частное адвокатское бюро. А свободное владение английским и французским языками только помогало делу.

Карьера

Изначально Александр Андреевич стал специализироваться на корпоративном праве, а также на бракоразводных процессах. Среди его клиентов Вячеслав Фетисов, Майя Плисецкая, Никас Сафронов, Иосиф Кобзон, Катя Гордон, Леонид Якубович, Станислав Говорухин, Александр Розенбаум и другие популярные артисты, спортсмены, бизнесмены, политики. Он владеет большим количеством личных секретов и успешно конвертирует их в денежные знаки. По слухам, на 2010 год его гонорар составлял от $1,5 млн за дело.

Примечательно, что не всегда Добровинский работал на стороне звезд. Как минимум однажды ему довелось защищать интересы непубличной личности против певца Валерия Меладзе, которого клиентка адвоката обвиняла в избиении.

Александр Добровинский на презентации своей книги

Из последних громких дел Александра Андреевича ярко выделяется скандал о плагиате между российским певцом Филиппом Киркоровым и французским музыкантом Дидье Маруани, основателем группы «Space». В этой скандальной истории адвокат представлял Киркорова, а сама ситуация, приведшая к кратковременному аресту Маруани в Москве, французом охарактеризована как «глупая преступная акция».

Помимо юридической работы, адвокат Александр Добровинский вел программу «Йога для мозгов» на радиостанции «Серебряный дождь», писал статьи для периодических изданий и имел собственную колонку в журнале «Татлер». Также он попробовал себя в роли киноактера, снявшись в психологическом детективе «Уик-Энд» и семейной комедии «Дедушка моей мечты». Кроме того, адвокат был председателем правления компании «Potok», а с 2013 года являлся совладельцем банка «Пушкино».

Александр Добровинский на радиостанции «Серебряный дождь»

Также Добровинский читает лекции на темы семьи и брака и совместно с телеведущей Юлией Барановской, бывшей гражданской женой Андрея Аршавина, готовит законопроект, согласно которому можно было бы в глазах закона приравнять фактический брак к официальному.

Александр Андреевич – частый гость на телевидении, его приглашали в качестве эксперта в программу «Прямой эфир», где уже в который раз Карина Мишулина пыталась доказать, что Тимур Еремеев – не сын ее отца. После выхода передачи адвокат решил дать свой комментарий на этот счет. Лично он нисколько не сомневается, что Тимур – сын Спартака Мишулина, да и какие могут быть у кого сомнения, если ДНК-экспертиза показала 99,99 % и проводилась в лучшей лаборатории страны, результатам исследований которой доверяет даже генеральная прокуратура.

Александр Добровинский на «НТВ»

В 2016 году на «НТВ» вышла целая программа об Александре Добровинском – «Зеркало для героя». Также приходил он в студию к Тиграну Кеосаяну на «Международную пилораму».

В 2017 году издал книгу «Добровинская галерея. Второй сезон». К слову, это уже его третий литературный труд, до этого он выпустил «Добровинскую галерею» и «Одесские рассказы московского адвоката», которые читатели с удовольствием разобрали на цитаты и крылатые фразы.

Личная жизнь

Жена Александра Добровинского, которую зовут Марина, по образованию врач-стоматолог, но в последнее время занимается делами супруга как куратор и арт-менеджер. Они познакомились в начале 90-х годов через ее маму. Александр сначала нашел общий язык с будущей тещей, а женщина вызвала из Парижа дочь, где у той была стоматологическая клиника. Марина и Александр проговорили весь вечер и поняли, что у них много общего.

Александр Добровинский с женой Мариной

Через две недели девушка уже приняла предложение стать женой адвоката Александра Добровинского. У них подрастают две дочери – Александра и Адриана. Примечательно, что супруги заключили брачный контракт, по которому в случае развода все объекты недвижимости и имущество достанутся жене и детям адвоката.

Правда, в 2015 году в Сети стали появляться его совместные фото с неизвестной брюнеткой. Позже журналисты выяснили, что это писательница Жанна Голубицкая. Когда репортеры пришли в офис адвоката, чтобы взять у него интервью, застали пару за просмотром картин. Они не скрывали нежных чувств, в особенности Жанна.

Девушка не скупилась на комментарии о том, что любит Александра и разводится с мужем. Также она похвасталась, что уже была дома у Добровинского и пришла в восторг от наличия в квартире хаммама. Не смущает Жанну и то, что мужчина женат. Но сам Александр Андреевич будто бы пропустил вопросы журналистов, кто же на самом деле для него Жанна – любовница или просто подруга.

Добровинский считается одним из самых стильных российских юристов, который предстает перед аудиторией не только в неизменном галстуке-бабочке, но и имеет несчетное количество очков, которые предназначены для разных времен года.

Одно из самых значимых увлечений Александра Андреевича – это гольф, он является президентом Московского гольф-клуба, а в 2002 году даже стал чемпионом России по этому виду спорта. Не менее интересное хобби адвоката – коллекционирование предметов искусства. Ему принадлежит крупнейшая в мире частная коллекция советского фарфора, а также лакированных шкатулок, тибетской иконописи средних веков, старинных фотографий. Не так давно Добровинский купил часть дачи Любови Орловой и Григория Александрова, где сохранился личный архив актрисы. В этом месте адвокат намерен создать музей творчества Орловой и Александрова.

Александр Добровинский и его коллекция советского фарфора

Добровинский – социально-активная личность. У него есть «Инстаграм», «Фейсбук», «Твиттер». До 2013 года мужчина вел блог на «Снобе». В интернет-журнале «Лехаим» пишет заметки под названием «Записки адвоката».

А еще у него есть официальный сайт, где Александр создал закрытый интеллектуальный клуб «ТАБУ», в рамках которого он устраивает творческие встречи, тренинги и читает лекции.

Александр Добровинский сейчас

В мае 2018 года Александр Добровинский оказался в центре скандала, в результате которого выяснились новые подробности из личной жизни адвоката. Оказалось, что у него есть внебрачная дочь Полина. Пару лет назад он сделал Полине сюрприз – подарил роскошную квартиру на Воробьевых горах, однако одну десятую часть жилплощади он записал на себя. И вот теперь мужчина подал в суд на собственную 9-летнюю дочь, пытаясь добиться их совместного проживания. Сама девочка, а вероятнее, ее мама, от этого предложения не в восторге. В результате суд отклонил иск мэтра, признав его несостоятельным.

Александр Добровинский

Да и дело с Филиппом Киркоровым и Дидье Маруани имело для Добровинского неприятное продолжение. В январе 2018 года адвокаты французского музыканта Игорь Трунов и Людмила Айвар направили жалобу в Адвокатскую палату Москвы, в которой попросили лишить его статуса адвоката. Они сообщили, что он нарушил профессиональную этику, Добровинский не раз оскорбительно высказывался в их адрес в СМИ. В итоге Адвокатская палата нашла в действиях Александра Андреевича состав дисциплинарного проступка. Ему грозят три вида взыскания: вынесение замечания, предупреждения или лишение статуса.

Адвокат Киркорова потребовал у малолетней дочери 420 тысяч долларов

Девочка собирается продавать свои игрушки, чтобы рассчитаться с любящим отцом

Знаменитый адвокат Александр Добровинский, представлявший интересы Филиппа Киркорова, Анастасии Волочковой и многих других медийных персон, в силу своей профессии не раз разбирал чужие семейные скандалы. Но в собственной жизни возможность таких конфликтов всегда отрицал. Он уверял, что у него с родными царят взаимные любовь и согласие. И вдруг как гром среди ясного неба — на интернет-портале Life.ru и еще в ряде сетевых СМИ появилась информация о его судебных разбирательствах со своей несовершеннолетней дочерью. Причем, как утверждалось, это была дочь вовсе не от его жены Марины, с которой он прожил много лет, а совсем от другой женщины.

— Думаю, желтая пресса знает мою жизнь лучше, чем я сам, — заявил нам в ответ на просьбу о комментариях Александр Андреевич. — Поэтому все вопросы нужно адресовать к ней. Ни объяснять, ни оправдываться перед желтой прессой не вижу никакого смысла.

С большим трудом мы разыскали Любовь — маму той самой девочки, с которой судился Добровинский. Она тоже не изъявила желания обсуждать взаимоотношения с адвокатом. Но некоторые подробности этой скандальной истории нам все-таки выяснить удалось.

— Недавно дочери Полине исполнилось 10 лет, и, хотя денег на ее содержание отец не выделяет, в суд на алименты я не подавала, — ответила на наши вопросы Любовь. — Понимаете, Добровинский — человек публичный, любые судебные иски с его участием освещались бы в прессе, и я не хотела травмировать психику ребенка. К сожалению, иск прилетел с той стороны, откуда не ждали, и оградить дочь от шумихи не удалось.

В 2014 году Добровинский оформил в собственность Полины 90 процентов квартиры на Воробьевых горах. При этом 10 процентов он оставил себе. Мотивировал это желанием обезопасить дочь от мошенников, которые могут позариться на ее жилплощадь. Но, видимо, теперь ситуация изменилась. И он подал в Никулинский суд иск к дочери с требованием вселить его на принадлежащие ему 15 квадратных метров.

Ради получения решения о вселении Добровинский даже отказался от жены Марины, которую в течение 20 лет называл единственной любимой. Утверждал в суде, что она ему не жена, а просто друг. А его представители заявили, что Марина была «женщиной для выходов в свет» — чем-то типа «бороды». Это просто редкий цинизм — ради квартиры предать свою семью, все свои так усердно афишируемые ранее ценности.

Вокруг маститого адвоката всегда вьётся множество алчных дам (слева — гражданская супруга Марина)

Эксклюзивная недвижимость

— Добровинский был уверен в своей победе, — продолжает Любовь. — Думал, что, только услышав его фамилию, в суде все «сделают ку», как в фильме «Кин-дза-дза». К его неудовольствию, Никулинский суд в полном объеме отказал в удовлетворении его требований.

Но Добровинского это не остановило. Не успели опубликовать решение суда, как на имя дочери от него пришло письмо, в котором он предложил ей выкупить его долю в квартире за 420 тысяч долларов. Таких цен за 15 «квадратов» нет ни в Москве, ни в Нью-Йорке. Реально эта площадь стоит в разы меньше. Но это же доля Добровинского. Соответственно, это эксклюзивная недвижимость, и цена назначена, как на часто посещаемом им аукционе «Сотбис».

Причем в случае, если дочь в течение месяца не заплатит назначенную сумму, любящий отец оставил за собой право продать свои 10 процентов другому лицу. То есть теоретически в квартире в ближайшее время может оказаться какой-нибудь цыганский табор. Похоже, великого адвоката совершенно не волнует ни психологическое состояние ребенка, ни нарушение его прав как несовершеннолетнего.

Вдобавок к этому Добровинский отправил официальную бумагу в ТСЖ с просьбой возместить ему расходы на содержание жилья, которые он оплачивал за дочь последние три года. Сумма расходов составила около миллиона рублей. В общем, долги ребенка перед отцом растут как на дрожжах.

Добровинский — богатейший человек. Он всегда хвастался своими уникальными коллекциями произведений искусства, крутым «Роллс-Ройсом», огромным офисным зданием в Последнем переулке, квартирой на Арбате площадью 220 квадратных метров и выкупленной им дачей Любови Орловой на двух гектарах земли во Внуково. И с его стороны крайне недостойно так издеваться над собственным ребенком. Полина вместе с одним мальчиком в школе открыла сайт. Собирается продавать свои поделки, чтобы собрать денег, сколько нужно. Это было бы смешно, если бы не было так грустно.

Александр Добровинский: суд да честь

Чтобы попасть на прием к Александру Андреевичу Добровинскому, нужно пройти по головам вождей. В буквальном смысле: путь в покои самого известного адвоката Москвы устлан коврами с портре­тами Ленина, Сталина и Молотова. «Забавно наблюдать, как равнодушно ступают по коврам молодые и в замешательстве переминается с ноги на ногу старая гвардия», – улыбается хозяин офиса в Последнем переулке. Офиса чуть более роскошного, чем вправе ожидать его небедные посетители. Ар-деко пополам с соц-артом: контраст бежевого и черного лака, множество картин и стеллажи, в которые коллекционер Добровинский отселил давно не влезающих в квартиру фарфоровых трубачей и палехских красноармейцев. «Видите ли, я законченный гедонист. И коль скоро провожу на работе большую часть жизни, то хочу, чтобы мне здесь было хорошо. Я вообще все делаю ради удовольствия. В том числе беседую с вами. Но как только мне это надоест, я вам честно об этом скажу». Эти слова я слышу примерно на второй минуте разговора. Стоит только включить телевизор, сразу понимаешь: нет сегодня адвоката более востребованного. Джентльмен в бабочке вызволял из тюрьмы экс-владельца «Арбат Престижа» Владимира Некрасова. В деле о наследстве застреленного Шабтая фон Калмановича защищает интересы его старшей дочери Лиат и супруги Анны. По сей день обороняет кошелек уральского сырьевого олигарха, чьи измены бывшая жена оценивает в сумму с девятью нулями. Но всенародный резонанс получили дела двух отцов, на полном серьезе считающих, что жить с матерями их детям вредно и даже опасно. Руслан Байсаров подписал с Кристиной Орбакайте мировое, по которому одиннадцатилетний Дени остается с ним. Сенатор Владимир Слуцкер на момент сдачи номера тоже получил право жить с Мишей и Аней. Теперь супругам предстоит определить порядок общения с детьми и разделить имущество. Мне не дали возможности выступить в суде, – удивляется Валентин Юдашкин. Модельер находится в щекотливом положении – его добрыми знакомыми и клиентами долгие годы являются и сам адвокат, и Ольга Слуцкер. – Ужасно, когда детей изолируют и ставят в ситуацию выбора. Я бы выступал за то, чтобы и мать, и отец для начала имели возможность общаться с детьми. Я видел Добровинского в деле Байсарова. Тогда компромисс был найден. Думаю, Александр Андреевич и сейчас сделает все возможное». Компромисс – это хорошо, но в глазах многих адвокат Доб­ровинский навсегда останется человеком, отбирающим детей у матери. Смущает ли его подобное клеймо? Нисколько. «Люди, которые так рассуждают, не мои клиенты. Я выполняю свою работу, и мне абсолютно все равно, кого представлять. В бизнесе нет эмоций. Если я вижу, что смогу помочь, – берусь. Нет – так нет». В доказательство того, что он вовсе не проотцовский адво­кат, Добровинский рассказывает, что выступал на стороне супруги основателя «Ренессанс Капитала» Тины Дженнингс и жены алюминиевого короля Льва Черного Людмилы. И у обеих дам все в шоколаде. А не далее как вчера к нему обратился врач из Института Склифосовского с зарплатой в шестьдесят тысяч ­рублей: «К нему ушла жена одного богача, и он бьется за то, чтобы двое детей остались с ней. Деньги нашел только на консультацию и попросил дать дельный совет, чтобы самому вести процесс. Я буду защищать его бесплатно». Я замечаю, что по идее к Добровинскому должен был примчаться не врач, а олигарх. «А он наверняка и придет. Но одна из заповедей адвоката – если человек мне что-то рассказал, я не имею права даже выслушивать другую сторону». Зато сразу после процесса Слуцкеров Александр Андреевич принял заманчивое предложение некоего бизнесмена: «Он будет платить мне энную сумму в месяц за то, чтобы я никогда против него не шел». Добровинский может сколько угодно говорить, что в этом деле у него не было эмоций, а его соперников эмоции захлестывали. Но попавшие на закрытые заседания подруги Ольги Слуцкер – Светлана Бондарчук, Альбина Назимова, Юлия Бордовских – в один голос утверждают, что суд превратили в фарс. Шутил и сенатор, и его защитник. Например, когда ныне покойный адвокат Ольги Гералина Любарская попросила отложить рассмотрение дела по причине своего ухода в отпуск, Добровинский заметил, что отпуск, вероятно, декретный, и па­уза затянется на девять месяцев. Гералине Владимировне было шестьдесят девять лет. «Покойная госпожа Любарская прямо в суде обращалась к мо­ему клиенту не иначе как рогатый сенатор. Она хотела вывести его из себя, – объясняет Добровинский. – В тот день процесс уже закончился, и мы просто обсуждали дату следующего заседания. Любарская сказала, что уходит в отпуск. Это был тактический ход – ей важно было выиграть время. Ну я, естественно, не удержался. Шутка была хорошая, и я за нее держусь. Но то, что Гералина Владимировна умерла, – трагедия». Кое-кто из коллег по цеху винит в этой трагедии лично Добровинского. Но и этим его не сбить: «Своей вины я не чувствую. Думаю, она понимала, что проиграет». В профессиональной среде мнения по поводу Александра Андреевича весьма противоречивы. «Юридическое сообщество в первую очередь оценивает выстраивание правовой позиции, умение аргументировать политику неразглашения и наоборот – здесь у Добровинского явные пробелы, – на условиях анонимности комментирует один из известнейших столичных адвокатов. – Но его способность «пробивающей» структуры и готовность идти напролом бесспорны. Объективно он достигает результата». «Профессия защитника полна искушений, но необходимо помнить, что существует нравственная планка, ниже которой он не имеет права опускаться, – считает Сергей Владимирович Березовский, отец Ольги Слуцкер, ветеран адвокатуры с полу­вековым стажем. – Вынужден констатировать, что Александр Добровинский попросту игнорирует этический кодекс». Вряд ли в деле Слуцкеров пробивной ресурс Добровинского был мощнее, чем у сенатора, который приезжал в суд как к себе домой – ворота на служебную территорию ему бегал открывать судебный пристав. Но в публичных делах обрамление, дымовая завеса порой важнее сути. И вот тут Добровинский выступил во всей красе. Он принял огонь на себя и вывел из-под удара клиента. Эпатировал, ерничал, бросался телефоном, складывал два пальца в знак Victory. Даже, как утверждают очевидцы, намеренно ковырял в носу. За эмоциями скрывался холодный расчет. И это сработало. «Против меня с помощницей в какой-то момент действовали девять адвокатов. И все они сосредоточились не на том, чтобы выиграть процесс, а чтобы разорвать адвоката Добровинского. Эти люди записывали каждое мое слово. Порой доходило до абсурда. Такой пример: судья запретила нам пользоваться мобильным телефоном. Я сижу и отправляю sms. В этот момент кто-то говорит: «Выгоните из зала Добровинского, он пользуется телефоном». Язык мой известен, острота мышления тоже. Я отвечаю: «Телефоном я не пользуюсь. Я подсчитываю гонорар, это счетная машинка». Противники замешкались, проходит минута, и вдруг вскакивает адвокат Ольги Сергеевны господин Коблев и ни с того ни с сего кричит: «А я больше зарабатываю, чем Добровинский!» Судья смотрит на него, выпучив глаза, – что, куда, зачем? Понимаете, целая команда хотела выиграть у меня и де-факто у Володи – для меня это лучший комплимент за всю мою карьеру». Мы встречаемся вечером пятницы, и Добровинский одет в casual friday: темно-синий трикотажный жилет, твидовый пиджак, клетчатая рубашка с вышитыми личными инициалами на манжетах. Даже пестрая бабочка, которую он надел много лет назад, чтобы не выделяться – ибо в Америке и Франции бабочки носили все служители Фемиды, – и та улетела, освободив место не менее прекрасному шелковому платку. «Я не устаю повторять своим подчиненным следующее. Во-первых, вы должны торговать лицом на светских раутах. Во-вторых, вас ­должны запомнить. Вензеля, часы, бабочка – не важно». В-третьих, не учите кодексы на­изусть – лучше компьютера законы не знает никто. И наконец, не подстраивайте ситуацию под закон, как это делает девяносто девять процентов коллег. Надо подстраивать закон под ситуацию, как меня учил Соломон». Соломон Шварцман – нью-йоркский адвокат одесского происхождения, за которым Добровинский, приехав в Америку, бесплатно носил портфель. Именно этот старичок направил настойчивого альтруистичного юношу на юридические курсы. А позже поспособствовал его поступлению в авторитетную парижскую бизнес-школу INSEAD. Здесь, впрочем, возникает некий затык: в адвокатской среде Добровинский слывет человеком без специального образования. Более того, его упрекают чуть ли не в том, что он присочинил себе гарвардский диплом. Так был ли Гарвард? «Шел примерно 1994-й год, и я в интервью журналисту объяснял, что получил MBA в INSEAD. Меня спросили, что это, и я для наглядности ответил: «Это как Гарвард». И вот с тех пор это застряло в головах», – объясняет адвокат. Образование – не единственный спорный пункт в его биографии. Добровинский – личность мифологизированная. Почему? Он, конечно же, говорит, что обо всех успешных людях слагают легенды, и виной всему зависть. Несомненные актерские способности Александра Андреевича уходят корнями в начало семидесятых, когда он отучился четыре курса на экономическом факультете ВГИКа. В кинематографию юноша отправился за компанию с другом и против воли семейства, которое видело в нем надежду отечественной биохимии. «А я пришел во ВГИК, повстречал в фойе знаменитого оператора Бориса Волчека и легендарного «Чапаева» – актера Бориса Бабочкина. А еще там ходила актриса Александра Хохлова, жена основоположника монтажа Льва Кулешова. И так мне все это понравилось, что я взял и поступил. Узнав об этом, мама сказала: «Ты безнадежен, Саша, – я уезжаю из этой страны». Мама-балерина навсегда отбыла во Францию, оставив сыну в пользование роскошную двухкомнатную квартиру на улице Горького. И начались будни золотой молодежи: машина-«копейка», во­лосы до плеч, вельветовый пиджак, клеша, сабо, пятьсот долларов в триместр от мамы и студенческий билет, по которому в Дом кино можно было водить лю­бую приглянувшуюся ба­рышню и во время просмотра «Кабаре» сажать ее к себе на колени. На четвертом курсе из Сашиного почтового ящика выпали два письма. Одно, от мамы, пахло «Шанелью» и приглашало на постоянное место жительства в Париж, другое звало в военкомат. «Я пошел, и какой-то майор сказал мне: вам выпала честь – вас приписали к морфлоту. А это три года службы. Аргумент, что моя еврейская мама считала: тонут только те, кто умеет плавать, и плавать меня не научила, впечатления не произвел». Через месяц Добровинский приземлился в аэропорту Шарля де Голля. В Париже он свел знакомство с известным питерским адвокатом Львом Адольфовичем Арансоном, который рассказал ему все про то, кем надо быть. А заодно, будучи крупным коллекционером, приобщил к антиквариату: «Я стал спекулировать. Много читал, потихоньку начал разбираться в предмете. ­Поскольку я прирожденный маркетолог, то покупал вещи, которые на тот момент не были востребованы. А потом на них начиналась мода». Так была собрана и за баснословные деньги продана дебютная коллекция опиумных трубок – они здорово взлетели в цене после фильма «Однажды в Америке». Туда, в Америку, Добровинского тянули два обстоятельства: любовь и уверенность в том, что это земля обетованная. Путь к американской мечте, как водится, лежал через стоянку такси на Манхэттене. Оборот составлял двести долларов в день: семьдесят шло на аренду машины, три­дцать на бензин и еду. Оставалась сотня, которую Саша складывал на будущую уч:). Спал в машине, душ принимал на вокзале и сам себе напоминал кумира детства Д’Артаньяна: ни копейки денег, но все прекрасно. Однажды он открыл телефонную книгу Нью-Йорка. Нашел ­двенадцать Добровинских: восемь адвокатов, трех врачей и одного раввина. Позвонил первому адвокату и сказал: «У меня тоже фамилия Добровинский, но я не хочу денег. Я хочу угостить вас кофе». «Он совсем не говорил по-русски. Сначала отнесся ко мне с опаской, но постепенно проникся и, когда узнал, что у меня родственники в Одессе, сказал: есть один серьезнейший адвокат с билдингом на пятьдесят какой-то стрит. Он тоже из Одессы и говорит по-русски. Через некоторое время меня познакомили с этим самым гуру адвокатуры. «Я сделаю из тебя человека, но деньги ты будешь зарабатывать сам», – пообещал Соломон. Добровинский продолжал водить машину, чтобы сводить концы с концами и бесплатно носить за патроном портфель. В Штатах, как известно, все являются узкими специалистами чего-то. Тюрьмы Александру не понравились: там плохо пахло и они находились далеко от Нью-Йорка. Перспектива сидеть в госпиталях и совать в гипс пострадавших визитные карточки тоже не прельщала. Заинтриговало самое сложное из возможного – морское право: гремучая англо-португальско-голландская смесь терминов, которая в страшном сне не приснится. Вскоре было выиграно первое дело и заработаны первые сто пятьдесят тысяч долларов. И Соломон Шварцман вызвал своего протеже на ковер: «Так, где ты там живешь? В Бруклине? Чтобы я этого не слышал. Переезжай в Верхний Ист-Сайд, в район семидесятых, езди на BMW, носи рубашку белую или голубую, галстук только желтый или лучше бабочку с желтой искринкой». Был выдан список ресторанов, где надлежало регулярно предъявлять лицо, и список магазинов вроде Ralph Lauren, где положено было одеваться. Ручка должна была быть Montblanc, портфель дозволялось выбирать самому – главное, чтобы не из крокодиловой кожи, потому что это моветон. И снова его вызвал Соломон. «Ты знаешь, я в тебе не разочаровался. Ты не идиот. Из тебя вырастет человек. Но поскольку ты при­ехал из красной России (Советский Союз он выговорить не мог) и бизнес-навыков у тебя нет, тебе нужно получить MBA». В 1983-м Александр вернулся в Париж и поступил в INSEAD: «Уч:) была безумно дорогая, в конце у меня не было денег даже купить карандаши». Зато выпускника с радостью наняла крупная юридическая компания. Одним из ее клиентов был женевский миллиардер опять-таки одесского происхождения, хозяин Inter Maritime Bank – Bank of New York Брюс Раппопорт. Он-то, поработав с Александром, и произнес судьбоносную фразу: «Я плачу твоей вшивой конторе десять тысяч в день за работу, которую делаешь ты один. Давай я буду платить тебе три, и ты пере­едешь в Женеву». Раппопорт много летал в Россию: говорил, что на бардаке всегда можно заработать хорошие деньги. И Александр под слезы бывшей жены Лены, с которой сегодня находится в замечательных отношениях, из Швейцарии в итоге переехал в Москву. В столице Добровинский гордо объявил, что он корпоративный адвокат. Коллеги-юристы с окладом в шестьдесят рублей в месяц сильно удивились и спросили, кто это. ­Пускаться в объяснения в начале девяностых было бесполезно. Александр активно тусовался, проедал все, что заработал с Раппопортом, и складывал чемодан, чтобы вернуться к жене. «Однажды в двери квартиры, которую я снимал у хокке­иста Фетисова, постучал здоровый дядька. Спросил, знаю ли я, что такое толлинг. Я сказал – знаю. И тогда он спросил: «А можешь со мной слетать в Красноярск и рассказать пацанам? Сколько это стоит? Я прикинул, сколько это должно стоить на Западе. Первого клиента упускать не хотелось. И сказал почему-то по-английски: «Five, OK?» Он переспросил: «Пятьдесят тысяч долларов? Годится». «Здорового дядьку» звали Михаил Черной – на пару с братом Львом они контролировали серьезную часть алюминиевого сектора России. Добровинский полетел в Красноярск и так познакомился с половиной ныне существующей десятки «Форбса». На него посыпались дела одно другого громче. За полтора миллиона долларов он возвратил Пурнефтегаз Роснефти: «Когда я назвал сумму гонорара, коллеги заахали. Но мне было все равно. Я считал, что социальный статус адвоката в России сильно занижен. И именно я его поднял». Добровинский выступал на стороне Михаила Черного и Искандера Махмудова против «Альфа Груп» в схватке за Нижневартовскнефтегаз (по слухам, на кону были четыреста пятьдесят миллионов долларов). Участвовал в конфликте вокруг Магнитогорского металлургического комбината, где цена вопроса равнялась тридцати процентам акций «Магнитки». Наконец, защищал хозяина нефтяной компании «Биркенхольц» Евгения Рыбина, который вел длительную тяжбу с всесильным тогда ЮКОСом. «Однажды в публичном месте ко мне подошел очень известный московский человек, достал пистолет, приставил к моей голове и сказал: «Рыбина, считай, уже нет, а ты будешь следу­ющим. Зачем тебе это нужно?». Я испугался за своих двух дочерей. Пришел домой – никогда не забуду ту ночь – и сказал Марине, что нам придется уехать. Марина задала только один вопрос: «Сколько у меня времени, чтобы собрать чемодан?» Ни куда, ни почему. Первым же рейсом мы вылетели в Болгарию, потом в Израиль. Я прожил там до 1999 года и получил гражданство (еще один миф о Добровинском – в прессе пишут, что помимо российского у него еще два гражданства – греческое и французское). Поэтесса Зинаида Гиппиус однажды произнесла гениальную в своей простоте фразу: «Если надо объяснять, то… не надо объяснять». Эта фраза все рассказывает про отношения Добровинского и его третьей жены. «Я сомневался, что мне повезет встретить женщину, которой ничего не придется про себя рассказывать. И вдруг – Марина». Семнадцать лет назад их познакомила будущая теща: «Она обманула Марину, вызвала из Парижа, сказала, что нужно оформить какие-то доку­менты. Моя жена, как все нормальные люди, ненавидит, когда знакомят с прицелом. Едва обман раскрылся, теща, которую я обо­жаю, сказала: не понравится, будете дружить». Через месяц я уже делал Марине предложение. «Наша встреча была похожа на пересечение двух параллельных прямых», – продолжает Добровинский. Оказалось, они жили рядом не только в Москве (он на Тверской, она в Столешниковом), но и в Париже, и в Нью-Йорке. Добровинский гордился, что после стольких лет эмиграции не вставляет в свою вкусную русскую речь слова «шопинг» и «паркинг». И Марина, зная шесть языков, не имеет привычки их смешивать. «Она прошла ту же школу, что и я. Именно такой я представлял женщину рядом с собой. У нее потрясающее чувство такта. Если она заходит в ресторан и видит меня с девушками, она не подходит и даже не здоровается. Знает, что я работаю». Стоматолог по профессии, Марина год назад организовала ­искусствоведческие курсы при аукционном доме Phillips de Pury. По мнению ее супруга, предприятие гениальное с точки зрения маркетинга. ЦУМ, шампанское, лекции после семи вечера, когда основные покупатели магазина кто? Правильно, мужчины… Девочки учатся отличать Гальяно от Сарьяна, меньше занимаются ерундой, меньше капают на мозги. И мужья счастливы. «Сколько у меня еще времени?» – спрашиваю я спустя два часа разговора. «Да сколько угодно», – Добровинский, похоже, забыл про то, как грозил завершить наше интервью при первых признаках неудовольствия. И мы идем смотреть коллекции. Былая гордость, советский агитфарфор нынче отошел на второй план: «Я собрал самую большую коллекцию в мире и успокоился». Теперь все думы Добровинского занимает агитлак – палехские шкатулки, на которых вместо иконописных сюжетов изображено, к примеру, житие Троцкого. А также агиткость – только попробуйте представить себе пропеллер самолета из кости мамонта: один конец выточен в виде летчика Чкалова в шлеме, другой – это Сталин в фуражке, а на лопастях написано «Сталинские соколы – гордость СССР». Но и это еще не все. На подходе новая коллекция. Название пока не придумано, но по аналогии с предшественницами я бы предложила «агитдрагоценность». Скажем, дивная золотая пудреница с эмалью, на которой нарисованы мужчина и женщина в пилотках и с ружьями наперевес. И по-русски: «Не отдадим Мадрид!». – Ставить некуда. Наверное, придется большую дачу покупать после Слуцкера, – сетует адвокат. – Гонорар позволяет? – Дети позволяют все. Вот вы сколько готовы отдать за детей? – Да все, что есть, наверное. – И так говорят все, кто заходит в мой кабинет. – Ну, учитывая количество выигранных судов, вы давно могли бы отойти от дел и спокойно собирать свой агит… – Придется еще поработать. Я хочу, чтобы на моих похоронах дочки и Марина не плакали, а улыбались – читая завещание. __________________________________________________________________________ Источник — журнал Tatler

1. Биография Александра Добровинского

2. Образование

3. Работа

4. Громкие дела адвоката

5. Личная жизнь Добровинского

6. Хобби

7. Имидж

8. Полезное видео

Александр Добровинский — широко известный не только в России адвокат и неординарная личность.

Биография Александра Добровинского

Известный адвокат Добровинский родился 26.09.1954 г.;

Место рождения — Москва;

Мать — Люси Рубеновна Добровинская;

Отец — Абрам Александрович Добровинский.

Отец Александра Добровинского рано ушел из жизни. Мать вышла замуж второй раз за Андрея Богдановича Айвазьянца, который усыновил четырнадцатилетнего мальчика. По словам самого А. Добровинского, в 1972 году он сменил фамилию Айвазьянц на фамилию отца, но не стал менять отчество, с того времени он Александр Андреевич Добровинский.

Он приходится внуком брата известного в свое время поэта Рубена Кусикова, который был знаком с Сергеем Есениным. Прадед со стороны отца был иудеем, толкователем Торы, одесским раввином. Прадедом со стороны матери был ювелир-оптовик.

Добровинский с большой теплотой и любовью говорит о своих родителях и до сих пор помнит все, что они ему советовали.

По словам Александра, в детстве он был веселым и подвижным ребенком, любил забавлять окружающих, шутить и хохмить.

Образование

ВГИК, экономические факультет (не закончил);

парижская школа бизнеса «INCEAD»;

Гарвардский университет США, юридический факультет.

В Высший государственный институт кинематографии Добровинский пошел просто так, как говорится «за компанию» со своим другом. Вся семья была против, родители мечтали о том, что он сделает карьеру биохимика. Юноша проучился во ВГИКе четыре курса.

Вообще, образование адвоката вызывает много споров — говорят, что гарвардский диплом присвоен. Сам Дубровинский объясняет это тем, что в одном из интервью он попытался объяснить журналисту, что такое диплом МВА INCEAD и неосторожно сравнил его с Гарвардом. С этих пор все почему-то стали считать, что он окончил этот американский университет.

Работа

Перед тем как стать успешным адвокатом, Александр перепробовал много профессий:

Официант, администратор ресторана в Париже (1972 год);

Таксист в Штатах;

Стажировка (помощник адвоката) — Люксембург, Швейцария, Италия;

Открытие бюро адвокатов в Российской Федерации (1922);

Руководитель коллегии адвокатов «А. Добровинский и партнеры» в Москве.

Работа представителем правления фирмы «Potok» с 2013 года.

Ведущий на радио, автор публицистических произведений.

Основная работа Добровинского — адвокатская деятельность, причем он чувствует себя «как рыба в воде» во многих отраслях права — гражданского, уголовного, банковского, семейного, корпоративного, наследственного.

Адвокат с большим энтузиазмом занимается бракоразводными процессами и берется только за выигрышные дела — не хочет уронить репутацию. Его причисляют к когорте самых лучших российских адвокатов по такого рода делам.

Громкие дела адвоката

27-миллионное дело было одним из первых, благодаря ему Добровинский стал известным. Швейцарская компания «Noga» требовала от Российской Федерации погасить долг на эту астрономическую сумму, но благодаря Добровинскому проиграла это дело.

В числе его клиентов по бракоразводным делам известные люди:

— Мордашов А., собственник крупнейшего российского производителя металлопродукции «Северсталь»;

— Кушалинский М., редактор журнала «Forbes» на русском языке;

— Слуцек В., предприниматель;

— Байсаров Р., предприниматель и др.

К другим громким процессам можно отнести защиту «короля российской эстрады» Филиппа Киркорова, когда последний избил Яблокову М.; дело Гусевой Е, фотокорреспондента, возбудившей дело против Меладзе В.; скандал, связанный с плагиатом Киркорова у Дидье Маруани (группа «Space») и др.

Личная жизнь Добровинского

Жену Александра Андреевича Добровинского зовут Марина, она закончила медицинский вуз по специальности врач-стоматолог. В настоящее время помогает своему знаменитому мужу.

Интересна история их знакомства, которое произошло в начале девяностых прошлого века. Сначала Александр познакомился с мамой Марины. Марина в то время жила и работала в своей парижской стоматологической клинике. Мама настояла на приезде дочери в Россию и познакомила будущих супругов, которые сразу поняли, что они родственные души. Прошло всего несколько недель, и Марина согласилась выйти замуж за адвоката. Сейчас они воспитывают двух дочерей.

Интересный факт: супругами заключен брачный контракт, если они разведутся, все имущество останется у жены и их общих детей.

Хобби

Добровинский — очень разносторонний и увлекающийся человек:

Советский фарфор;

Лакированные шкатулки;

Тибетская иконопись (средние века);

Старинные фотографии;

Игра в гольф и др.

Имидж

Добровинский А. А. — один из самых эпатажных российских адвокатов. Об этом говорят дела, которые он ведет и его имидж. К примеру, он всегда носит галстук-бабочку и меняет многочисленные очки в разные времена года, а пол его офиса покрыт коврами с изображениями советских вождей.

Все фото принадлежат их авторам